Рейтинг@Mail.ru
Уважаемый пользователь! Ваш браузер не поддерживает JavaScript.Чтобы использовать все возможности сайта, выберите другой браузер или включите JavaScript и Cookies в настройках этого браузера
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Извлечение из "Секретной Книги крестоносцев о новом завоевании и сохранении Святой Земли".

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Назад

 

МАРИНО САНУДО СТАРШИЙ

СЕКРЕТНАЯ КНИГА КРЕСТОНОСЦЕВ

О ЗАВОЕВАНИИ И СОХРАНЕНИИ СВ. ЗЕМЛИ

LIBER SECRETORUM FIDELIUM CRUCIS SUPER TERRAE SANCTAC RECUPERATIONE ET CONSERVATIONE

74. — Извлечение из "Секретной Книги крестоносцев о новом завоевании и сохранении Святой Земли".

(Между 1306 и 1321 г.).

Автор "Секретной Книги крестоносцев о новом завоевании и сохранении Св. Земли" (о жизни его см. ниже, в примечании к этой статье) в начале ее прилагает краткое изложение того, как он, 24 сентября 1321 года, поднёс свой труд папе, прочёл ему некоторые отдельные места, что папа ему заметил на это, как папа нарядил комиссию из миссионеров, бывших на Востоке, спросил потом их о результате и, наконец, обращаясь к автору, сказал: "Теперь уже сделалось поздно; оставьте мне рукопись; мы посмотрим ее и потом пришлём за вами". Таким образом, заключает автор, книга и доклад остались у папы".

Далее автор прилагает два свои послания: одно, написанное по-латыни, обращено к папе, а другое, на французском языке того времени, к французскому королю Филиппу IV Красивому. Из них особенно замечательно последнее, ибо оно вкратце заключает существенные черты плана, составленного автором к новому завоеванию Палестины.

__________________

Послание к Филиппу IV Красивому.

Во имя Господа нашего Иисуса Христа, Сына Бога живого! Аминь! Марин Санудо, по прозванию Торселль венецианец, нижайше и преданнейше приветствует Королевское Величество (Royale Maieste), и представляет вам при сем Книгу и карты (Автор присоединил к своей Книге несколько карт и планов, а именно: всего земного Круга (Orbis terrarum), Палестины, Египта, Иерусалима и Птолемаиды. См. первую из них у нас в приложении № 2: "Карта Земного Круга". Она была составлена самим автором "Секретной Книги", для объяснения ее текста, и в первый раз издана Бонгаром в его сборнике: Gesta Dei per Francos. Hannov. 1611. Критический разбор картографических работ Марина Санудо можно найти у Santarem, Essai sur l’histoire de Cosmographie et de la Carto graphie pendant le moyen age etc. Par. 1849, т. I, 181 стр. и след. Мы ограничились в своей копии одним общим очертанием берегов и нанесением важнейших подробностей, чтобы дать тем более ясное и точное понятие о том представлении земной поверхности, которое господствовало в эпоху крестовых походов. Оригинал чрезвычайно испещрён и только с величайшим трудом распознаются в нём отдельные части. Как видно на самой карте, в то время центром земли принимали Иерусалим и около него обводили круг, составляющий воображаемые пределы безграничного Океана; Европа, Азия и Африка лежали как остров посреди этого океана и делились на три части протяжением Средиземного моря к Индийскому морю, которое выступало вперёд Аравийским и Персидским заливами) для [718] завоевания и удержания в своей власти Св. Земли и стран к ней прилежащих. Он утверждает, что Вашему Высокому Величеству нет ничего легче, как сделаться властителем вселенной и вместе попасть в рай, чего не мог достигнуть и Александр (Македонский), хотя и был властелином всего мира. Но для того необходимо исполнить нижеследующие предписания и указания:

Primo, пусть Ваше Величество (que Vostre haulte Seigneurie) озаботится прежде всего изготовлением к заморскому походу или по тому способу, который предложен мною, или иначе и как то заблагорассудится Вашему Величеству: если в настоящую минуту нельзя собрать достаточного числа людей, то на первый раз нужно сделать самое малое, а именно снарядить 10 галер, хорошо вооружённых, с 250 человек на каждой, для охранения моря; а триста всадников и тысячу отборной пехоты отправить для обороны Армении; ибо было бы великим стыдом и потерею для всего христианства, если утратится эта страна.

Secundo, позаботьтесь при содействии нашего святого отца папы отправить своих вестников вместе с его вестниками по всему христианству, объявив, что Святая Земля есть общее достояние верных христиан, и каждый из них будет там принят: соответственно тому, что кто пожертвует, он будет иметь там свою часть, и всякое приношение, сделанное с этою целью, сохранится в месте верном и безопасном и не может быть затрачено ни на что другое, кроме священного похода.

Tertio, не будет ли благоугодно Вашему Величеству вступить в дружбу и компанию с дожем и республикою Венецианскою (avecques le Due et commun de Venise).

Quarto, назначьте за себя начальником армии (capitaine de l’ost) того, кто покажется вам способным к тому, и пусть он следует предписаниям Книги, которую я представляю Вашему Величеству.

Если Ваше Величество исполните все это, то я не сомневаюсь, что с божьею помощью король Роберт, король Фридрих Сицилийский и император Константинопольский окажут вам повиновение' во всем, что сообразно с благоразумием. Этим путём вы завоюете Св. Землю и другие страны к ней прилежащие; и весь остальной мир будет не в состоянии противиться Вашему Величеству, [719] как то вы можете усмотреть из прилагаемой у сего Книги и чертежей.

