Рейтинг@Mail.ru
Уважаемый пользователь! Ваш браузер не поддерживает JavaScript.Чтобы использовать все возможности сайта, выберите другой браузер или включите JavaScript и Cookies в настройках этого браузера
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Бемышевский медеплавильный завод

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Назад

 

Фамилий первых бемыжских жителей.

 

Абрамов. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1781 (Евдокия, 17 лет), 1806 и 1807 (Обрамов), 1822 (Абрамов), 1824 и 1827 (Авраамов), 1831 (Обрамов), 1859, 1861 (Авраамов, Обрамов), 1863 (Авраамов), 1874 (Обрамов), 1875, 1879 (Федор Васильевич Абрамов), 1881 (Абрамов), 1887 (Николай Михайлович, 25 лет), 1892, 1896 (Николай Павлович), 1897 (Анна Федоровна, 16 лет), 1900, 1911 и в др. годы. В метрических книгах Свято-Троицкой церкви с. Бемыж имеется 4 варианта написания этой фамилии: Абрамов, Обрамов, Авраамов, Аврамов. «Смешение а и о нередко наблюдается в фамилиях, производных от крестильных имен» [83: 32]. Запись с начальным «о» здесь может свидетельствовать о реальном произношении ее носителя, предположительно – кунгурского крестьянина. Абрамовы и в настоящее время проживают в Бемыже. Одна из них – Пелагея Николаевна Абрамова (1916 г. рожд., фамилия – по мужу) рассказывала студентам-филологам Удмуртского государственного университета в 1984 г.: «Шестнадцать лет мне-ка минуло – замуж вышла. Неграмотная я. Пошла учиться, сидела с дочкой дьякона, та рыжая была, страшная, вредила мне. Я ей затрещину дала, поставили меня на колени на гречу, все колени в кровь истерла. Больше и не пошла учиться-то. Бедно жили, я и сеяла зерно, и боронила, и пахала. Домов тридцать-то во как жили [провела рукой по горлу]. Мы-то подсолнечны корни мололи, корни лебедины. Вот всѐ еще живу, Бог терпенья дал.» [108]. А.А. Абрамов был председателем Бемыжского сельсовета [34: 204]. Фиксируется эта фамилия и в протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1938 (тракторист) и 1958 гг. [110]. Есть сведения об Абрамовых в «Книге памяти» 1941–1945 гг. [105]. Среди первых библиотекарей в Бемыже (1963 г.) была Ф.И. Абрамова – заслуженный работник культуры УР [34: 164]. Фамилия Абрамов образована как отчество от народной формы календарного имени Авраам (Авраамий) – Абрам [83; 76].

 

Агапов. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1781, 1802 (Иван, 46 лет), 1815 (крестьянин 70-ти лет), 1821, 1836, 1840 (Огапов), 1855 (отданный в государственное ополчение Стефан Никитич Агапов), 1859, 1863, 1866 (Григорий Яковлевич), 1870, 1875, 1880, 1890 (Бемышевского завода ефрейтор), 1897, 1911 и в др. гг. Есть сведения об Агапове в «Книге памяти» 1941–1945 гг. [105]. Среди выпускников Бемыжской средней школы был В.И. Агапов, инженерконструктор, заслуженный машиностроитель РФ, кавалер двух орденов «Знак Почета» [34: 117]. Судя по первой известной нам фиксации данной фамилии (1781 г.) и записи ее через «о» в 1840 г., бемыжские Агаповы могут иметь кунгурское происхождение. Фамилия Агапов была образована как отчество от календарного имени Агап (Агапий) [83].

 

Алексеев. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1781, 1799 (дворовый Семен Алексеев), 1801, 1803 (священник 56-ти лет), 1810, 1827, 1831 (сын вдовы Алексеевой Николай 31-го года, отданный в военную службу), 1837, 1840, 1844, 1864 и в др. гг. Упоминается фамилия и в протоколах парторганизации МТС за 1956 г. [110]. Фамилия Алексеев была образована как отчество от календарного имени Алексей [83].

 

Андреев. В исторических документах упоминается отставной солдат Прохор Андреев (1797) как один из инициаторов выступлений бемышевских крестьян против заводчика. В метрических книгах и в духовных росписях фамилия фиксируется в 1801, 1807, 1813 (Ф. Андреев), 1815, 1819 (заводской отставной солдат Петр 60-ти лет), 1829, 1830, 1831 (дворовый человек 77-ти лет и крестьянин 47-ми лет), 1836, 1841, 1844, 1858, 1861 и в др. гг. Фамилия Андреев образована как отчество от календарного имени Андрей [83].

 

Артамонов. Фиксируется дважды в духовных росписях – в 1799 (Артамонов) и 1802 (Ахтамонов 63-х лет) гг. В записи через «х» вместо «р» (Ахтамонов), возможно, отражен картавый выговор носителя данной фамилии. Фамилия Артамонов была образована как отчество от календарного имени Артамон (Артемон) [83; 77]. Артемьев. Фиксируется в духовных росписях в 1799 (крестьянин Артемьев 57-ми лет), 1801 (Василий Артемеев 56-ти лет), 1802, 1803, 1804 гг. Фамилия Артемьев была образована как отчество от календарного имени Артемий [83].

 

Афанасьев. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1781, 1799 (Афонасьев), 1801, 1806, 1813 (Афанасьев), 1818 (Афанасьев), 1829 (Афонасьев), 1831 (Афанасьев), 1833, 1844, 1894 и в др. гг. Запись этой фамилии то с буквой «а», то с «о» может говорить об окающем произношении ее владельца (или записывающего), само личное имя Афанасий в рассматриваемых церковных книгах имеет и форму Афонасей, (напр., в 1826 г.). Есть сведения об Афанасьевых в «Книге памяти» (1941–1945) [105]. Проживают носители данной фамилии в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Афанасьев образована как отчество от календарного имени Афанасий [83].

 

Васильев. В исторических документах, касающихся Бемышевского завода, упоминается «крепостной служитель завода Петр Васильев» (1774) [39]. В метрических книгах и в духовных росписях Васильев фиксируется в 1781, 1799 (крестьянин 68-ми лет), 1801 (Семеон 70-ти лет), 1804, 1806, 1811 («прикащик» из г. Балахны мещанин Василий Васильев 68-ми лет), 1815, 1820, 1826, 1830 (Игнатий 61-го года), 1831 (Василий 69-ти лет), 1835 (военный завода Федор 54-х лет), 1840 (солдатка Евдокия Васильева), 1845, 1858, 1864 и в др. гг. Обратим внимание на то, что среди разных упоминаний Васильевых имеется запись о прикащике (запись через «щ» – не ошибка, а обычная для того времени форма). Хозяйский «прикащик», или ключник, «заведывал барщинными работами; он наряжал крестьян на работу раньше солнечного восхода и штрафовал за неисправность» [38: 676–677]. Запись о «прикащике из г. Балахны» прямо указывает на предшествующее место жительства мещанина Васильева, жившего в Бемыже в 1810-х гг., хотя более ранние свидетельства о людях с такой фамилией относятся исключительно к крепостным крестьянам. Например, уже в 70-х гг. XVIII в. упоминается крепостной служитель завода Васильев. Следует иметь в виду, что фиксации разных лет данного антропонима могут относиться к совершенно разным людям, в том числе и не родственникам. Упоминается фамилия Васильев и в протоколах парторганизации Бемыжской МТС от 1935 г.[110] Есть сведения о Васильеве в «Книге памяти» 1941–1945 гг. [105]. Носители этой фамилии проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Васильев была образована как отчество от календарного имени Василий [83]. Ее происхождение из отчества мо2жет, в частности, подтверждать запись в духовных росписях Свято-Троицкой церкви от 1811 г. о приказчике Василии Васильеве (двучленное именование) [104]. Здесь и в ряде других записей не указывается третий компонент именования человека, и даже сам заводчик Лебедев записан просто как «Евграф Алексеев».

 

Воеводский. В документах, имеющих отношение к истории Бемыжа, упоминается «заводской служитель Иван Воеводский» (1774) [39]. Фамилия фиксируется также в метрических книгах в 1840 (священник), 1854 (крестьянин), 1860 (Воевоцкий), 1874 (крестьянин) и в др. гг. Фамилия Воеводский связана своим происхождением с прилагательным со значением принадлежности, образованным от слова воевода, которое изначально называло крупного военачальника, позже – местного управляющего. Как пишут исследователи, фамилии вообще «давались при самых различных обстоятельствах: Губернаторов мог быть и сыном, и слугой губернатора, его служащим, крестьянином помещичьего имения губернатора и т.д.» [76: 41]. Форма фамилии бемышевских Воеводских, скорее всего, указывает на принадлежность ее первых носителей к людям воеводы (это могли быть и дворовые крестьяне).

 

Володимиров. Фамилия отмечена нами только дважды – в духовных росписях в 1799 (Володимиров – крестьянин 55-ти лет) и в 1801 (Володимеров) гг. В протоколах Бемыжской парторганизации МТС за 1956 г. фиксируется фамилия Владимиров [110]. Фамилия была образована как отчество от личного имени Володимир (с русским полногласием) [83].

 

Гаврилов. В документах, касающихся истории села Бемыж, упоминается «заводской служитель Василий Гаврилов» (1774) [39]; в метрических книгах и в духовных росписях эта фамилия фиксируется в 1799 (Яков 66-ти лет), 1801 (Василий 41-го года), 1806, 1807, 1823, 1829 (Дмитрий 48-ми лет), 1837, 1840, 1857, 1865 (Кушвинского завода мастеровой, умер 36-ти лет) и в др. гг. Обратим внимание на то, что мастеровой Кушвинского завода Гаврилов явно был среди сосланных на Урал в 1850-х гг. бемышевских крестьян. В протоколах партзаседаний Бемыжской МТС в 1938 г. фиксируется удмурт-комбайнер Гаврилов [110]. Фамилия Гаврилов была образована как отчество от календарного имени Гавриил – Гаврил [83; 77] или Гаврило [47: 208].

 

Григорьев. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1781, 1801, 1807, 1820 (священник Лука 35-ти лет), 1824, 1829, 1831, 1833, 1842, 1844, 1861 и в др. гг. Работник по фамилии Григорьев упоминается и в протоколах партзаседаний Бемыжской МТС в 1935 г. [110]. Фамилия Григорьев была образована как отчество от календарного имени Григорий [83].

 

Дементьев. Фиксируется в духовных росписях и в книгах записи оглашений о вступлении в брак в 1799, 1801 (Петр 61-го года) и в 1891 гг. Фамилия Дементьев была образована как отчество от календарного имени Дементий [83; 77].

 

Евдокимов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1781, 1799, 1801, 1803, 1807, 1818, 1824, 1832 гг. В протоколах партзаседаний Бемыжской МТС за 1935 г. также упоминается Евдокимов [110]. Фамилия Евдокимов была образована как отчество от календарного имени Евдоким [83; 77].

 

Егоров. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1781, 1801, 1804, 1807, 1818, 1821, 1827, 1831, 1836, 1839, 1840, 1851, 1857 и в др. гг. Егоров отмечен и в протоколах партзаседаний Бемыжской МТС в 1935 г. [110]. Фамилия Егоров была образована как отчество от календарного имени Егор [83; 77].

 

Елизаров. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1799 (Елизаров), 1801 (Елизаров), 1816 (Елеазаров 75-ти лет), 1818 (Елеазаров) и в др. гг. Фамилия Елизаров была образована как отчество от календарного имени Елизар [83; 77].

 

Ефимов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1799, 1801, 1804, 1807, 1813, 1817, 1818, 1831 (Евфимов), 1851 (Енфимов), 1863 и в др. гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Ефимов была образована как отчество от календарного имени Ефим [83; 77]. Вариант Евфимов – «искусственная, церковная» форма [76:124].

 

Захаров. Фиксируется в духовных росписях, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1799 (крестьянин 67-ми лет), 1818, 1824, 1826, 1829, 1833, 1888, 1911 и в др. гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Захаров была образована как отчество от календарного имени Захар [83; 77].

 

Иванов. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях и в брачных обысках в 1799, 1801 (Макар 60-ти лет), 1806, 1810, 1820, 1824 (Сельверст), 1826 («Сиверьянъ и вановъ»), 1827, 1831 (вдова Екатерина 48-ми лет), 1836, 1840, 1851, 1854, 1857, 1862, 1869, 1892 и в др. гг. В протоколах партзаседаний Бемыжской МТС в 1935 г. также встречается эта фамилия [110]. Ивановы проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Иванов была образована как отчество от календарного имени Иван [83; 77]. В духовных росписях бемышевской церкви встречаются необычные записи фамилий и имен, начинающихся на «и»: после первой буквы следует пробел (И ванъ, И вановъ, И ванова).

 

Ильин. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1799, 1801, 1802, 1818, 1824 (Илiiн), 1826 (вдова Ксинья Ильина 60-ти лет), 1830 (Ксения Ильина), 1832, 1836, 1841 и в др. гг. Фамилия Ильин была образована как отчество от календарного имени Илья [83; 77].

 

Калинин. Фиксируется в метрических книгах, в брачных обысках и в духовных росписях в 1797, 1806,1815 (крестьянин 37-ми лет), 1821, 1824 (Иван 45-ти лет), 1828, 1843, 1853, 1859, 1870, 1878, 1898 и в др. гг. Фамилия Калинин упоминается также и в «Книге памяти» (1941–1945) [105]. Фамилия Калинин была образована как отчество от народной формы календарного имени Калина (Калиник, Каллиник) [83; 77], что подтверждается наличием варианта Калинников в бемышевских источниках: встречается в метрических книгах и в духовных росписях в 1829 (Иван Калинников 50-ти лет), 1833 (Каллиников), 1842 (Колиников), 1854 и в др. гг. Если сопоставить записи от 1824 г. об Иване Калинине 45-ти лет и от 1829 г. об Иване Калинникове 50-ти лет, то вполне вероятен вывод о том, что это одно и то же лицо.

 

Клементьев. Фиксируется в духовных росписях в 1799 (крестьянин 65-ти лет) и в 1802 гг. Клементьев (из села Кваки) упоминается также в «Книге памяти» (1941–1945) [105]. Фамилия Клементьев была образована как отчество от календарного имени Клементий (Климентий) [77].

Корнилов. В документах, касающихся истории села Бемыж, упоминается мастеровой Иван Корнилов (1797) и Е. Корнилов, в 1853 г. наказанный розгами за участие в крестьянских волнениях. Фамилия фиксируется также в метрических книгах, в духовных росписях, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1799 (Федор 62-х лет), 1801, 1802 и 1804, 1815 (Иван 81-го года), 1818, 1836, 1839, 1844, 1850, 1857, 1859, 1862, 1866, 1874, 1880, 1888, 1893, 1911 и в др. гг. Корниловы проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Корнилов была образована как отчество от календарного имени Корнил (Корнилий) [83; 77]. Никитин. Фиксируется в духовных росписях и в метрических книгах в 1799 (крестьянин 75-ти лет), 1815, 1821, 1823, 1829 (заводской крестьянин), 1830, 1836, 1843 и в др. гг. Работник по фамилии Никитин упоминается в протоколах партзаседаний Бемыжской МТС в 1935 г. [110]. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Никитин была образована как отчество от календарного имени Никита [77].

Осипов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1799, 1803 (Алексей 29-ти лет – дворовый человек Лебедева), 1804, 1850, 1859, 1861 (Иосифов), 1870, 1890 гг. В протоколах партзаседаний Бемыжской МТС в 1938 г. упоминается слушатель курсов ВКП(б) Осипов [110]. Фамилия Осипов была образована как отчество от календарного имени Осип (Иосиф) [77]. Петров. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1781, 1799, 1801, 1807, 1818, 1820, 1826 (Афонасей Петров), 1829, 1831, 1841, 1850, 1861, 1874 и в др. гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже в настоящее время. Фамилия Петров была образована как отчество от календарного имени Петр [83; 77].

Романов. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1781, 1813 (Роман Романов), 1829, 1831, 1840, 1857, 1859, 1860 (Ижевского завода мастеровой А.О. Романов), 1864, 1867, 1870, 1888, 1894, 1900, 1911 и в др. гг. Мастеровой В. Романов в 1862 г. ездил «в столицу» по земельному вопросу как доверенный от общества мастеровых [2: 120]. В протоколах партзаседаний Бемыжской МТС в 1935, 1937 гг. также упоминается данная фамилия [110]. Отмечен Романов и в «Книге памяти» (1941–1945) [105]. Фамилия Романов была образована как отчество от календарного имени Роман [83; 77]. Семенов. В исторических памятниках сообщается о «крепостном служителе» Бемышевского завода Якове Семенове (1774) [39] и мастеровом Дмитрии Семенове (1797) – одном из инициаторов выступлений крестьян против заводчика [17: 179]. В метрических книгах, духовных росписях и брачных обысках фамилия фиксируется в 1781, 1799 (Дмитрий), 1801, 1802 (Семеонов), 1818 (Яков 76-ти лет), 1825 (Семiонов), 1832, 1840, 1844, 1896 и в др. гг. Фамилия Семенов была образована как отчество от календарного имени Семен [83; 77].

Смолин. В исторических документах за 1797 г. упоминается Бемышевского завода куренной надзиратель Василий Смолин (куренѐм называлась промысловая постройка, куренными работами – заготовка угля и дров) – один из инициаторов выступлений крестьян против заводчика. В метрических книгах фамилия фиксируется в 1840, 1845, 1857, 1862, 1869, 1875, 1897 и в др.гг. Фамилия Смолин могла быть образована как отчество от прозвища Смола – по «названию сырьевого материала» [83], которое отмечено, в частности, в словаре М.Н. Тупикова [76: 27], указывает его и Н.В. Подольская в ряду других прозвищных имен [58: 77].

Степанов. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях и в брачных обысках в 1781, 1799, 1801, 1806, 1812, 1823, 1826, 1831, 1892 гг. В форме Стефанов в тех же книгах – в 1820, 1828, 1830, 1832, 1829,1836, 1839, 1842, 1845, 1867 и в др. гг. Отмечен Степанов и в «Книге памяти» (1941–1945) [105]. Фамилия Степанов (Стефанов) была образована как отчество от календарного имени Степан (Стефан) [83; 77]. Терентьев. Фиксируется в метрических книгах, духовных росписях и книгах записи оглашений о вступлении в брак в 1798 (Иван 55-ти лет), 1801, 1804, 1818, 1840, 1856, 1859, 1861, 1869, 1875, 1880, 1888, 1891, 1897, 1911 (неграмотный Алексей Мартириевич) и в др. гг. Отмечен Терентьев и в «Книге памяти» (1941–1945) [105]. Фамилия Терентьев была образована как отчество от календарного имени Терентий [83; 77].

Титов. Титовы – один из старейших бемыжских родов, первые упоминания о котором относятся еще к 70-м гг. XVIII в.: «Приказчик Василий Титов был убит» [24: 22], «прикащик Иван Титов», «прикащика Василия Титова избили и ограбили» [39]. Прикащиками назывались «торговые доверенные» люди (имеющие доверенности), которые заключали сделки от имени хозяина. В метрических книгах, духовных росписях, книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках фамилия фиксируется в 1826 (Данила Иванович 63-х лет), 1836, 1840, 1844, 1856, 1858, 1863, 1866, 1875, 1878, 1880, 1891, 1894, 1896 (младший медицинский фельдшер 139-го Моршанского полка Алексей Михайлович Титов 29-ти лет, жительствовал по месту службы, женился на бемышевской крестьянке Анне Николаевне Черновой 19-ти лет, неграмотной), 1901, 1911 и в др. гг. (отметим, что в 1866 г. некий обер-офицер А.Н. Титов вошел в землемерный комитет от Елабужского уезда [21: 169]). М.П. Титов упоминается в протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1936 как «кандидат партии с 1932 г.», председатель колхоза им. Сталина, в прошлом воевавший добровольцем на фронтах Гражданской войны [110]. Титовы до сих пор проживают в Бемыже. Функционирует ИП «Титова» (магазин «Прометей»). В книге, посвященной истории Кизнерского района, приведен такой рассказ: некий Тит из Осокинского завода был сослан на рудники Урала за бунтарство; «вернулся через 30 лет по милости нового царя Александра Третьего с многочисленной семьей: с сыновьями, невестками, внуками. Тит был уже физически слаб, но приказные сторонились его. И он с такими же, как и он сам, «смутьянами» поселился в Новой Кушве» [34: 211]. Фамилия Титов была образована как отчество от календарного имени Тит [83; 77]. Фадеев. Фиксируется всего один раз – в духовных росписях в 1799 г. (крестьянин 41-го года). Фамилия Фадеев была образована как отчество от календарного имени Фадей (Фаддей) [83; 77].

Федоров. Фиксируется в метрических книгах и духовных росписях в 1781, 1799, 1801, 1807, 1820, 1824, 1831, 1844, 1858, 1868 и в др. гг. Носители данной фамилии в настоящее время проживают в селе. Фамилия Федоров была образована как отчество от календарного имени Федор (Феодор) [83; 77].

Яковлев. В исторических памятниках, имеющих отношение к Бемышевскому заводу, упоминается мастер Федор Яковлев (1773) [24: 22]. В метрических книгах, духовных росписях и книгах записи оглашений о вступлении в брак фамилия фиксируется в 1781, 1799 (Потап 51-го года), 1801 (Спиридон 53-х лет), 1806, 1818, 1822 (Иван 65-ти лет), 1826 (Сперидон 79-ти лет), 1827 (Степан 69-ти лет и Петр 68-ми лет), 1831 (Дмитрий 63-х лет), 1840 (служитель церкви), 1858, 1863, 1866, 1870, 1911 и в др. гг. Фамилия Яковлев была образована как отчество от календарного имени Яков [83; 77].

 

Бемышевские фамилии, фиксируемые в документах в первые два десятилетия XIX в.

 

 

Александров. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1806, 1824, 1829, 1832, 1841, 1850, 1855, 1869, 1894 и в др. гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Александров была образована как отчество от календарного имени Александр [83; 77].

Андрианов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1807, 1815, 1818 (Андрианов), 1820 (Андреянов), 1827 (Андрианов), 1829 (Андреянов), 1831, 1833 (Андреянов), 1840 (Андреянова, умерла 74-х лет) и в др. гг. Фамилия Андрианов была образована как отчество от календарного имени Андриан (Адриан) [83; 77], где «вставное н, вероятно, вызвано аналогией с начальным Андрв именах Андрей и Андрон» [83: 49].

Анкудинов. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях и в книгах записи оглашений о вступлении в брак в 1817 (Акиндинов), 1818 (Анкиндинов), 1827 (Анкудинов), 1831 (Акиндинов), 1841 (Анкудинов), 1859, 1866, 1870, 1893, 1911 (Анкудинов) и в др. гг. В ХХ в. В.Д. Анкудинов был одним из председателей Бемыжского сельсовета. Носители этой фамилии проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Анкудинов была образована как отчество от личного имени Анкудин [83] (в церковных бемышевских книгах имеется фиксация самого этого имени, например, в 1801 г.). Варианты записи данной фамилии (Анкудинов, Акиндинов, Анкиндинов) связаны с разными вариантами самого имени, которые «возможно, обязаны влиянию многочисленных имен, начинающихся с Ан-» [83: 50].

Антонов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1806, 1818 (Антонов), 1831 (Иван Онтонов, вдов), 1832 (Онтонов), 1867 (Онтонов), 1911 (Антонов) и в др. гг. Некоторый временной перерыв в фиксации данной фамилии (1840–50-е гг.) мог быть связан с высылкой семьи на Урал в 1850-х и последующим их возвращением в 1860-х гг. Фамилия Антонов была образована как отчество от календарного имени Антон (Антоний) [83; 77].

Вуколов. Фиксируется в метрических книгах в 1815 г.; также имеется запись 1860 года о Викулове (умер 88-ми лет). Фамилия Вуколов была образована как отчество от календарного имени Вукол (Вакул, Вакула) [83; 77].

Герасимов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1807 (Гарасимов), 1815 (Герасимов), 1818 (Гарасимов), 1819 (Герасимов), 1822, 1826, 1834, 1840, 1843, 1853, 1861 и в др. гг. Фамилия Герасимов была образована как отчество от календарного имени Герасим [83; 77].

Данилов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1815, 1831, 1851, 1866 и в др. гг. Фамилия Данилов была образована как отчество от народной формы имени Даниил – Данило [Унб.], либо Данил [77] (сама форма Данило фиксируется в бемышевских церковных книгах, например, в 1830 г.).

Димитриев. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1807, 1812, 1819 (священник Косма 35-ти лет), 1820, 1826 (Нестор 29-ти лет), 1829 (Дмитриев), 1831 (Лазарь 51-го года), 1840, 1857 и в др. гг. Фамилия представлена и в форме Митриев в метрических книгах и в духовных росписях в 1815 (Ф. Митриев 29-ти лет), 1851 гг. Упоминается Димитриев и в «Книге памяти» (1941–1945) [105]. Фамилия Димитриев была образована как отчество от календарного имени Димитрий – церковная форма [77] (Митриев – от имени Митрий, которое отражено и в бемышевских метрических книгах).

Игнатьев. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1807, 1823, 1824, 1826 («Степан И Гнатьев»), 1831, 1841, 1845 и в др. гг. Фамилия Игнатьев была образована как отчество от календарного имени Игнатий [83; 77].

Исаков. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1818, 1820 (Исааков), 1845, 1865, 1869, 1878, 1880, 1888, 1897, 1911 и в др. гг. Эта фамилия упоминается также в протоколах партийных заседаний Бемыжской МТС в 1935, 1938 гг. [110]. Носители данной фамилии проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Исаков была образована как отчество от календарного имени Исак (Исаак) [77].

