Рейтинг@Mail.ru
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Семья воюет, а один — горюет.

М. Б. Оленев. «Из истории одной семьи (Жидковы)»

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Назад

 

        М.Б. Оленев
2015 г.

Каждый, кто занимается розыском своих далеких предков, подчас сталкивается с интереснейшими фактами из их жизни, достойных того, чтобы их рассказали. Но рассказывать нужно не саму биографию (хотя и это иногда бывает довольно увлекательно и поучительно). Гораздо больший интерес вызывает методика и результаты поиска: вот постановка задачи, а так она решалась.
И еще. Порой лишь одно неприметное слово, обнаруженное в документе, может добавить к биографии человека целые страницы интереснейших событий.

Я назвал бы этот сборник небольших сюжетов – генеалогическими загадками. Из моего собственного опыта. Надеюсь, что сами «разгадки» (алгоритм) будут полезны любому исследователю.

Где служил ратник Рязанского ополчения в Крымскую войну и после?
Листая метрические книги середины XIX века по селу Алеканову, Рязанского уезда, Рязанской губернии, мне попалась довольно любопытная запись: «у ратничихи Евдокии Фотиевой Рачковой родился сын Гавриил» (18 марта 1856 года). На первый взгляд – ничего особенного: разве что слово «ратничиха» немного разбавила скучную запись, да отсутствие отца у младенца.
Это привлекло мое внимание, я начал подробно разбирать эту тему и вскоре обнаружил в ней немало интересного.
В результате мне удалось составить весьма подробную биографию моего дальнего родственника.
Как отказалось, отцом новорожденного был законный муж Евдокии Фотиевой, Тимофей Игнатович Рачков, 34-х лет от роду - сын села Алеканова крестьянина Игната Иванова и Марии Семеновой. Это выяснилось при обращении к материалам X ревизии 1858 года.
Тимофей Игнатович – мой четвероюродный пра-пра-пра-пра-прадед.
Однако, помимо общей информации о возрасте и родителях, меня заинтересовала еще одна помета: «явившийся из бегов в 1853 году».
Беглый! Ого! Это было уже что-то! Но почему, в чем причина?
Заглянув в предыдущую ревизию 1850 года, я обнаружил, что Т.И. Рачков в 1845 году был отдан в рекруты, но, судя по всему, бежал со службы.
Сколько он в итоге прослужил, прослужил ли вообще и когда именно он убежал – останется неизвестным. Но вернулся Тимофей в родное село спустя 8 (!) лет после призыва. Скорее всего, бежал он уже из части, отслужив значительное время – все-таки скитаться 8 лет по России дело нешуточное. Как правило, стремились бежать из части сразу домой – в лесах долго не засидишься.
Немного о побегах. Бежали тогда многие.
Из истории 14-го уланского Ямбургского полка, дислоцированного в 1830-е годы в Тверской губернии:
«… Бегают, вообще, немного, более осенью и зимой, чем летом, почти исключительно рекрута и по преимуществу уроженцы Тверской губернии… Большая часть беглецов, по прошествии 5-8 суток, добровольно являлась в полк «с повинной»… [1]
… С 1832 по 1842 год в полку случилось 116 побегов… 114 из них совершено … рекрутами Тверской губернии, вследствие тоски по родине и соблазнительной близости родного околодка от места эскадронной стоянки… И замечательно, что когда полк переходил в Литву или в Польшу, начинали бегать жмудяки, латыши, белорусы или поляки; с движением на юг проявлялись случаи побегов преимущественно между уроженцами Украины, Херсонской и Екатеринославской губерний, а с возвращением в Бежецк, опять бегают тверяки, москвичи, новгородцы [2] »
Любопытно, что в солдаты тогда забирали не только самых достойных, но и всяческие «отбросы общества». Так, на укомплектование Белостокского пехотного полка в 1835 году поступило 116 бродяг и преступников, что составило 21% от общего количества призванных, а в следующем – 145 человек (28%) [3] .
Отсюда следует, что Т.И. Рачков служил, скорее всего, в части, дислоцированный на территории Рязанской губернии. Мало того, в родных местах – т.е. близ села Алеканова.
И мне известен такой полк. В 1842-1847 и 1851-1853 годах на зимних квартирах в Рязанской губернии располагался Московский пехотный полк. Как правило, 1-й батальон квартировал в г. Спасск, 2-й – в Михайлове, 3-й – в Зарайске, 4-й и штаб полка – в Рязани, роты по окрестным деревням (как раз то, что нам нужно).
Из истории 65-го пехотного Московского полка:
«… тогдашние солдаты всех полков вообще, а Московского в особенности, были положительно охвачены манией к побегам и не проходило дня, чтобы из какой-либо роты не бежало 2 или 3 человека; жестокие наказания за это шпицрутенами от 400 до 1500 ударов не останавливали отчаянных любителей свободы, а густые непроходимые леса средней полосы России всегда готовы были дать им надежный приют. Таким образом, в 1-й половине 1836 года из полка бежало 102 человека…» [4]
Интересно, целых 3 года после возвращения Тимофей спокойно жил дома (в октябре 1853 года у него даже родился сын Ефим) и даже был записан переписчиком в X ревизию. Поразительно! Его никто не искал, хотя, например, местные церковные власти об этом знали и он не понес никакого наказания! Мало того, рекрутские наборы по селу продолжались и шли своим чередом в 1854 и 1855 годах! И никто не спохватился!
Вероятно, все так бы и шло своим чередом, если бы не Крымская война 1853-1856 годов. Вот тут мы и подходим к вопросу о Государственном ополчении.
В ходе этой войны, главным образом, при обороне Севастополя, русские войска стали нести серьезные потери. И уже к 1855 году перед руководством страны встала задача изыскать источники пополнения действующей армии. Дополнительные рекрутские наборы были малоэффективны. В итоге было решено сформировать ополчение.
29 января 1855 года за №28994 было опубликовано Положение о Государственном подвижном ополчении [5] . Сообщалось, что ополченцы призываются «по чрезвычайным обстоятельствам на службу временную для защиты Веры, Престола и Отечества» и в оставлении его «участвует вся Империя».
Слово «подвижное» означало, что ополчение предназначалось не для местной самообороны, и его дружины могли быть введены в бой за пределами губерний, в которых они формировались.
Избранные в ополчение ратники должны были быть в возрасте от 20-ти до 45-ти лет, ростом не ниже 2 вершков и здоровые.
Главное отличие ополчения от регулярной армии заключалось в том, что оно созывалось лишь до конца войны, и ратникам было обещано возвращение по домам после подписания мира. Ополчение отличалось и своим внешним видом. Ратникам было предписано носить форменную одежду из серого сукна, кресты из желтого металла на головных уборах, разрешалось носить бороды.
Участие в ополчении оплачивалось: cтаршие урядники получали жалование 4 руб. 5 коп., младшие урядники – 3 руб. 80 коп., прочие ратники и нестроевые – по 2 руб. 70 коп. в год.