Относительно первого параграфа Марин Санудо отвечает: если кто-нибудь скажет, что вооружение слишком ничтожно, то знайте, что с божьею помощью оно совершенно достаточно для настоящего предприятия, ибо там, на острове Кипре, Родосе и других островах Романии, найдется до 10 галер хорошо вооружённых и готовых во всякое время выйти в море вместе с вашими. Сверх того, упомянутые острова могут поставить еще 10 галер на короткое время. Далее, там часто сходится большое число купеческих кораблей, которые по временам будут в состоянии вооружить еще 10 галер; это послужит в пользу и самих купцов, потому что с божьею помощью море, таким образом, сделается безопасным. Острова Кипр и Родос могут поставлять для Армении постоянно по 350 всадников, и другие христиане, видя то, окажут со своей стороны помощь. Таким образом, Армения, Кипр, Родос и другие острова будут хорошо защищены и охраняемы, а для султана возможность вторжения уменьшится, и вследствие того он потерпеть большой ущерб. Вместе с тем, все народы франкских христиан, доведённых до отчаяния тем, что ничего не было сделано, снова возымеют большую надежду и щедро будут давать из своего имущества, чтобы помочь Святой Земле. Если же будут медлить, то христиане придут в отчаяние, и все христианство подвергнется большой опасности; особенно это справедливо в отношении заморских христиан, если Ваше Величество не поспешите благосклонно на помощь (n’y met briement remede et aide).

Первая книга.

В первой книге автор ограничивается изложением предварительных мер, которые, по его мнению, должны были предшествовать наступательному движению на мусульман; эта книга состоит из пяти отделов, из которых каждый подразделяется на несколько глав. В 6 главах первого отдела автор говорить о необходимости подорвать финансы султана чрез открытие сообщения с Индией помимо его владений, а именно, чрез земли татар, чрез разведение сахару, шелковичного червя и т. д. в Европе и чрез запрещение вывозить из Европы на Восток металлы, хлеб и строевой лес. В последних четырёх отделах автор еще подробнее развивает план замышляемой им полной блокады мусульманских берегов Средиземного моря, приглашая светскую власть устроить с этою целью флот и прося церковь употребить в дело свое нравственное влияние; в то же время он обращает внимание на Армению, как хороший базис для военных действий и торговый путь в Индию помимо владений султана. Но самую важную часть "Секретной книги крестоносцев" составляет вторая ее книга, где автор переходит от косвенных мер к прямым средствам завоевания и сохранения в своей власти Палестины. [720]

Вторая книга.

Во имя Господа нашего Иисуса Христа сына Бога живого. Аминь!

"Боже, ущедри нас и благослови нас, просвети лице твое на нас и помилуй нас, чтобы мы познали на земле путь твой, во всех народах спасение твое. Да исповедаются Тебе люди божьи, да исповедаются Тебе все люди. Да возвеселятся и да возрадуются народы, ибо Ты судить людей правотой и наставляешь народы на земле. Да исповедаются Тебе люди божьи, да исповедаются Тебе все люди. Земля дала плод свой: благослови нас, Боже, Боже наш. Благослови нас, Боже, и да убоятся Его все концы земли". Псал. 66.

Слава Отцу, и проч. Господи помилуй! Христе
помилуй! Господи помилуй!
Отче наш.

Начинается пролог ко второй книге.

К прославлению того же Господа нашего Иисуса Христа, взываю и молю присноблаженную Деву Марию, матерь его, блаженных апостолов Петра и Павла, блаженного Иоанна Крестителя и Евангелиста, и св. Марка, блаженного Георгия и Николая и все воинство небесное, да просят Бога, чтобы он ниспослал мне благодать к собранию в этой части всего, что относится к чести и славе Его имени, и да возможет она удостоиться внимания Вашей Святости (т.-е. папы), и послужить к утверждению и распространению христианской веры. Хотя для смиренного слуги божьего было бы слишком дерзновенно обращаться так к Всевышнему Богу, но вера и благочестие обращающегося безукоризненны. Ваши святые предшественники всегда устремлялись к возвращению Святой Земли, и пусть все знают, что и Ваша Святость домогаетесь того же, чего следует домогаться всякому благочестивому христианину. Я, Марин Санудо, по прозванию Торселль, сын господина Марка Санудо, прихода церкви св. Севера в городе Ривоалти, из венецианцев, хорошо размыслив, решился написать вторую книгу о делах Св. Земли, еще в 1308 году от P. X. в месяце декабре; она составляет приложение и служит усилением и подтверждением первой книги о средствах и пути к овладению Св. Землею во славу божию и для чести святой церкви и Вашей Святости. Писать же ее я начал в год от воплощения Господа нашего I. X. 1312, в месяце декабре, в городе Кларансе.

Начинается книга вторая,

содержащая в себе пути и средства, которыми может быть просто и удобно завоевана Святая Земля; делится же она на четыре части. [721]

Часть первая

объясняет, составь и устройство христианской армии и имеет четыре главы.

I. О том, что необходимо избрать наместника (capitaneus); какие его условия; скольких он должен иметь советников, и как действовать. Таким образом, если все то (т.-е. меры, предложенные автором в первой книге) составляет основу к потрясению власти Вавилонского (Каирского) султана чрез запрещение сноситься с врагами Креста, что противно и правилам Евангелия, и к возвращению Св. Земли, то затем следует приступить ко второму и также вышеупомянутому делу: а именно, прекратить сношения сухим путём и держать на мор, как сказано, десять или семь галер, которые не пропускали бы ничего ни туда, ни оттуда; Ваша милость предпишет все это и со святительскою мудростью, по вдохновению св. Духа, распорядится, как и когда предписанное выполнять. Когда Ваша Святость сделает свое распоряжение на окончательную погибель султана, то на второй или на третий год запрещения торговых сделок, которые заключались, в противность правилам св. церкви, с его землями, следует избрать человека деятельного, богобоязненного, пользующаяся доброю славою, благоразумная и осторожная, щедрая, мужественного и твердого, любящего творить правду, и который бы соблюдал выгоды христианской общины, ставя их выше своей пользы; он должен снискать расположение и дружбу венециан, с тем, чтобы их вовлечь в свое дело и найти в них помощь и совет. Такому наместнику (capitaneo) будут содействовать во всем 15 тысяч пехоты и 300 всадников, но так чтобы выбытие одного человека заменял другой. Это войско должно содержаться на жаловании у церкви, вместе с кораблями, провиантом и прочим, необходимым для войны, как то следует. Наместник же, которому поручается предприятие, должен быть один, ибо всякое благоустроенное дело требует одной головы. Этот наместник ведёт то войско в прибрежные места Египта: там он овладевает определённою местностью и утверждает свое местопребывание, соответственно инструкции, которая ему будет дана людьми опытными. Там же он содержит свой флот, как морской, так и речной, чтобы иметь возможность делать набеги, когда и куда захочет.