Кулюшин. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1818, 1845 (Кулюшкин), 1863 (Кулюшин), 1867, 1875 (Колюшин), 1888, 1897 и в др. гг. Фамилия Кулюшин не вполне ясного образования. Б.О. Унбегаун среди фамилий, оканчивающихся на –(ш)ин, отмечает вариации на –ишин, -ошин, -ушин [83: 128], но форм на – юшин у него нет. Наличие в бемышевских материалах варианта Колюшин (фиксируется и Унбегауном [83: 67]) позволяет предположить исходное уменьшительное имя Колюша от Коля (Николай). Сравн.: Суперанская отмечает вариант Кулюхин от Кулюха < Акулина [76: 162]. Отметим также наличие в русских говорах названия лица кулюха «о неопрятной девушке, женщине» и глагола кулюшить «заниматься пустяками, делать что-л. ненужное» [69].

Ларионов. Фиксируется в духовных росписях в 1815, 1823, 1826, 1827 гг. Фамилия Ларионов была образована как отчество от календарного имени Ларион (из Илларион) [83; 77]. Леонтьев. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях и в книгах записи оглашений о вступлении в брак в 1802 (Иван 48-ми лет), 1803 (он же), 1817 (Михаил), 1824 (Иван 62-х лет), 1826 (Иван 73-х лет), 1827 (он же), 1832 (в графе «Военные и их домашние» записан Михайло Леонтьев 69-ти лет и еще 28 человек члены его семьи и люди, проживающие в его доме), 1840 (Федор), 1868 (Иван и Андриян), 1911 и в др. гг. Фамилия Леонтьев была образована как отчество от календарного имени Леонтий [83; 77].

Макаров. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1807, 1814, 1818, 1820, 1824, 1826, 1829, 1832, 1842, 1844, 1851, 1861 (Кушвинского завода мастеровой) и в др. гг. Отметим также фамилию Макарчиков в 1888 г. Люди с фамилией Макаров проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Макаров была образована как отчество от календарного имени Макар (Макарий) [83; 77].

Матвеев. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1801 (Матфеев) и в 1875 (солдат Бемышевского завода Матвеев) гг. Упоминается Матвеев также в протоколах партийных заседаний Бемыжской МТС в 1935 г. [110]. Фамилия Матвеев была образована как отчество от календарного имени Матвей (Матфей) [83; 77].

Миронов. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях, в книгах записи оглашений о вступлении в брак, в брачных обысках и в исторических документах в 1813 (Василий 52-х лет), 1815, 1816, 1817 (Василий 55-ти лет), 1820 (крепостной крестьянин Илья), 1839, 1845 (крестьянин Н. Миронов посажен в елабужскую тюрьму), 1846 (сын Н. Миронова Иван взят под стражу), 1853, 1859, 1866 (Иван Данилович), 1869 (Мария Ивановна), 1874, 1875 (крестьянин Д.И. Миронов), 1878, 1883, 1893 (Николай Михайлович), 1900, 1911 (Матвей, неграмотный) и в др. гг. Фиксируется Миронов и в «Книге памяти» (1941–1945) [105]. Фамилия Миронов была образована как отчество от календарного имени Мирон [83; 77].

Михайлов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1803 (Дмитрий), 1804, 1806, 1814, 1820, 1825, 1829, 1831, 1836, 1839, 1841, 1858 и в др. гг. Фамилия Михайлов была образована как отчество от формы календарного имени Михаил – Михайло (Михаил) [83; 49] (в бемышевских памятниках фиксируется и полное имя Михаил, и его форма Михайло, напр., в 1830-х гг.).

Николаев. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1815, 1820, 1824, 1825, 1830 (Михаил 38-ми лет), 1831 (Михайло 39-ти лет), 1836, 1840, 1855, 1857 и в др. гг. В протоколах партийных заседаний Бемыжской МТС фамилия Николаев отмечена в 1938 г. [110]. Фиксируется Николаев и в «Книге памяти. 1941–1945» [105]. Фамилия Николаев была образована как отчество от календарного имени Николай [83; 77].

Павлов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1801, 1821, 1829, 1835, 1857, 1865 и в др. гг. Фамилия Павлов была образована как отчество от календарного имени Павел [83; 77].

Пахомов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1815, 1820, 1841, 1853, 1857, 1859, 1863, 1870, 1875, 1879 (Евграф Ермилович 21-го года), 1894, 1898, 1901, 1911 и в др. гг. В архивных документах за 1853 г. сообщается, что в числе других крестьян, наказанных розгами за неповиновение, был Л. Пахомов [2: 114]. Упоминается фамилия Пахомов также в протоколах партийных заседаний Бемыжской МТС за 1956 г. [110] и в «Книге памяти» (1941–1945) [105]. Фамилия Пахомов была образована как отчество от календарного имени Пахом (Пахомий) [83; 77]. Имя Пахом в первые десятилетия XIX в. носило отпечаток незнатного или провинциального происхождения его носителя [84: 337]. Современный факт: жительница Бемыжа Александра Пахомова (фамилия – по отцу) имела в 1950–70-х гг. уличное прозвание Шурка Пахомычева (то есть либо «дочь Пахомова», либо «внучка Пахомыча»).

Потапов. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1817, 1821, 1829 (Феодор 46-ти лет), 1840, 1857, 1859, 1863, 1867, 1875, 1888, 1890 (Бемышевского завода ефрейтор), 1897, 1911 и в др. гг. В протоколах партзаседаний Бемыжской МТС сообщается о выступлении Н.М. Потаповой на заседании в 1956 г. [110]. Одним из председателей Бемыжского сельсовета был Ф.И. Потапов. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время (у одного из них прозвище – Косолапый, мотивированное косвенным названием медведя «Михаил Потапыч» [94]); функционирует индивидуальное предприятие «Потапов». Фамилия Потапов была образована как отчество от календарного имени Потап (Потапий) [83; 77].

Прокопьев. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1807, 1817, 1819, 1820, 1824, 1826 (Прокофьев), 1829 (Прокопьев), 1831, 1841 и в др. гг. Фамилия Прокопьев была образована как отчество от календарного имени Прокопий (Прокофий) [83; 77]. 

Родионов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1806, 1821, 1824, 1832 гг. Фамилия образована как отчество от календарного имени Родион [83; 77].

Савельев. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1803, 1807, 1826, 1833 (Савелiев), 1844, 1860 гг. Упоминается фамилия Савельев и в протоколах партийных заседаний Бемыжской МТС за 1935 г. [110]. Фамилия Савельев была образована как отчество от календарного имени Савелий [83; 77].

Саввин. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1819, 1824, 1829, 1831, 1833, 1861 и в др. гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Саввин была образована как отчество от календарного имени Савва (Сава) [83; 77]. Исследователи отмечают, что «имя Савва в литературном языке обычно пишется с удвоенным в, хотя изначально никакого удвоения в нем не было: Cава» [76: 47].

Сергеев. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1814, 1833, 1841 гг. Фамилия Сергеев была образована как отчество от календарного имени Сергей [83; 77].

Сидоров. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1819, 1820, 1827, 1831, 1874, 1897 гг. Фамилия Сидоров была образована как отчество от календарного имени Сидор (Исидор) [83; 77].

Спиридонов. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1815, 1819, 1824 (Сперидонов), 1833, 1840, 1845, 1857, 1860, 1866, 1878, 1893, 1901, 1911 и в др. гг. Фамилия фиксируется также и в «Книге памяти» (1941–1945) [105]. Фамилия Спиридонов была образована как отчество от календарного имени Спиридон (Спиридоний) [83; 77].

Тимофеев. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1807, 1860, 1862, 1897, 1911 и в др. гг. Фамилия Тимофеев была образована как отчество от календарного имени Тимофей [77].

Тихонов. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках как крестьянская фамилия в 1810, 1820 (Стефан Тиханов 42-х лет), 1824 (Стефан Тиханов 45-ти лет), 1826 (Тиханов), 1831, 1833 (Самсон 46-ти лет), 1840 (Петр), 1843, 1845, 1857 (Дмитрий), 1859, 1862, 1870, 1875, 1880, 1888, 1897, 1911 и в др. гг. В публикациях историков сообщается также о заводском приказчике А. Тихонове (1845) [2]. В настоящее время носители данной фамилии также проживают в селе. Фамилия Тихонов была образована как отчество от календарного имени Тихон [83; 77].

Федотов. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях, в книгах записи оглашений о вступлении в брак, в брачных обысках и в исторических документах в 1807 (крепостной крестьянин Иван), 1818, 1820 (у вдовы Федотовой родился незаконнорожденный сын), 1824 (Григорий 35-ти лет), 1839 (Дмитрий), 1840 (Прокопий), 1846 (Д. Федотов возглавил крестьян, покинувших рудник, чтобы освободить товарищей из елабужской тюрьмы, в результате чего сам был арестован), 1859, 1860 (умер Григорий Федотов 73-х лет), 1870, 1875 (Петр), 1887, 1891, 1897 (у Андрея родился сын Федор), 1901, 1911 (Федор расписывался за неграмотных) и в др. гг. Имеются интересные сведения о Федотовых в Удмуртии вообще: был сарапульский купец Федот Федотов, в 90-х гг. XVIII века построивший пять мельниц [17: 78], а в самом селе Бемыж в начале XX в. жил зажиточный хлеботорговец Михаил Федотов [98]. В настоящее время носители этой фамилии также проживают в Бемыже, в сельской средней школе работает Г.В. Федотова [34: 117]. Фамилия Федотов была образована как отчество от календарного имени Федот (Феодот) [83; 77], которое в первой четверти XIX в. считалось простонародным [84: 338].

Филиппов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1803 (Филиппов), 1804 (Филипов), 1818, 1820, 1823, 1831 (Филипов), 1841 и в др. гг. Фамилия Филиппов была образована как отчество от календарного имени Филипп [83; 77].

 

Фамилии, фиксируемые в документах с третьего десятилетия XIX в. (1820–1829 гг.):

 

Агафонов. Фиксируется в метрических книгах в 1823, 1874, 1880 и в др. гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Агафонов была образована как отчество от календарного имени Агафон [83; 77].

Беляев. Фиксируется, в частности, в метрических книгах в 1821 г. (пономарь). Пономарь – это один из низших церковных служителей, главной обязанностью которого было звонить в колокола, участвовать в клиросном пении, прислуживать в богослужении. Поскольку Свято-Троицкая церковь до 1825 г. находилась в с. Кувак, пономарь Беляев, по-видимому, не был жителем заводского села. Фамилия упоминается также и позднее – в «Книге памяти» (1941–1945) [105]. Фамилия Беляев была образована как отчество от древнерусского имени Беляй, которое могло указывать на светлый цвет лица, волос или иметь другое значение – например, «обелѐнный», то есть свободный от податей [49].

Виноградов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1820 (дьячок), 1825 (дьякон 64-х лет), 1841 (дьякон) и в др. гг. Можно предположить, что это был первый дьякон Бемышевской церкви. В этнографических очерках 1850-х гг. вятского писателя А.А. Потехина о дьячке (церковнослужителе) говорится, что он «сам и полосу свою взорет, и сено выкосит как добрый мужик», а дети дьячка «бегают себе босиком в одних толстых холщевых рубахах», но общественное положение дьякона (священнослужителя) совсем иное – «и одежда должна быть пристойнее как на нем, так и на семейных его», работать в поле самому дьякону как-то непристойно, «и некогда, потому что на нем лежит вся письменная работа – ведение книг и отчетности по церкви и приходу» [62: 237–244]. Что стало с бемыжскими Виноградовыми в дальнейшем? В 1960-х гг. в Бемыжском детдоме жил мальчик лет 12-ти Витя Виноградов. Не был ли этот одинокий, сосредоточенный в себе ребенок потомком того дьякона, который служил в бемышевской церкви в первой половине XIX века? Фамилия Виноградов относится «к числу искусственных, часто дававшихся в духовных училищах. Искусственность ее происхождения подтверждается и тем, что в центральной и северной России виноград не растет и был известен, скорее всего, из книг» [76: 48].

Евсевиев. Фиксируется в духовных росписях и брачных обысках в 1825 (пономарь 28-ми лет), 1896, 1901 г. (личный дворянин Александр Николаевич; студент Вятской духовной семинарии Геннадий Николаевич Евсевiев 21-го года, жительствовал в Бемышевском заводе, женился на дочери священника этого завода – В. Поповой 27-ми лет). Фамилия появляется в церковных книгах сразу после открытия церкви. Позднее Евсеев фиксируется в «Книге памяти» (1941–1945) [105]; в протоколах партзаседаний Бемыжской МТС за 1938 г. упоминается комбайнер Евсеев, а за 1956 г. отмечен Евсеев, который был делегатом 9-й партконференции [110]. Фамилия Евсевиев (Евсеев) была образована как отчество от имени Евсевий (Евсей) [83].

Енаторов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1828 (Еноторов), 1839 (Иноторов), 1857, 1858 (Бемышевского завода отпущенный по билету солдат Г. Иноторов; уволенный по билету рядовой Принца Прусского полка солдат Г. Еноторов), 1859 (Еноторов), 1862, 1867, 1874, 1879 (Параскева Павловна Инаторова 23-х лет), 1894 (Еноторов), 1898 (Наталья Инаторова 20-ти лет), 1901, 1911 (И.П. Иноторов 1892 г. рожд.) и в др. гг. В исторических источниках упоминается также «У.Д. Елоторов из с. Бемышево Елабужского уезда», который 1909 г. на Казанской международной выставке демонстрировал сапоги, сплетенные из лыка [40: 123]. В протоколах партзаседаний Бемыжской МТС за 1938 г. также упоминается Еноторов [110]. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. А.С. Енаторова была заведующей бемыжской библиотекой с 1983 г. [34: 164]. Фамилия Енаторов могла быть образована, на наш взгляд, от возможной разговорной формы Енатор от календарного личного имени Сенатор < лат. сенатор (имя указано у Суперанской [77: 298]).

Кабанов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1828, 1836, 1840, 1857, 1864, 1866, 1878, 1888, 1892, 1896 (Парфений 20-ти лет), 1900, 1911 и в др. гг. Фамилия упоминается в «Книге памяти» (1941–1945) [105]. В 1950-х гг. в Бемыжской МТС работал А.П. Кабанов, который был членом партбюро МТС [110]. Фамилия Кабанов была образована как отчество от неканонического имени Кабан или от прозвища Кабан [83], производного от названия животного – переносно «о толстом, здоровом человеке» [69] или от диалектного кабан – «кладка сена, соломы, снопов, продолговатой формы» [19]. В картотеке русских говоров Удмуртии, хранящейся в кабинете русского языка Удмуртского госуниверситета, имеются следующие записи: «Серпом жали, а потом – в кабан ставили снопы, чтоб они не пропали, на всю зиму» (записано от семьи Деминых, Бемыж, 1984 г.) [106]. В условиях медеплавильного производства фамилия Кабанов могла возникнуть также и на базе профессионального термина кабан – «кладка дров для выжигания угля», «угольная куча», кабанить – «выжигать уголь» [69].

Карпов. Фиксируется в метрических книгах в 1827, 1830 и в др. гг. Фамилия Карпов была образована как отчество от календарного имени Карп (Карпос) [77].

Костин. Фиксируется в метрических книгах в 1820, 1850 и в др. гг. Проживают носители данной фамилии в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Костин была образована как отчество от уменьшительной формы календарного имени Константин – Костя [83], что совершенно нехарактерно для бемыжского антропонимикона начала XIX в., хотя широко представлено в общерусской антропонимической системе. Русские фамилии «образовывались не только от форм имен, зафиксированных в церковных календарях, но и от народных разговорных форм этих имен, а также от сокращенных и субъективно-оценочных вариантов имен» [76: 45].

Космин. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1824, 1826 (Козмин), 1827, 1829 (Космин), 1830 (вдова Феврония Кусмина 58-ми лет, из дворовых), 1831 (Космин), 1833 (Козмин), 1839, 1843 (Космин), 1863 и в др. гг. Фамилия Космин была образована как отчество от календарного имени Косма (Козьма, Кузьма) [83; 76: 45; 77].

Крохин. В 1825 г. в составлении плана Бемышевского медеплавильного завода принимал участие «управитель И. Крохин» [2: 102], управителем назывался человек – доверенное лицо хозяина. Данная фамилия фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях и в брачных обысках в 1826 (крепостной крестьянин Иван Петрович 54-х лет), 1827, 1829 (И.П. Крохин 57-ми лет), 1840, 1858, 1859, 1870 (в разные годы в церковных книгах упоминается мещанин Крохин из г. Макарьева Нижегородской губ.), 1888 и в др. гг. «Управитель» И. Крохин (1825) и крепостной И.П. Крохин (1826) – это, вполне вероятно, одно и то же лицо. Фамилия Крохин могла быть образована как отчество от прозвища (возможно, это внутрисемейное детское имя) Кроха, которое фиксируется в русских памятниках в XVI в. [93: 27]).

Львов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1824, 1831, 1833, 1840 гг. Фамилия Львов была образована как отчество от календарного имени Лев [83; 77], хотя «определенное число фамилий Львов восходит, вероятно, к слову лев (символ св. Марка Евангелиста)» [83: 175].

Модин. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях, в книгах записи «оглашений о вступлении в брак» и в брачных обысках в 1826 (Федор 43-х лет), 1840, 1842, 1845, 1850, 1855, 1859, 1862, 1864, 1875, 1880, 1888, 1891, 1895 (Евдокия Ивановна Модина сочеталась браком с Н.А. Чучковым), 1897, 1911 (Иван Афанасьевич) и в др. гг. Проживают носители данной фамилии в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Модин могла быть образована, на наш взгляд, как отчество от сокращенной формы календарного имени Модест (Медосий) – Модя. Хотя следует иметь в виду также диа57 лектное название лица модя – о хилом, тщедушном человеке [19].

Мышкин. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1823 (пономарь), 1825 (пономарь 19-ти лет), 1831 (пономарь), 1870 (Бемышевского завода исключенная из духовного ведомства в крестьянское сословие девка Глафира Мышкина), 1894 (крестьянин) и в др. гг. Поскольку первая из известных нам фиксаций фамилии относится к 1823 г., можно предположить, что первый ее носитель появился в Бемыже как церковнослужитель, переведенный из старой церкви. Отметим также, что фамилию Мышкины носили многие вятские семьи, посвятившие себя церковной службе [72]. Фамилия Мышкин могла быть образована как семинарская – от нарицательного Мышка (метафорическая модель – «по черте характера»). Б.О. Унбегаун приводит ее в группе «от названий млекопитающих», хотя вполне вероятно происхождение и от нецерковного имени Мышка (сравним: Никонов пишет о фамилии Щукин, что она «возникла не из нарицательного щука, а из нецерковного мужского личного имени Щука» [Никонов 1993: 8]). В пермских говорах зафиксировано существительное мышка как прозвище ребенка с тонким голосом [69].

Набоков. В 1825 г. чертежник А. Набоков участвовал в составлении плана Бемышевского медеплавильного завода [2: 102]. Фамилия фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1855, 1857 (умерла дворовая женка г-на Лебедева вдова из г. Казани Евдокия Ермолаевна Набокова 81-го года), 1859, 1861 (крестьянин из с. Можги Н. Набоков набело переписывал прошение бемышевских крестьян) [Александров: 119], 1880 (крестьянин с. Можги), 1888 и в др. гг. Фамилия Набоков могла быть была образована, на наш взгляд, как отчество от прозвища Набок. Сравн.: набокий – «кособокий, с кривым боком», «хромой» [69]. Панов. Фиксируется в метрических книгах в 1821 и в некоторые др. гг.; люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Панов могла быть образована как отчество от прозвища Пан, связанного с польским происхождением его носителя (пан в польском языке – «господин» [83]), или данного в насмешку, хотя следует учесть также наличие так называемого «нового календарного имени» Пан < греч. имя бога лесов, пастбищ, скота [77].

Парфилов. Фиксируется в разных формах в метрических книгах, в духовных росписях и в брачных обысках в 1829 (Парфилов), 1831 (Порфирьев), 1833 (Порфирьев), 1840 (Панфилов), 1842, 1858, 1875, 1888 (Парфилов), 1898 (Перфилов), 1900 (Порфирьев) и в др. гг. Парфилов упоминается в «Книге памяти» (1941–1945) в разделе «Бемыжский сельсовет» [105]. Фамилия Парфилов в разных ее фонетико-графических и словообразовательных вариантах восходит к календарному имени Перфилий (Порфирий) [77]. Унбегаун приводит формы Перфильев, Перфилин, Порфирьев – от Порфилий; и отдельно – Панфилов от Панфил или Панфилий [83]. В бемыжском антропонимиконе, с его ограниченным числом фамилий, все эти разные варианты относятся, по нашему мнению, к одному антропониму (форма Парфилов указана как основная в связи с ее ранней фиксацией, а также с учетом наличия в современном источнике). Разумов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях дважды – в 1826 (Никонор 30-ти лет) и 1850 гг. Фамилия Разумов могла быть образована как отчество от имени Разум < Разумник, перевод с греческого Синесий [77] или создана искусственно. Сравн. у Ф.М. Достоевского в «Преступлении и наказании» рассуждение о фамилии Разумихин: «Он малый, говорят, рассудительный (что и фамилия его показывает, семинарист должно быть»)». Секерьянов. Фиксируется в метрических книгах в 1828, 1836 (Сикерьянов), 1843 (Северьянов) и в др. гг. Фамилия Секерьянов была образована, на наш взгляд, как отчество от имени Секерьян (Северьян). В бемышевских источниках фиксируются следующие варианты записи данного имени: Секирьян, Сиверьян (1826). Б.О. Унбегаун дает только Северьянов от Северьян [83].

Селиверстов. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях трижды – в 1827, 1831 (восприемник), 1851 гг. Восприемниками называли крестных отца и мать, которые при обряде крещения ручались перед церковью за веру крещаемого; в случае необходимости восприемники должны были принять крестника под свое попечение [12: 281]. Фамилия Селиверстов была образована как отчество от календарного имени Селивѐрст (обрусевшее от Сильвестр) [77; 86]. В церковных книгах с. Бемыж фиксируется следующая форма этого имени – Сельверст (1824).

Силуянов. Фиксируется в метрических книгах дважды – в 1828 (Силуанов) и 1840 гг. Фамилия Силуянов была образована как отчество от календарного мужского имени Силуян (Силуан, Сильван; сюда же – Селиван, Селифан) [49; 77]; вариант Силуан – «русский документальный» [86].

Сухов. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1824 (крестьянин 69-ти лет), 1826 (крестьянин 41-го года), 1836, 1839, 1840, 1857, 1866 (Иван), 1870, 1875, 1888, 1891, 1894, 1900 (грамотный крестьянин), 1911, 1912 и в др. гг. Фамилия Сухов упоминается также в протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1935 и 1956 гг. [110]. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже в настоящее время. Фамилия Сухов могла быть образована как отчество от прозвища Сухой [83] или от детского имени, отражающего отличительный признак младенца [76: 34].

Фомин. Фиксируется в метрических книгах и в духовных росписях в 1824, 1829, 1831, 1842, 1859 гг. Фамилия Фомин была образована как отчество от календарного имени Фома [83; 77].

Шабалин. Фиксируется в метрических книгах, в духовных росписях и в брачных обысках в 1820 (дьячок Шабалин), 1822, 1831 (дьячок), 1836 (священник Петр Иванович), 1840 (Шибалин), 1857, 1863, 1866, 1868, 1875, 1888 (житель «села 60 Бемышево» Шабалин женился на Исаковой, которая «жительствовала в Бемышевском заводе»), 1891, 1893 (Бемышевского завода старший унтер-офицер; унтер-офицерами назывались начальствующие нижние чины, а с 1881 г. звание присваивалось только строевым нижним чинам), 1894 и в др. гг. В протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1956 г. упоминаются С.В. Шабалин (принят в партию в этом году) и В.Н. Шабалин (член комитета комсомола) [110]. Е.А. Шабалина была председателем Бемыжского сельсовета. Живут Шабалины и в современном Бемыже

Фамилии, появляющиеся в до- кументах в четвертом десятилетии XIX в. (18301839 гг.):

 

 

Башкин. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1839, 1841, 1843, 1859, 1865, 1875, 1891, 1894 и в др. гг. В 1849 г. Г. Башкин в числе девяти крестьян Бемышевского за вода был арестован и заключен в тюрьму в Елабуге [2: 116]. Значится эта фамилия и в Книге памяти (19411945) [105]. Фамилия Башкин была образована как отчество от прозвища Башка < башка [76: 6869]. Например: У нас так и говорят здесь башка, а не голова (Башкиров В.В., зап. в 1984 г.); у меня башка дом советов (Демин А.Н., зап. в 1984 г. [106].

Башкиров. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1833 (Петр Павлович), 1843, 1853 (Г. Башкиров наказан розга ми), 1859, 1861, 1865, 1887, 1888 (грамотный крестьянин), 1891, 1894, 1897 (грамотный крестьянин), 1898, 1900 (Акилина Про копьевна 20-ти лет), 1911 и в др. гг. В протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1936 г. также упоминается Башкиров, кото рого в духе того времени клеймят как отъявленного белобан дита [110]. В 19731980-х гг. В.Н. Башкиров был директором Бемыжской средней школы. В 1974 г. житель с. Бемыж Василий Андреевич Башкиров рассказывал студентам-филологам о том, как в тридцатых годах строили дорогу Бемыж Кизнер, о разде лении села на Польшу и Украину, о своей жизни [97]. Носи тели этой фамилии и в настоящее время проживают в Бемыже. Фамилия Башкиров была образована как отчество от про звищного этнонима Башкир [83], а первые Башкировы в Бемыже   это, по-видимому, потомки присланных в середине XVIII в. эт нических башкир. Н.А. Баскаков пишет о том, что: фамилии Башкиров и Башкирцев произошли по названию народа, по эт нониму башкир, башкирец + суф. ов, -ев [5: 249].

