Рейтинг@Mail.ru
Уважаемый пользователь! Ваш браузер не поддерживает JavaScript.Чтобы использовать все возможности сайта, выберите другой браузер или включите JavaScript и Cookies в настройках этого браузера
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Нами правит не закон, а законники.

Сухов В. М. Село Сысои Сараевского района Рязанской области.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Назад

 

        

               ВЯЧЕСЛАВ СУХОВ

СЫСОИ

Выпуск 2

Москва - 2011

Составитель и исследователь Сухов В.М.(Email:SuhovVM@mail.ru)

Второй вариант книги о малой Родине моих родителей селе Сысои Сараевского района Рязанской области. Этот вариант дополнен данными из старинных документов, обнаруженных в Российском государственном архиве древних актов и Государственном архиве Рязанской области. Представляет интерес для потомков и краеведов.

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Введение
2. Земля Рязанская. Краткая историческая справка.
3. Место поселения
4. История Бовыкинской пустоши
5. Деревня Сысои
6. Название села
7. Дальнейшее заселение Борецкого стана
8. Новопоселенцы
9. Миграционные процессы детей боярских
9. Быт наших прапрадедов
10. Современное село Сысои
11. Приложение 1. Выписки из писцовых, строельных
и межевых книг Козловского уезда.
12. Приложение 2. Выписки из переписной, дозорной и строельной книги
Козловского уезда 1648-1649 гг.
13. Приложение 3. Выписки из писцовой книги Козловского уезда от 1646 г.
14. Приложение 4. Выписки из писцовой книги Козловского уезда 1639-1650
15. Приложение 5. Выписки из писцовой книги Шацкого уезда от 1627 г.
16. Приложение 6. Козловская приказная изба
17. Приложение 7. Исследование ландартских и ревизских сказок.
18. Приложение 8. Работа со столбцами по Рязани и Шацку
19. Приложение 9. Выписи из документов Поместного приказа РГАДА
20. Приложение 10. Список сысоевцев, погибших в Великой Отечественной
войне 1941-1945 гг.
21. Литература

22. Схемы родословные Суховых, Карповых, Мордвиновых, Фроловых, Петиных.

Моим родителям - Сухову Михаилу Никитовичу и Суховой (Мордвиновой) Евдокии Ивановне – выходцам из села Сысои - посвящается!

Введение.

Генеалогия, или родословие, не занимала достойного места в русском обществе. Лишь незначительная часть населения Российского государства в лице дворянства в той или иной степени (очень часто ни в какой степени) интересовалась как историей своего рода, так и общими вопросами генеалогии. В наше время все это привело к полному незнанию истории своей фамилии и своего рода. Большинство знают историю своего рода не глубже деда, редко прадеда. А в это же время юноша из Японии, не имея под руками ни книг, ни каких-либо записей, смог рассказать о своей родословной, начиная с IX века. Как выяснилось, с историей рода его знакомил дед в многочисленных беседах, посвященных этой теме.

Сложившееся положение дел в отношении генеалогии, которая является одной из важнейших сторон формирования национального самосознания, недопустимо.

Любой член общества действует, находясь в четко очерченном поле традиции своего рода, преданий, а также эмоционального фона своей фамилии. Осмыслять явления в русской истории начала XX века без знания или, точнее, вне знания о родословной недопустимо. Например, родословные последнего императора Николая II (немецкая линия дома Романовых) или Ленина (у Владимира Ильича Ульянова было не больше русской крови, чем у представителей немецкой ветви дома Романовых). Это приводило, и будет приводить к искажениям при характеристиках событий того времени.

В императорской России генеалогия занималась в основном историей дворянских родов, утверждая своим материалом «извечность» ведущей роли дворянского сословия в истории России. При этом забывалось, что дворянство в виде сформировавшегося и законодательно оформившегося сословия появилось в России только в XVIII веке. Основой же Российского государства с древнейших времен было крестьянство. Именно это земледельческое сословие кормило страну и воевало в бесчисленных войнах, именно это сословие было носителем главной идеи Российского государства — христианства, что запечатлено в названии этого сословия.

Взамен точных знаний о своей родословной в обществе бытуют и тем самым насаждаются суждения о каком-то татарине, якобы находящемся в роду каждого русского, об ущербности потомков крепостных крестьян и другие подобные этим суждения, сравнить которые можно только с фальшивыми монетами, также имеющими хождение в обществе.

К слову, практика обращения к современникам с вопросами об истории фамилии, рода, села или деревни дает мало: их знания невелики, случайны и не всегда достоверны. Например, жители села Сысои не могли ничего сказать о происхождении названия их села. Только архивные материалы могут прояснить историю рода.

О приемах поиска родословной необходимо остановиться подробнее. Прежде всего, следует знать, что почти все представители русских фамилий на протяжении многих веков своей истории жили на одном и том же месте (малая Родина), поэтому первое, что необходимо выяснить, это местность — село или деревня, — где жили предки.

В последнее время большую помощь оказывает Интернет. К изыскательской работе присоединяется всё большое количество любознательных потомков, а собранные сведения выкладывают на сайтах. Открываются странички истории края, области, города или деревни. Организовываются форумы земляков, однофамильцев. Конечно, эту информацию тоже необходимо перепроверять. Но процент её достоверности высокий. В Интернете можно найти даже копии старинных документов или, как на сайте Рязанской области, указатели или списки метрических, писцовых книг, с номерами фондов архива и документов. Постепенно идет оцифровка старинных документов и рукописей.

Я постарался собрать наиболее полную информацию о местах проживания наших прадедов, исторической обстановке в рассматриваемые времена, а также об их быте.

В первом варианте книги «Сысои» мною были допущены некоторые неточности и предположения. Это было связано как с недостатком исследовательского материала, так и с трудностями прочтения древних документов, которые написаны полууставом, да ещё и скорописью. Некоторые документы писались «со слуха». Поэтому многие названия, фамилии и имена записывались по-разному.