Во второй главе автор советует, на основании опытности и морского искусства венецианцев, составить флот и исключительно из них, или вообще из какой-нибудь одной нации, "ибо, говорит он, национальные различия и несходство нравов, вследствие усилий дьявола, завидующего счастью, могут приводить к вооруженному смятению".

III. О приготовлении флота, провианта и других вещей, необходимые для похода, равно и о сникании дружбы татар. По исполнены всего этого, необходимо, чтобы наместник и его люди на счёт церкви и для ее пользы позаботились о составлении большого [722] флота, и особенно речного, съестных припасов и прочего необходимого для тех, которые явятся с Запада. Тогда, если то будет угодно Вашей Святости, может начаться проповедь Креста, на второй или на третий год; при этом мужественный и многочисленный народ, прибыв туда, найдёт там и провиант, и убежище, и корабли для нападения на неприятеля, который к тому времени утратит свою силу и на сухом пути, и на море. Египтом же можно овладеть по следующему способу: вступив в союз с черными христианами из Нубии и других стран верхнего Египта, они должны напасть на врага со своей стороны, а в то же время пусть выступят татары из стран Сима и из Сирии; почему полезно вести дружбу с татарами и заботливо поддерживать ее подарками, ласками и обоюдными приветствиями. Таким образом, пишущий все это ни малейше не сомневается, что с божьею помощью в четыре или пять лет по приступлении к этому второму приёму земля Египетская подчинится вашему господству, и Ваша Святость будет иметь возможность вручить ее тому или другому лицу или нескольким лицам. И весьма правдоподобно то, что, по завоевании Египта, Обетованная земля не устоит и сама подчинится вашей власти; да и другие земли, прежде принадлежавшие франкам, освободившись от ига сарацин, подчинятся вашему господству: ибо, по усекновении корня, ветви необходимо высыхают.

IV. О величине издержек на содержание упомянутого войска из 15 тысяч пехоты и 300 человек конницы, и о рациональном употреблении их. Если Вашей Святости благоугодно знать, до чего дойдут в год издержки на содержание вышеупомянутых 15 тысяч пеших и 300 конных людей, их кораблей, на съестные припасы и другие необходимый вещи, равно и расходы на поддержание дружбы с татарами, то я отвечу на все это самым положительным образом: в три года оно обойдется в 2 миллиона 100 тысяч флоринов (В подлиннике: XXI vicibus СМ. flor., т.-е. 21 раз 100,000 флор.) (florenuin, золотая монета, которую начали чеканить во Флоренции в 1252 г., и которая, по Дю-Канжу, равнялась 24 цератам, а 8 цератов составляли одну унцию; следовательно, флорин имел весу 3 унции; на одной стороне монеты изображался цветок лилия (fios), откуда происходишь и ее название, а на другой стороне лик св. Иоанна Крестителя, считая флорин в два венецианских гроша (grossus); а именно, 600 тысяч флоринов ежегодно на жалование упомянутым пешим и конным людям, их содержание и другие расходы с целью сохранения дружбы с татарами, причем необходимо один год приравнивать к другому. На флот, дерево, железо и другие материалы, необходимые для постройки жилищ и военных работ, также для ремонта лошадей, которые могут на службе погибнуть или пасть — 300 тысяч золотых флоринов на все три года. Таким образом, итог расходов на три года будет равняться 2 мил. 100 тыс. флоринов, то есть 700,000 флоринов ежегодно, считая вперёд с того года, когда христиане овладеют в Египте каким-нибудь приморским местом, где они [723] могли бы устроить себе жилище и пристанище, так чтобы Ваша Святость могла извлечь большую пользу и из земель египетских, и его вод. О провианте же и кораблях для тех, которые будут приходить с Запада, следует позаботиться сверх того, о чем Ваша Святость и отдаст особый приказ. Если Ваша Святость пожелает знать, нельзя ли сделать этого дела с меньшим числом людей и с меньшими издержками, то я почтительно отвечу на это следующее: принимал в соображение, что военное предприятие требует полного обеспечения, какое только возможно, и что не должно щадить никаких издержек для того; полагая, что Ваша Святость в состоянии вынести такие издержки, и видя, как необходимы люди для обороны укрепления, чтобы иметь силу на море и на реках, я смело утверждаю, что тот, кто будет преобладать на пресных водах и свободно плавать по ним, с горстью людей и в короткое время подчинить себе всю землю. А причина того заключается в том, что большая часть Египта растянута по реке Нилу; это — страна продолговатая и узкая, так что не нужно иметь много сил, чтобы держать се в своих руках, если только кто овладеет руслом реки.

Часть вторая

заключает как опровержение того пути для церковного флота, который предлагается некоторыми, так и очевидное доказательство пользы морского похода на Египет, и имеет десять глав.

I. О том, что церковное войско никаким образом не должно идти сухим путём. Из всего вышесказанного и вышеописанного следует, что нет необходимости для войска следовать сухим путём, как то никогда сделали наши достославные предки. Сухим путём не следует идти, потому что в этом случае войску угрожают многие опасности; дорога длинная и трудная; встречаются различный государства и многообразные препятствия; сверх того, большой недостаток в съестных припасах и прочем необходимым для войска. Быть может, кто-нибудь скажет, что поход брата Петра, но прозванию Пустынника, и Готфрида Бульонского, совершенный сухим путём, удался счастливо; на это отвечаю: их поход был благоприятствуем не человеческою предусмотрительностью и силами, но божественною помощью, и имел счастливый исход, вследствие высшей благодати.