Бернатов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в бра и в брачных обысках в 1836, 1839, 1841, 1850, 1859, 1861, 1866 (крестьянин Кушвин ского завода), 1874, 1888, 1894, 1896, 1901, 1911 и в др. гг. Носители этой фамилии и в настоящее время проживают в Бе мыже. Происхождение фамилии Бернатов не совсем ясное. Б.О. Унбегаун приводит фамилию Бернов от берно бревно [83], а о фамилиях на атов говорит как о производных от при лагательных на атый (например, Лохматов от лохматый) [83: 142], но что в таком случае могло означать предполагаемое прилагательное бернатый?. Более убедительной может ока заться версия происхождения фамилии Бернатов от личного имени Бернат (тюрк.?), которое в 1547 г. носил, по свидетель ству историков, один из запорожских казаков (известно, что на Бемышевский завод в 1797 г. приезжали донские казаки).

Бодрин. Фиксируется в метрических книгах в 1830, 1836, 1840, 1845, 1866 (Кушвинский завод) и в др. гг. В протоколе партсобрания Бемыжской МТС от 23 января 1956 г. говорится о приеме в члены КПСС В.Н. Бодрина, побывавшего в немецком плену в Германии, куда он попал в 1941 г. после сдачи Киева, освобожден был лишь в 1945 г. английскими войсками [110]. Фамилия Бодрин могла быть образована как отчество от прозвища Бодро (такое прозвище фиксировалось в с. Бемыж у другого ее жителя в 40-х гг. XX в.) или, что более вероятно в связи с наличием суффикса -ин, Бодра смелый [69]. Сравн. также диалектное: бодрый мужественный, крепкий, нарядно, щеголевато, по-праздничному одетый [69].

Бускин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1836, 1837, 1839, 1840, 1844, 1850, 1863 (крестьянин Кушвинского завода), 1869, 1870 (Акилина Павловна 19-ти лет), 1875 (отданный в военную службу Яков Алексеевич), 1887 (Василий Афанасьевич 36-ти лет), 1888, 1890 (Бусскин), 1896, 1900 (гра мотный крестьянин), 1911 и в др. гг. В протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1935 и 1937 гг. также упоминается работник по фамилии Бускин [110]. В настоящее время в Бемыже живут Небускины, а Бускиных нет. Фамилия Бускин могла быть образована как отчество от диалектного прозвища Буска < буса выдолбленная из одно го куска дерева лодка или мотивирована прилагательным бу сый серый; седой либо пьяный (буско, буска животное серой масти; кличка такого животного) [69].

Галеев. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1836, 1840, 1851, 1853 (И. Галеев), 1857, 1863 (Куш винского завода крестьянин), 1869, 1874, 1878, 1888, 1893, 1897 и др. гг. О крестьянине Бемышевского завода М. Галееве 8 мая 1846 г. уездный земский исправник сообщал, что при работе в курене он внушал рабочим не выполнять положенных уроков и хотя малограмотный, но составляет прошения от крестьян [2: 112]. В протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1935 г. зафиксирован уполномоченный НКВД Галеев; за 1936 г. также не раз упоминается тов. Галеев, о котором, в частности, с по рицанием сообщается, что он не приехал на партсобрание, а уехал на дорожное строительство, партсобрание сменил на хозяйственные дела [110]. Носители этой фамилии и в на стоящее время проживают в Бемыже. Фамилия Галеев, скорее всего, башкирского происхожде ния.

Гущин. Фиксируется в метрических книгах дважды в 1839 и 1843 гг. Фамилия Гущин могла быть образована как от чество от прозвища Гуща, производного от диалектного слова гуща в значении ячменная каша [4: 88].

Дѐмин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах запи си оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1837, 1840, 1857, 1866 (Кушвинский завод), 1869, 1874 (крестьянин и уволенный по билету унтер-офицер Яков Васильевич Демин 34-х лет), 1888, 1892, 1911 и в др. гг. Александр Николаевич Де мин в 1984 г. рассказывал студентам-филологам о своей жизни. Проживают Демины и в современном Бемыже. И.Д. Демина председатель Бемыжского сельсовета [34: 204]. Фамилия Демин была образована как отчество от сокращенной формы Дѐма личного имени Дементий [83; 77].

Елышев. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1836, 1839, 1843, 1860 (Бемышевского завода отставной унтер офицер С.А. Елышев, 41 года), 1866, 1875, 1894, 1900, 1901, 1911 и в др. гг. Жительница с. Бемыж Мария Петровна Ёлышева (1907 г. рожд., фамилия по мужу) рассказывала студентам филологам в 1984 г.: В девках была, раскулачивали нас. Отсы лать не отсылали. Дядю совсем выслали. Суп стоял, супу не дали поесть. Горя много натерпелась. Дедушко раньше рас сказывал: неграмотные на заводе работали. Палочка стояла у ворот, делали зарубочку, кто на работу не придет били. Ма лину собирали руками, а барину иголкой ягоды снимали, при нѐм, чтоб чисто было [108]. Носители этой фамилии и в настоящее время проживают в Бемыже. Фамилия Елышев могла быть образована как отчество либо от прозвища Елыш, производного от диалектного слова елыш обрубок ѐлки, либо от уменьшительной формы крестильного имени, начинающегося с Ел- (Елисей, Елизар и др.) [83: 162].

Зимин. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1839, 1840, 1859, 1860, 1867, 1875, 1880, 1888, 1891, 1896 и в др. гг. В протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1937 г. также упоминается данная фамилия [110]. Зимины и в настоящее время проживают в Бемыже. Фамилия Зимин могла быть образована как отчество от прозвища Зима [83] или от личного мужского имени Зима, которое было нередким в России еще в XVII в. [49].

Казаков. Фиксируется в метрических книгах и в книгах записи оглашений о вступлении в брак в 1836, 1839 (Козаков), 77 1850, 1862 (мастеровой Кушвинского завода), 1894, 1911 и в др. гг. С 1943 по 1950 гг. библиотекой в Бемыже заведовала Т. Ка закова, эвакуированная из Ленинграда [34: 164]. Обратим вни мание на то, что на Бемышевском заводе служили казаки для усмирения бунтующих, с этим словом и могло быть связано происхождение данной фамилии. Б.О. Унбегаун отмечает фами лию Казаков как тюркскую по происхождению [83]

Капачинский. Фиксируется в метрических книгах и в ду ховных росписях в 1834 (дьячок 28-ми лет), 1870, 1881 (кресть янин) гг. Фамилия могла быть видоизменением фамилии Капа цинский, которую Б.О. Унбегаун определяет как латинскую по происхождению от capax способный [83: 177]. Фамилия Капачинский, таким образом, была произведена искусственным путем и присвоена ее носителю в духовном учебном заведении, где чаще всего для фамилии выбирались латинские слова, ха рактеризующие нрав или поведение (обычно в оптимистическом плане) их носителей [83: 176177].

Колесников. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1839, 1842, 1859, 1864 (Кушвинский завод), 1866, 1869, 1878 (служащий в г. Елабуге солдат), 1881, 1893 (грамотный крестья нин), 1911 и в др. гг. Носители этой фамилии и в настоящее время проживают в Бемыже. Фамилия Колесников, которая упоминается в памятниках русской письменности уже в XVI в. [93: 57], могла быть образо вана как отчество от прозвища по профессии колесник колѐс ный мастер (колесня мастерская, где изготавливают тележные колеса) или рабочий, который вертит колесо механизма, либо от шутливого прозвищ тот, кто носит очки; колесником на зывалась нижняя часть водяной мельницы, где вертится мель ничное колесо [69] (заметим, что при Бемышевском заводе была не одна мельница).

Кулаков. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1836, 1842, 1850, 1857, 1870 (Михаил Александрович из Пермской губ. Нижнетуринской волости), 1876, 1888, 1893 (солдатская дочь) гг. Упоминается Кулаков в Книге памяти (19411945) [105]. А.Ф. Кулаков был в Бемыже секретарем РК ВЛКСМ [34: 117]. Фамилия Кулаков могла быть образована как отчество от прозвища Кулак. Кулаками называли мелких тор говцев-перекупщиков или посредников при заключении торго вых сделок; а также скупого человека или бойкого и ловкого [19; 69].

Куреннов. Фиксируется в метрических книгах и в книгах записи оглашений о вступлении в брак в 1836, 1841 (Куренного сын, т.е. отца звали прозываться Куренной по профес сии), 1857 (Куреннов), 1859 (Куренков), 1866, 1893, 1912 и в др. гг. В настоящее время в Бемыже проживают Куренковы. Фами лия Куреннов была образована как отчество от прозвища по профессии Куренной (сравн. в бемышевских материалах: куренной надзиратель Смолин). Куренными мастерами на зывали углежогов, куренщик угольщик [19]. Б.А. Успенский же говорит о том, что формы фамилий на ой и ов в XIX в. могли восприниматься как вариантные (Безухий, Безухов; Долгорукий, Долгоруков) [84: 347].

Кусекеев. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1839, 1843, 1850, 1857, 1859, 1861 (Кусикеев), 1867, 1870, 1878, 1888, 1892, 1911 и в др. гг. Носители этой фамилии и в настоя щее время проживают в Бемыже. Фамилия Кусекеев (варианты Косекеев, Козекеев), по мнению Н.А. Баскакова, может проис ходить от кыпчакского kusek достигнутое желание, результат долгого желания [5: 255].

Лазарев. Фиксируется в метрических книгах в 1836, 1842, 1858, 1865, 1869 гг. В протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1935 г. также упоминается Лазарев [110]. Фамилия Ла зарев была образована как отчество от календарного имени Ла зарь (Елеазар) [83].

Лапин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1833, 1841, 1843, 1859, 1862, 1866, 1874, 1888 (Ксения Лапина 21-го года), 1896, 1911 и в др. гг. Люди с такой фамилией проживают в Бе мыже и в настоящее время. Фамилия Лапин могла быть образо вана как отчество от русского нецерковного мужского имени Лапа (например, в XIV в. был новгородский воевода Лапа) [49].

Лашенков. Фиксируется в метрических книгах и в брач ных обысках в 1831, 1842, 1857, 1860, 1865 (Федор), 1869, 1874 (Лашонков), 1875 (Лишонков), 1888 (Лашонков), 1891 (вдова Татьяна Мефодьевна), 1900 и в др. гг. Фамилия упоминается в Книге памяти. 19411945 [105]. Фамилия Лашенков, на наш взгляд, может быть русифи цированной формой фамилии Ляшенко от лях поляк. Имен но в 1831 г. (первый год фиксации фамилии Лашенков в метри ческих книгах с. Бемыж) в уездные города Вятской губернии были высланы мятежные поляки (могли быть и в Елабуге), ко торым дозволялось отлучаться от города на 30 верст. Есть веро ятность и отпрозвищного образования данной фамилии, так как прозвище лях давали людям, побывавшим в Польше или пере нявшим какую-нибудь польскую черту, например, в одежде [49: 67].

Логинов. Фиксируется в метрических книгах трижды в 1839, 1844 и 1860 (солдат, а также служащий Чистопольского уезда с. Сергиевского) гг. Фамилия Логинов была образована как отчество от календарного имени Логин (Лонгин, Логвин) [83; 77].

Лоханин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1836, 1840, 1844, 1857, 1861, 1868, 1875, 1894, 1901, 1911 (соб ственноручно расписался: Лоханнинъ), 1912 (Григорий Ф. Лоха нин), 1895 г. рожд.) и в др. гг. В работе А.А. Александрова упо минается крестьянин Ф. Лопахин, обратившийся вместе с дру гими в ноябре 1846 г. к губернатору с просьбой разобрать их дело [2: 114]; зная бемыжский антропонимикон, можно с уве ренностью говорить о том, что здесь речь идет, скорее всего, о Лоханине. В протоколах партзаседаний Бемыжской МТС за 1937 г. также упоминается Лоханин [110]. Люди с такой фа милией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Лоханин могла быть образована как отчество от прозвища диалектного происхождения Лохань < лохань круглая или продолговатая посудина для различных хозяйст венных надобностей [69].

Лошкин. Фиксируется, в частности, в духовных росписях в 1835 г. (дьякон). Ложкин упоминается в Книге памяти. 19411945 [105]. Вариант записи с ш объясняется тем, что имя воспринимали только на слух (4/5 населения страны были неграмотны), а по законам русского языка перед глухим соглас ным нельзя произнести согласного звонкого, то есть сочетание жк непроизносимо [49: 202]. Фамилию Ложкины носили мно гие вятские семьи, посвятившие себя церковной службе [72]. Фамилия Ложкин была образована как отчество от про звища Ложка. По-видимому, большинство переносных про звищ возникло стихийно под влиянием каких-то случайных ас социаций, которые нельзя реконструировать. И навсегда оста нется неясным, почему, например, человека назвали Ложка пишет Б.О. Унбегаун [83: 146].

Маринин. Фиксируется в метрических книгах дважды в 1836 и 1840 гг. Фамилия Маринин была образована не как отче ство, а как матчество от календарного женского имени Марина [83; 77]. Фамилий от женских личных имен церковного календа ря относительно мало, но они все же образовывались, чему были в свое время разные основания вдовство женщины, солдатчина, когда женщина оставалась на долгие годы во главе семьи, неза коннорожденность, т.е. безмужние дети, особые заслуги или от личительные особенности отдельных женщин [76: 45]. Мастеров. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1839, 1842, 1859, 1867, 1874, 1880, 1892, 1911 и в др. гг. А. Мастеров был назван одним из организаторов выступления крестьян в 1846 г. [2: 111]. В протоколах партсобраний Бемыж ской МТС за 1956 г. отмечен председатель собрания Мастеров [110]. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в на стоящее время. Фамилия Мастеров была образована как отчество от про фессионального прозвища Мастер и относится к группе фами лий от наименований различных должностей и специальностей [83: 101].

Мельников. Фиксируется в метрических книгах только в 1839 г., но упоминается также в Книге памяти. 19411945 [105]. Фамилия Мельников была образована как отчество от про звания по профессии Мельник [76: 41].

Монанов. Фиксируется в метрических книгах в 1839 (Мо нонов), 1851, 1865 (Монанов) гг. В современном Бемыже также проживают Монановы. Фамилия Монанов могла быть образова на как отчество от неполного календарного имени Манан (Мо нан): у Унбегауна, например, приведена цепочка Мананко < Ма нонко < Мануйло (или Манихей) [83].

Непогодин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1839, 1841, 1859, 1861, 1865 (кушвинского завода крестьянин), 1869, 1876, 1888, 1897, 1900, 1911 и в др. гг. Упоминается эта фа милия в протоколах партзаседаний Бемыжской МТС за 1938 г. [110]. А.А. Непогодина (1905 г. рожд.) в 1984 г. рассказывала студентам-филологам: Раньше ведь от меди много отходов было. Потом барин все лога засыпал. Соку развезли по дорогам. Сока это шлак. …У мельницы был утюг, лед раскалывал. Утюг оберегал мельницу. На мельнице пять поставов было. Те перича искусственные мельницы, огнем мелют. …Живу вот. Восемь человек принесла. Взамуж вышла, их раскулачили. Рас кулачили, дак всѐ забрали, анбары закрыли. Всѐ хорошее забра ли, я и осталась в худой рубахе. Всю стройку увезли. Остались в маленькой избушке, головой потолок достигаешь. Так вот в разбитом корыте и живу [108]. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Непогодин могла быть связана своим происхож дением с диалектным непогодь плохая погода [4: 102]. В.А. Суперанская, объясняя происхождение фамилии Погодин от погода, отмечает связь именования ребенка с состоянием по годы в день его появления на свет [76: 99]. Б.О. Унбегаун писал: Охранительные имена, естественно, несут в себе отрицание, и, соответственно, доля отрицательных фамилий, производных от них, довольно велика (Некрасов, Неудачин и др.) [83: 165].

Пономарев. Фиксируется в метрических книгах и в ду ховных росписях в 1834 (пономарь 28-ми лет), 1840 (дьячок) и в др. гг. Упоминается эта фамилия в протоколах партзаседаний Бемыжской МТС за 1938 г. [110]. Фамилия Пономарев была об разована как профессиональная от названия должности отца пономарь церковный служитель [83].

Секерин. В метрических книгах и в книгах записи огла шений о вступлении в брак фамилия фиксируется в 1839, 1840 (Секирин и Секерин), 1845, 1850, 1856, 1859, 1860 (Александр и Григорий Алексеевичи), 1888, 1890 (родилась Дарья у Алексея Александровича), 1891 (родился Николай у Григория Александ ровича), 1898, 1900 (крестьянин Александръ Алексеевъ Секе ринъ росписался), 1911 (Николай Иванович 21-го года), 1912 (Николай Григорьевич, 1891 г. рожд.) и в др. гг. Секериных в истории Бемыжа было много, и многочисленные отчества, фиксируемые в метрических книгах, свидетельствуют о наличии нескольких родов. Только во второй половине XIX в. среди Се кериных были: Андреевичи (Петр, Алексей, Сигмалитикея), Ивановичи (Дмитрий, Иван), Филипповичи (Осип, Илья), Нико лаевичи (Евдокия, Варвара), Алексеевичи (Александр, Григо рий), Александровичи (Алексей, Григорий, Парасковья), Гри горьевичи (Дарья). Кроме того, существовала уличная фамилия Секерины у семьи Алексея Николаевича Акимова (18861964), восходив шая к материнской ветви: отец А.Н. Акимова (Николай) был женат на крестьянке Татьяне Григорьевне Секериной (1849 г. рожд.). Он и его братья после отмены крепостной зависимости приехали на заработки в Бемыж из Менделеевска, здесь жени лись, и в селе появилось несколько семей Акимовых возникла необходимость как-то различать их. Одного из сыновей, женившегося на дочери из старого бемыжского рода Секериных, стали прозывать Секериным, а вслед за ним и его детей и внуков (в метрических книгах имеется немало фактов записи одного и того же лица то как Бемышевского завода крестьяни на Николая Павлова Акимова (1875, кн. 45), то как Николая Павлова Секерина). Исследователи не раз отмечали, что не официальная (уличная) фамилия чаще всего дается именно как название по отношению к лицу родственнику, в частности по жене [81: 314]. Приведем еще некоторые записи из метрических книг: крестьянин Александр Секерин и Анастасия 23 января родили Иоанна (1856), вступили в брак Бемышевского завода кресть янин Николай Павлов Акимов, православный, первым браком, лета жениха 19, того же завода крестьянка Татиана Григориева Секерина, православная, первым браком, лета невесты 17 (15 мая 1866 г.). Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоя щее время. Например, А.В. Секерина имеет большой стаж рабо ты в Бемыжской средней школе [34: 117]. Фамилия Секерин была образована как отчество от про звища по названию лесосечного топора (сев.- вост. русский диалект) секира (от общеславянского глагола сечь). В метри ческих книгах Свято-Троицкой церкви с. Бемыж есть вариант записи этой фамилии через и: Секирин (1840). Отметим также, что патроним Секирин фиксируется в русских памятниках в XVI в. [93: 117], был белозерский помещик П. Секирин, а в Приуралье фамилия отмечена уже в перв. четв. XVII в.: житель Соли Кам ской Михалко Андреев сын Секерин, 1623 [60]. Можно пред положить, что в Бемыже эта фамилия появилась вместе с пер выми переселенцами крепостными крестьянами. Тюнин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1836, 1840, 1859, 1860, 1866 (Неонила Федоровна Тюнина 33-х лет; крестьянин Кушвинского завода), 1870, 1888, 1896, 1911 и в др. гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Можно предположить нерусское происхождение этой фа милии: в частности, в книге История Удмуртии [30: 78] упоминается бесермянин Тюнин. Однако нельзя исключать и возможность производности фамилии как отчества от русского прозвища Тюня тунеядец, лентяй [49: 142]. Унбегаун приво дит фамилию Тюнькин как образованную от слова со значением остолоп [83: 120], хотя, как сам же пишет далее, фамилии на нин не образуют четких групп и происхождение многих из них неясно [83: 127].

Усачѐв. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1839, 1841, 1845, 1850, 1857, 1865, 1867 (Кушвинский завод), 1870, 1874, 1891, 1894, 1911 и в др. гг. В протоколах партсобра ний Бемыжской МТС за 1956 г. упоминается тракторист А.М. Усачев [110]. Люди с такой фамилией проживают в Бемы же и в настоящее время. Фамилия Усачев была образована как отчество от прозви ща Усач; фамилии на ачѐв производны от прозвищ на ач, об разующихся от основ существительных, прилагательных и гла голов [83: 129].

Чернов. Фиксируется в метрических книгах и в книгах за писи оглашений о вступлении в брак в 1833, 1836, 1839, 1842 (Иван Егорович), 1843 (Петр Егорович), 1844 (крестьянин Ми хаил Алексеевич), 1846 (крестьянин Н. Чернов был автором од ного из воззваний), 1857, 1874, 1880, 1887 (Михаил Николае вич), 1888 (Василий Семенович, Георгий Васильевич, Николай Петрович, Яков Филиппович, Иван Васильевич, Михаил Нико лаевич, Дмитрий Петрович, Евдокия Ипполитовна 23-х лет, не грамотная), 1891 (Василий Семенович 27-ми лет), 1892 (Яков и Василий Семеновичи), 1893 (Николай Петрович и его дочь На талья), 1894 (Бемышевского завода рядовой Николай Николае вич Чернов женился на Галеевой), 1897 (Иван Самсонович), 1911 (дочь умершего крестьянина Ивана Васильевича Чернова Мария; дочь Осипа Семеновича Чернова Евдокия 1888 г. рожд.). Таким образом, Черновых в Бемыже было много. Вспомним также елабужского купца первой гильдии Фе дора Григорьевича Чернова, на средства которого в Елабуге в 1832 г. была построена кладбищенская церковь во имя пресвятой Троицы и двухэтажный каменный дом для священника. В 1858 г. в Елабуге на его же средства был построен Алек сандринский детский приют. Были ли елабужские Черновы связаны родственными узами с Черновыми бемыжскими нам неизвестно, хотя отметим, что в те времена разорившийся купец автоматически переходил в мещанство [46: 121], и на оборот. Важную роль в формировании купеческого сословия в Вятской губернии играли зажиточные крестьяне разных ка тегорий, так, в состав малмыжского купечества входили бывшие крестьяне [74: 139]. Обратим внимание и на следующий факт: в 1940-х гг. библиотека в Бемыже размещалась в двухэтажном доме раску лаченного И.В. Чернова, там же были типография и редакция газеты Колхозное знамя [34: 164]. Отсюда следует, что в Бе мыже до 1917 г. жила зажиточная семья Черновых (купцов?), имевших двухэтажный дом. В первой половине ХХ в. редакто ром бемыжской газеты был Валентин Михайлович Чернов (его отец Михаил Константинович, мать Анна Васильевна Зыби на). В настоящее время носители этой фамилии также прожива ют в Бемыже. Фамилия Чернов была образована как отчество от нецер ковного мужского имени Черной, которое могло быть связано со смуглым цветом кожи, черными волосами, темной одеждой, но могло означать и злой, плохой или тот, который платит подати, выполняет повинности [49].

Чичканов. Фиксируется и в форме Чучканов в метриче ских книгах и в книгах записи оглашений о вступлении в брак в 1833, 1840, 1850, 1859, как Чичканов в 1860, 1861 (крестья нин Кушвинского завода), 1867, 1869, 1897 и в др. гг.; в 1902 Наталья Михайловна Чичканова из Кушвы, 23-х лет, вышла за муж за бемыжского крестьянина. Отмечена эта фамилия в Кни ге памяти. 19411945 [105]. В 1984 г. Чичканова (1913 г. рожд.) рассказывала студентам-филологам о своей жизни. Связь дан ной фамилии с Кушвинским заводом, а также факт существова ния в настоящее время носителей данной фамилии в Верхотур ском районе (например, В.П. Чичканов, 1937 г. рожд., генераль ный директор) может свидетельствовать о том, что семья бемышевских крестьян Чичкановых была в числе высланных на Урал в середине XIX века. Фамилия Чичканов, судя по ее структуре, могла быть об разована как отчество от прозвища Чичкан возможно от чич кануть (сравн. у Даля: чкать, чкнуть ударить, бить [19]).

Чуманов (Шуманов). Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1830, 1839, 1840 (умер Чуманов 75-ти лет), 1842, 1857, 1858 (уволенный по билету Бемышевского завода солдат А.Я. Чуманов), 1861 (Шуманов), 1869, 1874, 1880, 1888, 1897, 1901, 1911 и в др. гг. Носители фамилии Чуманов проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Чуманов могла быть образована как отчество от прозвища Чуман. Словом чуман (каз., симб.) назывался же лобчатый луб, на котором катались с горки или возили снег со двора. У В.И. Даля: чуман берестяной кузов, лукошко, в котором держат мелочи; он служит и черпаком для воды, от мечает он также использование этого предмета для катания с горы [19]. Д.Н. Мамин-Сибиряк в очерке Зеленые горы, рас сказывая о пермском дьячке из Верхотурского уезда, поясняет существительное чуман следующим образом: Он ободрал лос кут берѐсты с молодой березки, вырезал из него круг, сложил один край и защемил его в расщепленную березовую палочку. Получился так называемый чуман, то есть берестяной ков шик. Пить из него было, конечно, удобнее, чем черпать ее гор стями [44: 116].