Рязанская губерния относилась к губерниям «второй очереди» (указ за №28993), т.к. здесь с 15 февраля по 15 марта 1855 года предстоял еще 12-й частный рекрутский набор. Поэтому сбор ратников в ополчение указывалось произвести с 1 апреля по 1 мая [6] .
Интересно, что очередной сын, Гавриил, у Т.И. Рачкова родился 18 марта 1856 года. Анализ дат говорит, что зачат он был, скорее всего, в апреле – а значит, Тимофей уже знал о том, что будет отдан в ратники!
Подвижное ополчение было сформировано в три очереди и достигало численностью около 360 тыс. чел. (335 дружин и 6 казачьих полков).
198 дружин (203 тыс. чел.) 1-й очереди распределялись следующим образом:
 ратники Курской, Калужской, Орловской, Тульской, Рязанской и Пензенской губ. (79 дружин) были отнесены к Южному отделу и должны были направляться в Крым;
 Тамбовской (17 дружин) – отнесены к Восточному отделу и направлялись для охраны побережья Азовского моря;
 Западный отдел составили дружины Смоленской, Московской, Владимирской, Ярославской, Костромской и Нижегородской (64 дружины) – для усиления войск Средней и Западной армий на западной границе;
 Северный отдел (Петербургской, Новгородской, Тверской, Олонецкой и Вологодской (38 дружин)) - для усиления войск в Прибалтийском крае;
 оставшиеся 7 дружин было решено сосредоточить в Московской губернии и впоследствии направить туда, где они будут необходимы [7] .
14-ти дружинам, сформированным в Рязанской губернии, были присвоены номера от 91-й до 104-й. Поскольку Алеканово – это село в Рязанском уезде, расположенное в непосредственной близости от губернского города (в 15 верстах) [8] , Т.И Рачков служил, скорее всего, в дружине, сформированной непосредственно в г. Рязани [9] . А таких бригад было три - №№91, 103 и 104.
Большинство частей ополчения Южного отдела подоспели к театру боевых действий уже после 27 августа 1855 года (т.е. после падения Севастополя) [10] и в боевых действиях участия практически не принимали [11] . Основным занятием ополченцев было строительство укреплений и устройство батарей.
Хотя данные о роде их занятий в научной литературе немного расходятся.
Так, по данным «Рязанской энциклопедии», рязанское ополчение на зимних квартирах располагалось в Екатеринославской и Херсонской губерниях и было включено в состав Южной армии и распределено по полкам: №№91-98 – в Селенгинском, Якутском, Охотском и Камчатском [12] .
Однако, эти полки входили в состав 11-й пехотной дивизии, принимавшей участие во всех боевых действиях в Крыму (сражениях на р. Альме, при Инкермане, осаде Севастополя), т.е. находились в самой гуще событий. А после падения Севастополя полки дивизии не выходили из пределов Крыма и находились на Мекензиевых высотах [13] :
 так, Якутский полк с 29 августа по 10 октября 1855 года простоял на Инкерманских высотах, а с 10 октября 1855 года по 20 марта 1856 года – был расположен на Черной речке. Затем полк выступил на постоянные квартиры в г. Ефремов, Тульской губернии, куда и прибыл 1-го августа [14] ;
 Охотский полк также стоял на Инкерманских высотах, куда 29-го октября прибыл новый Император Александр II, а после заключения мира (18 марта 1856 года) двинулся на постоянные квартиры в г. Задонск, Воронежской губернии [15] ;
 Селенгинский полк 19 апреля 1856 года ушел с Мекензиевых высот, где он стоял бивуаком и 27 июня того же года прибыл в г. Ливны, Орловской губернии [16] .
По данным же Н.Н. Смолина, 91-я дружина несла службу в селе Воскресенском и в Херсоне, а остальные дружины также располагались в близлежащих местах (т.е. на Черноморском побережье и не входили в пределы Крымского полуострова) [17] :
 в Николаеве и селе Воскресенском [18] – 92-я (Зарайская);
 в Херсоне, в селах Явкино и Пески [19] – 93-я (Пронская);
 в Николаеве, в селах Явкино и Пески – 94-я (Спасская);
 в Херсоне и Николаеве – 95-я (Сапожковская), 96-я (Егорьевская) и 98-я (Касимовская);
 в Николаеве - 97-я (Скопинская), 99-я (Данковская), 101-я (Ряжская) и 102-я (Раненбургская);
 в Херсоне - 100-я (Михайловская), 103-я и 104-я (Рязанские).
5 апреля 1856 года, после заключения мира, был издан указ о роспуске ополчения и дружины двинулись домой.
В целом, ополчение, сформированное в 1855 году, не оказало сколь-нибудь заметного влияния на ход войны, не усилило русские войска, и, фактически, не выполнило свою основную функцию. Мало того, из-за тяжелых условий труда и жизни, плохого питания заболеваемость и смертность ратников были очень высоки. Только в гарнизоне г. Николаева с октября 1855 года по конец октября 1856 года умерло 578 человек [20] .
В начале марта 1856 года в 45-ти дружинах, сформированных в Курской, Орловской, Калужской и Тульской губерниях, из 40730 нижних чинов и командиров налицо оставалось всего 21347 человек. Остальные поступили в госпитали, будучи одержимы различными болезнями (поносом, лихорадкой, тифом), которые они принесли с собой из внутренних губерний, где в 1855 году свирепствовали эти повальные болезни [21] .
После Крымской войны в ряду других милостей, объявленных в коронационном манифесте 26 августа 1856 года, население было на 3 года освобождено от рекрутских наборов [22] :
«…II. Рекрутских наборов в настоящем 1856 году и в течение трех следующих за сим лет, не производить, если Бог благословит Нас продолжением твердого мира и никакие чрезвычайные обстоятельства не сделают набора необходимым…»
Отныне все внимание русского царя теперь было обращено на покорение Восточного и Западного Кавказа.
После взятия Гуниба и пленения Шамиля в августе 1859 года завершающий этап Кавказской войны начался в Западной Черкесии, примыкавшей к Черному морю.
Этот этап решено было вести таким образом: черкесы должны были покоряться и переходить на указываемые им места на равнине; в противном случае их оттесняли далее в бесплодные горы, а оставленные ими земли заселялись казачьими станицами; наконец, по оттеснении горцев с гор к морскому берегу, им оставалось или перейти на равнину, под надзор русских, или переселиться в Турцию, в чем предполагалось оказывать им возможное содействие.
В это самое время, в октябре 1859 года, Т.И. Рачков вновь был призван в рекруты в возрасте 38 лет. Дата известна из метрической записи о рождении сына Николая (23 апреля 1860 года): «Того ж села у солдатки Евдокии Фокиевой Рачковой от законного ея мужа, поступившего в рекруты 1859 года в октябре месяце Тимофея Игнатова».
Можем ли мы понять, КУДА ИМЕННО И В КАКИЕ ПОЛКИ мог быть направлен Т.И. Рачков? Попробуем разобраться.
Высочайшим манифестом от 7 Апреля 1859 года за №34339 из временного отпуска были призваны нижние чины «на укомплектование войск гвардии, гренадер, армии и артиллерийских гарнизонов, по штатам мирного времени».
В указе приводилась «Краткая ведомость, показывающая, из какой губернии, куда и в какие войска назначены отпускные нижние чины по Росписанию №2-го» [23] .

