Рейтинг@Mail.ru
Уважаемый пользователь! Ваш браузер не поддерживает JavaScript.Чтобы использовать все возможности сайта, выберите другой браузер или включите JavaScript и Cookies в настройках этого браузера
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Султан Гази-Вали-Хан. Нива, 1891, №11, с. 258-260

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Назад

 

Султан Гази-Вали-Хан.Недавно исполнилось тридцатилетие службы в офицерских чинах внука последнего владетеля Киргиз-Кайсаков Большой и Средней орд, султана Гази Булатовича Вали-Хана, полковника Л.-гв. Атаманского Е.И.В. Наследника Цесаревича полка. ныне это заслуженный, образованный офицер, и никто не узнал бы в нем дикого сына степей, предки которого беспокоили Россию набегами, а дед, султан Габайдулла или Обайдулла, еще в половине двадцатых годов текущего столетия принимал участие в неприязненных действиях против русских, хотя по смерти владетеля Большой и Средней орд Вали-Хана, в 1824 году, киргизы этих орд были окончательно присоединены к Российской Империи. К Габайдулле, старшему сыну Вали-Хана, наше правительство отправило посольство с богатыми подарками и патентом на чин подполковника. В грамоте он был назван старшим султаном, но этот титул Габайдулле не понравился, а так как, кроме того, правительство требовало у него уступки урочища Кокчетава под постройку города, то он подарков не принял, и в ответе, не соглашаясь на уступку помянутого урочища, выразился, что если русские захотят силою захватить место для постройки города, то сами и будут отвечать за последствия. Правительство после такого ответа несколько раз вызывало хана с намерением задержать его, нолукавый Габайдулла не поехал и начал неприязненные действия против русских. Двинув часть орды к горам Улу-Тау и Кичи-Тау под предводительством своих племянников, султанов Кенисары и Наурузбая, он сам отправился к границам Китайской империи и, остановившись в урочище Баян-Аул, послал посольство к китайскому императору с просьбою признать его, Габайдуллу, ханом Большой и Средней орд. Из Баян-Аула он послал подкрепление Кенисаре и Урузбаю и распоряжался действиями против наших отрядов. Спустя четыре месяца посольство вернулось из Китая с грамотой о признании Габайдуллы киргизским ханом и ван-гуном, т.е. великим князем Китайской империи, и Габайдулла был торжественно поднят на белый войлок, что, по древнему обычаю киргизов, обозначало возведение его в ханское достоинство. Узнав об этом, пограничные русские власти выслали отряды с трех сторон к Баян-Аулу, и после небольшой стычки непокорный Габайдулла, оставленный разбежавшимися киргизами, был взят в плен вместе со своими приближенными биями в числе 90 человек и сослан в город Березов, Тобольской губернии. Старшему сыну Габайдуллы, Булату было в это время уже 16 лет. Подарки, не принятые его отцом, были посланы теперь ему и вместе с тем он произведен был в чин майора. В 1853 году генерал-губернатор Западной Сибири и командир отдельного сибирского корпуса употреблял все усилия убедить султана Булата дать старшему сыну его, Гази Булатовичу, приличное образование, и старания Г.Х. Гасфорта, генерал-губернатора, увенчались успехом: девятилетний Гази был отправлен с дядей его Хан-Ходжей и 80 киргизами в Омск, где он и поступил в Сибирский кадетский корпус. Султан Гази Булатович 16-ти лет окончил обучение в корпусе, был произведен в корнеты и назначен состоять в распоряжении генерал-губернатора Западной Сибири. Генерал Гасфорт вскоре командировал молодого офицера к Черному Иртышу, где Гази Булатович старался всеми мерами повлиять на непокорные племена киргизов Семыз-Наймановского и других родов вступить в подданство России. Благодаря своему происхождению, которое не могло не действовать обаятельно на киргизов, султан Гази вполне успел в своей миссии и заслужил еще большее расположение и внимание генерал-губернатора, который по возвращении Гази Булатовича из командировки приставил его к находившимся тогда в Омске военно-пленным азиатским вельможам, представителям Коканского ханства: Атабек-Датхою, Али-Шир-Датхою и Шигаулу, родственнику коканского хана. В год поступления Гази Булатовича в сибирский корпус из этого заведения вышел родственник его султан Чокан Валиханов, происходивший от одной из младших жен Вали-Хана, впоследствии путешественник и автор «Очерков Джунгарии» и других сочинений о Востоке, умерший в 1865 году. Этот самый родственник, питавший тайную вражду к Гази Булатовичу, заподозрил его в коварных замыслах против России и совместно с Чингизом, отцом своим, тайно донес новому генерал-губернатору Западной Сибири Дюгамелю, будто султан Гази возбуждает киргизов против правительства. Генерал Дюгамель из предосторожности, узнав из доноса, об огромном влиянии на киргизов потомков Габайдуллы по прямой линии, перевел молодого корнета Гази-Вали-Хана в Тобольск, прикомандировав его к полку, находившемуся в этом городе. Возмущенный и обиженный несправедливыми наветами, Гази Булатович, пробыв всего две недели на месте новой службы, взял шестимесячный отпуск и отправился в Петербург. Здесь он представился тогдашнему военному министру Д.А. Милютину и просил его доложить государю о своем желании служить в столице. По Высочайшему повелению султан Гази Вали-Хан был прикомандирован к Лейб-гвардии Казачьему Его Величества полку и участвовал с этим полком в походе против польских мятежников. Затем, узнав об отправлении военной экспедиции в Среднюю Азию, он пожелал принести пользу русскому правительству и перевелся на службу к начальнику Алтавского округа и киргизов Большой орды, в укрепление Верное, где формировался отряд М.Г. Черняева. Назначенный начальником всей киргизской милиции, он по пути к городу Аулиэ-Ата, путем своих родственных связей со старшими султанами Большой орды, дядями Тезеком и Али Аблай-Ханом, склонил непокорные племена Дулутов и Кара-Киргизов (Бурутов) перейти в русское подданство. После этой экспедиции, в которой, во время взятия коканской крепости Аулиэ-Ата, он выказал «личную храбрость», султан Гази Вали-Хан вышел в отставку, но вскоре снова был призван на службу в Л.-гв. Атаманский Е.И.В. Наследника Цесаревича полк, в списках которого числится и поныне. С 1879 по 1881 г. султан Гази Булатович находился в учебном кавалерийском эскадроне (в настоящее время офицерская кавалерийская школа), а во время коронации, по Высочайшему повелению, состоял почетным переводчиком при хивинском хане и бухарском наследнике престола (ныне бухарском эмире). Кроме того, он не один раз был командирован пограничными властями на границы Китая для принятия посольств и дунганских депутаций. Интересуясь судьбами Востока, султан Гази Вали-Хан имеет много материалов по этой части, прекрасно знает положение дел в областях, населенных родным ему народом, и между прочим недавно поместил весьма дельную статью в Новом Времени по вопросу о возможности переселения в Акмолинскую степь жителей внутренних губерний России.