Рейтинг@Mail.ru
2113
Ищу
тебя!
188
Старые
фото
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Татарская пословица: Если золото упадет в грязь, оно не станет из-за этого медью.

Казанский уезд.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Назад

 

После завоевания татарских земель Казанского ханства московский государь стал считаться их полным собственником и принял титул «царя казанского». Прежняя социальная структура населения завоеванного края также была сохранена. После «замирения» территории Казанского уезда правительство «жаловало» новых подданных ясаком. Привилегированные и лояльные к русскому правительству слои (татарские князья, мурзы, тарханы и казаки) были включены в состав служилого населения Московского царства. Они жаловались поместьями и вотчинами, нередко теми, которыми они владели еще «до казанского взятья» или же «по старине». Таким образом, московские власти в 1557 г. пожаловали «старых казаков Юлгуша Бакшандина со всеми угодьи, как было при Магмедеме царе»[1].
В ходе борьбы за независимость Казанского ханства против Московского государства татарская феодальный класс понес значительные потери. Часть была истреблена в ходе войны за Казань и во время последующих восстаний второй половины ХVI века. Так, только в 1555 г. было убито 1560 татарских князей, мурз и казаков [2]. Пленные же казанские феодалы направлялись во внутренние районы Московского царства. Часть вынуждена была бежать в Крымское ханство, Ногайскую орду. Об этом, в частности, говорится в татарской летописи, переписанной Нурмухаметом, сыном Ахметзяна[3]. Части татарских феодалов «были даны вотчины и поместья в подмосковных ближних городах»[4]. По подсчетам Д.М. Исхакова, к 1646 г. в Казанском и Свияжском уездах, основной территории бывшего Казанского ханства, общая численность служилых татар вместе с семьями не превышала 7,5 тысяч человек [5]. Здесь необходимо также иметь в виду, что в данной группе, особенно в Свияжском уезде, значительную часть составили переведенные из внутренних районов русского государства служилые татары и мурзы. Так, в переписной книге Свияжского уезда за 1646 – 1652 гг. среди служилых людей – татар показаны представители известных татарских феодальных родов Енгалычевых, Баишевых, Караевых, ранее проживавших в Мещерском крае, Арзамасском и Алатырском уездах[6]. И хотя имел место и обратный процесс сразу после завоевания Казанского ханства, когда часть татарских феодалов переселили в Мещерский край и другие уезды русского государства, но едва ли он был значителен. В частности, в Мещерский край были переведены татарские князья Кастровы, Аиповы.
Часть служилого населения Казанского у. из-за «бедности» и «скудости» и невозможности из-за этого нести службу, либо из-за перевода их земель в ясачные оказывается в составе ясачного населения. Так, к началу ХVII в. предки известного (когда? время его жизни?) татарского нефтепромышленника и старшины Надыра Уразметова проживали в д. Большой Менгер Арской даруги Казанского уезда. Здесь среди жителей по писцовой книге 1602–1603 гг. показаны служилые татары Янбахта, Янбай и Тлевлеш, владевшие, помимо поместья, бортным ухожьем и кабаком, данными «за службу отцу их Тойгозе»[7]. Потомки Тойгози (Тойгилде) к 1678 г. перешли на жительство в д. Адаево той же Арской даруги (ныне в Кукморском районе РТ). К этому времени они оказались в составе ясачных татар[8], но свои «тарханские» корни не забывали, иллюстрацией к чему является прошение одного из потомков Хасана и Хусаина Асылгузиных Уразки Байбирина о тарханстве. В его грамоте при этом говорится, что «изстари де родственники ево служат… по Уфе в тарханех»[9].
Согласно данным из переписных книг 1646 г., собранным И.М. Покровским, по Алацкой дороге вотчинников и помещиков из мурз, служилых татар и новокрещенов было в 160 дворах 166 человек, детей 279 человек, пасынков 6 человек, внучат 31 человек; по Арской дороге ― в 99 дворах 99 человек помещиков, 151 человек детей, пасынков ― 1, внучат 24, братьев ― 29, племянников ― 18 человек; по Зюрейской дороге ― в 203 дворах помещиков 201 человек, детей ― 296 человек, пасынков ― 8, внучат ― 22, братьев ― 32, племянников ― 9 человек. Помещиков из мурз по всем дорогам значилось 16, из которых 5 с княжеским титулом: «князь Степан князь Яковлев сын Асанов, Ишкей мурза князь Багишев сын Яушев, Кадрек мурза князь Комаев сын Смиленев, Иштеряк и Яштиряк мурзы князь Семенеевы дети Яушева, Москей мурза Байкеев, Кадырмаметь мурза Доскеев сын Яушева, Богдан мурза Исенеев сын Яушева, Кулай мурза Сабакаев Чиникеев, Шигай мурза Сабакаев сын Яникеев, Богулка мурза Семенеев сын Яушева, Москов, Урекей и Исеней мурзы Тогильдины, Ишкей и Кадырмаметь мурзы Яушевы». В Казанском крае владения части татарских помещиков занимали огромные площади, но обеспеченность их крестьянами была недостаточной. Больше всего крестьян было у мурз Иштеряка и Яштиряка Яушевых ― всего 288 человек. Их владения находились по Алацкой и Зюрейской дорогам[10].


 

[1] Писцовая книга Казанского уезда 1602–1603 годов. С. 173.

[2] Галлямов Р.Ф. Расселение татар Предкамья во второй половине ХVI в.// Языки, духовная культура и история тюрков: традиции и современность. Труды международной конференции в 3-х томах. Т. III. М., 1997. С. 47; Губайдуллин Г.С. Материалы к истории классов у татар// Открывая страницы истории (на татарском языке). Казань, 1989. С. 199.

[3] История Татарии в материалах и документах. М., 1937. С. 123.

[4] Вельяминов-Зернов В.В. Исследование. Ч. III. С. 487.

[5] Исхаков Д.М. От средневековых татар к татарам нового времени. С. 232.

[6] РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 433. Л. 1, 32 об., 50 об., 98 об.

[7] Писцовая книга Казанского уезда 1602–1603 годов. С. 180–181.

[8] РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 6453. Л. 723 об–725.

[9] Вельяминов-Зернов В.В. Источники для изучения тарханства, жалованного башкирам русскими государями. СПб, 1864. С. 46.

[10] Покровский И.М. К истории поместного и экономического быта в Казанском крае в половине XVII века. Казань, 1909.