В частности, из Рязанской губернии временно-отпускные нижние чины отправлялись в следующие части:

Название губерний и означение рода оружия отпускных Число отпускных Куда и в какие войска отправляются
I. Гвардейской пехоты -
100 - в С.-Петербург, в Отдельный Гвардейский Корпус
89 - в Москву, в Гренадерский Корпус
II. Гренадерской пехоты
100 - в Тулу, в 10-ю пехотную дивизию
61 - в Елец, в 11-ю пехотную дивизию
60 - в Острогожск, в 12-ю пехотную дивизию
III. Армейской пехоты - 1589 - в Кавказскую Армию
IV. Гвардейской пешей артиллерии
10 - в С.-Петербург, в Гвардейскую пешую артиллерию
16 - в Москву, в Гренадерскую артиллерийскую дивизию
IV. Гвардейской конной артиллерии - 2 - в С.-Петербург, в Гвардейскую конную артиллерию
V. Гренадерской пешей артиллерии - 11 - в Саратов, в 6-ю артиллерийскую дивизию
VI. Армейской пешей артиллерии - 25 - в Воронеж, в 4-ю артиллерийскую дивизию
VII. Армейской конной артиллерии - 6 - в Валки, в 6-ю конно-артиллерийскую бригаду
VII. Гвардейской кавалерии - 36 - в С.-Петербург, в Гвардейскую кавалерию
VIII. Армейской кавалерии - 114 - в г. Тверь, в 7-ю легкую кавалерийскую дивизию

XII. Артиллерийских гарнизонов - 88 - в Кавказскую Армию

Как видно, основная масса отпускных из этого перечня (69%) должна была быть направлена на Кавказ, для пополнения Кавказской армии.
Согласно §174 Положения, отпускные нижние чины, призываемые для Кавказской армии из приволжских и ближайших к ним губерний, отправлялись по Волге и Каспийскому морю: из Саратова, Симбирска, Казани, Нижнего Новгорода, Самары и Астрахани. При этом нижние чины из Тамбовской, Рязанской и Пензенской губерний, направлялись в Саратов, в ведение командира Саратовского гарнизонного батальона [24] .
В состав Кавказской армии, переформированной в 1857 году из Отдельного Кавказского корпуса, входили [25] :
 19-я пехотная дивизия (в составе Крымского, Ставропольского, Севастопольского и Кубанского пехотных полков, 19-го стрелкового батальона и 19-й полевой артиллерийской бригады)
 20-я пехотная дивизия (в составе Тенгинского, Навагинского, Куринского и Кабардинского пехотных полков, 20-го стрелкового батальона и 20-й полевой артиллерийской бригады)
 21-я пехотная дивизия (в составе Апшеронского, Дагестанского, Самурского и Ширванского пехотных полков, 21-го стрелкового батальона и 21-й полевой артиллерийской бригады)
 Кавказская Гренадерская дивизия (в составе Эриванского лейб-гренадерского, Грузинского, Тифлисского и Мингрельского гренадерских полков и Кавказского гренадерского стрелкового батальона) и
 Кавказской сводной драгунской дивизии (в составе Тверского, Северского, Переяславского и Нижегородского драгунских полков)
 А также Кавказских (1-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й, 10-й, 12-й, 18-й), Грузинских (1-й, 6-й, 8-й, 9-й, 10-й, 14-й, 15-й, 16-й, 17-й) и Черноморских (1-й, 2-й, 3-й, 5-й) линейных батальонов
 3-го отделения Черноморской береговой линии, Штаба войск Кубанской области, 2-й запасной бригады, 10-й фурштатской бригады, Кавказской гарнизонной артиллерии, 1-го и 2-го Кавказских саперных батальонов и резервного Кавказского стрелкового батальона.
Как правило, рекруты из мурминской волости направлялись в пехотные дивизии (в основном в 6-й пехотный корпус, 17-я пехотная дивизия, Московский пехотный полк) [26] . Мне известен лишь один рекрут из Мурмина, направленный служить в Отдельный Кавказский корпус - в 1855 году Мина Васильев Вареникин был направлен служить в Тенгинский пехотный полк, 20-й пехотной дивизии.
Вероятно, в одну из этих пехотных дивизий и был направлен Рачков.
Таким образом, нам удалось установить, где именно, в каких местах находился Тимофей Игнатович во время Крымской войны и где мог служить рекрутом в последующем.

Дальнейшая его судьба сложилась так. По указу от 8 Сентября 1859 года за №34884 срок службы нижних чинов, вновь поступивших в рекруты, определен в 12-ть лет. Поэтому Т.И. Рачков должен был вернуться в родное село в начале 1872 года. Скончался он 16 апреля 1880 года в возрасте 60-ти лет «от простуды» [27] . В метрической записи обозначен как «отставной рядовой».

Когда был призван в армию в Первую мировую войну?