Шахтыров. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1836, 1839, 1840, 1850, 1857, 1862, 1867, 1870, 1878, 1888, 1891, 1911 и в др. гг. Евдокия Егоровна Шахтырова (1903 г. рожд., фамилия по мужу) в 1984 г. рассказывала студентам филологам и проф. Б.И.Осипову о своей нелегкой судьбе: Здесь родилась и замуж вышла здесь же. В том конце роди лась, а сюда вышла замуж. Прожили с мужиком пятнадцать лет. Потом он умер, осталась я одна. Заболел и умер. Жила од на. Шесть детей было у меня, дедушка с бабушкой были, свѐкор со свекровкой значит. Потом всех детей воспитывала вот. До яркой работала, телятницей работала. Доили руками, косили руками. Воду возили тоже сами. Греем ее, эту воду, котел большой стоял, семь в него бочек входило. Накачаешь котел, таскаешь воду, коровам в кормушки подливаешь в колоду. Раньше ведь не корыта колоды были, деревянные. Ямы чисти ли сами. Силос, под силос-то силосные ямы. В огороды посыла ли вот. Чего-то не росла у нас кукуруза-то, подкормку не дела ли, что ли. Целой день были на ферме, это когда уж в обед до мой придешь, а так целый день там. Косить же гоняли нас в поле, гречу вот эту. Гречуха-то ведь есть греча. Вот эту са мую гречу-то косили ходили. Нам не давали сидеть, как сейчас это. Мы бегали, лишались ног. А жрать нечего было: вот кис ленки нарубишь, ее смелешь, стряпаешь стряпеньки, сейчас сказать булочки, она рассыпится. Они ведь распадаются, му ки-то ведь нет, одна кисленка. У нас до войны-то не было кол хозу-то. Не все ведь в колхоз шли. Мы-то с мужиком желали в колхоз идти, а старики нас не пускали. Не заходили мы в колхоз, вот, дедушка не пускал. А идти надо все равно в колхоз, как хо чешь. Лошадь отобрали у нас, корову отобрали. Всѐ. А его, де душку, за лог садили, водили в тюрьму. В колхоз зашла, посту пила вот телятницей. А стала получать, стала жить по человечески. Не стала уж этот суррогат есть. В колхозе-то нас шесть доярок было. Скот помирал. Хлеба не было. Соломы, так уж соломы только даешь [108]. Выпускником Бемыжской средней школы был В.Г. Шах тыров ведущий научный сотрудник Дальневосточного отделе ния РАН (Магадан). В настоящее время носители этой фамилии также живут в Бемыже. Фамилия Шахтыров могла быть связана своим происхож дением со словом шахта, поскольку в старом Бемыже действи тельно существовали рудокопные шахты [2: 103]. Отметим так же и то, что форма шахтыр (как пренебрежительное название шахтѐра) фиксируется в некоторых местах России и в настоящее время.

Фамилии, впервые упоминаемые в документах с середины XIX в. (184049-х гг.).

 

Айдашев. Фиксируется в метрических книгах в 1840, 1850, 1858, 1880, 1897 (Бемышевского завода солдат) гг. В про токолах партсобраний Бемыжской МТС за 1956 г. упоминается фамилия Ардашев возможно, более поздний вариант этой фа милии [110]. Фамилия Айдашев, скорее всего, тюркского проис хождения. Б.О. Унбегаун рассматривает вариант Адашев < Адаш < Адам [83: 66]; Адаш из тюркс. adas < atdas тезка [5: 30]. Бабаев. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1844, 1845, 1857, 1860, 1869, 1875, 1893, 1911 и в др. гг. В исторических документах упоминается также бемышевский крестьянин Л. Бабьев, в 1845 г. посаженный в Елабужскую тюрьму во время крестьянских волнений. Это, возможно тот же

Бабаев (фамилия Бабьев в церковных книгах нам не встрети лась). Фиксируется фамилия Бабаев в Бемыже и в Книге памя ти (19411945 гг.) [105]. Фамилия Бабаев была образована как отчество от тюркского (тат., башк.) Бабай старик, дед [49] или отец [76: 161].

Барзымов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1840, 1857, 1859, 1864, 1881, 1888, 1893 (старший унтер офицер 25-ти лет), 1898, 1912 и в др. гг. Фамилия может быть связана (как производное или как производящее) с названием деревни (починка) Барзымово, которая входила состав Старо кармыжского сельского поселения. В начале своего освоения починки обычно носили полное имя основателя, а позднее от самого названия селения могли возникать новые фамилии.

Белов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах запи си оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1840, 1858, 1860, 1866, 1871, 1888, 1894, 1911 и в др. гг. Упоминается носитель этой фамилия и в Книге памяти (19411945 гг.) [110]. Фамилия Белов была образована как отчество от прозвища Белый, мотивированного прилагательным белый [83; 76: 117]. Б.О. Унбегаун говорит о том, что бессуффиксальные прилага тельные редки в русском языке, так же как и фамилии, произ водные от них (Белов, Кривов, Рыжов, Чернов и др.) [83: 141].

Бонькин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1842 (Бонкин), 1845, 1857, 1859, 1869, 1883 (крестьянин Ки рилл Андреевич), 1896, 1901, 1911 (у Василия Бонькина не со стоялся брак с Червяковой) и в др. гг. В 1849 г. И. Бонькин в числе других крестьян Бемышевского завода был арестован и заключен в тюрьму в Елабуге [2: 116]. В 1861 г. Т. Бонькин от имени всех крестьян писал прошение мировому посреднику в связи с тем, что сроки оформления грамоты о раскрепощении умышленно затягиваются [2: 118]. Носители данной фамилии проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Бонькин могла быть образована, на наш взгляд, как отчество от Боня, Бонька сокращения личного имени Бо нифаций или же от ласкательного именования ребенка, нередко го в семейной речи (Ты мой боня!). Возможна также связь с диалектным глаголом бонкать бить в колокол, записан ным в Бемыже: Колокола бонкнули пожар (Трусова А.А., 1920 г. рожд.) [106].

Ботохин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1842, 1850, 1857, 1859, 1861, 1867, 1878, 1880, 1887 (Никита Гаврилович Батохин), 1891, 1901 (крестьянская девица Ботохи на расписалась сама за себя очень крупными буквами), 1911 (Иван 26-ти лет) и в др. гг. Проживают Ботохины в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Ботохин могла быть образована как отчество от прозвища на оха (Ботоха), хотя Б.О. Унбегаун говорит о том, что вопрос о происхождении фамилий на хин не всегда ясен [83: 129]. Он же приводит ряд таких фамилий, образованных от уменьшительных форм (Самохин < Самоха < Самойло, Ер мохин < Ермоха < Ермолай) [83: 70], сравним также у В.А. Ни конова: Анохин < Аноха < Анофрей (Анофрий) [47: 188]. Таким образом, мы также можем предположить наличие подобной це почки в случае с фамилией Ботохин: Ботохин < Ботоха < какое либо полное имя с начальным Бо- или Ба-. Хотя вполне возмож на и отпрозвищная модель образования данной фамилии, так как в русских диалектах зафиксированы следующие созвучные слова: ботя шутливое прозвище полного, тучного, а также добродушного человека; бота лодка с высоким носом; бо тать выдалбливать бот (лодку из дерева), а также говорить неразборчиво; ботаха деревянный стакан на конце бота, уда ром которого по воде пугают рыбу [69].

Бусыгин. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1845 (Бусыгин), 1858 (Бусагин), 1865 (Бусагин), 1889 (Бу сыгин), 1891 (Бусагин) и в др. гг. Отметим также елабужских купцов (1870) В.В. Бусыгина, имевшего пряничный завод, и А.Д. Бусыгина, торговавшего железом [30: 341; 41: 319]. Бемыж ский житель Бусыгин фиксируется в Книге памяти (19411945) [105]. В протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1956 г. отмечены выступления Г.А. Бусыгина [110]. В.Ф. Бусыгин в 19611965 гг. был директором Бемыжской школы [34: 117]. Фамилия Бусыгин могла быть образована как отчество от древнерусского имени или прозвища Бусыга < бусый темно серый [77], бусыга хвастун [83: 123] или пьяница (от бу сать пить). В последнем значении это слово использовалось в речи ремесленников-отходников. Огромно количество фами лий, происшедших от диалектных слов, пишет В.А. Никонов [49: 201].

Бычков. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1843, 1845, 1857, 1859, 1860, 1865, 1868, 1880, 1893, 1900 и в др. гг. В протоколах Бемыжской МТС за 1935 г. упоми нается Быков [110]. Фамилия Бычков могла быть образована как отчество от прозвища Бычок или, как пишет А.В. Суперанская, от древнерусского имени Бык, которое имело в семейном обиходе формы Бычок, Бычко [76: 50].

Вдовин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1840, 1854, 1857, 1859, 1862, 1866 (крестьянин Кушвинского завода), 1878, 1888, 1890 и 1892 (Удовин), 1893, 1900, 1911 (солдат Василий Вдовин 29-ти лет) и в др. гг. В протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1935, 1937 гг. также упоми нается эта фамилия [110]. Носители данной фамилии прожива ют в Бемыже и в настоящее время. В 1984 г. И.П.Вдовин (1908 г. рожд.) и А.А.Вдовина (1908 г.рожд.) рассказывали сту дентам-филологам о прошлой жизни в Бемыже: Повидали много, дак чѐ толку-то. Возились в сельском хозяйстве. Земли имели под гектар, мало. Приходилось прику пать землю-то, сеять в деревнях. В семнадцатом году рево люция. На душу землю делили, сколь едоков, по едокам делили. В девятнадцатом году Колчак пришел, подводы забрал, и ло шадь забрал, и уехать не сумели. Лошадь оставил и домой при шел. Пришлось пахать людям. Пахал родне и себе до октября месяца. А в октябре купили лошадь-то уж свою. В двадцать втором взяли в армию. С двадцать четвертого года по борьбе с басмачеством отправили нас. Демобилизовали домой, банду разбили. Потом колхоз образовался, в тридцатом-то году. Я в колхозе уж был. В тридцатом году конюхом был, потом шорником был, сбрую чинил, хомуты, седѐлки налаживал. Пере вели заведующим свиноводческой фермой. Свиней ликвидирова ли, продали в другой колхоз. После бригады-то уж заместите лем председателя колхоза тоже три года был. Потом меня пе ревели на склад, на складе проработал восемь лет. Потом при шла машина Остри, заставили сортировать зерно. Сейчас уж лежит на складе, на свалке. Хороша была, хорошо очищала. В сорок первом взяли в армию, тридцатого августа взяли. Про был до сорок шестого году. На Калининском фронте был. В со рок втором году ранило, ногу перебило, обе кости. И попали в окружение. Вот и в плен попал, не сумели меня вывести. Де вятого меня ранило, а восемнадцатого в лесу валялся раненым девять суток. Думал червяки съедят. Потом женщины трофеи собирали и вытащили меня в деревню. Из Германии уж нас освободили Франция, англичане [108]; Под лапти портянки обвернешь, ходишь. Сарафан в семь точей был, вот это точка (показывает ширину полотенца), а их семь. Широкие были сарафаны. На голове сетки носили, чѐхлы. Кисейка была, тут кисейкой обошьют. Нынче обтягают задницу, а раньше широко шили. Ткали холст разноцветный, пестрый холст назывался. Носили нижню рубаху, на ее коф та, нижня юбка, а там уж сарафан. Если в чем в церкву ходили, то гулять не надѐвали, чтобы неморана была одѐжа, чистая. В церкву идешь после бани. В масленицу у нас на конях ката ются. А тогда у всех лошади были. Один год на масленицу де сять свадьбов было. Молодушки в кошовках катаются. Кошов ка она состроена ящиком, а сзади покрашена. Ужась, как ве село было. [108]. Фамилия Вдовин могла быть образована как матроним от Вдовин сын, то есть ребенок вдовы [83; 76: 105].

Векшин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1840 (75-летний крестьянин), 1857, 1860, 1866, 1868, 1880, 1894, 1896, 1911 и в др. гг. В ноябре 1846 г. И. Векшин и другие крестьяне Бемышевского завода обратились к вятскому граж данскому губернатору с просьбой заставить заводчика снабжать хлебом детей и стариков [2: 114]. Носители данной фамилии проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Векшин могла быть образована как отчество от прозвища Векша белка [83], хотя отметим еще одно, тех ническое, значение слова векша механическое приспособле ние, блок (векша подъемная), которое, в связи с ведением рудокопных дел на Бемышевском заводе, могло использоваться в речи бемышевских крестьян, в том числе как прозвище чело века.

Волков. Фиксируется в метрических книгах в 1844, 1850, 1857, 1864 (крестьянин Кушвинского завода), 1890 и в др. гг. Проживают носители данной фамилии в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Волков была образована как отчество от прозви ща Волк или от некалендарного имени, данного при рождении как охранное, чтобы ребенок не погиб при встрече с этим жи вотным [76: 32], как пожелательное, чтобы человек рос здоро вым и сильным [51: 65]. В.А. Никонов пишет о фамилиях по добного рода: Зайцев не от слова заяц, между ними целая цепоч ка звеньев. Первоначальное значение фамилии зайцев сын, не зайца, а Зайца. Имя Заяц было у русских частым до конца XVII в. [49: 205], эт же можно сказать и об имени Волк. Голованов. Фиксируется в метрических книгах один раз в 1840 г. (74-летний крестьянин). Фамилия Голованов была об разована как отчество от прозвища на ан [83]: Голован.

Горбушкин. Фиксируется в метрических книгах дважды в 1844 и 1851 гг. Фамилия Горбушкин могла быть образована как отчество от прозвища Горбушка < горбуша горбун или горбушка верхняя часть спины, загривок; доска-горбыль; верхняя корка хлеба [69].

Дранков. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1843, 1856, 1857, 1860 (Дранкова крестьянская дочь из Лу бян, вышедшая замуж за бемышевского крестьянина), 1866, 1870, 1875, 1888 (евфрейтор запасный Дранков), 1894, 1911 и в др. гг. В 1846 г. И. Дранков был одним из организаторов вы ступления бемышевских крестьян совместно с канинскими ру докопами [2: 111]. Фиксируется Дранков и в Книге памяти (19411945) [105]. Среди известных выпускников бемыжской школы В.И. Дранков, генеральный директор ООО Удмуртре гионгаз. Фамилия Дранков могла быть образована как отчество от прозвища Дранко, которое восходило либо непосредственно к прилагательному драный (рваный), либо имело соотнесен ность с одним из диалектных существительных следующего ря да: дранка сосновая кора, дранки полоски тряпок, из кото рых плетут коврики [106], дранка что-л. рваное, истрепан ное или о человеке, которого драл медведь [69].

Духтанов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1840, 1843, 1851, 1859, 1862, 1870, 1878, 1882, 1887 (Ермолай), 1888, 1893, 1911 и в др. гг. В протоколах партсобраний Бемыж ской МТС за 1956 г. упоминается М.М. Духтанов [110]. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Духтанов могла быть образована как отчество от предполагаемого прозвища Духтан (неизвестной этимологии; сравн., напр. древнерус. имя Лухтан < лухта вздор, чепуха) или от тюркс. основы тухтан- (сравн.: Тухтангулов) с озвонче нием первого согласного. Б.О. Унбегаун пишет: Фамилии на анов происходят от прозвищ на ан, образованных от основ существительных, прилагательных и (реже) глаголов. Обычно эти прозвища характеризуют физические особенности человека. Происхождение многих из них неясно [83: 126].

Залогин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1840, 1845, 1860 (Бемышевского завода уволенный по билету солдат П.Ф. Залогин), 1869, 1890, 1900, 1911 и в др. гг. Фикси руется Залогин и в Книге памяти (19411945) [105]. Фамилия Залогин могла быть образована как отчество от прозвища по месту жительства за логом, так как на терри тории села Бемыж несколько логов (лог длинная глубокая впа дина на земной поверхности с пологим и крутыми склонами). Сравн.: Забродин < за бродом [49], Заболотников < за болотом [83: 112]. Хотя были также древнерусские имена-прозвища типа Заброд вожак, заводила [77], представляется вполне вероят ным существование в прошлом личного имени Залог (тем более что существует такое нарицательное имя).

Камаев. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1842 (Камаев), 1850, 1859, 1860 (Камашев), 1868, 1874, 1880, 1895, 1911 (Камашев) и в др. гг. Носители фамилии Камаев проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Камаев, возможно, была образована как отчество от личного татарского имени Камай (напр., был казанский хан Камай 1646 г.).

Каузов. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1842 (Каузов), 1864 (Коузов), 1870, 1880, 1888 (Ко узов), 1894 и в др. гг. Фамилия Каузов по своему происхожде нию может быть связана с техническим термином кауз, которым обозначалась, в частности, труба в плотине для спуска лишней воды, желоб наподобие ящика, по которому вода течет на мельничное колесо, деревянный желоб, по которому вода течет на огороды для полива [69].

Кирилов. Фиксируется в метрических книгах и в книгах записи оглашений о вступлении в брак в 1842, 1844, 1862, 1866, 1911 и в др. гг. Фамилия Кирилов (Кириллов) была образо вана как отчество от календарного имени Кирилл [77].

Корягин. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1843, 1859, 1861 (мастеровой Кушвинского завода), 1866, 1870 (уволенный по билету солдат Шуйского полка обоз ный рядовой), 1878, 1891, 1897 и в др. гг. Фамилия Корягин могла быть образована как отчество от прозвища Коряга. Б.О. Унбегаун пишет, что фамилии на ягин образуются от основ прилагательных и глаголов, напри мер: Беднягин < бедняга < бедный [83: 122]. Можно предполо жить наличие следующей цепочки: Корягин < прозвище Коряга < корявый о человеке с изогнутыми и неуклюже раздвинуты ми, растопыренными ногами; раскоряка или по другим призна кам неповоротливый; упрямый; черствый; скупой [69].

Кривов. Фиксируется в метрических книгах в 1840, 1856, 1858, 1859, 1861, 1874, 1894 и в др. гг. Фамилия Кривов могла быть образована как отчество от прозвища Кривой (Унбегаун отмечает ее среди фамилий, производных от прилагательных). А.В. Суперанская предполагает, что Кривой было внутрисемей ным именем, предохранявшим человека от злых сил [76: 36]. В словаре народных говоров кривой хромой [69].

Кузнецов. Фиксируется в метрических книгах в 1845, 1866 гг., упоминается также в протоколах парторганизации Бе мыжской МТС за 1936 г. и в Книге памяти (19411945) [105]. Артиллерист С.Н. Кузнецов (1918 г. рожд.), призванный в ар мию Бемыжским РВК в 1938 г., Герой Советского Союза. Фа милия Кузнецов была образована как отчество от профессио нального прозвища отца Кузнец [83; 76: 41]; это одна из самых распространенных русских фамилий [83: 99].

Куимов. Фиксируется в метрических книгах и в книгах за писи оглашений о вступлении в брак в 1844, 1845, 1854, 1857, 1859, 1861, 1862 (Куюмов), 1870, 1875, 1888, 1891, 1911 и в др. гг. Упоминается Куимов и в Книге памяти (19411945) [105]. Фамилия Куимов происходит, скорее всего, от слова куим три из языка коми [83; 25: 122]. В.А. Никонов, однако, пишет, что в основе этой фамилии лежит диалектное слово, имеющее в раз ных местностях особые оттенки значения: северное куим глухой или нелюдимый, псковс. и вологодс. молчали вый, олонецкое немой [49].

Лавров. Фиксируется в метрических книгах один раз в 1842 г. Фамилия Лавров была образована как отчество от ка лендарного имени Лавр (Лаврентий) [83; 77].

Майников. Фиксируется в метрических книгах в 1848 (Май ников) и ранее, 1857 (Майнов), 1861 (Майнин), 1874 (Маев), 1880 (Майнин), 1890 (Майнин) гг. В протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1935 г. упоминается Маев [110]. Наиболее ранние из известных нам фиксации из данного ря да вариантов имеют форму Майников, но далее, от десятилетия к десятилетию, обнаруживаются однокоренные антропонимы с разным морфемным оформлением: Майнов, Майнин, Маев. По скольку в целом фиксаций не так много, мы сочли возможным объ единить их как варианты одного антропонима. Учитывая характер горнозаводских работ на Бемышевском заводе, можно предполо жить, что все они первоначально могли быть связаны с профессио нальным словом майна команда при погрузке, разгрузке, обозна чающая опускай!, вниз!; в таком случае, возможно, майник тот, кто майнает (опускает груз или кричит майна). В то же время нельзя исключать и возвожности связи дан ных фамилий со следующими диалектными словами: май горемыка, тот, кто мается; маить мыкать горе, жить в нужде [69] эти слова, как характеризующие человека, могли поро дить фамилию Маев (хотя она могла быть образована и от дет ского именования тот, кто родился в мае; майна полынья; глубокое, не застывающее зимою место на реке, озере [69] прямой деривационный путь к фамилии Майнин; майный душный, жаркий, утомительный, майник душный, жар кий день [69], отсюда Майников.

Макарчиков. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1840, 1856 (отданный в военную службу), 1860, 1863, 1875, 1888 и в др. гг. Фамилия Макарчиков была об разована как отчество от уменьшительной формы календарного имени Макар (Макарий) Макарчик.

Морданов. Фиксируется в метрических книгах в 1841, 1851 (Марданов), 1857 (Марданов), 1860, 1862, 1867 и в др. гг. Можно предположить, что фамилия Морданов образовалась как отчество от уменьшительной формы имени Мардарий или Мар темьян [77, например, Унбегаун приводит такую цепочку: Сер ганов < Серган < Сергей [83: 71]. Хотя отметим также и нали чие в словаре народных говоров слова мордан в значении че ловек с полным, толстым лицом, круглолицый человек [69].

Мурашов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1840 (заводская девица Евдокия), 1842, 1850, 1860, 1865, 1869, 1874, 1893, 1911 (Мурашев) и в др. гг. В протоколах партсобра ний Бемыжской МТС за 1936 г. отмечены выступления тов. Му рашовой (партийный стаж с 1920 г.), говорившей, в частности, о том, что в больнице с беременными женщинами обращаются не по-человечески, что отдельные коммунисты занимаются многоженством, которое впоследствии приводит не к хоро шему [110]. Фиксируется эта фамилия и в Книге памяти (19411945) [105]. Фамилия Мурашов была образована как отчество от про звища Мураш по названию насекомого [83]; мураш мелкий муравей. Показательно еще одно старинное значение: мураш в дореволюционное время крестьянин, занимающийся оптовой торговлей, с примечанием: Товар обычно продают купцам, приезжающим из с. Мураши Нижегородской губернии [69].

Никаноров. Фиксируется в метрических книгах дважды в 1844 и 1860 гг. Фамилия Никаноров была образована как от чество от календарного имени Никанор [83; 77].

Никифоров. Фамилия фиксируется в метрических книгах в 1841 и 1842 гг. Фамилия Никифоров была образована как от чество от календарного имени Никифор [83; 77].

Огурцов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1840 (Агурцов), 1850 (Огурцов), 1853, 1865 (крестьянин Куш винского завода), 1869 (крестьянин Бемышевского завода), 1888, 1912 и в др. гг. В 1853 г. К. Огурцов был среди крестьян, наказанных розгами за неповиновение [2: 114]. Фамилия Огур цов могла быть образована как отчество от прозвища Огурец, которое представлено в русских памятниках XVII в. [93: 13].

Пальчиков. Фиксируется в метрических книгах дважды в 1841 и 1856 гг. Фамилия Пальчиков образована как отчество от прозвища Пальчик < пальчик мизинец (Унбегаун указывает только форму Пальцев [83]).

Пинисов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак в 1845 (Пенисов), 1852 (Панисов), 1858 (Пинисов), 1860, 1862 (Панисов), 1874, 1894, 1900 (Пинисов взял в жены крестьянскую девицу из Пермской губ. Соликамского уезда Кудымкарской волости) и в др. гг. В статье А.А. Александрова упоминается мастеровой Е. Пани сов, который был в 1862 г. доверенным от общества бемышев ских мастеровых [2: 120]. Фиксируется Пинисов и в Книге памяти (19411945) [105]. Люди с такой фамилией (ударение на втором и) до сих пор проживают в Бемыже. Образование фамилии Пинисов неясное. Можно предпо ложить существование в прошлом в русском языке уменьшительных форм Пинис, Пиня, например от календарного мужско го имени Пионий. Б.О. Унбегаун пишет о том, что суффикс -ис, который встречается в полных именах типа Борис, Денис, также использовался в качестве уменьшительного, например: Ирисов < Ирис < Ириней или Иринарх, Харисов < Харис < Харитон [83]. Платонов. Фиксируется в метрических книгах трижды в 1841, 1866, 1868 гг. Фамилия Платонов была образована как отчество от календарного имени Платон [83; 77].

Плотников. Фиксируется в метрических книгах один раз в 1840 г. Фамилия Плотников была образована как отчество от именования по профессии Плотник [83], возможно, и по на званию промысла. У крестьян, которые начинали заниматься отхожими промыслами, сразу появлялись фамилии (например, Стекольщиков, Лошкарев). Профессии выделяли их из среды землепашцев, а названия профессий легко превращались в про звища, которые передавались из поколения в поколение, а затем и в фамилию [46: 84].

Подгорнов. Фиксируется в метрических книгах и в брач ных обысках в 1840, 1842, 1857, 1859, 1863, 1868, 1875, 1897 и в др. гг. Фамилия Подгорнов могла быть образована от топони ма (среди названий водоемов правобережья Вятки исследовате ли отмечают, например, гидроним Подгорный [29: 286]), или как отчество от прозвища по месту жительства. Унбегаун приводит следующие фамилии этого ряда: Занадворов от за-над-двор позади двора, Межуполев от межу-поле [83]. Потехин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1841, 1855, 1857, 1860, 1861, 1864, 1869, 1888 (бракосочетание бемышевского завода ефрейтора Потехина, 26-ти лет), 1912 и в др. гг. В 1910 г., когда в Бемыже была открыта изба-читальня, первым избачом стал И.П. Потехин [34: 164]. Люди с такой фа милией до сих пор проживают в Бемыже. Фамилия Потехин была образована как отчество от нецерковного мужского имени Потеха, нередкого в России в XVXVII вв. [49].

Ракмашов. Фиксируется в метрических книгах и в книгах записи оглашений о вступлении в брак в 1840 (Рохмашов), 1857 (Ракмашов), 1859, 1864, 1870, 1878, 1894, 1911 (Рахмашев) и в др. гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в на стоящее время. Фамилия Ракмашов, возможно, является тюрк ской по происхождению (сравн.: Рохманин, Рахманинов, личное имя Рохман) [5: 42, 191].

