Рейтинг@Mail.ru
1999
Ищу
тебя!
147
Старые
фото
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Татарская пословица: Если на тебя свалится болезнь, и скот твой разграбят.

Романовский и Ярославский уезды.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             

Появление на этнической карте северо-восточной Руси ХVI в. (современная территория Ярославской области) татарского населения связано с пожалованием в удел ногайским мурзам Кутумовым и Юсуповым г. Романова (ныне г.Тутаев Ярославской области). Это событие произошло в конце 1564 — первой половине 1565 годов [1]. Вместе с Эльмурзой Юсуповым и его двоюродными братьями Айдаром и Алеем мурзами Кутумовыми на службу к московскому государю прибыли и «их казаки». Помимо г. Романова царь пожаловал новым подданным и ряд дворцовых сел в Романовском уезде. О размере земельных владений ногайских мурз в Романовском у. дает представление дозорная книга этого уезда за 1616 год. За Сююшем мурзой Юсуповым по этой книге в пяти станах насчитывалось 72 крестьянские деревни и два села[2].
На новом месте уже сами ногайские мурзы верстали своих казаков (служилых татар) поместными и денежными окладами «хто чего достоин». Все доходы с города и пожалованных владений также поступали в полную собственность Кутумовых и Юсуповых. За пожалованные земли ногайские мурзы должны были выставлять на службу 225 человек [3]. В основном военные отряды из романовских служилых татар должны были нести военную службу во главе с московскими воеводами на южных рубежах Московского государства. Так, в 1641 г. романовские татары были высланы на государственную службу в города Москву, Тулу, Яблоков, Белгород, Крапивну и Ливны[4].
Так же как и в Касимове, в Романове был посажен и воевода. На воеводу при этом, помимо выполнения своих прямых обязанностей по управлению уездом, возлагалась и функции надзора над татарскими владетелями. В этом плане интересны наблюдения Станислава Немоевского, доверенного гонца шведской королевы, посетившего в 1606 г. Романовский уезд и заставшего там Эльмурзу Юсупова. С. Немоевский пишет: «Когда однажды мы послали к нему продать некоторые вещи для съестных припасов, он, мужчина уже лет шестидесяти, с грустью сказал нашим: «Вы еще можете вскоре отсюда выехать, по окончании настоящей войны, на которой у меня, у несчастного, убили сына. Но я, прибывши сюда добровольно лет сорок назад, Бог весть, увижу ли еще свою отчизну». Он желал было и далее говорить, но пристав, что был с нами, приказал ему молчать» [5].
Помимо Романовского уезда, ногайских мурз разместили также в Ярославском уезде, в Ростове и Суздали. К 1637 г. ногайская знать отмечена в следующих городах: в Романове — Сююш мурза Эльмурзин сын Юсупов, Барай мурза Алеев сын Кутумов; в Ярославле — Канай мурза Джаналеев сын Шейдяков, Пантелей мурза Касымов, Досай мурза Кантандеев, Солтанай мурза Капланов сын Шейдяков, Корел мурза Чинмурзин сын Юсупов, Девлет мурза Джаналеев сын Шейдяков, Ханмурза Капланов сын Шейдяков, Шахтемир мурза Хотеев; в Ростове — Мустафа мурза Мамаев сын Семендеров, Досай мурза Кангильдеев сын Муратов; в Суздали — Сабанай Асанов сын Кулчюмов. К 1652 г. Романове показаны Джанмурза, Акмамет мурза и Иштеряк мурза Сююшевы дети Юсуповы, Ханмурза Бараев сын Кутумов с братьями. Вместе с размещенными в Ярославле Шейдяковыми, П. Касымовым отмечен и Акманай мурза Бигеев сын Смаилев. В то же время Корел Юсупов, Ш. Хотеев и Д. Кантандеев не показаны [6].
Фамильный состав романовских служилых татар к середине 1670-х гг. был нижеследующим: Айтулушевы (одна семья), Акдавлетовы (2), Аликеевы (из Ярославля, 1), Алтыгановы (1), Аразлеевы (2), Байгильдеевы (5), Баймышевы (2), Бакаевы (5), Бибарисовы (3), Бигильдеевы (1), Биккинеевы (3), Битюковы (1), Булатовы (3), Есекеевы (3), Илбаевы (1), Исенбаевы (1), Исеневы или Эсеневы (4), Ишкараевы (1), Кадырбердеевы (3), Кадышевы (1), Кангуловы (2), Карамышевы (5), Карауловы (2), Карашовы (из Ярославля, 1), Кизынбаевы (1), Киштанаевы (1), Куватовы (2), Курленевы (1), Курманалеевы (3), Майковы (2), Маметевы (1), Мамкеевы (3), Мачаковы или Мочаковы (2), Мусаковы (из Ярославля, 1), Нагаевы (1), Ораковы (1), Сабанеевы (1), Сарыевы (1), Сафаровы (из Ярославля, 1), Сиюшевы (3), Смаилевы (1), Танатаровы (1), Тарбердеевы (1), Таргуловы (1), Токаловы (1), Токсаровы (1), Толбаевы (из Ярославля, 1), Тохпаевы (1), Шайчурины (из Ярославля, 1), Шамратовы (1), Чекмаевы (из Ярославля, 1), Эшметевы (3), Янгильдеевы (7), Янодаровы (из Ярославля, 1), Янчурины (1)[7].
Позднее в связи с политикой христианизации большая часть ногайской феодальной знати, служившей по Романову и Ярославлю была вынуждена принять православие. Многие романовские и ярославские служилые татары в этих условиях старались перевестись на службу в другие края, свободные от религиозных притеснений. Таким образом, часть романовских служилых татар перевелась в Казанский и Уфимский уезды. С романовскими татарами связана деревня Старое Ромашкино (по-татарски Иске Роман) современного Чистопольского района Республики Татарстан. По преданиям записанным Г. Ахмеровым у костромских татар (в его работе они названы мишарями), романовские мурзы и служилые татары «суть потомки золотоордынских мурз, которые были наемно приняты в русскую службу… и имели своих крепостных людей из русских. Потом… выселены в г.Кострому».


[1] Трепавлов В. В. Ногаи в Башкирии, ХV — ХVII вв. Княжеские роды ногайского происхождения (Материалы и исследования по истории и этнологии Башкортостана, №2. Уфа. 1997. С. 58–59.

[2] РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 375. Л. 1 об.–36.

[3] Гурлянд И.Я. Романовские мурзы и их служилые татары. Тверь, 1904. С. 4.

[4] РГАДА. Ф. 131. Оп. 1 (1641 г.). Д. 3. Л. 1–85.

[5] Цит.по: Трепавлов В. В. Ногаи в Башкирии, ХV―ХVII вв. Княжеские роды ногайского происхождения. С. 59.

[6] РГАДА. Ф. 131. Оп. 1 (1637 г.). Д. 1. Л. 31–36; Оп. 1 (1652 г.). Д. 8. Л. 4–5.

[7] РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 8302. Л. 26 об.–52.