В 2010 году увидел свет первый дом уникального издания - «Рязанская Книга Памяти Великой войны 1914-1918 годов». Рязань, созданного авторским коллективом под руководством Александра Игоревича Григорова.
Я не был уверен, что кто-то из моих близких рязанских родственников принимал участие в этой войне, но, тем не менее, тщательно проанализировал все имеющиеся в книге списки. Мне повезло: я нашел знакомую фамилию. Участником войны оказался родственник (правда, ну очень дальний – мой семиюродный дед), Тимофей Дмитриевич Жидков (он же Уваров или Уаров).
В алфавитных списках он фигурирует дважды: в первом случае - в «Опросных листах и учетных карточках Алексеевского Главного комитета «Сведения о семьях нижних чинов погибших и пропавших без вести во время войны, начавшейся в 1914 году по Рязанскому уезду» [28] , где он значится как рядовой 78-го пехотного запасного батальона. Во втором - в «Списке солдат, вернувшихся из плена по Рязани и Рязанскому уезду в 1918-1922 гг.» [29] , как нижний чин 64-го пехотного полка. Также указывалось, что он служил с 1915 года и пропал в бою у д. Перкаса-Попеляна 8 июня 1915 года [30] .
Это было громадной удачей – стали известны не только номера частей, но и место, где он участвовал в бою! Т.е., ПОЧТИ ВСЕ ИЗВЕСТНО!
Теперь необходимо было найти недостающие для полной истории звенья, а именно – КОГДА ПРИЗЫВАЛСЯ и ЧТО ЭТО ЗА МЕСТО, где он пропал без вести?
И начинать надо было с самого начала – момента рождения. Согласно метрике, Тимофей Дмитриевич, сын села Муромина крестьянина Дмитрия Кузьмина Уарова и его законной жены Евдокии Ермолаевой, родился 20 февраля 1893 года [31] .
Можем ли мы установить срок его призыва на военную службу?
Да. Согласно «Уставу о воинской повинности» от 1 января 1874 года (п. 11) «К жребию призывается ежегодно один только возраст населения, именно молодые люди, которым к 1-му января того года, когда набор производится, минуло двадцать лет от роду». П. 14 Устава гласил, что «ежегодный призыв к исполнению воинской повинности и назначение на службу по жребию производятся с 1-го ноября по 15-е декабря».
Таким образом, к 1 января 1914 года Т.Д. Жидкову исполнилось 20 лет, и он должен был быть призван к исполнению воинской повинности в ноябре-декабре 1914 года.
В книге Н.Н. Головина «Военные усилия России в Мировой войне», изданной в Париже в 1939 году [32] , приведена таблица, в которой были указаны сроки призыва (число-месяц-год).
Т.Д. Жидков был новобранцем – ранее он не служил, и к 1 января 1914 года ему не исполнился еще 21 год. 21 год ему исполнился 20 февраля 1914 года. Таким образом, он должен был увиться к исполнению воинской повинности в ноябре 1914 года.
Как видно из таблицы, призыв новобранцев в 1914 году проходил лишь однажды (1 октября), а в 1915 году - трижды (15 января, 15 мая и 7 августа).
Соответственно, как новобранец, Т.Д. Жидков должен был быть призван либо 15 января, либо 15 мая 1915 года.
В списках у Т.Д. Жидкова были указаны две воинские части: 78-й запасный пехотный полк и 64-й пехотный полк. Что здесь?
Запасные войска предназначались для обучения новобранцев, формирования новых частей и отправки их на пополнение убыли в резервных и действующих войсках Всего на территории Рязанской губернии в 1914 году располагалось 7 запасных пехотных батальонов: 78-й, 79-й, 208-й, 250-й - в Рязани, 217-й – в Зарайске, 80-й – в Егорьевске и 81-й – в Скопине [33] .
Спустя 23 дня после призыва Тимофей Дмитриевич в составе 64-го пехотного полка участвует в кровопролитном сражении у деревни с непонятным названием и попадает в плен.
Что за полк такой, 64-й пехотный, и что же такое произошло к 15 мая, когда понадобился очередной призыв новобранцев?
К 15 мая 1915 года завершился т.н. «Горлицкий прорыв» - наступательная операция германо-австрийских войск (прорыв на южном фланге Восточного фронта). В результате этой операции части русской 3-й армии Юго-Западного фронта, понеся большие потери, отошли на линию Ново-Място, Сандомир, Перемышль, Стрый, где и перешли к обороне. Германо-австрийские войска, развивая наступление, продолжали продвигаться на северо-восток, выходя в глубокий тыл русским армиям. 3 июня они заняли Перемышль. В ходе Горлицкого прорыва потери русских войск составили более 300 тысяч человек.
Спустя 5 дней, 8 июня 1915 года, Т.Д. Жидков попал в плен у загадочной деревни Перкаса-Попеляна? Где же это место?
В Российской империи населенный пункт с таким названием был один – еврейское местечко Попеляны в Шавельском уезде, Ковенской губернии (в 42-х верстах к Северо-Западу от уездного города при р. Венте (Виндаве)) [34] . Ныне – местечко Папиле, Акмянского района, Шауляйского уезда, Литвы. В 1915 году здесь, на Риго-Шавельском направлении, также шли кровопролитные бои [35] .
Но было и еще одно село Попеляны, в Королевстве Галиции и Лодомерии, на востоке Австро-Венгрии – коронной земли Габсбургов, со столицей во Львове (ныне - Пустомытовского района, Львовской области, Украины). Оно расположено в 34 км южнее Львова.
Где именно, в каком из этих мест, попал в плен Т.Д. Жидков?
Для этого необходимо посмотреть на боевой путь полка. К началу Первой мировой войны 64-й пехотный Казанский Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Николаевича полк дислоцировался в городе Белостоке, Гродненской губернии (Варшавский военный округ) и входил в состав 2-й бригады 16-й пехотной дивизии VI армейского корпуса [36] .
Интересно, что этот полк нашел свое место и в русской литературе. В 64-м Казанском полку прапорщиком служил герой романа А.Н. Толстого «Хождение по мукам» Иван Ильич Телегин.
С 7 января по 4 мая 1915 года VI армейский корпус (ген.-лейт. В.И. Ромейко-Гурко) входил в состав 2-й армии (Северо-Западного фронта).
В результате Горлицкого прорыва и последующих боевых действий на Галицийском фронте сложилась тяжелая оперативная обстановка. Для ее стабилизации в Галицию начали перебрасывать войска. И с мая 1915 года VI корпус вошел в состав 11-й армии (ген. от инф. Д.Г. Щербачев) Юго-Западного фронта [37] .

Таким образом, мы восстановили полную картину событий. Т.Д. Жидков был призван как новобранец в 1915 году и зачислен в 78-й запасный пехотный батальон для обучения. Оттуда в мае был направлен в действующую армию, в 64-й пехотный Казанский полк, который в в начале июня 1915 года в составе 16-й пехотной дивизии VI армейского корпуса принимал участие в сражениях в Галиции. Скорее всего, в первом же бою Тимофей Дмитриевич попал в плен к австрийцам в сражении у села Попеляны, в Галиции.