Рогожин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1840, 1850, 1859, 1860, 1864, 1866, 1868, 1870, 1874, 1880, 1888 (крестьянин, сам расписавшийся за себя), 1892, 1911 и в др. гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. В 1984 г. жительница с. Бемыж Ю.П. Рогожина (1908 г. рожд.) рассказывала студентам-филологам о своей жизни: Я в этом краю родилась, а в Польше [Польшей и Украи ной называются две части села Бемыж] жила, замуж вышла туда. Восѐмнадцать лет еще не было вышла. Раньше-то ведь венчались, а сейчас не венчаются. Раньше свадьбу справляли сперва всю родню обойдут, женихову, невестину. А пока обхо дят, молоды-то катаются. Кони свои были. …Я в колхозе-то больно работала. И конюхом работала, и везде работала, ди ректором только не была. Детей всех-то шесть штучек, накор мить, одеть надо. …Солнышко взоходит мы уж пошли в поле. Далѐко поля были, боле десяти километров. Одна машина, един ственная в колхозе была (записано проф. Б.И. Осиповым) [108]. Фамилия Рогожин могла быть образована как отчество от прозвища Рогожа по названию предмета рогожа [83] грубая упаковочная ткань из мочальных лент.

Слободской. Фиксируется в метрических книгах дважды в 1840 г. (титулярный советник и священник). Фамилия Слобод ской могла быть образована как отчество от прозвища по месту проживания: слобода [76: 112] поселение вольных (незакре пощенных) людей. Прилагательное слободской содержится в составе таких сочетаний, как Слободские казацкие полки, слободские казаки, что может косвенно свидетельствовать о казацком происхождении фамилии Слободской.

Сомов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах запи си оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1843, 1859, 1866, 1874, 1891, 1912 и в др. гг. Отмечен Сомов и в Кни ге памяти (19411945) [105]. Фамилия Сомов могла быть обра зована как отчество от прозвища по названию рыбы сом [83] или от дохристианского личного имени Сом.

Соснин. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1841 (Соснин), 1858 (Соснов), 1878 (Соснов), 1898 (Со снов) гг. Формы с разными суффиксами (-ин- и -ов-) Соснин и Со снов объединены нами в связи с их редкой фиксаций в бемы шевских источниках и в связи с общностью основы. Поскольку в русском языке формы на ов/-ев преобладают, то некоторые фамилии, которые должны были бы оканчиваться на ин, также выступают иногда с суффиксом ов/-ев [83: 44]. В данном слу чае производящее слово сосна оканчивается на а, то следовало бы ожидать только форму на ин (Унбегаун приводит только эту последнюю форму). Фамилия Соснин была образована как отчество от про звища Сосна; следует учитывать также и наличие соответст вующих топонимов например, в Сарапульском уезде в XIX в. было село Сосново.

Танаев. Фиксируется в исторических документах, метри ческих книгах и в брачных обысках в 1847 (мастер Танаев с дру гими рабочими покинул рудник из-за низкой оплаты труда), 1859, 1866, 1869, 1875, 1888 (солдатка Танаева), 1890 (Бемышев ского завода ефрейтор Федор Емельянович Танаев), 1896 (рядо вой) и в др. гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. В 1984 г. жители Бемыжа М.И. Танаева (1902 г. рожд.) и А.И. Танаева (1930 г.р.) рассказывали студен там-филологам о своей жизни: Без отца выросла. Четыре брата было. Всех братьев на фронте убили, погибли. Корни таскали да ели в войну; В войну осталась я сиротой. Мачеха взяла в дети, потом из детей выгнала. Собирала ходила. …Свѐкра третьего марта схоронили. Ветеран войны был наш папашенька. Семь лет прошел войну-то. Действительну служил, не успел отслужить война. Немцев разбили, его в Японию послали. Там ранили, на клюшках на двух ходил, а ни черта пенсии не добился. Ране ный лежал, госпиталь разбили, все документы пропали. …Папа то не верил в Бога, коммунист был, людей в колхоз загонял, а все на его сердились. Женщины сердились. Всѐ завоевывал жизнь, а детей оставил сиротами. Всѐ говорил: Настенька, я никогда не умру. Не тюрьма, так живой бы был, может. …А мама тифом умерла. Я видела маму, помню. Помню родин ки вот тут, больше ничего. …За логом Польша. Из Поль ши парней не пускали в Украину, не давали с девками своими ходить. Драча была (записано проф. Б.И. Осиповым) [108]. Фамилия Танаев своим происхождением может быть связа на с топонимами: село Танайка и речка Танайка в Вятской губер нии. Возможна также связь с татарскими словами танык, таныш, танак в значении дока, мастер, знаток, смышленный делец, к которым Н.А. Баскаков возводит фамилию Танеев [5: 211].

Тимошин. Фиксируется в церковных документах в 1845 и 1867 (крестьянин Кушвинского завода) гг. В 1853 г. Х. Тимошин в числе других крестьян был наказан розгами за неповиновение [2: 114]. Фамилия Тимошин была образована как отчество от уменьшительной формы календарного имени Тимофей Тимоша [77]. В общерусском антропонимиконе чаще представлена крестьян ская фамилия от уничижительной формы Тимошкин < Тимошка.

Трусов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1845, 1857, 1859, 1862, 1866, 1869, 1875, 1883, 1891, 1894, 1911 и в др. гг. В протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1936 и 1956 гг. также упоминается Трусов [110]. Люди с такой фами лией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Тру сов могла быть образована как отчество от прозвища Трус [83], известного как имя собственное уже в середине XV в.

Хабаров. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1841, 1850, 1856, 1857, 1859, 1862, 1866, 1875, 1880, 1888, 1891 (грамотный крестьянин), 1898, 1900 (кресьнская девица Серафи ма Павлава Хабарава сама расписалась за себя), 1911 и в др. гг. В протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1936 и 1938 гг. также упоминается Хабаров [110]. Люди с такой фамилией про живают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Хабаров была образована как отчество от древ нерусского личного имени Хабар < хабара счастье, удача / тюркс. хабар весть, известие [77].

Червяков. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1840 (священник), 1857, 1860, 1861, 1870, 1896, 1900, 1911 и в др. гг. В 1984 г. жительница Бемыжа Н.Л. Червякова (1905 г. рожд.) рассказывала студентам-филологам о своей жизни: Рано сироткой осталась. Земля была за нами единоличники были. После смерти родителей пахала сама, обрабатывала землю. Мужа взяла себе, 15 лет с ним прожила, осталась с пятерыми детями. Трудно было. Поле-то раньше полосами было, яровое поле, озимое, третье пар. Бурачок в руки и пошла. Из бурач ка-то пили. На березе береста есть из нее шили [108]. Люди с такой фамилией до сих пор проживают в Бемыже. Фамилия Червяков могла быть образована как отчество от прозвища Червяк [83].

Чувыгин. Фиксируется в исторических документах, в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1840, 1844 (у Леонтия Афанасье вича Чювыгина родился сын; это, видимо, тот самый грамот ный и энергичный крестьянин Леонтий Чувыгин, посаженный в 1845 г. в Елабужскую тюрьму), 1846 [2: 112], 1856 (Иван Афанасьевич), 1858, 1859, 1861 (Василий Леонтьевич явно сын легендарного Леонтия), 1869, 1895 (Сергей Алексеевич из Кушвы), 1911 (Никон Леонтьевич) и в др. гг. Отмечен Чувы гин и в Книге памяти (19411945) [105]. Николай Александро вич Чувыгин (род. в 1928 г. в Бемыже) преподавал русский язык и литературу в вузах Ижевска. В энциклопедии Удмуртская Республика о нем сказано: закончил филологический факуль тет Казанского госуниверситета, получил образование в Ленинградском театральном институте, работал в редакциях газет Новая жизнь (Кизнер) и Удмуртская правда (Ижевск) [82]. Фамилия Чувыгин могла быть образована как отчество от возможного диалектного прозвища Чувыга (по модели Бусы гин, Бусыга от бусать). Унбегаун сообщает, что фамилии на ыгин образуются от основ прилагательных и глаголов (например, Косыгин от косоглазый) [83: 123]. Фамилия не возникла из ничего, пишет В.А. Никонов. Раз есть Берсенев, Каманин, Охрютин, значит, существовали слова берсень, каманя, охрюта, но они давно исчезли, оставив единственный след фамилию [49: 200]. В случае с фамилией Чувыгин можно провести параллель с так называемым методом внутренней реконструкции, который предполагает восстановление лексем по сохранившимся произ водным [3: 35]: если есть фамилия Чувыгин, значит должно было существовать слово чувыга, производное от какой-либо диалект ной лексемы, даже если она и не зафиксирована словарями.

Шелованов. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1841 (Шолованов), 1854 (Шалованов), 1859, 1864 (Шилованов), 1869, 1878, 1880, 1888 (Михаил Николаевич и Михаил Иванович Шеловановы), 1891, 1911 и в др. гг. Люди с такой фамилией про живают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Шелованов, возможно, была образована по аналогии с фамилией Шалавин или Шелавин (с учетом промежуточного производного шелован), которую исследователи объясняют через диалектное шалава, ша лавый беспутный, шалый или быстрый, проворный [49].

Шипелев. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1840 (Шипелев), 1858, 1861, 1866 (Шипилов), 1870, 1880, 1891 (Шипилов), 1900 (Шепелев) и в др. гг. Можно пред положить образование фамилии Шипелев как отчества от про звища с глагольной основой на ил/-ило Шипило. Б.О. Унбега ун дает вариант Шипилов тот, кто шипит [83: 124]. В рус ской антропонимике представлена также фамилия Шипилин. Шишкин. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1840 (елабужский мещанин Иван Федорович), 1843, 1888 (мещанская девица Татьяна Алексеевна 18-ти лет), 1900 (ме щанская девица Наталья Алексеевна, жительствовавшая доны не в г. Елабуге и вышедшая замуж за бемышевского крестья нина Романова) и в др. гг. В XIX в. был известен елабужский купец И.В. Шишкин (отец знаменитого художника) собира тель древностей. В протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1938 г. также упоминается фамилия Шишкин [110]. Фамилия Шишкин была образована как отчество от нецерковного русско го имени Шишка, часто встречавшегося до конца XVII в., а поз же распространенного прозвища [49]. Итак, в 184049-х гг. в бемышевский антропонимикон входит, по крайней мере, еще 51 фамилия. В этот период в Бемыже было очень неспокойно, и немало фамилий бемышевских крестьян и дру гих лиц мелькает на страницах работ историков, посвященных со бытиям этого времени: упоминаются заводской приказчик А. Тихо нов, приказчик С. Поздеев, уездный исправник В. Износков, зачин щик Леонтий Чувыгин и его товарищи Н. Миронов и Л. Бабьев, рабочий Таишевского медеплавильного завода П. Куракин, крестья нин Н. Чернов, написавший воззвание, унтер-офицер Е. Храмов, крестьяне И. Бонькин, Г. Башкин, Д. Федотов, И. Дранков, А. Мас теров, М. Галеев, И. Векшин, владелец завода Александр Лебедев и другие. Многие крестьяне, записанные в это время в метрические книги, находятся уже в преклонном возрасте, например, Векшин 75-ти лет, 74-х летний Голованов и др.

В рассмотренных нами бемышевских документах фикси руются, помимо крепостных крестьян, следующие категории работников и представителей других социальных слоев: мастер Танаев, елабужский мещанин Шишкин, титулярный советник Слободской, священники Слободской и Червяков. Внутренняя форма некоторых фамилий отражает существование таких про фессий, как кузнец (Кузнецов) и плотник (Плотников). Даже фамилия Векшин могла быть связана своим происхождением с названием подъемного механизма, применявшегося в рудо копном деле (векша подъемная). С пятого десятилетия XIX в. и на протяжении всей исто рии Бемыжа вплоть до конца ХХ в. (либо и до настоящего вре мени) устойчиво фиксируются следующие фамилии: Айдашев, Бабаев, Барзымов, Белов, Бонькин, Ботохин, Бусыгин, Бычков (Быков), Вдовин, Векшин, Волков, Дранков, Духтанов, Залогин, Камаев, Каузов, Кирилов, Корягин, Кривов, Кузнецов, Куимов, Макарчиков, Мурашов, Огурцов, Пинисов, Подгорнов, Потехин, Ракмашов, Рогожин, Сомов, Танаев, Трусов, Хабаров, Червяков, Чувыгин, Шелованов, Шипелев. В последний раз, по нашим дан ным, в 1867 г. фиксируется фамилия Морданов. Фамилии Голованов, Лавров, Плотников были отмечены нами в церковных документах XIX в. всего по одному разу, фа милии Горбушкин, Никаноров, Никифоров, Пальчиков, Слобод ской, Тимошин по два раза, Платонов трижды. В связи с этим их нельзя причислить к устойчивым компонентам бемы шевского антропонимикона.

Структурные особенности фамилий, появившихся в 18401849 гг. следующие: 36 антропонимов на ов (-ев), 14 на ин (в том числе кин, -охин, -ыгин, -шкин). Помимо это го, у двух фамилий форма варьируется в суффиксальной части (Маев, Майнов, Майников, Майнин; Соснин, Соснов), что может свидетельствовать об их разной мотивированности. Одна мало частотная фамилия, явно перенесенная с другой территории, имеет формант ской (Слободской).

Рассмотрим, какие календарные имена содержатся в соста ве фамилий, вошедших в бемышевский антропонимикон в это время (их намного меньше, чем в предшествующие периоды): Кирилл, Лавр, Макар (Макарчик), Никанор, Никифор, Платон, Тимофей (Тимоша). Возможно, к календарным относятся также фамилии Бонькин (предположительно от Боня, Бонифаций), Мор данов (возможно, от Мардарий), Пинисов (возможно, от Пиня, Пионий). Отметим, что среди них почти половина произведены от уменьшительных или сокращенных имен. Кроме того, немало фамилий, образованных от нецерковных (древнерусских) личных имен: Бычков (< Бычок, Бычко), Волков (< Волк), Потехин (< Потеха), Шишкин (< Шишка) и некот. др. Фамилии с более ранними фиксациями, которые продол жали использоваться в Бемыже в это десятилетие: от XVIII в. Агапов, Алексеев, Андреев, Афанасьев, Васильев (солдатка Евдо кия), Воеводский (священник), Гаврилов, Григорьев, Егоров, Иванов, Ильин, Калинин, Корнилов, Никитин, Петров, Романов, Семенов, Смолин, Степанов, Терентьев, Титов, Федоров, Яков лев (священник); от 18001839 гг. Александров, Андреянов, Анкудинов, Башкин, Башкиров, Бернатов, Бодрин, Бускин, Вино градов (дьякон), Галеев, Герасимов, Гущин, Демин, Димитриев, Елышев, Зимин, Игнатьев, Исаков, Кабанов, Колесников, Кос мин, Крохин, Кулаков, Кулюшин (Кулюшкин), Куреннов, Кусеке ев, Лазарев, Лапин, Лашенков, Леонтьев, Логинов, Лоханин, Львов, Макаров, Маринин, Мастеров, Миронов, Михайлов, Мо дин, Непогодин, Николаев, Парфилов, Пахомов, Потапов, Про копьев, Савельев, Секерин, Секерьянов, Сергеев, Силуянов, Спи ридонов, Сухов, Тихонов, Тюнин, Усачев, Федотов, Филиппов, Фомин, Червяков, Чичканов, Чуманов, Шабалин, Шахтыров. Варианты фамилий, впервые фиксирующихся в 184049 гг. (за все годы их использования): Бонькин / Бонкин; Ботохин / Ба тохин (1887); Бусыгин / Бусагин (1858); Вдовин / Удовин (1890); Камаев / Камашев (1860); Каузов / Коузов (1864); Куимов / Куюмов (1862); Майников / Майнин (1861) / Майнов (1857) / Маев (1874); Морданов / Марданов (1851); Мурашев (1911) / Мурашов; Огурцов (1850) / Агурцов; Пинисов (1858) / Пенисов (1845) / Панисов (1852); Ракмашов (1857 и др.) / Рахмашев (1911) / Рохмашов (1840); Со снин (1841) / Соснов (1858); Чувыгин / Чювыгин (1844); Шелованов (1869) / Шилованов (1864) / Шолованов (1841) / Шалованов (1854); Шипелев (1840) / Шипилов (1866).

По поводу графического варьирования фамилий исследо ватели, в частности, пишут: Есть фамилии, образованные от основ, не представленных в литературном языке и, следова тельно, не имеющих единой нормированной орфографии. На пример, фамилия Ланской Лонской образована от областного наречия лони (лонись) лани (ланись) в прошлом году. В та ких случаях не ясно, как унифицировать. В результате из лин гвистически одного слова получается три и более различных фамилии, например Каржавин, Коржавин, Коржевин, Калмы ков, Колмаков, Колмыков, Колмуков. Ими зовутся члены раз личных семей, и юридически все они разные фамилии. Юри дически разными оказываются также отличающиеся лишь одной буквой и не отличающиеся в произношении фамилии типа Вла димирцов Владимирцев, Первенцов Первенцев и др. [76: 65]. Обращает на себя внимание наличие в Бемыже в середине XIX в. большого числа отпрозвищных (или близких к ним) фамилий: например, по особенностям поведения (негативного) Бусыгин, Трусов, возможно также Шелованов; по внешнему ви ду Голованов, Кривов, возможно, сюда же Корягин; по цвету Белов; по месту жительства Залогин, Подгорнов; метафориче ские Горбушкин, Огурцов, Мурашов, Червяков и др. В том чис ле фамилии не совсем ясного образования: Ботохин, Дранков, Духтанов, Пинисов, Чувыгин.

К фамилиям, образованным по месту проживания или при езда, здесь относятся только производное от микротопонима, то есть местного пространственного наименования (Подгорнов), и совсем нет фамилий, связанных с названиями других местно стей (фамилия Слободской здесь, скорее всего, не является топо нимической). Б.О. Унбегаун говорит, что фамилии, образован ные от географических названий, не так многочисленны по срав нению с фамилиями трех других основных групп (имен и про фессий), патронимические формы этих фамилий образуются от имен, данных тем или иным лицам в связи с местом их рожде ния, постоянным местожительством или народностью [83: 105]. Одна фамилия произведена от матронима: Вдовин (ребе нок вдовы).

Фиксируются фамилии тюркского происхождения: Айда шев, Бабаев, Камаев, Ракмашов, Танаев. Одна фамилия с фин но-угорской основой. При расселении в Верхнем Прикамье русские занимали обычно пустующие участки, но нередко их близкими соседями были проживающие рядом коми-пермяки и коми-зыряне. Русские входили в тесные контакты с ними, воз никало много смешанных, двуязычных семей, что приводило к взаимодействию русского и коми говоров [60]. Особенностью данного периода вхождения фамилий в ан тропонимикон села является сравнительно больший процент отпрозвищных образований (примерно 45 % от общего числа), в том числе соотнесенные с диалектной лексикой (около 2 %). Правда, такого рода фамилии с трудом поддаются разделению на образованные от прозвищ, от древнерусских личных имен и от детских (семейных) прозваний. Например, фамилии Белов, Бычков, Кривов и некоторые другие не могут быть однозначно отнесены к той или иной подгруппе. Кроме того, увеличился процент фамилий с тюркскими и финно-угорскими основами (около 14 %).

В метрических книгах и в других доступных для нас письменных памятниках 187079 гг. были обнаружены следующие фиксации новых фамилий жителей села Бемышево:

 

Асессоров. Фиксируется в метрических книгах дважды в 1874 (Иван Евграфович) и 1880 гг., упоминается также в «Книге памяти» (19411945) [105]. Фамилия Асессоров могла быть связана своим происхождением с названием гражданского чина асессор «заседатель» [19].

Баторин. Фиксируется в метрических книгах в 1875 (Г.В. Баторин) и в др. гг. Фамилия Баторин неясного образова ния: возможно, имеется какая-то связь с диалектным бат (ба тыга, батырь) «лодка, выдолбленная из ствола дерева», ба тырить, баторить «изготавливать такую лодку», отсюда может быть Баторя. У Б.О. Унбегауна приведены только фами лии Батоев и Батуев < бата, монг. бат «сильный, стойкий»

Дьячков. Фиксируется в метрических книгах и в брачных обысках в 1874 (священник), 1884, 1888 (священник) гг. Фами лия Дьячков образована как отчество от названия лица по про фессии дьячок [83] помощник священника при совершении церковной службы.

Карновский. Фиксируется в метрических книгах один раз в 1878 (крестьянка Бемышевского завода, 21-го года) г. Фами лия может быть нерусского происхождения. Костромин. Фиксируется в метрических книгах, в книгах записи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1878, 1893, 1901, 1911 гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Костромин была образована как отчество от прозвания человека по месту жительства «из Костромы». Е.Н. Полякова называет эту фамилию среди других, появившихся в Прикамье еще в XVII веке вместе с пе реселенцами из северно-русских регионов [60].

Кочергин. Фиксируется в метрических книгах один раз в 1878 г. («вдова Бемышевского завода конторщика»). Фамилия Кочергин могла быть образована как отчество от прозвища Ко черга по названию кухонной утвари [83], либо от диалектного кочерга «клюка, палка, посох» или использовалось как про звище хромого, либо от диалектного же слова кочерга в значе нии «детская кожная болезнь, щетинка» [69]. Последнее значе ние подтверждается, в частности, данными записи диалектной речи в с. Нынек Можгинского района Удмуртии: «У детей бы вает кочерга» [106].

Робетков. Фиксируется в метрических книгах в 1875 (кре стьянка Фекла Ивановна Робеткова, 20-ти лет, по отцу Масло ва), 1878 и в др. гг. Фамилия Робетков неясного образования. Можно предположить его связь с глаголом робеть от робя (ре бенок); робеть букв. «быть подобным ребенку» [95]. Фамилии, впервые появившиеся в документах в 188099 гг.:

Бельский. Фиксируется в метрических книгах и в брач ных обысках дважды - в 1881 и 1888 (псаломщик) гг. Фамилия Бельский (упоминается в летописях с XV в.) топонимического происхождения по названию города Бельск (в XIX в. входил в Гродненскую губ., с 1921 г. относится к Польше) или Бельско го уезда в Смоленской губернии.

Болтин. Фиксируется в метрических книгах один раз в 1880 г. (Иван Дмитриевич). Происхождение фамилии Болтин (в русских памятниках представлена уже в XV в.) неясное: воз можно, как отчество от некоего прозвища Болтя; от существи тельного болтня, в XVIII в. означавшего «пустые разговоры»; могло быть связано с диалектным словом болтень «мешалка, мутовка для взбалтывания», «шест для пугания рыбы», «испор ченное яйцо», а также переносно «бездельник, тот, кто гуляет, а не работает, слоняется без дела», «враль, болтун, пустомеля» [69]. В картотеке русских говоров Удмуртии было записано существительное болт в значении «слово»: «Много написала ты этих болтов-то» (бемыжская жительница А.В. Титова, 1919 г. рожд.) [106].

Бурдин. Фиксируется в метрических книгах один раз в 1893 г. (Акиндин Михайлович). Фамилия Бурдин своим обра зованием могла быть связана со словом бурда «мутное питье» из барда «гуща, остающаяся после перегонки вина». А.В. Су перанская относит эту фамилию к производным от названия пищи бурда [76: 93]. В Бемыже и в других соседних с ним се лах и деревнях бурдой называли брагу [106].

Козырев. Фиксируется в метрических книгах один раз в 1897 г. Фамилия Козырев могла быть образована как отчество от прозвища Козырь по названию головного убора [83] < диал. козырь «козырек фуражки», «фуражка, картуз», а также пере носно «о бойком, энергичном, смелом и ловком человеке», «проворном парне», «независимом в суждениях и поступках», «франте, щеголе» [69].

Константинов. Фиксируется в брачных обысках один раз в 1897 г. Фамилия Константинов была образована как отчество от календарного имени Константин [83; 77].

Корнеев (Корнев). Фиксируется в брачных обысках два жды в 1888 г. (в обеих формах). Фамилия Корнеев, скорее всего, была образована как отчество от личного имени Корней (Корни лий, Корнил) [77].

Лукин. Фиксируется в брачных обысках один раз в 1898 г. Фамилия Лукин была образована как отчество от ка лендарного имени Лука [83; 77].

Марков. Фиксируется в метрических книгах один раз в 1894 г.; упоминается эта фамилия и в протоколах партийных заседаний Бемыжской МТС за 1935 г. [110]. Фамилия Марков была образована как отчество от календарного имени Марк [83; 77].

Мачихин. Фиксируется в брачных обысках в 1893 (кре стьянин 27-ми лет), 1897, 1900 гг. Ф.М. Мачехин, родившийся в Бемыже в 1923 г., служил в составе 59-го гвардейского стрелкового полка, кавалер орденов Славы III и II степеней [34: 39]. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Мачихин (Мачехин) матроними ческого происхождения от слова мачеха (чей? «мачехин»). Б.О. Унбегаун включает ее в группу фамилий, образованных от названий внутрисемейных отношений. А.В. Суперанская приводит формы Мачехин и Мачихин как производные от жен ского имени [76].

Паранин. Фиксируется в метрических книгах один раз в 1890 г. (Матвей). Люди с такой фамилией проживают в Бемы же и в настоящее время. Фамилия Паранин, скорее всего, также матронимического происхождения от сокращенной формы женского имени Прасковья Параня.

Рыжков. Фиксируется в метрических книгах, в книгах за писи оглашений о вступлении в брак и в брачных обысках в 1880 (Михаил Васильевич), 1890, 1893 (Бемышевского завода солдат), 1897, 1900, 1912 гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Рыжков, отмеченная в памятниках русской письменности в XVII в. [93: 24], была об разована как отчество от прозвища Рыжко «рыжий» [83].

