Рейтинг@Mail.ru
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Татарская пословица: .Женщина без мужа - конь без узды.

Хлыновский уезд (чепецкие, каринские татары).

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             

Формирование чепецкой группы служилых татар связано с Арской дорогой Казанского ханства. Следует учитывать также и то, что тюркское население появилось в бассейне р.Чепца задолго до возникновения Казанского ханства, еще в период Волжской Булгарии. Эпитафийные надписи, относящиеся к первой четверти ХIV в., также свидетельствуют, что на данной территории присутствовало тюркское население. В источниках феодальную верхушку населения бассейна р.Чепца именуют чаще всего как «арские князья», или же по названию одного из наиболее крупных татарских поселений края – с.Карино – каринскими татарами. Эпитет «арские князья» ясно показывает, что территория бассейна р.Чепца какое-то время (до 1489 г.) входила в состав Арской дороги Казанского ханства. Здесь же проживало и зависимое от них население, которое в источниках фигурирует как аряне (1489), вотяки или «отяки» (ок. 1505–1509 гг.), «чюваша» (1511 г.), бесермяне (1615 г.). Своего рода столицей каринских татар являлся укрепленный городок Нукрат. Во время присоединения к Московскому государству Вятского края упоминаются «арские князья», которых московские войска «изведоша». Здесь же говорится, что позднее Московский великий князь Иван III «арских князей пожаловал… отпустил в свою землю» [1]. При этом родственные между собой «арские князья» оказались в составе двух разных государств — Казанского ханства и Великого княжества Московского.
По данным шеджере, феодальная знать этого края возводила себя в своих генеалогиях до кыпчакского эмира Бачмана, жившего в Нижнем Поволжье в первой половине ХIII века. Начальная часть родословной «арских князей» выглядит так: Пачман солтан – Балым бек – Калдар бек – Канбар бек – Кара бек. По преданиям, именно при Кара беке каринская земля оказывается в составе Русского государства и жалуется тому же Кара беку царем Иваном Васильевичем, названного в шеджере Калитой. В ряде источников Кара бек (или же Караби) именуется «ханом» или же говорится, что он «державец был»[2].
В источниках ХVI в. достаточно полно отражены представители татарской феодальной знати в Хлыновском уезде. Наиболее ранние документы относятся к периоду княжения Василия Ивановича III (1505–1533. В одном из наиболее ранних источников, связанных с каринскими татарами и датированном 18 декабря 1511 г., в титулатуре Василия III представлены такие формы как «государь всеа Русии и великий князь… Псковский». В то же время в копии другого документа, который связан также со временем правления Василия III, но датированном из-за небрежности переписчиков оригинала 25 июня 7091 г. (по современному летоисчислению 1583 г.), такого рода наименований в титулатуре Василия III нет. Из этого можно заключить, что данная грамота составлена в период между 1505 и 1509 гг., когда в состав Московского государства вошла Псковская земля. Именно в этой грамоте встречается имя Кара бека, данная в форме Карачура. Здесь же указано и имя его отца ― Рамадан [3]. Несколько позднее, в январе 7055 г. (1548 г. ― И.Г.) упоминается и один из сыновей Карачуры Бакшанда (Башканда).
Каким же было положение татарской элиты после присоединения края к Русскому государству? Видимо, после 1489 г. зависимое от татарских феодалов население было отписано от них. Видимо, не случайно в жалованной грамоте Карачуре Рамаданову предписывается «тутошних вяцких отяков писменных и не тяглых… не звати и не принимати». В связи с этим Карачуре Рамаданову разрешалось принимать «ис Казанская земли» призванных им вотяков, которых предполагалось посадить «на Гожанова раменье и на речку на Селлю». Вновь прибывшая группа населения (вотяки, чуваши) оказались под судебной юрисдикцией местных татарских феодалов. Хлыновские наместники московского государя имели право судить подвластное арским князьям население лишь в случаях «душегубства и разбоя с поличным». В случае же судебных споров между зависимым от татарской верхушки населением «с вятчаны, с русью или с татара, з городскими людми или становыми» суд предполагался общий. В остальных же случаях «ведает… и судит» татарский князь. Сбор пошлин с вотяков и чувашей также осуществлялся татарскими князьями. Лишь при царе Федоре Ивановиче в 1688–1689 гг. практика сбора ясака каринскими князьями с подвластного населения была прекращена. Татарские феодалы с этого времени стали жаловаться подобно другим служилым иноверцам денежным жалованьем. Было предусмотрено две статьи денежного жалованья — по 10 и 7 рублей.[4]


[1] Исхаков Д.М. О происхождении «арских князей» и их месте в этнополитической структуре Казанского ханства// Заказанье: проблемы истории и культуры. Казань, 1995. С. 95–96.

[2] ГАОО. Ф. 38. Оп. 1. Д. 204. Л. 162.

[3]. Там же. Л. 76–76 об.

[4] РГАДА. Ф. 1173. Оп. 1. Д. 978. Л. 7–8.