Ссылки:
[1] История 14-го уланского Ямбургского Ее Императорского Высочества Великой Княгини Марии Александровны полка. 1771-1871, составленная поручиком Крестовским 1-м. Спб, 1873. с. 534.
[2] Там же. с. 620.
[3] История 50-го пехотного Белостокского, Его Высочества герцога Саксен-Альтенбургского полка. 1807-1907. Составил капитан Е.П. Николаев. Спб, 1907. с. 134.
[4] История 65 Пехотного Московского Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича полка 1642-1700-1890. Составил штабс-капитан Я. Смирнов 1-й. Варшава, 1890. С. 386.
[5] Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Том XXX. Отделение первое. 1855. С. 86.
[6] Там же. с. 85.
[7] Дубровин Н.Ф. Восточная война 1853-56 гг.. Обзор событий по поводу сочинения М.И. Богдановича. Спб, 1878. с. 474.
[8] Рязанская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года. Издан Центральным статистическим комитетом Министерства Внутренних Дел. Спб, 1862.
[9] Рязанское ополчение в Крымской войне//Рязанская энциклопедия (справочный материал). Том 13. Рязань, 1993. с. 101.
[10] Смолин Н.Н. Дружины Государственного подвижного ополчения 1855-1856гг.// Русский сборник: Исследования по истории России. М., 2009. Т. VII. с. 328.
[11] Так, в последних боях за Севастополь приняли участие 12 дружин Курской губернии (три из них в полном составе, остальные – отдельными командами по 500-200 ратников).
[12] Начальник ополчения – генера-майор Е. Павленков//Рязанская энциклопедия (справочный материал). Том 13. Рязань, 1993. с. 102.
[13] Восточная война 1853-1856 годов. Сочинение генерал-лейтенанта М.И. Богдановича. Том IV. СПб, 1876. с. 204.
[14] Материалы для составления истории 42-го пехотного Якутского полка. Кременец, 1895. сс. 27-28.
[15] сс. 119, 121.
[16] Материалы для истории 41-го пехотного Селенгинского полка с 29 ноября 1796 года по 29 ноября 1896 года. Луцк, 1896. сс. 67-68.
[17] Смолин. Указ. соч. с. 343.
[18] Ныне – в Жовтневом районе, Николаевской области, в 16 км к Северо-Востоку от Николаева
[19] Ныне – в Баштанском районе, Николаевской области (Явки – 87 км к Северо-Востоку от Николаева; Пески – в 40 км западнее)
[20] Рязанская энциклопедия. с 102.
[21] Богданович. Указ. соч. с. 207.
[22] Полное собрание законов Российской Империи. Собрание второе. Том XXXI. Отделение первое. Спб, 1857. №30877. с. 788
[23] Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Том XXXIV. Отделение второе. 1859. СПб, 1861. с. 129.
[24] Там же. Отделение первое. 1859. СПб, 1861. с. 311.
[25] Дьяков В.А. Деятели русского и польского освободительного движения в царской армии 1856-1865 годов (Биобиблиографический словарь). М., Наука, 1967. с. 217-219.
[26] Оленев М.Б. Рекруты 1831-1855 годов (по данным метрических книг села Мурмина, Рязанского уезда)//Сборник справочных материалов по истории Рязанского края. В 3-х книгах. Книга 3. Часть 3. Под ред. проф. Б.В. Горбунова. Рязань, 2015 (серия: Материалы и исследования по рязанскому краеведению. Том 39). с. 111.
[27] ГАРО. Ф. 627. оп. 249-б. д. 14. л. 52об
[28] Рязанская Книга Памяти Великой войны 1914-1918 годов. Рязань, 2010. Том I. с. 369.
[29] Там же. с. 421.
[30] Там же. с. 359.
[31] ГАРО. Ф. 627. оп. 249-б. д. 309. л. 122об
[32] Головин Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне. Париж, 1939. с. 81.
[33] Звегинцов В.В. Русская армия 1914 г. Подробная дислокация. Формирования 1914-1917 гг. Регалии и отличия. Париж, 1959//http://www.grwar.ru/library/Zvegintsov/RA_09.html
[34] Географическо-статистический словарь Российской империи. Составил по поручению Императорского Русского Географического Общества действительный член общества П. Семенов. Том IV. СПб, 1873. с. 186.
[35] Годы войны с 19-го июля 1914 г. по 19-е июля 1915 г. М., 1915. с. 416.
[36] http://samlib.ru/a/andreew_n_j/arm_flot-1.shtml
[37] Состав VI корпуса: 4-я пех. дивизия, 16-я пех. дивизия, 22-й Донской казачий полк, 6-й мортирный артиллерийский дивизион, 10-й саперный батальон

Состав 16-й пехотной дивизии (с 31.01.1915 - ген.-лейт. Е.Э. Трегубов): 61-й пех. Владимирский полк; 62-й пех. Суздальский Генералиссимуса кн. Суворова полк; 63-й пех. Углицкий ген-фельдмаршала Апраксина полк; 64-й пех. Казанский полк//http://1914.borda.ru/?1-0-100-00001403-000-0-0

 

«Из истории одной семьи (Жидковы)»

Участник русско-турецкой войны 1877-1878 годов

9 сентября 1872 года при крещении младенца Ефимии, дочери крестьянина Ивана Андреева Конкина и его законной жены Марфы Ивановой, восприемником был записан Рязанского полка рядовой Андрей Иванов Жидков [1] – мой дальний родственник.
В этой записи меня заинтересовала, прежде всего, воинская служба Андрея Иванова. Ведь порой самая незначительная деталь может пригодиться для восстановления истории обычной крестьянской семьи.

Уже хорошо, что было известно название полка. 69-й пехотный Рязанский полк! Да он принимал участие в русско-турецкой войне 1877-1878 годов!

Вот это удача!