В последующих 9 главах этой части автор подробнее развивает доводы в пользу первоначальная овладения Египтом, чтобы сделать из него базис для дальнейших военных операций; опровергаете тех, которые считали лучшим путём Армию или Кипр, и при этом то ссылается на исторические примеры, почерпнутые им из похода Людовика IX Св., то объясняет свою мысль аллегориями, сравнивая весь Восток с крепостью, для которой Египет служит главными воротами, или, называя Египет деревом, под сенью ветвей которого покоится весь остальной Восток. [724]

Вся последующая третья часть, в 4 главах, посвящена на подробное объяснение, почему для христиан необходимо при устьях Нила устроить военную колонию, на подобие того, как устроилась Венеция при устьях Цо; история Венецианской республики доставляет автору множество доказательств его основой мысли, как несокрушима сила города, владеющего устьем реки, прорезывающей глубоко материк.

Четвертая и последняя часть второй книги составляет самый важный отдел всего сочинения, в котором автор успел развернуть во всем блеске свою разнообразную ученость и практическую опытность, приобретённую им долгими странствованиями и личным знакомством с восточными странами.

Четвертая часть,

содержащая в себе изложение способа, средств и вероятных доводов в пользу счастливого исхода предприятия, и доказательства того, что мусульмане и еретики не будут в состоянии защитить страны; состоит же эта часть из 29 глав.

I. О некоторых доводах против успеха христианского войска и опровержение их. На все вышесказанное, быть может, кто-нибудь возразит и скажет: "Приведенные примеры из истории Венеции действительно убеждают нас, что достаточно указанного числа войска для овладения приморскою частью Египта, и что оно может хорошо держаться там; но из этого не следует, что христиане тем самым могут нанести вред сарацинам или покорить их и победить тем или другим способом. Во-первых, если ты захочешь идти вверх по Нилу с твоим вооружённым флотом, то знай, что река местами до того узка, что неприятель может с того или другого берега забросить огонь на твои корабли, и тем самым сжечь флот вместе с экипажем (cum gente). Во-вторых, сарацины опустеть в руку Нил цепи, сделают запруды (stellatae), набьют сваи (pallotac) или построят мост на судах, как то было сделано у Франколина в округе Феррары; им же все это исполнить тем легче, что они могут укрепить конец моста на одном берегу, а на другом будут держать его наготове для спуска по течению, когда то потребуется, и притом на обоих берегах им можно содержать стражу. Таким образом, когда христиане приблизятся со своим флотом к их цепям или мостам, они отпустят мост с одного берега, и течением реки он сам прижмёт христианские суда к берегу; между тем сарацины, стоящие на берегу, могут весьма удобно перерезать весь экипаж. На все это я имею ответ; начнём с первого пункта: ваше войско будет настолько предусмотрительно и заботливо, чтобы иметь при себе все необходимое для потушения огня, и притом этот огонь, когда его только что бросили, легко уничтожается; и так это вовсе не мешает христианам делать свои нападения. Относительно второго пункта скажу, что если сарацины изготовят цепи, запруды и сваи, то им же придется вследствие того содержать большую стражу и не малое число людей для охранения [725] цепи, запруд и свай, притом на обоих берегах и во многих пунктах, особенно же в рукавах Дамиетты и Раксета, ибо они весьма широки. Но, не смотря на все то, христиане могут смело идти на эти цепи, сваи и мосты вместе со своими кораблями и подъемными машинами (arganis); нужно только избегать времени полноводья и сильного течения; наместник, как человек благоразумный, дождется такой эпохи, когда настанет мелководье, или когда подуют столь сильные ветры с моря и погонят воду его в рукава Нила, так что течение, и без того медленное, почти совершенно останавливается; тогда, пользуясь этим же самым ветром, попутным для себя, он пошлет вперёд лучшие из своих кораблей и самые тяжелые, чтобы удар был сильный, и они вместе с подъемными машинами, на всех парусах, двинутся вверх по течению; толчок, данный ими, будет так действителен, что они пробьют мосты, цепи и сваи, повалят их и разбросают по сторонам; затем они могут плыть, куда им угодно и с божьею помощью овладеют всею рекой; так христиане уже делали, как я слышал, около Дамиетты. При этом надобно иметь в виду то, что когда армия Вашей Святости, состоящая из 15 тысяч пехоты и 300 всадников на жалование, овладеет берегом, то еще до окончания года около неё соберется до 5 тысяч людей без жалования, которые навезут туда съестных припасов и других, необходимых для войска вещей, а потому можно сказать, что всего будет до 20 тысяч человек; при таком же числе, с божьею помощью, нельзя сомневаться в добром успехе вашего войска. .

В следующих главах (II, III и IV) автор опровергает другие возражения своих противников, доказывая, что султан не может отвести Нил в Океан (т. е. чрез Чермное море), чтобы таким образом не уничтожить значение устьев Нила, и что население Египта и Сирии хотя многочисленно, но непривычно к морскому делу. Глава V и последующие, до VIII включительно, посвящены на описание устройства судов, более удобной конструкции для предстоящей войны, и особенного вооружения людей применительно к характеру новой борьбы с неверными. Затем автор переходит к подробной смете содержания армии.

IX. О том, как наместник должен распределить войско и в каком порядке и размере будет выдаваться ему провиант. Сверх вышесказанного Вашей Святости почтительнее докладывается о необходимости того, чтобы наместник христианского воинства или его вождь получил от Вашей Святости строгую инструкцию, и чтобы ему было вменено в непременную обязанность заботиться, особенно о распределении (ad ordinandum) своих людей: наместник или вождь должен разделить как получающих жалование, так и находящихся по другим делам в войске, на тысячи, сотни, полусотни и десятки; каждый такой отряд получает начальника или главу, которому дается такая власть, чтобы он в глазах всех занимал место наместника Вашего Высочества. Но и этого недовольно: необходимо с такою же заботливостью печься о всеобщем продовольствии, как о [726] тех, которые получают жалованье, так и о тех, которые будут сочтены достойными того по своему крайнему и недостаточному положению; особенно следует обращать внимание на то, чтобы тайно и преступно не обкрадывалось войско. Также я считаю хорошим и полезным делом для обеспечения войска, если наместник и его совет допустят, чтобы на каждой галере, кроме общей раздачи, была допускаема продажа всего необходимая в походе, особенно же по части продовольствия и одежды, но по таксе (cum lucro justo); никто не может заниматься такою торговлею, кроме получивших на то дозволение от наместника и его совета. Кредита (credentia) при продаже вещей соразмеряется со средствами лица; после же, при получении жалования, делается расчёт, так чтобы никто не был обманут или притеснён. Вся выручка от подобной продажи обращается в общую пользу армии; во всем же прочем должно следовать специальным инструкциям. В военном деле выше всего строгий порядок.