Также в первой книге не были найдены ответы на поставленные вопросы. Оставалось неясно откуда наши прадеды пришли на Сысоевскую поляну, и какое поселение было на этом месте.
В связи с этим в 2009-2010 годах мною была продолжена исследовательская работа по истории села Сысои. Просмотрено множество архивных материалов, прочитано книг и справочников, рассмотрено старинных карт. Сопоставляя различные документы, я добивался однозначности в трактовке многих имен и названий. Результаты этой работы публикуются в этом варианте книги.

Прошу оппонентов не судить меня строго. Исторического образования у меня нет. Но за каждым утверждением стоят факты, на которые я ссылаюсь.

Чтобы не было двух разных книг, а сведения, изложенные в книге «Сысои», не потерялись, я решил выпустить новый вариант книги под тем же названием.

Многое ещё не исследовано. Обязательно кто-то из потомков будет возвращаться к истории села Сысои или Борецкого стана. Кто-то постарается составить свои родословные. Для облегчения их работы с документами и выбора направления поисков в приложениях к книге я помещаю выписки из материалов, хранящихся в Российском государственном архиве древних актов и информацию, обнаруженную в Интернете.

ЗЕМЛЯ РЯЗАНСКАЯ
Краткая историческая справка

История Рязанского края по археологическим данным берет свое начало в эпоху верхнего палеолита (15-25 тысяч лет назад) от первых стоянок человека на этой земле. Две такие стоянки обнаружены в Спасском районе – у села Шатрищи, а также недалеко от деревни Ясаково. Ещё одна стоянка обнаружена в Шацком районе (в 60 км от Сысой) у села Польное Ялтуново.

Первыми, известными из летописных источников, обитателями Рязанской земли были племена угро-финской группы: мерь, весь, мурома, мещера, мордва и другие, давшие многие сохранившиеся до сего времени географические названия на территории области.

Один из первых рязанских краеведов, В.А. Городцов, пишет:

«…Наибольшего процветания финские поселения на берегах Оки достигли в VII-IX вв. В этот период берега Оки были заселены сплошь.… Это население исчезло в IX веке так неожиданно, словно по мановению волшебной палочки. На это лучше всего указывает полное отсутствие в их жилищах и могилах куфических монет (в конце IX-X вв.). В X в. вся рязанская земля, финские городища и селения, расположенные по берегам Оки, уже были заняты славянами…».

Перемещение славянских племен на восток в конце 1 тысячелетия нашей эры привело в верхнее и среднее течение реки Оки – в Мещерский край – племена вятичей и радимичей. Мирное проникновение славянских племён завершилось подчинением приокских земель Киевскому княжеству. Дальнейшему их продвижению на восток оказывало эффективное сопротивление государство Камских Болгар.

Столицей Рязанского княжества стала Старая Рязань, основанная в Х веке. После разрушения её полчищами хана Батыя в 1237 году, столицей княжества стал Переяславль Рязанский, по упоминаниям летописи заложенный в лето 6603 (1095 год в современном летоисчислении). Его возникновение связывают с именем черниговского князя Ярослава Святославича (внука Ярослава Мудрого).

В самом конце XI века, когда княжеские усобицы особенно осложнились и усилились вследствие участия в них известного Гориславича, и пустоши и дебри края сделались ареной для междоусобной борьбы. В 1096 году князь Мстислав, сын Владимира Мономаха, по Оке и притокам ее воевал с Олегом Святославичем (Гориславичем), причем Ольговичи шли с юга, от Медведицы и других донских притоков, и приходили к северо-западной окраине бывшей Тамбовской губернии, т.е. к нашим местам.

После раздробления Киевского государства край входил в Рязанское княжество. С юга его беспокоили половцы, кочевавшие в южных районах Тамбовщины с XI по XIII века.

Вскоре половцы были вытеснены монголо-татарами. Русские летописи, повествуя о разорении в 1237 году Рязанского княжества монголо-татарами, упоминают о взятии «Онузы»: «Пришли с восточной стороны на Рязанскую землю, лесом, безбожные татары с царем Батыем, и, придя, сначала, стали станом на Онузе, и взяли ее и сожгли. И оттуда послали своих послов: женщину-чародейку и двух мужчин с ней к рязанским князьям, требуя себе десятой части во всем: в князьях, и в людях, и в доспехах, и в конях».

Есть предположение, что летописная Онуза находилась в северо-западных районах Тамбовской области, а именно в верхнем течении реки Польной Воронеж, либо на водоразделе рек Польной Воронеж и Челновая, что немного южнее сараевских земель. Именно здесь находилась юго-восточная окраина Рязанского княжества, именно здесь пролегали древние дороги, по которым, не преодолевая рек, можно было дойти до Рязани. И именно между этими реками в 1647 году началось возведение Козловского вала, чтобы остановить набеги на Русь.

В XIII веке Рязанское княжество распространилось на юг до рек Воронежа и Дона. На востоке Рязанские земли в наших краях заканчивались на реке Паре от с. Высокого почти до с. Троицкое.

Расцвет и наибольшее могущество Рязанского княжества обычно связывают с князем Олегом Ивановичем (1350-1402).

До нас дошли также грамоты митрополитов Феогноста († 1353) и Алексия († 1378), свидетельствующие, что здесь существовали русские поселения еще в XIII веке и что по реке Вороне устроены были караулы и сторожи, наблюдавшие за движениями татар. На карте Рязанского княжества XIV-XV веков (см. выше) мы видим, какие поселения здесь были и с какого времени о них известно.

В 1444 году при отражении набега татарского царевича Мустафы впервые в летописи упоминаются казаки рязанские, давшие начало российскому казачеству.