Соловьев. Фиксируется в брачных обысках дважды в 1897 и 1900 гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Соловьев могла быть образована как семинарская от существительного соловей (модель «по птицам»). Б.О. Унбегаун пишет, что «частотность, с которой такие фамилии, как Голубев, Лебедев, Орлов, Соловьев встречаются среди представителей русского духовенства, слишком высока, чтобы сомневаться в искусственном происхождении большинства их» [83: 175].

Филимонов. Фиксируется в метрических книгах и в брач ных обысках дважды в 1888 и 1894 гг. Люди с такой фамилией проживают в Бемыже и в настоящее время. Фамилия Филимонов была образована как отчество от календарного имени Филимон [83; 77].

Рассмотрим состав фамилий, которые вошли в антропони микон села в 18701899 гг. (7 фамилий в 1870-х, 5 в 1880-х, 8 в 1890-х гг.). Многие из них имеют всего по одной фикса ции, что неудивительно: крестьяне приезжали в Бемыж в по исках заработка и уезжали, не найдя работы. В это время в книгах бемышевской церкви записываются люди, прибы вавшие из разных мест: мещанин Крохин из г. Макарьева Ни жегородской губернии (1870), Михаил Александрович Кула ков из Пермской губернии Нижнетуринской волости (1870), крестьянин Пресняков из Мамадышского уезда (1875), кре стьянин Бугримов из Нолинского уезда (1878), крестьянин Набоков из с. Можги (1880), мещанин из Елабуги Стефан Яковлевич Лебедев (1891).

Помимо крестьян, отметим церковных служителей и их родственников: священники Дьячков (1874) и Лагунов (1888), псаломщик Бельский, «дьяконская дочь» Увицкая (1874). В 1870 г. фиксируется «девка» Глафира Мышкина, иключен ная из духовного ведомства и переведенная в крестьянское сословие. Профессиональная принадлежность указана также у следующих лиц: управляющий заводом Кормильцев (1874), конторщик Кочергин, военнослужащие и их родственники младший фейерверкер Курбанов (1898), солдаты Бемышев ского завода Матвеев и Айдашев (1875 и 1897), солдатская дочь Кулакова (1893), солдатка Танаева (1888), Бемышев ского завода рядовой Чернов (1894), уволенный по билету солдат Шуйского полка обозный рядовой Корягин (1870), ефрейторы Агапов, Потапов, Потехин (1888, 1890) и «ев фрейтор запасный» Дранков (1888), старшие унтер-офицеры Бемышевского завода Шабалин, Лебедев, Барзымов (1893) и уволенный по билету унтер-офицер Демин (1874), младший медицинский фельдшер 139-го Моршанского полка Титов, 29-ти лет (1896).

Особенности антропонимов, вошедших в состав бемыж ских фамилий в конце XIX в., следующие: в числе 20 фами лии более половины отпрозвищные, соотносящихся с ка лендарными мужскими именами 5 единиц, две фамилии имеют матронимическое происхождение (Мачихин, Паранин), фамилии, соотнесенные с топонимами, впервые в истории села отражают территориально отдаленные топонимы (Кост ромин, Бельский).

В 18701899 гг. вошли в ядро антропонимикона села и присутствуют в нем до наших дней всего две фамилии: Кост ромин и Рыжков.

БЕМЫЖ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX в.: 

ВОСПОМИНАНИЯ ЖИТЕЛЕЙ.

 

В XX веке всѐ менялось стремительно и очень болезненно: «отношение крестьянина к земле, труду, друг к другу, власти, семье. Революция, гражданская война, коллективизация стали рубежом, концом в многостолетней истории крестьянской циви лизации в России. Уходила в прошлое целая эпоха народной жизни» пишет В.А. Бердинских [6: 283].

Какой была в то время жизнь в Бемыже? Из протоколов за седаний Вятского губернского присутствия от 29 октября 1901 г. узнаѐм, что в селе были устроены специальные «магазины» для хранения зерна, «могущие вместить половину хлебных запасов» [87: 575]. Запасные хлебные магазины были в русских деревнях еще в XVII в., наполнялись они самими крестьянами на случай голода, хотя помещики и обязаны были кормить их в период неурожая.

В 1905 г. нехватка лесных наделов у крестьян Елабуж ского уезда (Бемыж до 1927 г. входил в этот уезд Вятской гу бернии) в 1905 г. привела к массовым порубкам казенного и помещичьего леса [30: 413]. На общие настроения крестьян заметно влияла тогда и агитационная деятельность политиче ских партий кадетов (отделение возникло в Елабуге в 1906 г.), эсеров, социал-демократов, призывавших к неплатежу податей, отказу от службы в армии. В Граховской волости «самоуправст ву крестьян» подверглись лесные владения частных землевла дельцев, а в починке Каменный этой волости в 19 магазинах бы ло разграблено около 20 тыс. пудов хлеба [30: 417]. 1906 год известен также как год «второго раскрепощения крестьянства», так как каждый желающий получил право выделяться из кресть янской общины, даже вопреки ее воле [30: 256].

В крестьянской жизни находилось место и для творчества. Так, в 1909 г. на Казанской международной выставке У.Д. Ело торов из с. Бемышево Елабужского уезда (по-видимому, имеет ся в виду крестьянин Енаторов) демонстрировал сапоги, спле тенные из лыка, а крестьянин С.И. Пресняков на той же выстав ке выставлял свои иконы [40: 123, 144]. В 1910 г. в Бемыже начала работать изба-читальня [34: 164]. Бесплатные избычитальни открывались тогда повсеместно. В более поздних по времени документах, в протоколах партсобраний Бемыжской МТС за 1935 г., находим следующее постановление: «Привести надлежащий порядок в избах читальнях… Усилить уют, прово дить подшивку газет, содержать в чистоте и опрятности по мещения» [110].

В книгах «Записи оглашений о вступлении в брак» за 19111913 гг. жители села называются то как «Бемышевского завода крестьяне», то уже как «крестьяне села Бемышево (Бе мышева)» [107].

Наступил 1917 год. Житель с. Бемыж Иван Павлович Вдо вин (1908 г. рожд.) рассказывал об этом времени: «Повидали много, дак чѐ толку-то. Возились в сельском хозяйстве. Земли имели под гектар мало. Приходилось прикупать землю-то, се ять в деревнях. В семнадцатом году революция. На душу землю делили, сколь едоков, по едокам делили» (записано в 1984 г.) [108]. На зиму и весну 1918 г. пришелся пик конфискационных мероприятий, которые охватили все уезды Удмуртии, были национализированы Бондюжский и Кокшанский химические заводы. На сходах в Граховской, Можгинской и других волос тях было вынесено решение о немедленной передаче волост ным исполкомам частновладельческих мельниц и маслобоек [31: 4849].

В период Гражданской войны положение крестьян ухуд шилось в результате выкачивания продовольственных ресурсов для обеспечения армии и городов [36: 34]. Жительница села Бе мыж Анна Андриановна Вдовина (1908 г. рожд.) вспоминала: «Отец-то в ерманску войну, в ту еще, на фронте был. Два нем ца в плену были у нас в Бемыже. И вокурат идти на пруд оне тут жили. Трость у них была, пальто длинное, а сзади прореха. Пришли к нам, говорят: «Нам кур бы колотых купить». По русски говорят. Мать говорит: «Щас нету, а к вечеру прихо дите. Полтора рубли курица. К вечеру двух заколола. Оне уш ли. На другой день идут, я им пою: «Ты ерманец уборванец, из за вас идет война, мово тятеньку угнали, я осталася одна». Оне говорят: «Щас мы вас не возьмем, а ваши дети вырастут, мы вас тогда возьмем» (записано проф. Б.И. Осиповым в 1984 г.) [108]. Она же рассказывала следующее: «Белые на красных на ступали, у нас солдаты стояли. Кашу гречневу варили. Узорни чали больно» [108].

В конце гражданской войны деревни Вятской губернии состояли на три четверти из однолошадных дворов, сокращение количества рабочих лошадей вело к сокращению посевов [36: 39]. В мае 1919 г. дивизия под командованием В.М. Азина заняла Бемыж, преследуя армию Колчака [34: 3132]. И.П. Вдо вин вспоминал: «В девятнадцатом году Колчак пришел, подво ды забрал, и лошадь забрал, и уехать не сумели. Я лошадь оста вил и домой пришел» (записано в 1984 г.) [108]. В 1920 г. церковно-приходская школа в Бемыже была ре организована в семилетку [34: 117]. В этом же году село стало называться Троцкое (в честь Льва Троцкого), в 19241929 гг. здесь располагался административный центр укрупнѐнной Троцкой волости [71: 113].

В 1921 г. в Удмуртии случилась засуха, а в июне всходы на полях и огородные посадки побило градом, в июле прошли лесные пожары. Нехватка кормов повлекла за собой падеж ско та. Неизбежными спутниками голода явились эпидемии, в об ласти тем же летом вспыхнул тиф и не прекращался в течение следующего года, вслед за ним пришла эпидемия холеры [36: 50]. Областное статистическое бюро в отчетах сообщало: «В июне 1922 г. хлеб в чистом виде в большинстве хозяйств аб солютно отсутствовал, 40 % питались хлебом с примесями и 60 % исключительно суррогатами… вплоть до глины» [31: 112]. В 19211922 гг. население, лишенное полноценных продуктов питания, употребляло в пищу семена лебеды, гни лушки, кору и т.п. [Клишева: 51], в муку примешивали лебеду, ели лебеду с мякиной и березовой корой. Жительница с. Бемыж Шахтырова Евдокия Егоровна (1903 г. рожд.) вспоминала о том тяжелом времени: «А жрать нечево было: вот кисленки нару бишь, еѐ смелишь сходишь стряпаш стряпеньки, состряпаш колабашки, щас сказать булочки, она рассыпится. …Оне ить распадаются, муки-то ить нет, одна ета тока кисленка» (за писано проф. Б.И. Осиповым в 1984 г.) [108].

И.П. Вдовин рассказывал: «В двадцать втором взяли в армию. С двадцать четвертого года по борьбе с басмачеством отправили нас. Демобилизовали домой, банду разбили. Че тыре курбаша разбили, раньше курбаши-те главари были. По сто, по сто пятьдесят человек шайка-то» [108]. Для активизации заготовок хлеба в январе феврале 1928 г. на территории Удмуртии проводились пятидневки хлебозагото вок, организовывались красные обозы [31: 178]. Крестьянское сопротивление продразверстке, принимающее крайне агрессив ные формы, получило официальное название «кулацкие бунты» [36: 84]. В 1928 г. в дер. Макаровке Граховской волости был убит мерщик, который проводил землеустройство [31: 181]. Весной летом 1928 г. бедняцко-середняцкие хозяйства полу чили семенные ссуды и частично были освобождены от налога. А.А. Вдовина (1908 г. рожд.) рассказывала: «Хлеб жать надо, в поле едем всѐ в сундуки. И чтоб не сгорело, на замочек в кла дову везѐм, кирпичну. Полна кладова сундуков наберется. Рань ше страховки не получали ведь» [108].

Осенью 1928 г. в деревни Удмуртии на временную работу были присланы 25 бригад и 184 ответственных работника. В 1929 г. райзавком отправил в районы Удмуртии еще 713 человек. Многие члены бригад были вскоре избраны на различные должно сти и остались на постоянную работу в деревне [31: 180]. В том же году в половине селений области были проведены земельные пе ределы, у «кулаков» отобрали 60 тыс. га лучших земель; было об разовано более 240 новых колхозов [31: 181]. Жительница Бемыжа Ёлышева Мария Петровна (1907 г. рожд.) рассказывала: «В девках была, раскулачивали нас. Отсылать не отсылали. Дядю совсем выслали. Суп стоял супу не дали поесть. Горя много натерпе лась» (записано в 1984 г.) [108].

В 19291930 гг. коллективизация в стране приняла стре мительный характер. В Бемыже колхоз был образован в 1928 г., его назвали «Бедняк» [34: 164]. И.П. Вдовин вспоминал: «По том колхоз образовался, в тридцатом-то году. Я в колхозе уж был. Пришлось у богатых то клевы ломать, то чѐ. В тридца том году конюхом был, потом шорником был, сбрую чинил, хо муты, седѐлки налаживал. Перевели заведующим свиноводче ской фермой. Свиней ликвидировали, продали в другой колхоз, в Верхний Бемыж. После свиней-то бригадиром три года был. После бригады-то уж заместителем председателя колхоза тоже три года был. Потом меня перевели на склад, на складе проработал восемь лет. Потом пришла машина «Остри», за ставили сортировать зерно. Сейчас уж лежит на складе, на свалке. Хороша была, хорошо очищала» [108].

Жительница Бемыжа Танаева Анастасия Ивановна (ок. 1930 г. рожд.) вспоминала о своем отце - коммунисте: «Папа-то не верил в Бога, коммунист был, людей в колхоз загонял, а все на его сердились, женщины сердились. Всѐ завоѐвывал жизнь, а детей оставил сиротами. Всѐ говорил: «Настенька, я никогда не умру». Не тюрьма, так живой бы был, может» (записано проф. Б.И. Осиповым в 1984 г.) [108].

В 1929 г. Троцкая волость была упразднена и село вошло в состав Граховского района [71: 114]. Определенную роль в преобразовании сельского хозяйства сыграли тогда машинно тракторные станции (МТС) государственные предприятия, производившие в колхозах сельскохозяйственные работы по договору за денежную и натуральную оплату. МТС стали центрами «пролетарского» влияния на крестьянское население и просуществовали до конца 1950-х гг. [31: 191]. В Бемыже МТС была организована в 1935 г., она обслуживала 33 колхоза [34: 63].

2 марта 1933 г. село Троцкое стало называться село Бе мыж, в 1935 г. колхоз «Бедняк» переименован в колхоз им. Куй бышева, и с 1935 по 1956 гг. здесь располагался административ ный центр Бемыжского района. В феврале 1935 г. был образован Бемыжский райком партии.

Засуха 1936 года принесла новый голод, ели падаль, гни лую солому, древесину; снова разразилась эпидемия тифа [31: 191]. Танаева Анастасия Ивановна (1930 г. рожд.), житель ница с. Бемыж, рассказывала: «А мать тифом умерла. Я видела маму, помню» [108].

29 марта 1939 г. в Бемыже была закрыта церковь. Историк В.А. Бердинских пишет, что именно в 1930-х гг. началось «пол ное уничтожение всей крестьянской цивилизации России» [6: 28]. Жительница Бемыжа А.А. Вдовина вспоминала: «Рань ше в церкви отпевали, кстили, венчали. Перед войной поставили новый клуб, он сгорел, и вот церкву нарушили, клуб в ей топерь. Было колоколо, цела тонна, и вот его сняли, и взяли его разбили.

А то где загорит, как зачнут бомкать все на ногах, все на улице. А теперь сгорит и не услышишь. Дежурили по ночам. Идешь дежурить, подсолнышки берешь в карман. Ходишь, бря чишь, что идет караульщик. Отдежурили, отметимся, что караулили. А совецка влась до чего распустила народ: воруют ничѐ, убивают тоже не ищутся уж. А которы мужики сни мали колокола-ти, их поразило. Так и надо! Один ходить даже не мог.» (записано проф. Б.И. Осиповым в 1984 г.) [108]. В 30-х гг. не останавливалась заведенная машина репрес сий, врагов народа «находили» во всех районах [31: 200]. Не от ставали и бемыжцы в поисках «контреволюционеров», отыски вая «врагов народа» среди своих односельчан. Из протоколов районных партсобраний Бемыжского райкома ВКП(б) 1935 г.: «Решение: Выправить и искоренить из рядов нашей парторгани зации замаскировавшиеся остатки белогвардейщины, двуруш ников…»; «нужно бороться с вылазками остатков классового врага»; «Я вношу предложение просить правительство всех контрреволюционеров троцкистско-зиновьевского блока рас стрелять»; «в нашем колхозе есть бывший раскулаченный кулак, который ведет разлагательскую работу среди колхозников… Сам теперь в колхозе не работает, а ходит удить на Умяк»; «есть контрреволюционные враги при селе Бемыже» [108]. Позднее жительница села Е.Е. Шахтырова вспоминала: «Не все ить в колхоз шли. Мы-то, мы с мужиком, желали в колхоз идти. А старики нас не пускали. Не заходили мы в колхоз. Вот, дедуш ка не пускал. …А идти надо всѐ равно в колхоз, как хошь. Ло шадь отобрали у нас, корову отобрали. Всѐ. А его, дедушку, за лог садили, водили в етот, в тюрьму. Етта тюрьма была у нас» [108].

Всего за пять лет (1930 1934 гг.) в Удмуртии было осуж дено 56913 человек, большое количество репрессированных из аграрной сферы [64: 174-175]. Житель Бемыжа Алексей Ни колаевич Акимов (1886 1964) в 1931 г. отсидел год в тюрьме в с. Грахово как «крепко-зажиточный» и имевший двух лоша дей, несмотря на то что он сразу признал советскую власть, а все четыре его сына служили в Красной армии. Ходатайство о помиловании было удовлетворено 25 августа 1932 г., в справке говорилось: “...из группы твердооблагаемых исключить и восстановить в группу середняков, как семью красноармейца” [из семейного архива].

Вся жизнь Алексея Николаевича Акимова, коренно го бемыжанина, была наполнена трудом. В конце XIX в. он закончил четыре класса бемыжской церковно приходской школы, стал грамотным человеком, любил читать Библию, был избран церковным старостой. Здо роваясь, всегда кланялся в пояс: “Здравствуй, пони машь”. Никогда не пил и не курил. Женился на дочери зажиточного хлеботорговца Татьяне Михайловне Федо товой (18861949), которая, по воспоминаниям родст венников, была доброй, трудолюбивой и «бойкой» жен щиной. Алексей Николаевич умело столярничал (был подрядчиком по плотницкой части), вставлял односель чанам оконные стекла, сеял у бедняков исполу землю, торговал хлебом, имел лошадей, молотилк у, пасеку. В его просторной пятистенной избе по улице Куйбышева останавливались на ночлег проезжающие торговцы хлебом. При доме был большой огород с са дом, где рос крыжовник, в просторном дворе конюшня и крепкие амбары.

Дом Алексея (находился на левой стороне улицы Куйбышева от въезда в село, сейчас на этом месте пус тырь) имел вид настоящей русской избы: в «сенцах» справа от ступенек стояли вѐдра с водой; невысокая дверь слева вела в “холодную” комнату, где хранились продукты. Дома русских жителей Урала всегда были близки к постройкам Русского Севера; избы, рубленые из елового или соснового леса, ставили на выский под клет; к жилой части примыкали сени и клети, исполь зуемые в хозяйственных целях [32: 253]. Жилое помещение в доме Акимовых состояло из одной комнаты, в которой выделялась кухня (“упечь”), где готовили еду для себя и для скотины и где с потолка свешивались цепи, на которых покачивался средневеко вого вида чугунный умывальник, похожий на чайник с двумя носиками, под ним стоял таз. Остальное место в избе занимали широкие лавки вдоль стен, стол, иконы в переднем углу и высокая кровать слева от двери. Умер Алексей Николаевич Акимов в 1964 г. от кровоизлияния в мозг, похоронен на Бемыжском кладбище. У Алексея и Татьяны Акимовых было пятеро детей Иван, Михаил, Василий, Прасковья и Григорий. Стар ший сын Иван Акимов (1906 г. рожд.), был женат на “ку лацкой дочери” Надежде Федоровне, по характеру был спокойным, несколько даже мрачноватым, хозяйствен ным человеком. В Великую Отечественную войну вое вал и пропал без вести. Михаил Акимов, в отличие от старшего брата, был человеком веселым, «ухарем». Перед войной он служил в г. Рыбинске, где у него укра ли пистолет, за что он был разжалован до рядового. Во время войны Михаил был в пехоте, стал кадровым военным, офицером, воевал с басмачами в Туркестане. После войны вернулся в Бемыж без руки, с туберкулезом легких, пристрастился к водке. Однажды он пошел в бе мыжский исполком требовать тѐсу на дом, но при этом за пояс заткнул топор, возможно, угрожал им, за что на сутки бал забран в милицию, хотя и тѐсу дали. Позд нее лечился в ижевском госпитале, там и умер в 1950 г. Третьим сыном Алексея Николаевича был Василий. Он был эпилептиком, его мучили припадки, и в 1939 г. он захлебнулся в бемыжском пруду во время рыбалки. Единственная дочь Прасковья (Паня), по воспоминани ям, была красавицей, но также рано умерла (лет 13-ти), угорев в бане.

Младший сын Алексея Николаевича Григорий Акимов (19271975) прожил короткую, но добрую жизнь. В бемыжской семилетке он учился очень легко: заданные на дом задачки решал в уме еще по дороге из школы домой. Он рассказывал, как однажды шли они с ребятами из школы, а навстречу отец Васи Чучкова, они его спрашивают: “Чего Васька в школе не был? Мы сегодня дроби проходили!”. На что тот ответил: “У, пан-де-бать, дроби! Мой Васька порох знат!”. Гриша был веселым и жизнерадостным парнем, за что имел прозвище Гриня Бодро. С детства он очень любил петь, пел на школьных вечерах, в кругу друзей, на сцене Бе мыжского Дома культуры. В 1941 г., закончив семилет ку, работал в колхозе землемером, активно участвовал в комсомольской работе, в 1944 г. был делегатом район ной комсомольской конференции. Затем учеба в лѐт ном училище в г. Троицк Челябинской области, где он получил специальность “механик самолетов”. Служба проходила сначала в Северной Корее, потом на Даль нем Востоке, в Приморье, в лѐтном гвардейском полку. Служил механиком, был комсоргом полка, затем секре тарем политбюро лѐтной части, был отличником боевой и политической подготовки. Все годы службы Григорий запевала в хоре полка, участник театральных постано вок. В 1949 г., получив отпуск в связи с болезнью мате ри, приехал в Бемыж, где посватался к медсестре Тамаре Николаевне Уваровой (19282011). В 1951 г., во время очередного отпуска, они поженились и вместе уехали на Дальний Восток. Там родилась первая дочь Светлана (автор этих очерков). В 1956 г. семья по настойчивому требованию отца (Алексея Николаевича) вернулась в Бемыж. Григорий демобилизовался в звании лейтенан та. В Бемыже Акимовы поселились поначалу в доме Алексея Николаевича.

С 1956 г. Григорий Алексеевич Акимов был избран секретарем партийного бюро первичной организации Бемыжской МТС. Из протокола: «Акимов Г.А., 1927 г. рожд., русский, образование 9 классов, член КПСС с 1949 г.». От МТС выделили отдельную квартиру на втором этаже двухэтажного наполовину кирпичного до ма, который и до сих пор стоит слева недалеко от въезда в село. В Бемыже Григорий Алексеевич стал активным участником сельской художественной самодеятельности. В районной газете о нем писали: “Голос его стал богаче и сильнее. В свой репертуар Акимов включает сложные классические вещи, такие, как партия Карася из оперы “Запорожец за Дунаем”, “Сомнения” Глинки, “Мельник” Даргомыжского”. В 1957 г. в составе делегации от Уд муртии он выступал на фестивале Уральской зоны в Свердловске; позднее пел на ВДНХ в Москве, откуда привез грамоту, бронзовую медаль и премию тульское охотничье ружье; в Москве он выступал также на заводе “Калибр”, в Колонном зале Дома Союзов, в Кремлев ском театре перед депутатами Верховного Совета РФ (в составе удмуртского народного хора). Жизнь в послевоенном Бемыже била ключом. Было много молодежи, каждое воскресенье стряпали пельмени, ходили друг к другу в гости. 12 июля 1958 г. у Акимовых родилась вторая дочь Татьяна, названная так в честь рано скончавшейся матери Григория. В этом же году семья переехала в поселок Кизнер, куда Григо рий Алексеевич был переведен директором Районного дома культуры (РДК). В Кизнере он закончил 11 классов вечерней школы, заочно поступил в Ижевский сельхо зинститут, но по состоянию здоровья завершить учебу так и не смог.

Годы работы Акимова в должности директора Кизнерского Дома культуры были временем его актив ной творческой деятельности. Регулярно совершались выезды агитбригад в колхозы района. Во время ежегод ных смотров художественной самодеятельности зал До ма культуры всегда был переполнен. В новогодние праздники на площади перед Домом культуры, на кото рых Акимов неизменно исполнял роль Деда Мороза, со бирались все жители поселка от мала до велика. Талант его проявлялся во многих областях: он не только пре красно пел, но еще и хорошо рисовал и был одарен арти стически. В 1960 г. Григорий Алексеевич на кизнерской сцене исполнял роль Дикого в драме Н.А. Островского “Гроза”.

За активное участие в развитии художественной самодеятельности Г.А. Акимов неоднократно награж дался почетными грамотами разных государственных организаций Кизнерского отдела культуры исполкома райсовета, дирекции Центрального парка культуры и от дыха им. М. Горького в Ижевске, Президиума Удмурт ского обкома профсоюза работников культуры, Президиума Верховного Совета Удм. АССР, Министерства культуры УАССР. Позднее Акимов работал инструкто ром в Кизнерский райкоме партии, много ездил по рай ону. Некоторое время заведовал районным отделом культуры. В 1963 г. был награжден Благодарственной грамотой общества по распространению политических и научных знаний РСФСР. При этом он продолжал оста ваться активным участником художественной самодея тельности, ежегодно выступал не только на районных, но и на республиканских конкурсах. В 1967 г. вновь был награжден Почетной Грамотой Президиума Верховного Совета УАССР, в 1968 и 1970 гг. ему были вручены Ди пломы оргкомитета республиканского фестиваля Удмур тии. В 1968 г. в газете “Советская Удмуртия” была опуб ликована статья о нем.

Но потом Григорий Алексеевич серьезно забо лел, в Киеве ему сделали операцию на сердце. Как он сам полагал, сказалась детская простуда: когда-то на бе мыжском пруду он провалился в полынью, простудился и всѐ лето проходил в валенках, была сильная ангина. Весьма показателен следующий эпизод: однажды в Киз нере в дверь к Акимовым постучали и вошла приехав шая “в район” колхозница: “Мы слышали, Лексеич, что ты болеешь. Вот я тебе носки связала”. Его действитель но все любили и уважали.