Но, увы, официальный ответ Российского государственного военно-исторического архива меня расстроил. Согласно справке РГВИА №2818 от «20» сентября 2013 года «… по научно-справочному аппарату архива сведений о службе и награждении … не выявлено. Фонды полка не содержат материалов по личному составу за указанный период…».
И мне пришлось по крупицам восстанавливать возможную хронологию событий.
А.И. Жидков - сын села Муромина, Рязанского уезда, крестьянина Ивана Федорова Жидкова и его законной жены Дарьи Прохоровой. Точная дата его рождения неизвестна – в метрических книгах за 1842, 1843 и 1844 годы записи о рождении не обнаружено.
Манифест о наборе рекрут с обеих полос Империи за №48965 был опубликован 1 декабря 1870 года. Сам набор планировалось осуществить в период с 1 февраля по 1 марта 1871 года [2].
В результате долгого и кропотливого поиска мне повезло – мне попалось дело Рязанского уездного рекрутского присутствия «Об отдаче рекрут по Мурминской волости» [3], где упоминается А.И. Жидков:
«1871 года февраля 7 дня, мы, нижеподписавшиеся Рязанского уезда 1-го мирового участка Мурминской волости, села Мурмина, села Алеканова и деревни Семкиной, крестьяне-собственники, быв созваны на волостной суд в Присутствие, Мурминским волостным старшиной Гаврилой Панфиловым Савкиным, в Общем Собрании домохозяев, во исполнение Высочайшего Манифеста Его Императорского Величества, от 1 декабря 1870 года, приговорили с нашей Мурминской волости согласно общего Положения 194 ст. 1-го пункта и ст. 139 1-го параграфа Общего рекрутского устава, прежде существующего очередного порядка по числу родных братьев, которые считаются работниками.
Рекрут следующих с Мурминской волости с 2177 душ 13 рекрут, для чего и назначает взять и представить из нижеследующих семейств:
… 4-го рекрута взять того же общества из семейства Ивана Федорова Жидкова, который значится по 10-й ревизии под №121-м сыновей его Андрея Иванова, летами ныне налицо 27-и, к нему в подставные родного брата его Федора Иванова, летами ныне налицо 24-х…
Все означенные в сем приговоре лица, в рекруты тож и в подставные, назначены во всем сообразно правилам рекрутского Устава.
На сдачу вышеозначенных людей приговорили:
1) Выдать отдатчику села Мурмина, Семену Логинову Терихову, из нашей общественной кассы денег наградных на руки по 5 руб. сер. на каждого рекрута,а на 13 рекрут – 65 руб. сер.;
2) на содержание рекрут, подставных, подводчиков и на путевые издержки, представление сих людей в рекрутское присутствие в губернском городе Рязани для приема рекрут с Мурминской волости с трех обществ, учрежденное, мы приговорили поручить крестьянину Мурминской волости, села Мурмина отдатчику Семену Логинову Терихову;
3) ему, по принятии сего приговора и по оному людей сдать, … росписания начальства о сроке представления рекрут с нашей Мурминской волости следующих явится в рекрутское присутствие непременно к 0-му числу февраля 1871 года
4) а людей, имеющих остаться от сдачи, отдать на руки отдатчику Терихову, и представить в нашу Мурминскую волость, в чем и подписуемся к сему приговору выборные крестьяне…»
В вышеуказанной метрической записи Андрей записан как Рязанского полка рядовой.
Что это был за полк, и в какие войсковые соединения он входил в тот период?
25 марта 1864 года всем армейским полкам были присвоены номера согласно Положения «О наименовании по названиям и нумерам всех полков: гренадерских и армейских, как пехотных, так и кавалерийских» [4]. В частности, полки 18-й пехотной дивизии получили следующие наименования: Рязанский пехотный полк - 69-й пехотный Рязанский полк; Ряжский пехотный полк - 70-й пехотный Ряжский полк; Белевский пехотный полк - 71-й пехотный Белевский полк и Тульский пехотный полк - 72-й пехотный Тульский полк.
До появления военных округов в 1862-1864 годах 69-й пехотный Рязанский полк входил в состав 18-й пехотной дивизии 6-го армейского корпуса, выполнявшего функции стратегического резерва Действующей армии. По Положению от 25 января 1842 года «О новом составе запасных войск» 18-я пехотная дивизия размещалась в Орле, Туле, Калуге, Гжатске и окрестностях (т.е. в основном на Южном направлении) [5].
При формировании Московского военного округа, дивизия осталась в его составе. Дальнейшее мы узнаем из истории полка [6].
В 1871 году полковые сборы проводились с 15 апреля по 15 мая, затем по 1 августа. 15 июля был смотр командующего войсками. С 1 октября начались зимние занятия.
Из истории полка в 1872 году: тесный сбор (апрель – Тамбов, 14-21 мая – Рязань). 7 июня – развод в Высочайшем присутствии. На смотре в рядах полка состояло 1040 нижних чинов; всем пожаловано по 50 коп. Лагерный сбор закончился 30 августа.
Отслужив 1,5 года, по окончании летних сборов, А.И. Жидков был отправлен в краткосрочный отпуск на родину, где, в частности, стал крестным отцом (см вышеуказанную запись от 9 сентября 1872 года). А полк 1 сентября выступил из Москвы в Тамбов, где расположился на зимних квартирах [7].
Весной 1873 года в полку утвержден капитал имени графа Мольтке, из процентов которого учреждались две премии лучшим стрелкам в полку. Лагерный сбор (до 25 августа) был под Тамбовом.
Отслужив 2,5 года, в сезоне 1873/74 года А.И. Жидков еще раз побывал в краткосрочном отпуске: 18 июля 1874 года у него родилась дочь Ольга [8].
1874 год. С 1 мая тесный сбор на 3 недели под Тамбовом, с 25 мая – в лагерь под Москву, на Ходынское поле. 21-23 августа – Высочайший смотр полку. С 27 августа – на зимних квартирах.
1875 год. С 20 апреля - тесный сбор. С 1 июня по 25 августа полк стоял лагерем у Тамбова.
В 1876 году лагерные сборы полка продолжались до 25 августа. По окончании лагерных сборов, в сезоне 1876/77 годов А.И. Жидков в очередной раз побывал в краткосрочном отпуске дома. В сентябре 1877 года у него родился сын Андрей [9].
Дальнейшая история полка связана с русско-турецкой войной 1877-1878 годов.
12 октября 1876 года началась мобилизация 4-х дивизий Московского военного округа (1-й, 17-й, 18-й и 35-й) [10]. Телеграмма о Высочайшем повелении приступить к мобилизации была получена в полку в ночь на 2 ноября 1876 года. К концу месяца полк закончил мобилизацию и 3 декабря выступил из Тамбова в Киев по Елецко-Грязской железной дороге [11]. 8-9 декабря полк прибыл в Киев.
Корпусная же система, ликвидированная в ходе военных реформ Д.А. Милютина в начале 60-х годов, перед русско-турецкой войной 1877-1878 годов, была воссоздана.
Рязанский полк не вошел в состав ни одного из корпусов действующей армии (VIII, IX, X и XII). Ему вместе с другими мобилизационными полками Московского военного округа (дивизии 1, 17, 18 и 35 и Донская казачья) указано перейти в пределы Киевского военного округа, составить резерв действующей армии и наблюдать вместе с тем за австрийской границей [12].
Приказом от 19-го февраля 1877 года повелено было из 17-й и 18-й пехотных дивизий с их артиллерией образовать новый XIV армейский корпус. 26 апреля корпус получил приказ о присоединении к действующей армии [13].
24 мая 1877 года полк вошел в состав Нижнее-Дунайского отряда. 10 июня отряд переправился через Дунай у Галаца и Браилова и вскоре занял Северную Добруджу [14]. При переправе погиб 21 нижний чин, которые были захоронены 10 июня на месте высадки [15]. С 12 июня полк стоял в Мачине. 1 июля принял участие в бою у г. Меджидие.
До 5 января 1878 года Рязанский полк стоял на зимних квартирах близ Мурфатляра [16]. 14 января принял участие в деле при г. Оглу-Базарджик.
24 февраля снялся с зимних квартир и 19 апреля двинулся в Мачин, где стоял до 23 мая. Затем выдвинулся на Кюстенджи-Черноводскую линию. 14 сентября получена телеграмма о движении полка к Айдосу. 29 сентября 1878 года, во время дневки в Айваджике, полк получил Высочайше дарованные медали за участие в войне 1877-1878 годов. 9 октября прибыл в г. Кирк-Килиссе, где стоял на зимних квартирах, а потом двинулся в Бургас. 24 февраля 1879 года полк вышел на пароходе из Бургасской бухты и прибыл в Одессу 25-го числа вечером.
Таким образом, в войне 1877-1878 года полк принимал участие в следующих боевых действиях:
10 июня 1877 года – переправа через Дунай у Галаца и Браилова
1 июля 1877 года - бой у г. Меджидие
14 января 1878 года – бой у г. Оглу-Базарджик