Вскоре Московское княжество начинает теснить здесь княжество Рязанское. Победа над Мамаем позволила им закрепить свои позиции и договориться о размежевании новых владений. Край был поделен по реке Цне. «От устья Цны вверх по Цне, что на московской стороне, то к Москве, а что на рязанской стороне, то к Рязани», — устанавливал договор.

В середине XV века московский князь уступил свою часть цнинских земель Рязанскому княжеству, чтобы укрепить союз с ним, необходимый для борьбы с татарами. Но дело шло уже к завершению объединения всех русских земель в единое государство во главе с Москвой.

Оно произошло во второй половине XV — начале XVI вв. Рязанское княжество было присоединено к Русскому государству в 1521 году. А вместе с Рязанью вошел в него и край, охватывавший бассейн Цны и верховье Воронежа.

На карте (см. выше) великого противостояния на реке Угре (1500) Московского князя Ивана III против хана Ахмата жирной полосой от правого верхнего угла показаны границы приобретенных при Иване III земель.

В 1553 г. в низовьях Цны была построена первая русская крепость — город Шацк. Ставил его воевода князь Дмитрий Семенович Шестунов. Из древних актов известно, что «ставлен был тот город на сбережения душ крестиянских, и делал его Борис Сукинъ». В 1555 году Шестунов был воеводой Шацка и заведовал «Сапогом Русской дачци вместе с Колычевым». В «Заметках о землях Рязанских» М. Макаров (Рязань, 1825 г.) дает понятие «Сапога». Этим словом «а иногда Ножкою, называли то урочище, которое оставалось между болот, или рек, или между чужих земель, примыкаясь широким концом к своим землям».

Дачцы или дачи – земли, розданные князьями и воеводами за службу своим людям и входившие в состав административной единицы русского государства.

Началось заселение и освоение русскими этого края.

Темпы освоения этой местности сдерживались постоянными набегами. Даже после распада Золотой Орды, господствуя в Приазовье и Поволжье, татары наводняли степь ордами грабителей. Диким полем называли ее на Руси. Частью Дикого поля был и наш край. Когда большими силами до нескольких десятков тысяч человек, когда небольшими отрядами татары опустошали пограничные земли, уводили с собой пленных, скот, имущество.

С середины XVI века Русское государство принимает меры, которые должны были уменьшить опасность нападения татар. На подступах к нашему краю из городов Шацка и Ряжска в глубь степи высылались сторожи. Они цепью охватывали край с юга от р. Вороны до р. Воронежа и дальше к Дону.

В конце XVI века при Иване IV Грозном произошло создание единой общерусской сторожевой службы. Ее возглавил видный русский полководец М.И. Воротынский. Был создан устав сторожевой службы, где детально расписывалось поведение «сторожи» в поле. Каждый южный город выставлял определенное число сторожевых казаков и служилых людей. Они выезжали на границу и регулярно объезжали ее. Если обнаруживался след татарского отряда, то одна часть «сторожи» преследовала противника, а другая высылала гонцов в города для организации отпора. При получении известий о татарах вся система оповещения пограничных городов и столицы приходила в действие. Войска выдвигались навстречу противнику уже зная, где его искать.

Когда Рязанское княжество стало частью Московского государства в состав Рязанского уезда входило 9 станов. Самыми большими из них считались Каменский (50036 четей) и Окологородний (38536 четей). А самым маленьким – Старорязанский (20274 четей).

Рязанский уезд рекой Ока делился на 2 большие части – стороны Рязанскую и Мещерскую. Это деление не имело официального значения, но писцы упоминали о нем для удобства ориентирования. Земли сысоевские находились на Мещерской стороне.

Старорязанский стан в XVII-XVIII вв. включал нынешние КЛЕПИКОВСКИЙ, СПАССКИЙ И ШИЛОВСКИЙ районы, восточную часть РЯЗАНСКОГО района, а также части КАСИМОВСКОГО, КОРАБЛИНСКОГО, ПУТЯТИНСКОГО, САПОЖКОВСКОГО, САРАЕВСКОГО, САСОВСКОГО, СТАРОЖИЛОВСКОГО и УХОЛОВСКОГО районов.

Названия населенных пунктов в те далёкие года соответствовало количеству дворов. В среднем на село приходился 21 двор, на сельцо – 15, а на деревню – 6-8.

«Край наш, — пишет И.И. Дубасов, — обратил на себя особенное внимание правительства еще при Иоанне Грозном, который поручил охрану «мещерской стороны» ближнему своему боярину Никите Романовичу Юрьеву. Дед первого царя из дома Романовых «выдал для береженья мещеры стоялых и объизжих голов и сторожевыя станицы», и отражал нападения не одних татар и ногайцев, но и черкесов и донских казаков. В былые смутные годы единоверие и племенное родство, оказывается, еще далеко не обеспечивали нашей безопасности. Для убеждения донских казаков, чтобы они отстали от измены, царем Михаилом Федоровичем посланы были в донские степи «духовныя власти» с грамотами и подарками… И с тех пор донское воровство почти утихло. Стали донцы за едино с нашими украинскими служилыми людьми… Замечательно при этом следующее обстоятельство, что наши темниковские, елатомские и кадомские татары, пешие и конные, дружно составляли особые татарские полки и верно несли государеву службу…».

В 50-е годы XVI столетия степь начиналась за городами Шацк, Пронск, Ряжск, Михайлов, Данков. На южных границах Московского государства сторожи стояли станом на реках Липовице, на Челновой и Воронеже. Для защиты земель Московского государства при царе Федоре Иоанновиче в 1593 году был построен город Воронеж, а в 1592 году – Елец. Однако ещё долго степняки разоряли эти места.

Для усиления оборонительной линии Шацк-Ряжск в конце XVI – начале XVII веков был построен город Сапожок. В писцовых книгах 1627-1628 годов он впервые упоминается как Сапожковское городище. Название дано либо по названию реки Сапожок, либо по географическому термину «Сапожок», т.е. «участок пашни или луга, вдающийся в лес, а также наоборот, клин леса в лугах». Возникновение города Сапожок нигде не описано. До сих пор неизвестно кем он строился и из каких мест сюда были переселены казаки и другие служилые люди.