X. О количестве выдаваемого провианта, и как венецианцы продовольствуют своих наёмников; о числе людей, сроках, веса и меры, и о том, что следует по справедливости. Надобно знать, что в день на человека отпускается полтора фунта сухарей (panis biscocti, откуда новейшее слово: бисквит); в месяц следует считать 30 дней, в году же 12 месяцев, из которых каждый состоит из 30 дней. Таким образом, будет недоставать в году 5 дней с четвертью, зачисляя сюда и високосный год. Сверх того нужно знать, что секстарий (sextarius, род нашего четверика) сухарей весит до 90 фунтов, а из хорошей муки даже 105 фунтов: таким образом у венециан всегда остается в экономии 1/6 часть (т.-е. 15 фунтов). Вследствие того на содержание каждого человека в год, т.-е. в 365 дней с 1/4, приходится - считая секстарий в 90 фунтов — 6 секстариев, 7 фунтов и 10 1/2 унций………. Каждому служащему на жалованье отпускается в день по одной мере вина весом в 1/4 фунта; если фунт помножить на 70, то получим меру, называемую в народе бигонцием (bigontium, бочонок); а 4 бигонции составляют одну венецианскую амфору (amphoram, бочка). Таким образом, у венецианцев в год на человека требуется один бигонций, 21 фунт с 1/4 и 1/16долею фунта. Кроме того, на каждого человека отпускается по одной унции сыра ежедневно, что в год составляет всего 30 фунтов и 5 1/4 унций; и на 30 дней соленой свинины 3 фунта и 3 унции, что в год составляете 39 фунтов и шесть унций с четырьмя скрупулами (sagiis) на человека. Также получаете в день каждый из служащих на жалование сороковую часть одной квартаролы (quartalorae) бобов или других овощей, по венецианскому способу меры. А чтобы дать понятие об этой мере, скажу, что 4 квартаролы составляют одну четвертку, а четыре четвертки один венецианский секстарий. Три венецианских секстария образуют одну солму (solma) в Апулии, как овощей, так и хлеба. Таким образом, в год придется на человека овощей полсекстария, 1 5/40 и 1/4 от 1/40 квартаролы. [727]

Далее автор, на основании расчёта по содержанию одного человека представляет расчёты на содержание 100, 1,000, 10,000 и 100,000 человек, при помощи простого умножения; объясняет способ раздачи поименованного провианта по дням постным и скоромным, и говорит наконец о рыночной цене продуктов того времени.

При всем этом особенно важно знать значение мелкой венецианской монеты: венецианский серебряный грош (grossus) = 32 малым венецианским денариям (Венец. денарий на современная деньги равняется 1 1/2 сантинам франц. монеты (сто сантинов составляют франк, около 25 к. с., а по нынешнему курсу свыше 40 коп.). См. Cibrario, Econ. polit. du moyen S.ge, trad, par Barnaud, II, 232 стр.), так что 7 1/2 грошей составляют 20 малых солодов, а 20 солодов венецианскими грошами=32 фунтам; остальные цифры можно получить чрез умножение. По этой монете секстарий сухарей в 90 фунт, веса стоит 32 1/2 солида, и фунт придется в 4 1/3 денария. Если на человека положить полтора фунта сухарей в день, то это будет стоить 6 1/2 денариев (около 2 1/2 к. сер.; следов. 1 ф. хлеба стоил 1 1/4 коп.); в 30 дней, считая 45 фунт, на человека, выйдет 16 солидов и 3 денария. Амфора вина полагается ценою в 15 фунтов и 15 солидов, что на венецианские гроши делает 9 солидов, 10 грошей и 4 денария; бигонций вина будет стоить 3 фунта, 18 солидов и 9 денариев; но этому расчёту фунт вина = 13 1/2 денариям. В день человеку нужно 1/4 фунта вина (кварта), что стоит 3 3/8 денария; в месяц же на 3 гроша и 5 1/4 денария.

Такой же подробный расчёт автор приводит для свиного мяса и бобов, и затем подводит итог всего суточного содержания человека.

Таким образом, весь расход на содержание одного человека обойдется, считая хлеб, вино, солонину, сыр и бобы, в день на 12 4/5 денария (около 5 коп. сер.); в 30 дней — 12 грошей (около 1 руб. 50 коп. сер.)....

В последующих главах, от XI до XXVIII, автор останавливается на подробных наставлениях относительно всевозможных предметов, необходимых для предпринимаемого похода на Восток: так, он говорит о числе и конструкции судов, которая могла бы придать им ловкость и быстроту движения; о времени срубки корабельного леса и о способах сушки его; о погрузке перевозных судов; об особенностях климата в Египте; об устройстве больниц; о солдатских жёнах; о странах, в которых можно набирать готовых моряков; о численности экипажа и его составе, гребках, музыкантах, инженерах и т. д.; о жаловании; об оружейных фабриках и постройке машин; о вторжениях в неприятельскую землю сарацин и еретиков (т. е. греков); даёт подробное описание Египта и Армении; объясняет, как, по утверждению в Египте, следует приступить к завоеванию Палестины, склонив на свою сторону татар; и [728] наконец, в последней, XXIX, главе приводить целый ряд назиданий во вкусе того времени:

XXIX. Всякая милость и всякий дар от Бога нисходят и без него нет добра. Человек может и знает настолько, насколько то дано ему Богом. Нет сомнения, что вождь и предводитель войска нуждаются в благодати свыше. Во-первых, нужен быстрый ум и великое попечение; быстрый же ум тот, который приводить к хорошей цели. Во-вторых, требуется широкая щедрость, но с сохранением должного порядка; в-третьих, не презирать врагами, но ко всему присматриваться и прислушиваться тщательно, нет ли в чем какого вреда или опасности; в-четвёртых, беречь своих людей и как можно мене ставить их в опасность; сражение принимать только тогда, когда на твоей стороне будут большие преимущества; в-пятых, заботиться обо всем необходимым, и в особенности о провианте, ибо по недостатку хлеба много хороших дел было проиграно. В-шестых, любить людей более чем вещи. В-седьмых, решать вопросы по своему соображению, но так, чтобы причина такого решения была ясна сама собою. В-восьмых, сострадать к другим, и не делать никому того, чего не желаешь себе; особенно заботиться о том, какие корабли примут на себя перевоз необходимых вещей. В-девятых, не упускать важных дел из-за малых. В-десятых, обращать все внимание на обеспечение людей, и какие люди живут на вашей земле; о голодных заботиться больше, чем о сытых. В-одиннадцатых, живительное, хорошее и прочное начало приводить к доброму концу. В-двенадцатых, любите больше общее благо, нежели собственное: тем возвеличился Рим; и делайте, что можете по разуму, а не по силе. В-тринадцатых, всех благосклонно выслушивать, а после решить с немногими. В-четырнадцатых, вознаграждать добрых и наказывать злых: этим распространилась власть римлян; ибо доброе имя лучше многих богатств. В-пятнадцатых, служителей святой церкви уважать и оказывать им достодолжное уважение; даже и с купцами обращаться хорошо" и благосклонно их принимать; за все же ниспосылаемые и ниспосланные милости благодарить Бога, восхвалять и благословлять. Аминь!

Во имя Господа нашего Иисуса Христа, Сына Бога живого и истинного: Аминь.

Важные замечания: Скромность есть мать всех добродетелей, а наглость — мать всех пороков. — Неблагодарность есть палящий ветер, иссушающий источник благочестия, тростник милосердия и реки благодати. — У кого нет сострадания, тот ничего не имеет. — Златоуст сказал: "Мудрость состоит не в том, чтобы знать слово божие, но по слову божию жить". — Скупость есть источник всех зол. — Терпение высшая добродетель. — Что лучше золота? — Яснис. А ясниса? — Смысл. А смысла? — Разум. А разума? — Уменье.... Храбрость без рассудка есть меч в руках безумного. — Аристотель, подходя к горе, на просьбу учеников сказать им мудрое слово, [729] произнёс: "С плачем и уничижением вступил я в мир, живу со страхом, и удаляюсь смущённым в полном невежестве".

Вашей великой власти, Господом Богом дарованной, Марин Санудо, по прозванию Торселль, себя и своих всенижайше и всепреданнейше поручает.

Третья книга.

Третья книга и последняя посвящена автором почти исключительно на историческое изложение дела, и состоит из 15 частей. В первых двенадцати излагается история Палестины, начиная с библейских времени и до изгнания крестоносцев из Азии, по взятии Птолеманды в 1291 году; это — простая компиляция, за исключением 12-й части, где автор говорит о последнем времени борьбы с мусульманами, как современник. Часть 13-я ознакомляете с обычаями татар и их историей; в 14-и части предлагается подробное описание Палестины, и только в последней 15-й части автор, возвратившись к своему главному предмету, снова говорить о средствах к утверждению власти христиан на Востоке, с тою целью, чтобы из несчастных уроков прежних крестоносцев извлечь правила того, чему должно следовать и чего необходимо избегать:

Часть пятнадцатая

содержит средства к удержанию Св. Земли в своей власти, в противоположность вышеизложенным порокам и заблуждениям, и состоит из 25 глав.

I. О том, как необходима военная дисциплина и постоянные воинские упражнения. В предыдущих частях (т.-е. в историческом очерке Палестины и всех крестовых походов от Готфрида Бульонского до взятия Птолемаиды мусульманами) изложены те разнообразные недостатки в нравах и военной дисциплине, от которых так тяжко пострадал христианский народ в земле Обетования. Но понесенное наказание вразумляет; испытанные бедствия в прошедшем спасают от будущих; неудачи научат извлекать пользу; опасности указывают на средства против них; и из заблуждений мы выводим законы жизни и порядка. Прежде всего, мы замечаем, что верные всего более грешили в отношении военной дисциплины, ибо крестоносцы (crucesignati) часто и весьма несправедливо вызывали сарацин, остававшихся спокойными, и эти, при своей многочисленности, разрушали дома, крепости и города. В минуту же крайности христиане не умели скрыть того и отправить послов с мирными предложениями, помня христовы слова, у Лук. ХІV: , Какой царь, идучи на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами? а иначе, когда тот еще далеко, [730] пошлет посольство просить о мире". Особенно так нужно поступать, когда имеешь пред собою врага и деньгами более богатого, и находчивее в хитрости, и свирепее в жестокости, и сильнее оружием и средствами. Такова воля божья, что иногда должно смиряться по грехам, и тут было бы глупо заноситься и не искать мира, как то мы видим на примере Иоакима и Седекии, и на примере второго латинского короля (говоря так, наш автор начинает пользоваться своим историческим очерком судеб Палестины в библейскую эпоху и в эпоху крестовых походов). Случалось и так, что наши в небольшом числе решались бороться с превосходными силами неприятеля, и даже по взятии города не успевали бежать; вследствие того Бендокдар (мусульманский вождь), по завоевании Антиохии, говорят, сказал некоторым из христиан: "О, христиане, вы глупы и слишком неразумны, ибо не умеете вовремя ни сражаться, ни хранить мира, ни искать спасения в бегстве". Потому, по завоевании Палестины, если желают спокойно владеть ею, необходимо, между прочим, заботиться о военной дисциплине и о постоянных воинских упражнениях: пусть всенародно постановят, чтобы читали в школах избранные места из сочинения Вегеция (Римский писатель IV стол, по P. X. и современник имп. Валентиниана II.): De re militari (о военном деле), а также и из других подобных учёных; как древние римляне, так и военные, предназначающие себя для битв, должны постоянно упражняться в действии оружием, чтобы, когда нужно, быть предусмотрительными и осторожными в опасности: "В каждом сражении, говорит Вегеций, не многочисленность, но искусство и обучение доставляют победу". Так Амуций Руф, подавленный численным превосходством даков, приказал нескольким, когда они увидят, что завязалось дело, показаться сзади на холме и прозвучать в рог; действительно, неприятель, подозревая большое число, обратился в бегство. Необходимо постановить под страхом наказания, чтобы все жители Св. Земли или королевства Иерусалимского занимались не менее одного раза в неделю упражнениями в метании пращам и стрельбе из лука, будут ли они в городе, или в лагере. Так, Давид предписывает во второй книге Царств сынам иудейским обучаться луку, ибо он услышал, что царь Саул и Ионофон были ранены стрелками; и великий патриарх Иаков сказал: "Я взял стропу аморрейскую мечом и луком моим". Сцинион Африканский думал, что для победы необходимо, чтобы во всяком сражении принимали участие стрелки, которые тревожили бы неприятеля, обстреливая его издалека. Если же он иногда любил упражнять длинными копьями, чтобы все однообразно и в одно и то же время действовали ими, то потому что это оружие оказывалось весьма часто полезным в бою. Точно также для защиты Обетованной Земли народ христианский должен обучаться ловкости и всеми мерами избегать праздности,- ведущей ко всем порокам. Иезекиил восклицал, говоря иудеям: "Беззаконие сестры твоей, Содомы, гордость в сытости хлеба" (16, 49). Искусство владеть оружием подчинило Риму вселенную, как о том говорить Вегеций: [731] "Что возмогла бы малочисленность римлян против множества галлов и испанцев, хитрости африканцев и благоразумия греков! Опытность в каждом деле придаёт смелость; малочисленное войско, но обученное, способно к победе, а грубая масса — к бегству". Пусть никто не думает, что излишне заниматься военным делом для поддержания правды и защиты отечества. Иероним говорил Бонифацию (римскому префекту Африки V века): "Не думай, что тот неугоден Богу, кто занимается военным делом". Этим занимался и св. Давид, и многие другие праведные того времени; этим же занимались и те, которым блаженный Иоанн Креститель на их вопрос: что делать? отвечал: "Никого не обижайте, не клевещите и довольствуйтесь своим жалованием (Лук. III, 14). Говоря так, он вовсе не запрещал военного дела тем, которым советовал довольствоваться своим жалованием.