Дальнейшая судьба Андрея Жидкова неизвестна. В метрически книгах он больше не упоминался. Не исключено, что погиб во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов в одном из перечисленных сражений. Его жена, Федосья Корнилиева, в сентябре 1878 года на крещении племянника записана как солдатка. Его дочери в 1889 и 1891 годах были выданы замуж [17].

Георгиевский кавалер русско-турецкой войны 1877-1878 годов

Посматривая «Очерки из истории 67-го пехотного Тарутинского Великого Герцога Ольденбургского полка», мне попался на глаза «Список нижним чинам, удостоенным награждения Знаками Отличия Военного Ордена с 1813 по 1896 годы».
И вдруг … на последней странице, в самом конце списка мелькнула знакомая фамилия!

ЖИДКОВ!

Это фамилия моей прабабушки! Ну-ка, а имя? Поликарп. Редкое!
Да, точно - среди моих дальних родственников был такой! Поликарп Иванович Жидков. Вот это удача! Георгиевский кавалер!
Поликарп Жидков был награжден знаком отличия Военного ордена Святого Георгия «За бой под Базарджиком 14-го Января 1878 года» (№78905) [18].
В результате хотелось узнать как можно больше об этой неизвестной героической личности.
Поликарп, был сыном крестьянина Ивана Федорова Жидкова (он же Урванов) и его законной жены Дарьи Прохоровой. Родился 15 февраля 1853 года.
Вероятно, он мог быть одним из последних, кто призывался на военную службу как рекрут (1873 год). Также не исключено, что, Поликарп Жидков мог быть одним из первых жителей села Мурмина, кто поступил на службу по новым правилам.
1 января 1874 года был издан «Манифест о введении всеобщей воинской повинности» (№52982), в соответствии с которым воинская повинность возлагалась на все сословия русского общества.
Согласно п. 11 Устава о всеобщей воинской повинности (№52983) «К жеребью призывается ежегодно один только возраст населения, именно молодые люди, которым к 1-му января того года, когда набор производится, минуло двадцать лет от роду».
Согласно п. 14 «Ежегодный призыв к исполнению воинской повинности и назначение службы по жеребью производится с 1 Ноября по 15 Декабря» [19].
Таким образом, П.И. Жидков ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ ПРИЗВАН в Ноябре-Декабре 1874 года.
Однако, в метрической книге Троицкой церкви села Мурмина за 1876 года нашлась любопытная запись, которая гласит, что:
«5 января 1876 года родился сын села Муромина собственника Поликарпа Иванова Жидкова и его законной жены Вассы Ефимовой. Крещен в православие в Троицкой церкви села Муромина того же числа» [20].
О чем это нам может сказать? О том, что ЕЩЕ В АПРЕЛЕ 1875 ГОДА Поликарп находился дома. Ведь, вряд ли он был призван в ноябре и уже в апреле, спустя 4 месяца, был отправлен в непродолжительный отпуск.
Примечательно и то, что в записи о крещении сына Поликарп записан как «собственник» (а не как отданный в рекруты, что обязательно бы фиксировалось)!
Обратимся к полковой истории. До 1864 года Тарутинский пехотный полк входил в состав 17-й пехотной дивизии, 6-го армейского корпуса. По Положению от 25 января 1842 года «О новом составе запасных войск» 17-я пехотная дивизия размещалась в Нижнем Новгороде, Владимире, Тамбове, Рязани и окрестностях.
25 марта 1864 года Тарутинский пехотный полк стал именоваться 67-м пехотным Тарутинским полком. С упразднением корпусов и образованием Московского военного округа 6 августа 1864 года 17-я пехотная дивизия вошла в его состав.
Старший брат П.И. Жидкова, Андрей Иванов, был также участником русско-турецкой войны и служил в соседней 18-й пехотной дивизии.
Высочайшие смотры полку были в Москве в 1873 и 1875 годах. В начале декабря 1876 года полк прибыл из Москвы в г. Каменец-Подольский, где стоял до апреля 1877 года.
Приказом от 19-го февраля 1877 года повелено было из 17-й и 18-й пехотных дивизий с их артиллерией образовать новый XIV армейский корпус. 26 апреля корпус получил повеление о присоединении к действующей армии.
25 апреля полк выступил из Каменец-Подольска [21]. 24 мая 1877 года полк вошел в состав Нижнее-Дунайского отряда. 6 июня прибыл в Браилов. С 14 июня полк строил дорогу от Гечети до Мачина. 30 июня вся 17-я пехотная дивизия соединилась на биваке в д. Девицинкиой, в 10 верстах от Меджидие, где полк простоял до 6 июля, а затем был отправлен на бивак под г. Черноводы.
7 сентября отправился на рекогносцировку в Силистрию. 27 декабря выступил в поход под Базарджик, где 14 января 1878 года отличился при штурме. Полк потерял убитыми 23 нижних чина, ранеными – 103 и контужеными - 23.
21 января полк отправлен в Варну и Шумлу для проведения демаркационной линии.
По окончании военных действий (с 27 января 1878 года и до февраля 1879 года) полк оставался для оккупации Болгарии. 22 февраля 1879 года полк отбыл из Бургаса в Одессу, а 16 марта был направлен в Брест-Литовск, где проводились лагерные сборы полков 17-й пехотной дивизии. За произведенный полку в Бресте смотр 24 августа 1879 года Император Александр II пожаловал нижним чинам по 50 коп. и приказал освободить их на 3 дня от учений.

По окончании русско-турецкой войны 1877-78 годов (осень 1879 или осень 1880 годов) был демобилизован. 3 ноября 1880 года П.И. Жидков записан в метрической книге по селу Мурмино как восприемник при крещении крестьянина Алексея Ефремова Лобова и его законной жены Ксении Кузьминой сына Федора. В сентябре 1881 года у него родилась дочь София.