Однако остановить татарские набеги сторожи не могли. Существует письменное упоминание, что в 1623 году к Сапожку пришли татары. Разграбили и сожгли многие селения и город. Узнав об этом, Государь направил воеводе грамоту, в которой обвинял его в неспособности организовать сторожевую службу для своевременного оповещения мирного населения о набеге.

Первая половина XVII века в этом крае была особенно беспокойной. Приходили сюда, как говорит одна местная грамота 1634 года, «многие польские и литовские люди, и немцы и черкасы, и становились таборами, и к селениям приступали, и до Шацка доходили, человек по 500 и более, и был тот приход для промыслу». Следует отметить, что именно в 1634 году завершилась неудачная для России война с Польшей из-за Смоленска. Русская армия вынуждена была бесславно отступить от Смоленска. В самый разгар осады крепости на южные русские границы, оставшиеся беззащитными, обрушились эти набеги. Они-то во многом и сорвали планы русской военной кампании.

Поэтому требовалась более совершенная система обороны границ.

Сведения об укреплении границ мы находим в окружной грамоте царя Михаила Федоровича. Там говорится: «В прошлых годах крымские, нагайские и азовские татаре часто приходили изгоном под Рязань, Ряжск, Шацк и др. города, избивали служилых и уездных людей, брали их в плен, нещадя женщин и младенцев, сжигали села и деревни, пригородная слободы. От того многия из них запустели, а служилые люди оскудели, лишились лошадей и оружия». В связи с этим царь приказал на реке Лесной Воронеж в 1635 году поставить город-крепость и поселить там стрельцов, казаков и всяких жилецких людей. В 1635 году в Москву правители вызвали опытных специалистов юга России. Они предложили построить новые крепости и перекрыть наиболее опасные пути проникновения татар и прочих инородцев на Русь. Один из таких путей лежал через реку Воронеж в районе Урляпова брода. Татары регулярно ходили этой дорогой на Рязанщину.

Руководить строительными работами поручили опытному воеводе И.В. Биркину и его молодому зятю М.И. Спешневу. В начале октября оба воеводы и служилые люди из Ряжска, Шацка, Лебедяни, Ельца и других городов прибыли на место. В районе старинного Урляпова городища собралось свыше шестисот служилых людей. Однако строители предложили строить город в другом месте, на реке Лесной Воронеж, в Козловом урочище. Мощный высокий берег, близость леса и реки создавали идеальные условия для строительства крепостных укреплений. В воскресный день 11 октября 1635 года на Козловском урочище состоялась закладка нового города Козлова.

На Шацкой стороне от реки Польный Воронеж до реки Челновой был насыпан земляной вал на протяжении 12 верст, а на нем поставлено 3 земляных городка. За Шацком в степи были заложены города Верхний и Нижний Ломов.

Не оставлялась и сторожевая служба. С весны и до поздней осени на границе несли сторожевую службу разъезды. Обычно они состояли из шести человек. Двое устраивались на вышке или высоком дереве и следили за степью, остальные по двое разъезжались в разные стороны и осматривали степь на 10-20 верст. Если на горизонте появлялась туча пыли, поднятая конями нападающих, дозорные тотчас же зажигали на вышках костры и спешили известить население о вражеском набеге. Люди укрывались в лесах или за стенами городков. Одним из способов обороны было сжигание травы в степи. Тем самым кочевникам не давали возможность прокормить свои табуны на Рязанской земле.

Меры эти приносили свои плоды. Так, в 1635 году к реке Вороне «пришли татаровя, человек 300 и больши, и долго стояли и бою не приняли и ушли в степь. А догоняли их тамбовские атаманы, и племянники атаманские, и казаки, и иные воинские люди…».

Массовая раздача земель в Старорязанском стане начинается только после Смуты, в первой трети XVII века. Если в 1594 году здесь насчитывалось всего в помещичьих и вотчинных землях 69 сел и деревень, которыми владели 69 фамилий, то спустя 35 лет эти цифры вырастают почти в 3 раза!

В древние времена земли Сараевского района (волости) входил в состав то Шацкого воеводства, то Козловского уезда, то Азовской губернии, то Сапожковского уезда Рязанского наместничества.

Наш край занимал водораздел между бассейнами рек Пара и верховий Воронежа. Его земли прилегали к древним «Шацким воротам».

Впервые документальные упоминания о селениях на землях Сараевского района относятся к концу XVI – началу XVII в.в.

Так, у села Борец, что в трех километрах к юго-востоку от Сысой, обнаружены славянские курганы и селище, относившееся к XI-XII векам.

Первое упоминание о селе Борец находим в писцовых книгах Козловского уезда 144 (1636) и 145 (1637) годов (рукописи «писцовые книги Козловскiя 144 и 145 г.» хранились до 1917 года в Московском архиве Министерства Юстиции под. №198, л.318 и 319). Борец описывается в качестве деревеньки и «… в Борецком ухожье, селятся внове Козловцы – дети боярские, а в них же под церковь и под дворы места». Селом с церковью Рождества Христова Борец значится уже в окладной книге 1676 года. Церковь была деревянной и вновь строилась деревянная в 1773 году. В 1800 году помещик Иван Фатов перекрывал её новым тёсом. Чтобы выполнить эти работы, необходимо было разрешение церковной администрации Козловского уезда и оно было получено. В приход Борецкой церкви входили деревни: Грязновка (1 двор), Нестеровка (5 дворов), Катаровская (10 дворов) и Николаевка (30 дворов). К концу XIX века прихожан было мужского пола 1846, а женского пола 1993. Школа в селе существует с 1857 года. Подробней о селе Борец можно узнать из работ П.П. Стаханова.