II. О том, как полезно в борьбе с неприятелем скрывать свои планы. По словам одного поэта: "Ты потерял случай отмстить врагу, если он это заметил", следует и благоразумным полководцам таить от неприятеля свои намерения. Потому, когда у Метелла Ния спрашивали, что он имеет в виду сделать завтра, он отвечал: "Если бы моя туника могла о том проведать, то я сжёг бы ее". Норций Катон, полагая, что завоеванные им города Испании могут со временем, в надежде на свои стены, возмутиться, писал к каждому поодиночке, угрожая войной, если стены не будут срыты, и приказал отдать письмо всем в один день; вследствие такого секретного образа действия, каждый город думал, что это приказание дано ему одному, и повиновался, не имея возможности соединиться с другими... Подобные примеры наставляют нас, сколько приносить вреда врагу, и себе пользы, уменье полководца держать свой план в тайне. Этим отлично пользуются татары: о них говорит, что они никому не позволяют ни войти в свой стан, ни выйти, чтобы неприятель не проведал их замыслов. Не так действовали крестоносцы по взятии Дамиетты (1219 г.): обнаружив свой план, они были побиты и взяты в плен, а Дамиетта сдалась. И жители Птолемаиды, не умея прибегнуть к хитрости и скрыть свой план, были также истреблены (1291 г.).

Следующие главы, от III до XVI, посвящены автором на исчисление различных хитростей воинского дела, которые он подкрепляет беспрерывно примерами из древней истории, указывая на Александра Македонского, Митридата, Ификрата, Аннибала, Катона, Мария, Сциниона, Помпея, Цезаря, Эпаминонда, даже Астиага и мн. др. Сверх того он учит, как лучше устраивать лагерь, выбирать место для сражения, ставить пикеты, тревожить неприятеля, отступать в порядке, делать засады, не пересекать отступления неприятелю, чтобы не внушить ему отчаяния, как вести осаду, и мн. др. Затем автор переходит к внутреннему устройству будущего Иерусалимского королевства, и начинает с советов самому королю:

XVII. О том, как, по завоевании Обетованной Земли, избрать единого короля. По завоевании Обетованной Земли, следует [732] поставить короля, который повелевал бы всеми, благоразумно и по правде управлял подданными, изгонял и устрашал неприятеля, как о том гласит св. Писание, Второзак. XVII: "Когда войдёшь в землю, которую Господь Бог твой обещал дать тебе, и овладеешь ею и населишь ее, поставь царя (regem), которого изберёт тебе Господь Бог твой". Сказано, именно, одного царя, а немногих, как и выше мы сказали: одного наместника (capitaneus), чтобы тем благоприятствовать миру и единству. Больше всего надобно опасаться несогласий, что легко может случиться по довершении победы, вследствие различия языков, стран, характера и нравов. Когда-то Вавилонский султан сравнивал себя со змеем, у которого много хвостов и одна голова, почему он легко может тащить за собою свои хвосты; христиан же он называл змеем с одним хвостом и многими головами, почему хвост не знает, чьей фантазии (appetitus) должно повиноваться; и Христос сказал: "Никто не может служить двум господам" (Матв. 6, 24). Итак, следует избрать одного, но не всякого, а кого изберёт Господь Бог твой, кто ненавидит неправду, славится добродетелями, ищет полезного, гнушается злым: да будет вторым Давидом, кого все единогласно помазали в Сионе.... Да будет вторым Соломоном, на лицо которого хотела взирать вся земля.... Да будет, наконец, как Иосиф, который направил свой народ к покаянию, перенёс всякие неправды и в те дни укрепил благочестие. Таков должен быть король Иерусалима, чтобы народ христианский возрастал в нём и доблестью, и числом. Прекрасно сказал по этому случаю поэт Антиклодий: "Порядок в мире слагается

По образцу короля; и жизнь правителя больше
Значит для нравов людей в государстве, чем сами законы".