Кто такой?

Составляя родословную роспись моих родственников Жидковых, я столкнулся со следующей проблемой. Листая метрические записи, я никак не мог найти место для одного человека, которого звали Дмитрий Кузьмин. В конце XIX – начале XX вв. он везде писался с фамилией «Жидков».

Время шло, отдельные звенья складывались в единое целое. А вот Дмитрия Кузьмина … вставить в родословную я никак не мог. Не было в роду Жидковых никакого Кузьмы и все тут!

В ЧЕМ ЖЕ ДЕЛО?

Разгадка оказалась чисто случайной. Наблюдение первое. Я обратил внимание, что в 1884 и 1887 годах крестным отцом детей Дмитрия Кузьмина был Тимофей Ионов Жидков. Он же в 1913 году был свидетелем (поручителем) на свадьбе его сына, Тимофея Дмитриева.

СКОРЕЕ ВСЕГО – НЕСПРОСТА!

Как правило, крестными и свидетелями были либо очень близкие друзья, либо (что случалось гораздо чаще) – близкие родственники! Причем, подчеркну – именно близкие! Зачастую, двоюродных даже за родню уже не считали!
Наблюдение второе. Отец Тимофея Ионова, Иона Иванов Жидков, был женат трижды (!). Причем третьей женой Ионы Иванова была вдова Матрона Григорьева Алешина, родившая ему двоих детей – сына Тимофея и дочь Агафью. Брак был заключен в 1871 году. Жениху на тот момент исполнилось 44 года, невесте – 30 лет.

Понятное дело, что в таком возрасте у любой вдовой женщины окажется ребенок (а то и несколько!) от предыдущего брака.

УЖ НЕ ЕЕ ЛИ ЭТО СЫН?
КАК ЭТО МОЖНО ПРОВЕРИТЬ?

Критерий первый. Матрона Григорьева родилась ок. 1840 года. Значит, первый раз вышла замуж в 1857 или в 1858 годах, в возрасте 17-18 лет за человека по имени Кузьма.
Листаем эти метрические книги и находим: 3 ноября 1857 года был заключен брак между дочерью вдовы крестьянки Евдокии Михеевой Грушиновой Матроной Григорьевой и Кузьмой Васильевым Алешиным.
Критерий второй. Как правило, дети рождались на свет не сразу после брака, а на второй-третий год – молодым давали возможность «пообжиться». Значит, нужно смотреть метрики чуть позже, за 1859-1860 годы.
Да. Так и есть. 6 февраля 1860 года находим запись о рождении Дмитрия, сына Кузьмы Васильева Алешина и его законной жены Матроны Григорьевой. Это и есть наш Дмитрий Кузьмин Жидков.

Но почему мы не нашли записи о его бракосочетании? Проверим еще раз. Первый ребенок, Пелагея, родилась в 1884 году. Дмитрий должен был жениться в возрасте 18-19 лет (значит, в 1878-1879 годах).

ЕСТЬ! НАШЛАСЬ ТАКАЯ ЗАПИСЬ!

От 8 апреля 1879 года. Не находили раньше, потому, что искали по фамилии Жидков.

А ОН НЕ ЖИДКОВ!

А в записи: брак между села Муромина крестьянина-собственника Кузьмы Васильева Алешина сыном Дмитрием Кузьминым и Евдокией Ермолаевой. Это и был третий критерий. Приемный сын мог носить свою «родную» фамилию.


Сноски:
[1] ГАРО. ф. 627 оп. 249 д. 334 св. 237 л. 24об запись №52-ж
[2] Полное собрание законов Российской Империи. Собрание второе. Том XLV. Отделение второе. 1870. Спб, 1874. с. 538.
[3] ГАРО. Ф. 201. оп. 1. д. 135. св. 6. л. 17об.
[4] Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Том XXXIX. Отделение первое. СПб, 1867. с. 261. №40701.
[5] Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Том XVII. Отделение первое. СПб, 1843. сс. 61-62. №15237.
[6] История 69-го пехотного Рязанского полка. Том III. Ссылки, пояснения и приложения. Составил Капитан И.И. Шеленговский. Люблин, 1911. с. 666.
[7] 1 и 2 роты – в доме Толмачева, 3, 4 и 1 стрелковая роты - в Донской слободе, 3-й батальон – в Стрелецких выселках, 2-й – в казармах, 2 и 3 стрелковые роты – в селах Горелове и Чернове
[8] в записи о крещении записан просто как рядовой (правда, без имени и отчества)
[9] запись в МК «села Муромина проживающего по билету солдата Андрея Иванова Урванова»
[10] Там же. том. II. с. 632.
[11] Там же. сс. 642-643.
[12] Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-78 гг. на Балканском полуострове. Выпуск 11. Издание Военно-исторической комиссии Главного Штаба. СПб, 1898. сс. 192-193.
[13] Там же. с. 655.
[14] 17 апреля 1878 года 2-му и 3-му батальонам пожалованы Георгиевские знамена с надписью «За переправу через Дунай у Галаца 10 июня 1877 года»
17 октября 1878 года 1-му батальону пожалованы две георгиевские трубы с надписью «За переправу через Дунай у Галаца 10 июня 1877 года»
Государь Император пожаловал по 2 руб. каждому строевому и нестроевому нижнему чину, бывшим в бою 10 июня 1877 года на Бунджаке
[15] Исторический очерк участия 69-го пех. Рязанского полка в войне с Турцией 1877-1878 гг.// Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-78 гг. на Балканском полуострове. Выпуск 79 ч. 2. Издание Военно-исторической комиссии Главного Штаба. СПб, 1910. сс. 51-87.
[16] в дд. Умурчи, Беюк-Мурфатляр, Ала-Кану, Назарче
[17] Последние записи о нем - «села Муромина крестьянина Андрея Иванова Житкова дочь девица Акилина Андреева Житкова» (16 апреля 1889 года) и «села Муромина крестьянина Андрея Иванова Жидкова дочь девица Ольга Андреева» (29 апреля 1891 года)
[18] Очерки из истории 67-го пехотного Тарутинского Великого Герцога Ольденбургского полка. Составил, по материалам, собранным при полку, Штабс-Капитан Рышков. Спб, 1896. с. 95.
[19] В Сибири – с 15 Октября по 31 Декабря
[20] ГАРО. Ф. 627. оп. 249. д. 303. л. 58об

[21] Дневник военных действий 67-го пехотного Тарутинского Вел. Герц. Ольденбургского полка в комп. 1877-78 гг.// Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-78 гг. на Балканском полуострове. Выпуск 79 ч. 2. Издание Военно-исторической комиссии Главного Штаба. СПб, 1910. сс. 26-40.