Близ села Паники (ранее это село называлось Красный Бузулукъ, 1671 г.), что в 8 километрах к югу от Сысой, найдено древнерусское городище XII-XIII века.

Слово Бузулук с тюркского языка переводится как «телячий загон» или «мятежный, бунтарный», а более ранний перевод – целина, степь. Сама речка Красный Бузулук, или как её называли «ржавец», в настоящее время мало просматривается. Однако около перекрестка перед районным центром Сараи до сих пор осталось заболоченное место с красноватым окрасом. Возможно, в связи с этим и появилось название ручья.

В окладной книге 1676 года упоминается село с часовней святого страснотерпца Дмитрия. В приходе «…тридцать дворов детей боярских, а иных чинов и иных дворов нет, а церкви там нет, потому что вновь селятся». Село именовали и по названию ручья Бузулук, и позже по названию речки Паники, которые впадают в речку Верда. Церковь в селе Красный Бузулук построена в конце XVII столетия. Вновь строилась в 1752 и 1873 годах. Согласно доносу в патриархию от 1823 года иерей Алексей Алексеев самовольно пристроил колокольню к церкви, за что был наказан.

Наименование районного центра Сараи переводят с татарского как «место торговли». Существуют легенды, что здесь в XII-XIII веках и позже были поселения или стоянки кочевников. Рязанцы встречались здесь со степными кочевниками для обмена и выкупа пленных, а также торговли или обмена товарами. Однако к XVII веку здесь не существовало никакого поселения. Согласно историческим документам, село Сараи было поставлено Козловскими детьми боярскими на пустующих землях села Кривское на другом берегу речки Верды (возможно там и были какие-нибудь сараи кривских помещиков).

Просматривая работу М.Б. Оленева «История сел и деревень Рязанской области конца XVI – первой половины XVIII вв. (Старорязанский и Окологородний станы), в которой опубликованы списки населенных пунктов и их владельцев (справочник составлен на основе писцовых, переписных и межевых книг, ландратских и ревизских сказок), я обнаружил запись, по которой сельцом Вёрда на реке Вёрда уже с 1594 по 1601 год владел помещик Захар Семенов сын Соболев. В Рязанской области есть ещё одна река Вёрда, впадающая в реку Ранова. Но я не нашел на ней селения под названием Вёрда. Да и не в один из указанных станов эта местность не входила. Поэтому можно предположить, что это сельцо является ж/д станция Вёрда, вошедшая в настоящее время в состав Сарай. Хотя и это не факт. В межевых книгах Козловского уезда оно не упоминается, а в верховьях реки Вёрда есть современное село с названием Большая Верда.

В трёх километрах от села Сысои на запад расположено село Можары, что в переводе с татарского, как считают некоторые историки, обозначает «большая арба». Ученые до сих пор не могут установить происхождение этого названия. В приходе Можарской Архангельской церкви числилась женская община, названная Николаевскою, устроенная на Бовыкинской горе в 1885 году. О Можарах и Бовыкинском монастыре будет рассказано позже. Выше мною представлена карта Сапожковского уезда конца XVIII века, взятая из Интернета. На ней почему-то нет обозначений сёл Меньшие и Большие Мажары (1647), но есть Озерихи (1678). На месте полей этих сел показан лес. У меня есть предположение, что эта карта второй половины XVII века, когда здесь находилась Бовыкинская пустошь, принадлежавшая Солотчинскому монастырю. Также в Сапожковский уезд вошла большая территория Подлесного стана Шацкого уезда в бессейне реки Тырница, откуда пришли первопоселенцы села Сысои.

Кому же давалась земля во владение в те далекие времена, и какие законы регламентировали землевладение служилыми людьми?

Те, кто нёс царскую службу по охране границ русского государства, находился на воинской службе и участвовал в ратном деле, наделялись землей для прокормления, содержания коня, оружия и другого воинского снаряжения. В основном это были дворяне, дети боярские, рейтары, казаки, солдаты.

Поземельные владения служилых людей состояли из вотчин и поместий. Вотчина была белая земля, с которой вместо оброка владелец нес службу. Вотчины считались полною собственностью владельца, они были у служилых людей, монастырей, торговых гостей (купцов). Только по Уложению Государя Алексея Михайловича запрещено было владеть вотчинами лицам не дворянского сословия. Крестьяне не имели частной поземельной собственности, но в описываемом периоде времени они имели личную свободу и движимую собственность.
Вотчины служилых людей были родовые, выслуженные, купленные у казны или других лиц. Уже в XV веке, судя по сохранившимся от того времени юридическим актам, гражданский быт был довольно развит. Вотчины покупались, продавались, менялись и тому подобное.

Родовыми вотчинами, в том числе и купленными (до 1679 г.), владелец мог свободно распоряжаться по духовному завещанию, только в случае отказа вотчины на монастырь, членам его рода предоставлялось право выкупа этой вотчины. По Судебнику Иоанна III дети наследуют право тогда, когда владелец не сделал духовного завещания, при чем не делается различия между родовой и приобретенной землей. Государи Иоанн III и Василий III ограничили право служилых князей распоряжаться своими вотчинами.

Относительно выслуженных вотчин права распоряжаться ими определялись жалованными грамотами: иногда права давались полные, иногда только известного рода, иногда вовсе не определялись. Жалованные грамоты выдавались иногда в пользу самого лица пожалованного, его детей, жены и рода, иногда с исключением рода и жены, иногда в пользу одного пожалованного лица. В жалованных грамотах Великого Князя Василия III писался только тот, кому вотчина за службу дана, а дети его, и внучата вольны, но права их не были обозначены.

Указ 1572 года вводит новое понятие заслуженной вотчины (вотчины Государскаго данья) и резко отличает ее от старинной (родовой) вотчины. Вотчина Государскаго данья в случае смерти лица, получившего ее от Государя, следует всякий раз условиям жалованной грамоты, которые могли быть далеко не одинаковы. Но раз эта грамота утеряна, то вотчины Государскаго данья не получает по наследству даже родной сын умершего.