В 1975 г. Г.А. Акимов скончался и был похоро нен на кизнерском кладбище. Кто знал Григория Алек сеевича, помнит его как веселого, жизнерадостного че ловека с неиссякаемым запасом юмора, обаятельного, доброго и ответственного, человека с чистой совестью, остро переживавшего при столкновении с несправедли востью, ложью, лицемерием, человека высокой культуры и широких знаний.

В 193040-х гг. в Бемыже была развернута борьба с негра мотностью. Из протоколов партсобраний Бемыжской МТС 1935 г.: «…молодежь из-за неграмотности занимается антисоветскими частушками») [110]. В 1938 г. были открыты ясли и детсад [34: 132]. В 1940 г. в двухэтажном доме раскулаченного И.В. Чернова размещались библиотека, типография и редакция газеты «Колхозное знамя» [34: 164].

В 1940 г. в сельской местности в Удмуртии действовало 126 киноустановок [79: 100]. Старожилы Бемыжа еще помнят вечерние кинопоказы под открытым небом на базарной площа ди, куда зрители приходили со своими табуретками и с удоволь ствием смотрели на светящийся в темноте экран, отмахиваясь от комаров.

В военные годы повсюду большой объем работ в селах выполняли женщины - они были на полях, на фермах, в руко водстве. М. Есипова из Бемыжской МТС вспахивала по 5 га земли при норме 4,24 га. Рогожина Юлия Петровна (1908 г. рожд.) вспоминала: «Я в колхозе-то больно работала. И ко нюхом работала, и везде работала, дирехтором тока не бы ла. Детей всех-ту шесть штучек, накормить, одеть надо» [108].

И.П. Вдовин рассказывал: «В сорок первом взяли в армию, тридцатого августа взяли. Пробыл до сорок шестого году. На Калининском фронте был. В сорок втором году ранило, ногу перебило, обе кости. И попали в окружение. Вот и в плен попал, не сумели меня вывести. Девятого меня ранило, а восемнадца того в лесу валялся раненым девять суток. Думал червяки съедят. Потом женщины трофеи собирали и вытащили меня в деревню» [108].

В самом Бемыже в 1941 г. располагались два стрелковых батальона и одна саперная рота [34: 35]. Тяжелую ситуацию с работниками на селе несколько смягчило прибытие эвакуиро ванных [31:241]. В 194142 гг. в Граховском районе размеща лись эвакуированные 20-ти национальностей (больше всего бы ло поляков). В Можге на 1 января 1942 г. находилось 1320 чело век эвакуированных, в Граховском районе 498, на 1 февраля 1943 г. в Бемыжском районе 1850, в Граховском 1450. А.А. Вдовина рассказывала: «А в ету войну не было у нас нем цев. Японцев по селу гоняли, прогоняли куды-то дальше» [108]. После июля 1943 г. численность эвакуированных стала сокра щаться, а через некоторое время началась и реэвакуация [31: 267268].

Танаева Марья Ивановна (1902 г. рожд.) вспоминала: «Четыре брата было. Всех братьев на фронте убили, погибли. Корни таскали да ели в войну» [108]. История Бемыжа и уникальна, и типична для сѐл России. Ее уникальность в прошлом этого села, в происхождении его первых жителей, а также в особенностях бемыжской речи и составе бемыжских фамилий. Типичность же в том, что люди, жившие и живущие на этой земле, большие труженики, пере нѐсшие все тяготы разрухи и войны, социальных потрясений. Фамилии этих людей уходят вглубь истории, отражают характеры бойких на язык и на дело мастеровых людей и их за водские профессии.

ПЯТЬ ИСТОРИЧЕСКИХ СЛОЁВ

БЕМЫЖСКИХ ФАМИЛИЙ.

 

В современном российском обществе фамилия связывает человека с родителями, дедами и прадедами. Приходя из глуби ны веков как значимая весть от предков потомкам, она сообщает нам нечто о нас самих, указывая на наши корни. Фамилии жите лей старинного русского поселения это как шкатулка с драго ценностями, в которой хранятся и нитки простых бус фами лии, связанные своим происхождением с календарными имена ми (Иванов, Петров, Сидоров), и самодельные перстеньки да колечки отпрозвищные, диалектного происхождения фами лии (Бусыгин, Чувыгин, Чуманов), и сработанные под античное золото и серебро искусственные фамилии духовенства (Вино градов, Капачинский), и заморские диковинные браслеты фа милии с иностранными корнями (Ракмашов, Лашенков), и на циональные экзотические украшения фамилии этнического происхождения (Башкиров).

Мы обратились к истории антропонимикона старинного русского села Бемыж, возникшего как поселение при медепла вильном заводе в середине XVIII века. Источниками антропо нимического материала послужили рукописные книги Свято Троицкой церкви села Бемыж, хранящихся в Центральном го сударственном архиве Удмуртской Республики (ЦГА УР, фонд 72, опись 1): Метрические книги (18251902 гг.), Брачные обы ски (18881901 гг.), Духовные росписи (17981835 гг.), Записи оглашений о вступлении в брак (19111913 гг.); а также данные некоторых деловых памятников рапортов, жалоб и т.п. (17551799 гг.), цитируемых в работах современных истори ков.

В доступных для нас записях второй половины XVIII в. упоминается уже 35 фамилий крепостных крестьян и других категорий «работных людей» Бемышевского медеплавильного завода, а также 2 фамилии заводовладельцев. Основными собы тиями этого периода были пуск завода (1756 г.), переселение крестьян с Кунгурских соляных промыслов (1760-е гг.), перевод крепостных из Нижегородской губернии и Свияжского виноку ренного завода (1790-е гг.). Возможно, уже вместе с балахнинскими купцами в 175060-х гг. появились в Бемыже Васильев, Воеводский, Гаврилов, Семенов, Яковлев, упоминаемые в исто рических документах как «заводские служители», а также при казчик Титов. Кроме этого, среди носителей первых бемыжских фамилий были и другие категории людей мастеровые, курен ные надзиратели, отставные солдаты.

В источниках этого времени используются только дву членные именования (Василий Титов, Петр Васильев, Иван Корнилов и т.п.), вторые компоненты которых до сих пор быту ют в Бемыже в качестве официальных фамилий (Титов, Василь ев, Корнилов). Однако являлись ли они настоящими фамилиями в тот период? В.А. Никонов утверждает, что «в документах XVIIIXIX вв. Иван Петров, Семен Васильев не фамилии», «Видимое тождество с фамилиями обманчиво. Это не фамилии, а отчества» [49: 171, 220]. И все же в истории становления рус ского антропонимикона многие отчества это, в перспективе, будущие фамилии. Можно с уверенностью говорить о том, что «первые бемышевские фамилии» это «зародыши» будущих настоящих фамилий. Из некоторых разовьются позднее полно ценные современные фамилии бемыжских жителей (Абрамов, Калинин, Корнилов, Никитин, Титов и мн. др.), другие останут ся в статусе отчеств и не выйдут за пределы XIX века. Из 37 фамилий, впервые фиксирующихся во второй поло вине XVIII в., 14 единиц вошли в ядро бемыжского антропо нимикона, то есть устойчиво использовались на протяжении всей истории села вплоть до середины ХХ в., а некоторые до наших дней: Осокин, Лебедев, Абрамов, Агапов, Афанасьев, Васильев, Иванов, Калинин, Корнилов, Осипов, Романов, Терен тьев, Титов, Захаров. Добавим к ним еще 5 фамилий, фикси рующихся до самого конца ХIХ начала ХХ в., но, насколько нам известно, не представленных в современном Бемыже: Де ментьев, Семенов, Смолин, Яковлев. Шесть антропонимов из этого списка перестают фиксироваться в 1860-х гг. (после отмены крепостного права их носители могли приобрести дру гие фамилии).

В роли производящих, в основном, выступали календар ные мужские имена (Абрам, Агап, Алексей, Василий, Гавриил, Григорий, Дементий, Евдоким, Захар, Иван, Илья, Калина, Клементий, Степан, Терентий, Тит, Фадей и др.), то есть имена из церковного календаря, в котором канонизированные святые перечисляются по месяцам и дням их празднования. В составе первого списка бемыжских антропонимов име ются также три фамилии, образованные от некалендарных имен: Смолин < Смола, Осокин < Осока, Лебедев < Лебедь. Две пер вые могли быть произведены от патронимов дохристианского происхождения: Смолин (сын) сын Смолы, Осокин (сын) сын Осоки. В документах даже XVII в. отчества от нецерковных имен употреблялись равноправно с отчествами от имен церков ных и без какого-либо отличия от них. Фамилия Лебедев также может быть отнесена к этому ряду, хотя более вероятно ее ис кусственное происхождение (семинарская фамилия). Еще один антропоним «первой волны» имеет формант ский: Воеводский. «Во многих русских фамилиях основа ука зывает не на предка, а на хозяина, пишет В.А. Никонов [47: 199]. Также и фамилия Воеводский, скорее всего, говорит о зависимом положении ее первого носителя. Всего же в истории села Бемыж можно выделить пять от личающихся друг от друга периодов вхождения фамилий в бемыжский антропонимикон.

 

Первый слой (фамилии первопоселенцев кунгурских крестьян и заводовладельцев, фамилии выходцев из Нижегород ской губернии) в общих чертах был рассмотрен выше. После дующие два первых десятилетия XIX века не внесли ничего но вого в структурные типы бемыжских фамилий, поэтому их так же можно причислить к первому слою формирования сельского антропонимикона. В это время в селе наблюдался некоторый приток рабочих в связи с закрытием других заводов Приуралья, хотя на структурно-семантическом составе фамилий это прак тически не отразилось, по-прежнему фиксировались исключи тельно производные от календарных мужских имен. Приведем данные по годам первой фиксации: 1801 г. Матвеев, Павлов; 1802 Леонтьев; 1803 Михайлов, Савельев, Филиппов; 1806 Александров, Антонов, Родионов; 1807 Андрианов, Герасимов, Димитриев, Игнатьев, Макаров, Прокопьев, Тимофеев, Федо тов; 1810 Тихонов; 1813 Миронов; 1814 Сергеев; 1815 Вуколов, Данилов, Ларионов, Николаев, Пахомов, Спиридонов; 1817 Анкудинов, Потапов; 1818 Исаков, Кулюшин; 1819 Саввин, Сидоров.

В ядро антропонимикона села в этот период вошли сле дующие фамилии: Александров, Анкудинов, Матвеев, Миронов, Пахомов, Потапов, Спиридонов, Тихонов, Федотов.

 

Второй слой бемыжского антропонимикона складывается в третьем десятилетии XIX в., когда массово появляются новые модели фамилий: образованные от уменьшительной формы имени (Костин), от дохристианских имен (Беляев от Беляй) и детских именований (Крохин < Кроха, Сухов < Сухой), отпрозвищные па тронимы (Набоков, Шабалин), фамилии искусственного происхо ждения (Виноградов, Разумов). Однако всѐ еще больше фамилий, соотносящихся с полными календарными мужскими именами. К внеязыковым причинам изменения в именовании людей можно отнести изменившуюся ситуацию на рынке рабочей силы: поме щикам было разрешено переводить крестьян из других губерний, а одним из последствий этого мог быть перенос семантических моделей имен собственных; к общим внутриязыковым факторам развитие системы русского антропонимикона (его фамильной час ти), расширение типов производящих баз и формирование разряда отчеств (отграничение их от фамилий).

Перечислим все фамилии, появившиеся в селе в это время, по годам первой фиксации в книгах Свято-Троицкой церкви: 1820 г. Виноградов, Костин, Шабалин; 1821 Беляев, Панов; 1823 Агафонов, Мышкин; 1824 Космин, Львов, Сухов, Фо мин; 1825 Евсевиев, Крохин, Набоков; 1826 Модин, Разумов; 1827 Карпов, Селиверстов; 1828 Енаторов, Кабанов, Се керьянов, Силуянов; 1829 Парфилов. В ядро антропонимикона села в этот период вошли следующие фамилии: Агафонов, Ена торов, Модин, Сухов, Шабалин, а также Беляев, Евсевиев, Ка банов, Парфилов.

 

Третий слой бемыжского антропонимикона формируется в четвертом и пятом десятилетиях XIX в. и характеризуется ак тивизацией двух моделей отпрозвищной и профессиональной, а также увеличением числа диалектных основ в составах фами лий. Если в третьем слое антропонимикона тенденция использо вания «некалендарных» фамилий только зарождалась, то в чет вертом (период интенсивного развития завода и села) она становится ведущей, выделяя состав бемыжских антропонимов на фоне фамилий жителей соседних сел и деревень. Приведем данные по годам первой фиксации: 1830 г. Бодрин, Чуманов; 1831 Ашихмин, Лашенков; 1833 Башкиров, Лапин, Чернов, Чичканов; 1834 Капачинский, Пономарев; 1835 Лошкин; 1836 Бернатов, Бускин, Галеев, Елышев, Козаков, Ку лаков, Куренков, Лазарев, Лоханин, Маринин, Тюнин, Шахты ров; 1837 Демин; 1839 Башкин, Гущин, Зимин, Колесников, Кусекеев, Логинов, Мастеров, Мельников, Мононов, Непогодин, Секерин, Усачев; 1840 Айдашев, Вдовин, Векшин, Голованов, Духтанов, Залогин, Кривов, Макарчиков, Мурашов, Огурцов, Плотников, Подгорнов, Ракмашов, Рогожин, Слободской, Червя ков, Чувыгин, Шипелев, Шишкин; 1841 Морданов, Никифоров, Пальчиков, Платонов, Потехин, Соснин, Хабаров, Шелованов; 1842 Бонькин, Ботохин, Камаев, Каузов, Лавров; 1843 Бычков, Дранков, Корягин, Сомов; 1844 Бабаев, Барзымов, Белов, Волков, Горбушкин, Куимов, Никаноров; 1845 Бусыгин, Кузнецов, Пини сов, Тимошин, Трусов; 1847 Танаев; 1848 Майников. В это время появляются фамилии, в основах которых от ражены не только полные календарные мужские имена, но и их уменьшительные формы (Демин, Макарчиков, Тимошин), одна фамилия связана своим происхождением с календарным жен ским именем (Маринин); фиксируются фамилии, образованные на базе семейных детских прозваний (Зимин и др.), в том числе с диалектными основами (Башкин, Бодрин, Бускин и др.), а также неясного образования (Тюнин, Чичканов и др.); отпрозвищные фамилии, отражающие в своих основах внешний вид человека (Голованов, Кривов и др.), особенности поведения чаще нега тивного (Бусыгин, Трусов и др.), место проживания в пределах села (Залогин, Подгорнов); среди отпрозвищных появляются «профессиональные фамилии» (Колесников, Куреннов, Мастеров, Мельников и др.), а также фамилии метафорического происхож дения, связанные с понятием об овощах (Огурцов), предметах бы та (Лоханин, Ложкин), насекомых (Мурашов, Червяков); фами лии с тюркскими и финно-угорскими основами (Галеев, Куимов и др.), а также одно производное от этнонима (Башкиров). Уже в 1830-х гг. в церковных записях встречаем тройное именование, например: Василий Иванов Спиридонов. Для того времени третий компонент в формуле имени в ономастике опре деляется как «дедичество», то есть это еще не современная фами лия. В.А. Никонов писал: «Историков и неисториков неизменно обманывает трехчленное русское крестьянское именование сере дины XIX в., которое им кажется фамилией. Безусловно нет! Это второе отчество или скользящее дедичество. Стандартный при мер: в 1834 г. в с. Троицкий Сунгур Сызранского у. Симбирской губ. числится государственный крестьянин Иван Захаров Марке лов. Все принимают Маркелов за фамилию. Но в переписи 1897 г. его сын записан как Степан Иванов Захаров. Маркелов это еще не фамилия, а скользящее дедичество» [49: 210]. В условиях заводского села тройное именование позволя ло более четко идентифицировать работника и создавало базу для будущей полноценной фамилии. Наиболее широко пред ставленным тройное именование жителей Бемыжа становится позднее в период крестьянской реформы: Василий Леонтьев Чувыгин (1861), Евдокия Иванова Чучкова (1862), Иван Данилов Миронов (1866) и мн. др. «Именование становилось фамилией постепенно. Создание фамилий означает не создание новых форм, а изменении функции существующих наименований (от честв, прозвищ и др.)» [48: 28].

В ядро бемышевского антропонимикона в 18301840-х гг. вошли: с 1830-х Башкин, Башкиров, Бернатов, Бодрин, Бус кин, Галеев, Демин, Елышев, Зимин, Казаков, Колесников, Кула ков, Кусекеев, Лапин, Лашенков, Лоханин, Лошкин (Ложкин), Непогодин, Секерин, Тюнин, Усачев, Чернов, Чичканов, Чума нов, Шахтыров; с 1940-х Айдашев, Бабаев, Барзымов, Белов, Бонькин, Ботохин, Бусыгин, Бычков (Быков), Вдовин, Векшин, Волков, Дранков, Духтанов, Залогин, Камаев, Каузов, Кирилов, Корягин, Кривов, Кузнецов, Куимов, Макарчиков, Мурашов, Огурцов, Пинисов, Подгорнов, Потехин, Ракмашов, Рогожин, Сомов, Танаев, Трусов, Хабаров, Червяков, Чувыгин, Шелованов, Шипелев. В последний раз, по нашим данным, в 1867 г. фикси руется фамилия Морданов.

В последующие десятилетия XIX в. все эти тенденции со храняются, хотя количество новых фамилий, фиксирующихся в церковных книгах, резко сокращается в связи с изменившими ся обстоятельствами: в 1850-е гг. многие крестьяне были сосланы на Урал, всѐ большее число крепостных стали уходить на заработки в другие места, завод несколько раз приостанавли вал работу и т.д.

Приведем данные по

четвертому слою антропонимов (18501859 гг.) в соответствии с годом первой фиксации каждой фамилии (всего 28 единиц): 1850 г. Арбузов, Курбанов, Соро кин, Чучков, Шикшинский, 1851 Борисов, Горбунов, 1853 Майоров, Попов, Чабаев, 1855 Балакин, Морозов, Мухачев, Пронин, 1857 Долгов, Канигин, Кушнов, Маслов, Пресняков, Пьянков, Тулаев, 1858 Дымов, Капустин, Малов, Рыжев, Сержантов, Тукмачев, 1859 Тюничев, Усов, Фомичев. Здесь с календарными мужскими именами (в полной и неполной фор ме) соотносятся всего две фамилии Борисов и Пронин; отпро звищных же гораздо больше (77 %). Этот слой отличается от других именно последней характеристикой самым высоким процентом фамилий, в основах которых зафиксированы про звищные именования людей. В этот период в ядро антропони микона села вошли следующие фамилии: Балакин, Горбунов, Долгов, Канигин, Курбанов, Попов, Пронин, Сержантов, Фоми чев, Чучков, Шикшинский.

 

Пятый слой бемыжского антропонимикона формируется в 1860-х гг., когда в связи с реформой происходит «офамилива ние» всего крестьянского населения России. Основными, наибо лее значимыми событиями этого периода были отмена крепост ного права (1861), возвращение в Бемыж сосланных на Урал се мей, появление крестьян-отходников из других мест, очередной пуск завода (1866), окончательный выход из крепостной зави симости (1868). Весной 1869 г. Бемышевский завод был уже в который раз остановлен. В пореформенный период вся меде плавильная промышленность региона переживала упадок. В это время фиксируется 17 новых для села фамилий: 1860 г. Глухов, Евфродитов, Кирьянов, Увицкий, 1861 Гуськов, Небус кин, 1862 Кокушкин, Мальковский, 1863 Коштанов, 1864 Асапов, 1866 Акимов, Лагунов, Легошин, 1867 Киселев, Ус тинов, 1869 Вохмин, Кормильцев. Тенденция количественного преобладания отпрозвищных фамилий сохраняется (их более половины в этом списке), в связи с чем данные фамилии отне сим к пятому слою формирования бемышевского антропонимикона. В ядро антропонимикона села вошли три фамилии: Аки мов, Кокушкин, Небускин.

В 18701890-х гг. (период в тридцать лет) в состав бемыж ских фамилий включается всего 20 единиц. Связано это с упадком производства и тем, что в 1882 г. завод окончательно прекратил свою деятельность. Среди новых для села фамилий продолжает сохраняться высокий процент отпрозвищных (52 %): 1874 Аессоров, Дьячков, 1875 Баторин, Робетков, 1878 Карновский, Костромин, Кочергин, 1880 Болтин, Рыжков, 1881 Бельский, 1888 Корнеев, Филимонов, 1890 Паранин, 1893 Бурдин, Мачихин, 1894 Марков, 1897 Козы рев, Константинов, Соловьев, 1898 Лукин.

Отметим, что две фамилии имеют матронимическое про исхождение (Мачихин, Паранин), а фамилии, соотнесенные с топонимами, впервые в истории села отражают территориаль но отдаленные города (Костромин, Бельский). Всего за послед ние три десятилетия XIX в. вошли в ядро антропонимикона села и присутствуют в нем до наших дней три фамилии: Костромин, Сержантов, Рыжков.

Итак, в целом состав фамилий села Бемыж в его истори ческом прошлом, подтверждаемый письменными памятниками середины XVIII конца XIX в., складывался постепенно с притоком сюда людей сначала с северного и северо-западного направлений, а затем и с близлежащих территорий. «Становле ние русских фамилий отражает этапы развития русского обще ства» [76]. Помимо социально-исторических факторов, на его качественный состав влияли лингвистические процессы внутри самого сельского антропонимикона, протекавшие в период ин тенсивного формирования общерусской системы фамилий. Рассмотрим бемыжский антропонимикон с точки зрения его семантического наполнения (внутренней формы фамилий, не связанных своим происхождением с системой личных имен). В.А. Никонов писал, что история труда и быта оставила след в фамилиях, лексические основы которых означали социальные отношения, предметы одежды, питание, обычаи и обряды [48: 7]. В составе бемыжских фамилий середины XVIII начала ХХ в. выделяется

пять основных тематических групп:

1) фамилии, отражающие внешний вид человека;

2) черты характера, особенности поведения;

3) специальность, профессию, занятие;

4) место жительства;

5) семейные отношения.

Во внешнем виде человека фиксируется рост, отклоняю щийся от нормы (Долгов < Долгой, Малов < Малой), наиболее при метной частью тела оказывается голова (Башкин < Башка, Голова нов < Голован), наличие усов (Усов и Усачев), цвет волос, лица представлен по контрасту «черный белый» (Чернов < Черной, Белов < Белой, Беляев < Беляй), в двух фамилиях отражен рыжий цвет (Рыжев и Рыжков), среди физических недостатков такие, как наличие горба, глухота и др. (Горбунов, Глухов, Кривов). Среди черт характера и особенностей поведения в бемыж ских фамилиях зафиксированы как положительные (Бодрин < бод ра, бодрый «полный сил, деятельности», а также «нарядный»; Козырев < козырь «о бойком, смелом человеке»), так и отрица тельные черты (Кулаков < кулак «скупой человек», но также «бойкий, ловкий»; Бусыгин < бусыга «пьяница», «хвастун»; Пьянков < пьянко, пьяный; Трусов < трус; Робетков < «кто робе ет»); особенности речевого поведения (Балакин < балака «бол тун»). Обратим внимение на то, что во внутренней форме ряда фа милий повторяются такие характеристики, как энергичность, бой кость, смелость именно этими чертами отличались жители Бе мыжа на протяжении всей истории села. «После 1917 г., когда Бе мыж был районным центром и жизнь в нем била ключом, по всей округе известен был бемыжский норов: непокладистые и бойкие на язык (…) Уже почти ушли из языка, но не забыты ста рыми бемыжанами меткие прозвища (жизнерадостный, открытый парень Гриня Бодро, заикающийся мужичок Букварь, черново лосые отец и сын Чугункины)» [96: 301302].

Наиболее приметная черта бемыжского антропонимикона это наличие фамилий, связанных с работой на заводе (Мас теров, Кушнов, Куреннов, Векшин, Шахтыров, Колесников, Кузнецов, Каузов), с военной службой (Казаков, Майоров, Сер жантов) и церковным служением (Попов, Дьячков, Пономарев). В них отражена занятость заводского села в XIX в. Особенно интересна история фамилии Куренной > Курен нов > Куренков, разные этапы становления которой хорошо отражены в церковных книгах: «Куренного сын» (1841), «Куреннов» (1857), «Куренков» (1859) и т.д. Куренными мастерами называли углежогов, которые выполняли куренные работы (курень место, где складывалась куча поленьев для выжигания угля). Фамилия Кушнов также была образована как отчество от именования отца по профессии кушной мастер (или кучной, то есть делающий кучи из дров для выжига угля). Фамилия Шахтыров связана своим происхождением со словом шахта (в Бемыже существовали рудокопные шахты), а пренебрежительная форма шахтыр (шах тѐр) фиксируется в некоторых местах России и в настоящее время. Фамилия Каузов напоминает о техническом термине кауз «труба в плотине для спуска лишней воды». И даже фамилия Векшин здесь, скорее всего, имеет отношение не к белке-векше, а к век ше подъемной, то есть механизму.

Место жительства отражено в следующих фамилиях: пределы села (Залогин, Подгорнов), тип поселения (Слободской), другие населенные пункты и реки (Костромин, Бельский, Увиц кий, Вохмин).

Семейные отношения во внутренней форме фамилий вы являются только по женской линии: Вдовин, Мачихин (мужская линия, как ведущая в русском антропонимиконе, представлена через связь с личным именем отца). В составе данных фамилий отражена какая-либо ущербная черта семьи это ребенок вдовы (отсутствие отца) либо потерявший мать.