Таким был возлюбленный избранник божий Готфрид (герцог Бульонский); а преемники его сделались данниками султана Египетского и Дамасского.

XVIII. О том, как король должен воздерживаться от всякого излишества и суеты. Как выше мы изложили в нескольких главах пользу военной дисциплины, так теперь нам остается сказать несколько о добрых нравах. Читая внимательно предыдущее (т.-е. первые 12 частей третьей книги), мы часто заметим, что крестоносцам недоставало того и другого. Чтобы сказать коротко, что народ слагается по образцу короля: "Каков правитель страны, таковы и ее обитатели", говорит Екклесиаст, X. И выше мы читали, что "порядок в мире слагается по образцу короля". Постановленный король да не считает себя несвязанным никакими законами, и да повинуется свыше данным заповедям. Сделавшись королём, он не должен увеличивать числа своих лошадей; необходимое число их и всадников для защиты государства не запрещается, но предосудительна в этом отношении та роскошь, которую обнаружил Соломон, державший, как говорят, 40 тысяч жеребцов для колесниц, 12 тысяч верховых и 20 тысяч всадников. [733] Подобное тщеславие запрещается, как тягостное подданным и ненавистное по себе. Таким числом лошадей законодатель дал понятие и об остальном, в чем Соломон превзошёл все: на его стол ежедневно выходило 30 мер лучшей муки и 40 простей; десять откормленных быков, 20 луговых и 100 баранов, не считая оленей, коз и дичи. Он заказал двести круглых щитов из чистого золота и 300 продолговатых для пышности царского дома; их употребляла стража, возлежа у дворцовых ворот... А как все было обременительно для подданных, можно прочесть в св. Писании, III кн. Царств, 12, когда народ восклицал его сыну Ровоаму: "Твой отец положил на нас тягчайшее иго; убавь его нам несколько, и мы послужим тебе". Когда же он отвечал противное и угрожал еще больше, то потерял десять колен и причинил распадение царства. К чему королю служит излишнее вооружение и излишние воины? Когда Платон увидел Дионисия, тирана Сицилийского, окружённым телохранителями, то спросил его: "Какое ты сделал зло, что тебе нужно охранять себя такою стражей?" — "Одна, говорил Сенека Нерону в своём сочинении: Be dementia, неодолимая защита — любовь граждан". Пусть заметят это князья и бароны: если не прилично королю увеличивать число лошадей и всадников для одного блеска, то еще менее дозволено им увеличивать у себя число собак, соколов, обезьян и других редких зверей. Но еще хуже они погрешают тем, что больше привязываются к плутам, нежели к проповедникам истины. Они говорят: дело знатных увеселяться скоморохами и охотой для отдыха, птицами и игрой в кости. Но кто не знает, что все это одно только легкомыслие? Философ Фемистокль говорил: "Правительственные люди (magistrates) должны воздерживаться от игр и всяких пустых увеселений, чтобы кто не подумал, что само государство пустилось в игру".

В следующих главах, от XIX до XXIV, автор говорит подобным же образом о других качествах короля, о воздержании, правосудия, щедрости, уважении к закону и милосердии, приводя постоянно примеры хорошего или дурного из Библии и светской истории; наконец, в последней ХХV главе приводится краткий очерк всей третьей книги, как вывод из всего предыдущего.

Марин Санудо.

Liber secretorum fidelium Crucis super Terrae Sanctae recuperatione et conservatione.


Марин Санудо (Marinus Sanudo или Sanutus) был потомок того самого Марка Санудо, венецианского патриция, который вёл переговоры со Бонифацием маркизом Монферратским об уступке о. Крита в пользу Венеции; оттуда Марк распространил владение республики по другим островам Эгейского моря и удержал власть над ними в руках своей [734] фамилии; это обстоятельство дало случай Марино Санудо часто посещать Восток и изучить его положение в последнюю эпоху крестовых походов. Сам Марин родился в приходе св. Севера, в городе Ривоалти, во второй половине XIII столетия. Его прозвание Torsellus было дано ему за музыкальный инструмент, который он ввёл в церквах Венеции; форма этого инструмента неизвестна. В течение своей жизни Санудо отправлялся 5 раз в Палестину; путешествовал по северу и бывал в славянских землях. В его время пало окончательно господство христиан на Востоке, и кончились крестовые походы. Изучив на месте положение дел, Санудо пришёл к убеждению, что завоевание Палестины предприятие весьма легкое, если приступить к нему без религиозного фанатизма, а с хорошим знанием военного и морского искусства. С этою целью он написал свое ученое рассуждение под заглавием: Liber secretorum fidelium Crucis super Terrae Sanctac recuperatione et conservatione, т. с. Секретная Книга крестоносцев о завоевании и сохранении Св. Земли — названо же оно так потому, что автор считал необходимым сохранить в тайне те меры, посредством которых легко будет достигнуть цели. Он начал писать ее в 1306 г. и окончил в 1321 г., во время пребывания своего в Германии. В 1321 г. Санудо поднес свое произведение папе, а потом королю Франции, Англии и Сицилии, присоединив к тексту 4 географических карты. Эта книга не имела никакого практического применения, именно потому что она была выше идей и средств государственных людей того времени; но, тем не менее, она служит одним из важных доказательств необыкновенного успеха образованности в эпоху крестовых походов, особенно если сравнить проповеди первых крестоносцев с этим учёным трактатом и вместе историческим источником для ознакомления с внутренним бытом западной Европы в конце крестоносной эпохи.

Издания: у Bongars, Gesta Dei per Francos. Hannov. 1611. II, 1-281 стр., с картами автора. — Переводов, сколько нам известно, до сих пор не существует, ни на одном из новейших языков. — Исследования: Kunstmann, Studien ueber Marino Sanudo den Aelteren mit einem Anhange seiner ungedruckten Briefe — помещено в Abhandlungen der histor. Classe der koenigl. bayer. Akad. der Wissenschaften. VII. 1855. 697 — 819 стр., с приложением анализа содержания Секретной Книги.

(пер. М. М. Стасюлевича)
Текст воспроизведен по изданию: История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. СПб. 1887