Приговор 1581 года считается одним из замечательнейших в истории законодательства о землевладении. В ход его главную роль играли потребности внешней обороны, а отсюда заботы о боевой годности дворянской (боярской) военной силы, которая покоилась на земельных отношениях. От правильности этих отношений зависело, в значительной степени, совершенство боевой готовности этой силы. В Соборном приговоре 1581 года, между прочим, было сказано: "Собрахомся в преименитом граде Москве... от належащаго варварскаго ради прещения от Турского, и от Крымского, и от Нагай, и от Литовскаго короля, с ним же совокупишася ярым образом Полша, Угры, Немцы Лифлянские и другие Свейские". В виду таких обстоятельство требовалось все земли удерживать для военных людей и военных целей.

При Иоанне Грозном твердо установился тот порядок, что прожиточные поместья вдовам и дочерям девицам обыкновенно давались из поместий мужей первых и отцов последних. Точно также дозволено было сдавать свои поместья родственникам людьми старыми и отставленными от службы в виде припускания младшего к отцу в поместье. Эти узаконения при Иоанне Грозном имели особое значение для украинных городов, в том числе для Рязанского края в виду беспрерывной военно-боевой службы порубежников дворян и детей боярских, убиваемых и раненых в битвах, нападениях и отражениях неприятелей. Сдача поместий имела большой смысл для потерявших здоровье и трудоспособность на боевой службе дворян и детей боярских, а также вдов и сирот-дочерей, утративших воинов-отцов, а нередко и матерей, влекомых в жестокий плен хищными ордами.

Постоянная разведочная и сторожевая служба в мирное время была уделом военно-служилаго сословия. Станицы, сторожи, разъезды в отдаленные, глухие и полные опасностей места степей составляли круг службы детей боярских и представляли, по словам компетентных историков, выдающееся явление не только в русской, но и во всемирной истории.

Жалованные грамоты по вотчинному и поместному владению землей указывают права владельцев относительно распоряжения вотчинами и поместьями. Первоначально они не имели однообразного содержания. Разным лицам предоставлялись различные права распоряжения жалованными вотчинами. Когда жалованные вотчины стали приближаться к родовым и, наконец, слились с ними, тогда и явился один общий тип грамот, по которому возможно судить об объеме прав вотчинников. Однако установление общего типа жалованных грамот не исключало грамот и какого-либо чрезвычайного характера.

Поместья давались служилым людям вместо жалованья за службу, поэтому поместья не имели характера частной собственности и не могли переходить по наследству. В XIV веке поместья не оставались даже всю жизнь за одним лицом, но только в продолжение его службы. Впоследствии сын, если он был годен на службу, мог заступить место отца и получить его поместье. По смерти помещика поместье его делилось только между готовыми на службу сыновьями. Отец еще при жизни мог поделиться с сыновьями, вступившими на службу. Но в XVI веке наступило наследование поместий в боковых степенях родства в тех случаях, когда умерший не оставлял сыновей. Брат наследовал брату, племянник - дяде; в этих случаях боковые родственники получали поместья за свою годность к военной службе. При этом надо иметь в виду, что после смерти помещика поместье его возвращалось к Государю, который уже жаловал им, по своему усмотрению, родственников умершего. Первоначально право помещика пользоваться своим поместьем ограничивалось только получением денежных, хлебных и других доходов. Со временем право помещика - пользоваться владеемой им землею - было уравнено с правом вотчинника, только он не мог пустошить поместья, дурно относиться к крестьянам, продавать и менять поместья без позволения Государя.

Кроме поземельной собственности, служилые люди имели холопов, наймитов и крестьян. По Судебнику Иоанна III (1497 года) случаи перехода в холопство были те же, как и по Русской Правде: 1) по полной грамоте, то есть, когда кто сам себя продаст в холопство; 2) по должности сельского тиуна или ключника; должность городского тиуна не делала из свободного холопа; 3) женившись на рабе или поступивший в чье-либо владение в приданое или по духовной также считался холопом. Холоп, взятый в плен татарами, если впоследствии успевал бежать из плена, переставал быть холопом и становился свободным человеком. Бежавшего холопа можно было взять только после доклада наместнику с боярским судом, взяв у него беглую грамоту для отыскания бежавшего холопа. В XVI веке наместники с боярским судом были только в шести городах: Москве, Новгороде, Пскове, Твери, Нижнем Новгороде и Рязани. Следовательно, беглый холоп всегда имел много времени, чтобы скрыться, прежде чем его господин мог начать розыски.

Дети боярские должны были справить за собою отцовское поместье, в случае смерти отца, и поспешить челобитьем об этом, чтобы это поместье не было отобрано. Но по Уложению Алексея Михайловича отобрание поместья у сына было отменено, а только взыскивали с опоздавших справить поместье двойные пошлины.

Что касается обработки земли, то служилым людям в XVII веке приходилось трудиться самим, так как крестьян у них почти не было.

В исторических документах мы можем видеть «сословия» первых поселений на территории Борецкого стана.

Так изначальные сведения о селе Сараи встречаются в окладной книге 1676 года, где упоминается Сараи, при р. Верде в качестве «села с Богоявленской церковью, въ Борецкомъ стану». В селе 42 двора детей боярских. Из них: 22 двора рейтар (конных воинов), 6 дворов солдатских, 11 дворов бобылей (обеднявшие помещики, зачастую не имеющих своего двора и вынужденные кормиться каким-нибудь промыслом) и половинщиков (работающие на землевладельца и отдающие ему большую часть урожая).

В словаре понятие «дети боярские» в XV – XVII вв. - категория служилых людей «по отечеству»: мелкие феодалы на военной службе князей, царей, бояр, церквей.

С введением подушной подати бобылей прировняли к крестьянам. А к 1708 году полковые казаки и пашенные солдаты перешли в разряд тягловых крестьян.