Кроме того, в бемыжском антропонимиконе содержится множество метафорических фамилий. Среди них выделяются такие, в образном компоненте которых отражены птицы (Ко кушкин, Сорокин, Гуськов, Лебедев, Соловьев), животные (Вол ков, Бычков), насекомые (Мурашов, Червяков), рыбы (Сомов), растения (Соснин, Огурцов), пища (Маслов, Бурдин, Гущин, Ки селев), посуда и другие емкости (Ложкин, Лоханин, Лагунов лагун «бочонок», Чуманов чуман «берестяной кузов»), орудия труда (Кочергин, Секерин секира «лесосечный топор»), время года и погода (Морозов, Зимин, Непогодин) и др. Как видим, во внутренней форме фамилий широко представлен мир кресть янского быта и окружающая природа.

Самыми частотными, по наблюдениям исследователей, фамилиями с зоокорнями в русском языке являются: Воронин, Голубев, Воробьев (так называемые птичьи фамилии). Однако в Бемыже представлен иной набор исходными являются слова кукушка, сорока, гусь (лебедь и соловей в фамилиях искусстве ного происхождения). Также в общерусском ономастиконе час тотны фамилии с названиями таких млекопитающих, как бык, баран, соболь (Быков, Баранов, Соболев) и таких насекомых, как комар и жук (Комаров, Жуков). В бемыжских материалах в этом ряду находим производные от прозвищ Волк, Бычок, Мураш, Червяк. При этом надо отметить, что «каждое прозвище, как и любое другое собственное имя, теряет все характеристики, свойственные имени нарицательному, кроме одной, которая ста новится ведущей для данного конкретного акта именования. При этом прозвище Лошадь человек может получить и за соответст вующий профиль (прямой крупный нос, напоминающий морду лошади), и за крупный рост, и за то, что работает, как лошадь, т.е. каждый раз ведущая черта может быть иной» [76: 9]. Движение бемыжского антропонимикона во времени можно наглядно отразить через определение процентной соот несенности разных типов фамилий, появлявшихся в разные отрезки времени.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК.


1. Авдеева В.Г. Крестьянское движение в Вятской губернии в пореформенный период. Автореф. …канд. ист. наук: М., 1965.
2. Александров А.А. Из истории Бемышевского медеплавильного завода // Вопросы социально-экономического и культурного развития Удмуртии в XVIII – первой половине XIX вв. Сб. ст. - Ижевск, 1981. С. 98 – 122.
3. Бабаева Е.Э., Журавлев А.Ф., Макеева И.И. О проекте
«Исторического словаря современного русского языка» // Во-
просы языкознания, 1997, № 2.
4. Барашков В.Ф. А как у вас говорят? – М.: Просвещение,
1986.
5. Баскаков Н.А. Русские фамилии тюркского происхож-
дения. – М.: Наука, 1979.
6. Бердинских В. А. Крестьянская цивилизация в России. –
М., 2001.
7. Бердинских В.А. Уездные историки: Русская провинци-
альная историография. – М.: Новое литературное обозрение,
2003.
8. Бондалетов В.Д. Русская ономастика. – М.: Просвеще-
ние, 1983.
9. Бражникова Н.Н. История говоров Южного Зауралья
по данным фамилий // Антропонимика. – М.: Наука, 1970.
10. Вагина П.А. Рабочая сила заводов Твердышева и Мясни-
кова во второй половине XVIII века // Из истории заводов и фабрик
Урала. Сб. ст. Вып. II. – Свердловское книж. изд-во, 1963.
11. Верховых Л.Н. Антропонимическое пространство сел
Абрамовка Таловского района и Красное Новохоперского рай-
она Воронежской области. Автореф. …канд. филол.наук: Воро-
неж, 2008.
12. Воспреемник // Эциклопедический словарь. Издатели
Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. – СПб.,1894. Т. 13. С. 281.
13. Гаврилов Д.В. Горнозаводской Урал XVII-XX вв.: Из-
бранные труды. – Екатеринбург, 2005.
14. Глинкина Л.А. Лингвокраеведение и его основные ис-
точники // Русский язык: исторические судьбы и современность.
179
Сб. тезизов II Междунар. конгресса исследователей русского
языка. – М., 2004.
15. Горное законодательство // Эциклопедический словарь.
Издатели Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. – СПб.,1893. Т. 17.
С.246–252.
16. Горнозаводские крестьяне // Эциклопедический сло-
варь. Издатели Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. – СПб.,1893. Т. 17.
С.255–257.
17. Гришкина М.В. Крестьянство Удмуртии в XVIII веке. –
Ижевск, 1977.
18. Гурская Ю.А. Древние фамилии современных евро-
пейских ареалов: к постановке проблемы // Вестник Российско-
го государственного университета им. И. Канта. Филологиче-
ские науки. 2010, № 8. С. 55–60.
19. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского
языка. – М., 1991 – 1993.Т.1–4.
20. Денисова Т.Т. Прозвища как вид антропонимов и их
функционирование в современной речевой коммуникации:
на материале прозвищ Шумячского и Ершичского районов Смо-
ленской области. Дисс. …канд. филол. наук: Смоленск, 2007.
21. Долбилова Л.П. Отмена крепостного права в Вятской
губернии // История и культура Волго-Вятского края (К 90-летию
Вятской ученой архивной комиссии). – Киров, 1994.
22. Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе.
1861–1880. – М.: Наука, 1978.
23. Дьякова Н.С. Изменения в системе именований жите-
лей г. Устюжны Железопольской в ХVI–ХVII вв. Автореф.
…канд. филол. наук: Вологда, 2007.
24. Евдокимов Ю.Ф. Легенды и явь. Кизнерскому рай-
ону – 50. – Ижевск, 1989.
25. Жеребцов И.Л. Переселения жителей Коми края
на Вятку в конце XVI – начале XVIII вв. // История и культура
Волго-Вятского края (К 90-летию Вятской ученой архивной ко-
миссии). – Киров, 1994.
26. Зинин С.И. Суффиксы русских фамилий XVII – XVIII
вв. // Антропонимика. М.: Наука, 1970.
27. Ильичев А.А. Структурные разновидности антропони-
мов и их варьирование в деловых памятниках Нижегородского
180
края ХIV–ХVII вв. Автореф. …канд. филол. наук: Нижний Нов-
город, 2011.
28. Исаева Т.А. Морфемные типы и география неофици-
альных фамилий в Горьковской области // Ономастика Повол-
жья. 3. – Уфа, 1973.
29. История и культура Волго-Вятского края (К 90-летию
Вятской ученой архивной комиссии). – Киров, 1994.
30. История Удмуртии. Конец XV – начало XX в. /
под ред. К.И.Куликова. – Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2004.
31. История Удмуртии. XX век. – Ижевск, 2005.
32. История Урала с древнейших времен до 1861 г. – М.:
Наука, 1989.
33. Калюжный В.И. Состав и положение горнозаводских
рабочих Урала в третьей четверти XVIII в. // Из истории заводов
и фабрик Урала. Сб. ст.– Свердловское книж. изд-во, 1963.
34. Кизнер. Земля живых ключей / Сост. Н.И. Рылова. –
Ижевск: Удмуртия, 2009.
35. Климкова Л.А. Региональная ономастика. – Горький,
1987.
36. Клишева В.А. Крестьянские хозяйства Удмуртии
1917–1927 гг.: социально-экономический анализ. – Ижевск,
2008.
37. Ковальченко И.Д. Русское крепостное крестьянство
в первой половине XIX века. – Изд-во Московского университе-
та, 1967.
38. Крестьяне // Эциклопедический словарь. Издатели
Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. – СПб., 1893. Т. 32. С.659–725.
39. Крестьянская война под предводительством Емельяна
Пугачева в Удмуртии. – Ижевск, 1974.
40. Лигенко Н.П. Крестьянская промышленность Удмур-
тии в период капитализма (60 – 90-е гг. XIX в.). – Ижевск, 1991.
41. Лигенко Н.П. Купечество Удмуртии. Вторая половина
XIX – начало XX века. Ижевск, 2001.
42. Луппов П.Н. К истории медеплавильного Бемышев-
ского завода // Записки УдНИИ. – Ижевск, 1936. Вып. 6.
С. 187 – 196.
43. Любомиров П.Г. Очерки по истории русской промыш-
ленности: XVII, XVIII и начало XIX в. – М., 1947.
181
44. Мамин-Сибиряк Д.Н. Из далекого прошлого //
Д.Н. Мамин-Сибиряк. Собрание сочинений в 12 т. Т. 12. Авто-
биографические произведения. Публицистика. – Свердловск,
1951.
45. Марченкова Ю.Ю. Фамилии рославльского края (син-
хронический и диахронический аспекты). Автореф. …канд. фи-
лол. наук: Смоленск, 2006.
46. Миронов Б.Н. Социальная история России периода
империи (XVIII – нач. XX вв.). – СПб., 2003. – Т. 1.
47. Никонов В.А. Имя и общество. – М.: Наука, 1974.
48. Никонов В.А. География фамилий. – М.: Наука, 1988.
49. Никонов В.А. Словарь русских фамилий. – М., 1993.
50. Окунева Л.В. Антропонимия как источник изучения
региональной языковой картины мира. Автореф. …канд. филол.
наук: Архангельск, 2010.
51. Ономастика и норма. – М.: Наука, 1976.
52. Ономастика Поволжья. 3. – Уфа, 1973.
53. Очерки истории Удмуртии XIX в. – Ижевск, 1996.
54. Павловец О.В. Метрическая книга как исторический
документ // Русская речь. 2007, № 5.
55. Павский Г.П. Филологические наблюдения над соста-
вом русского языка. Второе рассуждение. Об именах существи-
тельных. – СПб., 1842.
56. Палагина В.В. К вопросу о локальности русских ан-
тропонимов // Вопросы русского языка и его говоров. – Томск,
1968.
57. Плющевский Б.Г. Организация крестьянских отхожих
промыслов в крупных вотчинных хозяйствах нечерноземного
центра (вторая четверть XIX в.) // Вопросы истории Урала. Уче-
ные записки Пермского гос. ун-та им. А.М. Горького. – Пермь,
1966. № 158.
58. Подольская Н.В. Словарь русской ономастической
терминологии. – М.: Наука, 1978.
59. Подольская Н.В. Антропонимика // Лингвистический
энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия,
1990.
60. Полякова Е.Н. К истокам пермских фамилий: Словарь. –
Пермь, 1997.
182
61. Попов С.А. Прошлое и настоящее ойконимии Петро-
павловского района Воронежской области // Проблемы русского
слова на рубеже тысячелетий. Материалы II Всерос. науч.-
практич. конф. Ч. II. – Воронеж: ВГПУ, 2003. С. 145–151.
62. Потехин А.А. Сочинения. Т. 12. Этнографические
очерки, отрывки, неоконченные рассказы и воспоминания. –
С.-Пб.: Типо-литография товарищества «Просвещение»,
1896.
63.Пугачевщина // Эциклопедический словарь. Издатели
Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. – СПб., 1898. Т. 50. С. 750–761.
64. Родионов Н.А. Репрессии против крестьянства и сель-
ских кадров в Удмуртии в 1920–1940-е гг. // Проблемы эконо-
мической и социально-политической истории Удмуртии. Сб.
статей. – Ижевск, 2001.
65. Салтанова И.А. Историческое и лингвистическое крае-
ведение на уроках русского языка // Начальная школа. Плюс до
и после. – 2009, № 11. С. 1–4.
66. Семин В.П. История Отечества: учеб. пос. для вузов. –
М.: Академич. Проект: Гаудеамус, 2005.
67. Симина Г.Я. История отчеств // Ономастика Повол-
жья, 3. – Уфа, 1973. С. 177 – 182.
68. Скрябина Н.П. Памятники деловой письменности – ис-
точник изучения антропонимов // Координационное совещание
по проблемам изучения сибирских говоров. – Красноярск, 1988.
69. Словарь русских народных говоров. – М.; СПб.,
1965– 2007. Т. 1 – 41.
70. Словарь русского языка ХI–ХVII вв. – М., 1975–1991.
Вып. 1 – 17.
71. Справочник по административно-территориальному
делению Удмуртии 1917–1991 г. – Ижевск: Удмуртия, 1995.
72. Старостин В.А. Вятские роды // Герценка: вятские за-
писки. Вып. № 8.
73. Столетие Вятской губернии. 1780–1880: Сб. материа-
лов к истории Вятского края. – Т. 2. – Вятка, 1881.
74. Судовиков М.С. Численность, происхождение и дея-
тельность вятского купечества в конце XVIII в. // История и
культура Волго-Вятского края (К 90-летию Вятской ученой ар-
хивной комиссии). – Киров, 1994.
183
75. Суперанская А.В. Структура имени собственного. – М.,
1969.
76. Суперанская А.В., Суслова А.В. Современные русские
фамилии. – М.: Наука, 1981.
77. Суперанская А.В. Словарь русских личных имен. – М.:
ЭКСМО, 2005.
78. Супрун В.И. Краеведческая ономастика // Духовная
культура: проблемы и тенденции развития. Лингвистическое
изучение материальной и духовной культуры. – Сыктывкар:
Сыктывк. ун-т, 1994.
79. Суханов А.И. История нашего края. – Ижевск: Удмур-
тия, 1981.
80. Тихонов Б.В. Переселения в России во второй полови-
не XIX века. – М.: Наука, 1978.
81. Тюрина Г.Н. Неофициальные (уличные) фамилии жи-
телей юга Нижегородской области: способы и типы номинации //
Теория языкознания и русистика: наследие Б.Н. Головина. –
Н. Новгород: Изд-во Нижегород. ун-та, 2001.
82. Удмуртская Республика: энциклопедия / гл. ред.
В.В. Туганаев. – 2-е изд. – Ижевск: Удмуртия, 2008.
83. Унбегаун Б.О. Русские фамилии. – М.: Прогресс, 1995.
84. Успенский Б.А. Социальная жизнь русских фамилий //
Б.О. Унбегаун. Русские фамилии. – М.: Прогресс, 1995. С. 336–364.
85. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка:
В 4 т. – М.: Прогресс, 1964 – 1973.
86.Федорова М.В. Русские имена в ХХ в. – Белгород, 1995.
87. Хрестоматия по истории Удмуртии: в 2 т. Т. 1: Доку-
менты и материалы. 1136–1917. – Ижевск, 2007.
88. Хрестоматия по истории Удмуртии: в 2 т. Т. 2. Доку-
менты и материалы. 1917–2007. – Ижевск, 2007.
89. Черкасова А.С. К вопросу о движущих силах и харак-
тере волнений в горнозаводских центрах Урала в середине
XVIII в. // Вопросы истории Урала. Ученые записки Пермского
гос. ун-та им. А.М. Горького. – Пермь, 1966. № 158.
90. Черкасова А.С. Мастеровые и работные люди Урала в
XVIII в. – М.: Наука, 1985.
91. Черкасова М.С. Троицкие владения в нижегородском
Поволжье в XV–XVII вв. // История и культура Волго-Вятского
184
края (К 90-летию Вятской ученой архивной комиссии). – Киров,
1994.
92. Черноухов А.В. История медеплавильной промышлен-
ности России XVII–XIX вв. – Свердловск: Изд-во Уральского
университета, 1988.
93. Чичагов В.К. Из истории русских имен, отчеств и фа-
милий. – М.: Учпедгиз, 1959.
94. Чучкова О.В. Антропонимическая система села Бемыж
Удмуртской Республики: история и современность. Выпускная
квалификационная работа. – Ижевск, 2010 (рукопись).
95. Шанский Н.М. и др. Краткий этимологический словарь
русского языка. Изд. 3-е. – М.: Просвещение, 1975.
96. Шейдаева С.Г. Материалы диалектологических экспе-
диций как источник по истории, этнографии и лингвистике //
История и культура Волго-Вятского края (К 90-летию Вятской
ученой архивной комиссии). – Киров, 1994. С. 300–302.
97. Шейдаева С.Г. «Украина» и «Польша» Бемыжа // Из-
вестия Удмуртской Республики. 1997, 20 декабря.
98. Шейдаева С.Г. Семейная традиция выбора личных
имен (по материалам метрических книг Свято-Троицкой церкви
Бемышевского завода // Русская речь в Удмуртии: Межвуз. сб.
ст. Вып. 2 – Ижевск, 2008.
99. Шилов А.В. К вопросу о влиянии войн начала XIX в.
на положение горнозаводской промышленности Урала // Вопро-
сы истории Урала. Ученые записки Пермского гос. ун-та им.
А.М. Горького. – Пермь, 1966. № 158.
100. Шумилов Е.Ф. Православный писатель Н.И. Блинов //
Духовная традиция в русской литературе: сб. науч. ст., сост.
Г.В. Мосалева. – Ижевск: Изд. дом «Удмуртский университет», 2009.
101. Энциклопедия земли Вятской: В 10 т. Т. 1, кн. 2. Сѐла.
Деревни. – Киров, 2002.
102. Энциклопедия земли Вятской: В 10 т. Т. 4. История /
Сост. В.А. Бердинских – Киров, 1995.
Список источников
103. Брачные обыски. 1888–1901 гг. Кн. 4 – 7 (фонд № 72,
опись № 1, кн. 3. ЦГА УР).
185
104. Духовные росписи за 1798 – 1835 гг. Кн. 25–28 (фонд
№ 72, опись № 1, кн. 3. ЦГА УР).
105. Загуменнов А.В. Книга памяти: посвящается жителям
Кизнерского района Удмуртской Республики, вернувшимся
с Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) – Сарапул,
1998.
106. Картотека русских говоров Удмуртии (кабинет рус-
ского языка Удмуртского государственного университета).
107. Книги записи оглашений о вступлении в брак прихо-
жан. 1911–1913 гг. (фонд № 72, опись № 1, кн. 3. ЦГА УР).
108. Материалы диалектологических экспедиций филоло-
гического факультета Удмуртского государственного универси-
тета (1984 г.; рукопись.).
109. Метрические книги Свято-Троицкой церкви Бемы-
шевского завода (с. Кувак) Елабужского уезда Вятской губер-
нии за 1825–1902 гг. (фонд № 72, опись № 1, 66 ед. хран.,
1825–1902 гг. ЦГА УР).
110. Протоколы районных партийных собраний. Бемыж-
ский райком ВКП(б). 8 февраля 1935 г. – 29 ноября 1935 г. – Оп.
№ 1. Фонд № 339, д. № 2 и № 10; 1937 г.? Фонд № 945, д. 22,
23 (1956–1958 гг.); Фонд № 887, с. 64. Партархив Удмуртско-
го ОК ЦДНИ УР.


ПРИЛОЖЕНИЕ
Бемыжские фамилии (вторая половина XVIII в. - XIX в.) с указанием года первой фиксации


Абрамов (Обрамов, Авраамов) 1781
Агапов (Огапов) 1781
Агафонов 1823
Айдашев 1840
Акимов (Якимов, Екимов) 1866
Александров 1806
Алексеев 1781
Андреев 1797
Андрианов (Андреянов) 1807
Анкудинов (Акиндинов, Анкиндинов) 1817
Антонов (Онтонов) 1806
Арбузов 1850
Артамонов (Ахтамонов) 1799
Артемьев (Артемеев) 1799
Асапов 1864
Асессоров 1874
Афанасьев (Афонасьев) 1781
Бабаев 1844
Бабьев 1845 (см. Бабаев)
Балакин (Балатин) 1855
Барзымов 1840
Баторин 1875
Башкин 1839
Башкиров 1833
Белов 1840
Бельский 1881
Беляев 1821
Бернатов 1836
Бодрин 1830
Болтин 1880
Бонькин (Бонкин) 1842
Борисов 1851
Ботохин (Батохин) 1842
Бурдин 1893
Бускин (Бусскин) 1836
Бусыгин (Бусагин) 1845
Бычков 1843
Васильев 1774
Вдовин 1840
Векшин 1840
Викулов 1860 (см. Вуколов)
Виноградов 1820
Воеводский (Воевоцкий) 1774
Волков 1844
Володимиров 1799
Вохмин 1869
Вуколов 1815
Гаврилов 1774
Галеев 1836
Герасимов (Гарасимов) 1807
Глухов 1860
Голованов 1840
Горбунов 1851
Горбушкин 1844
Григорьев 1781
Гуськов 1861
Гущин 1839
Данилов 1815
Дементьев 1799
Демин 1837
Димитриев (Дмитриев, Митриев) 1807
Долгов 1857
Дранков 1843
Духтанов 1840
Дымов 1858
Дьяконов 1900
Дьячков 1874
Евдокимов 1781
Евсевиев 1825
Евфродитов 1860
Егоров 1781
Елизаров (Елеазаров) 1799
Елышев 1836
Енаторов (Еноторов, Инаторов, Иноторов) 1828
Ефимов (Евфимов, Енфимов) 1799
Захаров 1799
Залогин 1840
Зимин 1839
Иванов 1799
Игнатьев 1807
Исаков (Исааков) 1818
Ильин (Илiiн) 1799
Кабанов 1828
Казаков (Козаков) 1836
Калинин 1797
Калинников 1829 (см. Калинин)
Камаев 1842
Камашев 1911 (см. Камаев)
Канигин (Каныгин) 1857
Капачинский 1834
Капустин 1853
Карновский 1878
Карпов 1827
Каузов (Коузов) 1842
Кирилов 1842
Кирьянов 1860
Киселев 1867
Клементьев (Климентьев) 1799
Козырев 1897
Кокушкин (Кукушкин) 1862
Колесников 1839
Константинов 1897
Кормильцев 1869
Корнеев (Корнев) 1888
Корнилов 1797
Корягин 1843
Костин 1820
Костромин 1878
Космин (Козмин) 1824
Кочергин 1878
Коштанов 1863
Кривов 1840
Крохин 1825
Кузнецов 1845
Куимов 1844
Кулаков 1836
Кулюшин (Кулюшкин, Колюшин) 1818
Кулюшкин 1845 (см. Кулюшин)
Курбанов 1850
Куреннов (Куренной, Куренков) 1836
Кусекеев (Кусикеев) 1839
Кушнов 1857
Лавров 1842
Лагунов 1866
Лазарев 1836
Лапин 1833
Ларионов 1815
Лашенков (Лошанков, Лишонков, Лашонков) 1831
Лебедев 1777
Легошин 1866
Леонтьев 1802
Логинов 1839
Лоханин (Лопахин) 1836
Лошкин 1835
Лукин 1898
Львов 1824
Маев 1874 (см. Майников)
Майников 1848
Майнин 1861 (см. Майников)
Майнов 1857 (см. Майников)
Майоров 1853
Макаров 1807
Макарчиков 1840
Малов 1858
Мальковский 1862
Маннанов (см. Монанов)
Маринин 1836
Марков 1894
Маслов 1857
Мастеров 1839
Матвеев 1801
Мачихин (Мачехин) 1893
Мельников 1839
Миронов 1813
Митриев 1815 (см. Дмитриев)
Михайлов 1804
Модин 1826
Монанов (Мононов) 1839
Морданов (Марданов) 1841
Морозов 1855
Мурашов (Мурашев) 1840
Мухачев 1850
Мышкин 1823
Набоков 1825
Небускин 1861
Непогодин 1839
Никаноров 1844
Никитин 1799
Никифоров 1841
Николаев 1815
Огурцов (Агурцов) 1840
Осипов 1799
Осокин 1755
Павлов 1801
Пальчиков 1841
Панов 1821
Панфилов 1840 (см. Парфилов)
Паранин 1890
Пахомов 1815
Парфилов (Перфилов, Панфилов, Порфирьев) 1829
Перфилов 1898 (см. Парфилов)
Порфирьев 1831 (см. Парфилов)
Петров 1781
Пинисов (Пенисов, Панисов) 1845
Платонов 1841
Плотников 1840
Подгорнов 1840
Пономарев 1834
Попов 1853
Потапов 1817
Потехин 1841
Пресняков 1857
Прокопьев (Прокофьев) 1807
Прокофьев 1826 (см. Прокопьев)
Пронин 1855
Пьянков 1857
Разумов 1826
Ракмашов (Рахмашев, Рохмашов) 1840
Робетков 1875
Рогожин 1840
Родионов 1806
Романов 1781
Рыжев 1858
Рыжков 1880
Савельев (Савелiев) 1803
Саввин 1819
Северьянов 1843 (см. Секерьянов)
Секерин (Секирин) 1839
Секерьянов (Сикерьянов, Северьянов) 1828
Селиверстов 1827
Семенов (Семеонов, Семiонов) 1774
Сергеев 1814
Сержантов 1858
Сидоров 1819
Силуянов (Силуанов) 1828
Слободской 1840
Смолин 1797
Соловьев 1897
Сомов 1843
Сорокин 1850
Соснин 1841
Соснов 1858 (см. Соснин)
Спиридонов (Сперидонов) 1815
Степанов (Стефанов) 1781
Сухов 1824
Танаев 1847
Терентьев 1798
Тимофеев 1807
Тимошин 1845
Титов 1774
Тихонов (Тиханов) 1810
Трусов 1845
Тукмачев 1858
Тулаев 1857
Тюнин 1836
Тюничев 1859
Увицкий 1860-е гг.
Усачев 1839
Усов 1859
Устинов 1867
Фадеев 1799
Федоров 1781
Федотов (Феодотов) 1807
Филимонов 1888
Филиппов (Филипов) 1803
Фомин 1824
Фомичев 1859
Хабаров 1841
Чабаев 1853
Червяков 1840
Чернов 1833
Чичканов (Чучканов) 1833
Чувыгин (Чювыгин) 1840
Чуманов 1830
Чуцков 1860
Чучканов 1897 (см. Чичканов)
Чучков (Чуцков) 1850
Шабалин (Шибалин) 1820
Шахтыров (Шахтырев) 1836
Шелованов (Шилованов, Шолованов, Шалованов) 1841
Шикшинский 1850
Шипелев (Шипилов) 1840
Шишкин 1840
Шуманов 1861 (см. Чуманов)
Яковлев 1773 


 

Ссылка на материалы: http://elibrary.udsu.ru/xmlui/bitstream/handle/123456789/8720/201295new.pdf?sequence=4