В случаях перевода детей боярских на службу в новопостроенные города для них сельскохозяйственная деятельность была возможна потому, что помимо «испомещения» их на новых местах, они - сведенцы - удерживали за собою право на старые свои поместья.
До середины XIX века землями владели главным образом помещики. Но уже в 50-х годах начинается процесс разорения помещиков и их земли перекупают купцы. Однако села Борецкого стана всегда были однодворческими и не принадлежали ни помещикам, ни купцам.

В целом экономика Рязанской губернии во второй половине XVIII века развивается стабильно. В трудах вольного экономического общества за 1767 год находим информацию о рязанском крестьянстве: «Крестьяне содержат разное количество скота. Обыкновенно, если семья не очень большая, крестьянин имеет 2 лошади, 1-2 коровы, 5-6 овец, несколько свиней;… гусей во всяком селе и деревне держат довольно. Для откорма в осень их содержат в садках, а битыми солят и коптят…. В здешнем народе всякий в звании своем располагается хорошо и семьянистых людей довольно, а живут люди неодинаково, лет по шестьдесят и по семьдесят, и более…. Каждый земледелец тщится во всяком довольствии себя видеть».

На пахотных землях сеяли рожь, овес, пшеницу, гречиху, горох, чечевицу, ячмень, просо, полбу. Достигалась хорошая урожайность. Из овощей возделывались капуста, репа, морковь, свекла, брюква, редька, огурцы, тыква, дыня, арбуз, а с конца XVIII в. – картофель. Некоторые землевладельцы выращивали и экзотические фрукты, например ананасы. А в селе Смирновке Сапажковского уезда разводили апельсины и лимоны (в оранжереях росло до 800-1000 деревьев).

МЕСТО ПОСЕЛЕНИЯ

Территория расположения сел Борецкого стана в XVI веке административно относилась к Шацкому воеводству. Правда, их считали своими не только русские, но и мордва, и ногаи – ибо в прежнее время территория эта была вне пределов юрисдикции Рязанского княжества.

Сараевский краевед А.А. Крючков предполагает, что поселение Сысои образовалось в 1620-1623 годах.

В наиболее ранней из сохранившихся Писцовых книг Шацкого уезда – книга 1627 года (фонд 1209 оп. 1 кн. 1144) – села Кривское, Сысои, Оловай, Борец, Высокое, Максы не значатся. Да и вообще в книгах Шацкого уезда нет упоминаний об этой местности.

Ещё раз постараемся разобраться с местом, на котором возникло поселение Сысои.
Остается фактом, что для рязанских людей это место было известно ещё раньше. В древних грамотах Рязанских князей (1390,1427,1456 годов) упоминается с. Сапчаково (Собчаково, около 15 км от Сысой), право, владения которым подтверждено Солотническому монастырю Иваном IV Грозным в 1556 году. Да и Дехтярные Борки числятся за помещиками с 1567 года.

Эти факты говорят о том, что земля Сапажковского уезда вдоль реки Пары, которая расположена ближе к городу Сапожку, заселялась ещё в XVI веке и ранее. Эти поместья защищались от набегов кочевников и кубанцев близь лежащими острогами и засеками, а затем крепостью Сапожком. Земли же от Собчакова дальше в Дикое поле стали активно заселяться только после постройки крепости Козлов, т.е. после организации защиты их от набегов и грабежей.

Например, село Озериха на реке Алешина Бовыкинская записано за боярином Никитой Ивановичем Одоевским только с 1678 года.

И это подтверждают документы, связанные с Бовыкинской пустошью.

ИЗ ИСТОРИИ БОВЫКИНСКОЙ ПУСТОШИ

Бовыкинская пустошь упоминается в 1402 – 1427 гг. в краткой записи о жалованной данной грамоте Рязанского Великого Князя Олега Ивановича игумену Солотчинского монастыря Мартирию на Бовыкинскую пустошь с угодиями, с рыбной ловлей по реке Паре, притоку реки Оки.

Бовыкинская пустошь располагалась по берегам реки Пара вниз по течению от устья реки Олешня Бовыкинская.

Вероятнее всего два с лишнем столетия здесь были небольшие поселения (возможно и отшельники), жители которых не занимались земледелием, как основным трудом. Они охотились на бобров, лисицу, зайцев и другую дичь, ловили рыбу, собирали мёд, грибы, ягоды, травы и передавали эти продукты представителям монастыря. Часть предметов промысла обменивали на продукцию кочевников или крестьян (ведь Собчаково находилось недалеко – 10 км, как возможно и другие поселения). Этим монастырским людям хорошо была знакома территория Сысоевской поляны. Однако упоминаний о поселении в этом месте отсутствует даже в монастырских источниках.

В последствии часть земли у монастыря была отобрана и отдана во владение боярину Стрешневу Ф.С. А произошло это только тогда, когда организовались Козловский и Тамбовский уезды и здешние земли перестали быть в разряде опасного земледелия.
Сначала в документах новое поселение называлось Бовыкинская пустошь Старорязанского стана. Владелец с 1647 боярин СТРЕШНЕВ Федор Степанович.
Затем упоминается село Можары Большие (Можарово, Можареиха) Старорязанского стана. Владельцы:
1647 СТРЕШНЕВ Федор Степанович
1675 СТРЕШНЕВ Иван Федорович, боярин
1675-1689 ГОЛИЦЫН Василий Васильевич, боярин, ранее - СТРЕШНЕВ Иван Федорович; отписано в казну
1710 БЕЛЕНЬКИЙ Савва Петрович, драгун
1710 БЕЛЕНЬКИЙ Артамон Иванович
1720 ГОЛИЦЫН Алексей Васильевич

В 1675 году село было отписано в казну (причины следует искать в жизнеописании боярина Стрешнева И.Ф.) и поделено на Большие и Меньшие Можары. Большими Можарами стали владеть лица, указанные выше, а село Можары Меньшие на речке Паре в 1697 году отдано ШЕРЕМЕТЕВУ Борису Петровичу.

С 1720 года селом стала владеть ГОЛОВИНА вдова Анна Борисовна жена боярина Стрешнева Ивана Федоровича.

В начале XX века селом Большие Можары владел помещик Ханыков.

В одной из работ П.П. Стаханова Бовыкин указан как землевладелец этих мест. Эта информация ошибочна. Как мы видим из исторических документов, пустошь была названа Бовыкинской ещё до отписания к монастырским землям. Следовательно, она так названа не по фамилии землевладельца, а по другим причинам. Да и в списках помещиков, владевших этой землей нет фамилии Бавыкин (хотя помещики с такой фамилией в других княжествах были).

Документы дают основание полагать, что эта местность была известна уже давно и её ресурсы использовались рязанцами ещё с XV века или раньше. Если Сысоевская поляна и не была заселена людьми (нет ни одной грамоты Рязанских князей, в которой эта земля отписывалась во владение или для какого-то использования), то бортники или охотники, живущие рядом, о ней знали. Река Алешня (Олешня) Бовыкинская являлась границей между Бовыкинской пустошью и Сысоевской поляной.

Реки под названием Алешня очень распространены на территории Рязанской, Тамбовской и других областей Руси. Они так называются, потому, что их берега густо зарастают ольхой. При активной жизнедеятельности людей берега от ольхи очищаются (вырубаются, вытаптываются побеги). При запустении они вновь зарастают.

Это видно по современному состоянию рек. Так, в XX столетии берега рек вокруг села Сысои в основном были чистые. Из кустарника можно было встретить иву. Ольха росла в редких местах.
За 20 последних лет реки Сараевского района очень густо заросли ольхой и ивой и этот процесс только ускоряется. По берегам на непаханых полях поднимаются молодые березки и сосны. При таких темпах мы сможем увидеть облик рек Алешни Бовыкинской, Верды и Пары таким, каким он был при заселении Сысоевской поляны нашими предками в начале XVII века.
На Бовыкинской пустоши есть Бовыкинская горка. В настоящее время на ней находится поселок Заря Свободы – в народе он называется «Коммуна». Этот посёлок расположен в живописном месте - на косогоре над рекой Пара с трёх сторон окружённый сосновым бором.

Сначала там находилась богадельня с домовой церковью. В 1888 году была организована православная община, а с 1894 года открыт женский общежительный Николо-Бавыкинский монастырь.

После свержения монархии и Великой Октябрьской социалистической революции в 1917 году монашек из него выгнали, а в монастыре организовали сельскохозяйственную коммуну. В период коллективизации коммуну упразднили. Церковные постройки частично разрушали сами жители поселка. В настоящее время в посёлке осталось несколько домов бывших колхозников, а от монастыря - развалины кирпичной церкви, колокольни, монастырской стены и трапезной. Колокол монастыря установлен в селе Сысои.

В начале XXI века решался вопрос о воссоздании мужского монастыря для бывших заключенных и наркоманов. Инициаторами были бывшие наркоманы, вышедшие из мест заключения. Их поддержала администрация района и назначила своего представителя (местную активистку) курировать этот проект.

Фотография посёлка «Коммуна» сделана мною в августе 2008 года.
Фотография посёлка «Коммуна» сделана мною в августе 2008 года.

7 ноября 2007 года Священный Синод под председательством Патриарха Алексия II по прошению Преосвященного Архиепископа Рязанского и Касимовского Павла благословил открытие Николо-Бавыкинского мужского монастыря в поселке Заря Свободы Сараевского района Рязанской области и назначил игумена Гурия (Покровского) наместником монастыря.

Два года «новоявленные монахи» пытались наладить быт и восстановить постройки. В 2007 году ими зверски была убита представительница администрации.

Сейчас переделывается под Тихвинский храм деревянный дом, приобретенный на территории монастыря у местных жителей. В монастыре находится святыня - чудотворный образ Святителя Николая (Бавыкинский).

В Интернете проводится акция по сбору пожертвований на восстановление монастыря.

Чтобы больше понимать смысл географических названий и их происхождение, здесь приводятся объяснения историком М.Б. Оленевым некоторых названий городов, сел, рек в Сараевском районе и Рязанской области.

Большие Можары, село Сараевского р-на. Название противопоставлено наименованию соседнего села Меньшие Можары. Оба населённых пункта упоминаются в окладных книгах 1676 года. Имеются различные версии происхождения компонента Можары. Сомнительна его связь со словом можара (мажара) - «татарская большая арба». Объяснение антропонимического характера (по фамилии землевладельца) предполагает преобразование исходной формы Можарово в Можары. Наиболее вероятно, что данный компонент возник из народного географического термина мажары, отмеченного в значениях «бугристая местность», «древнее кладбище». Не исключена также связь с упоминаемым в памятниках XVI века этнонимом можары, в котором ряд исследователей усматривает предков современных татар-мишарей. Необходимо добавить, что название «Можарова пустошь» и фамилия Можаров часто встречаются в древних актах XV и XVI веков.

Борец, село Сараевского р-на. Расположено на левом берегу реки Пары. На другой стороне реки находится гора, которая тоже называется Борец. Населенный пункт упоминается в писцовых книгах 1636-1637 годов как деревня Борец на реке Паре (здесь М.Б. Оленевым сделана ошибка – в писцовых книгах 1636-1637 годов указана деревня на реке Паре и речке Верда без названия, а в строельных книгах воеводы Биркина от 1638-1639 года записано уже село Борец – В.С.). По окладным книгам 1676 года значится уже селом с церковью Рождества Христова. Не исключено, что совпадение наименований горы и села объясняется первоначальным нахождением населенного пункта на горе. Согласно местной легенде, село было названо по очень сильному человеку (борцу), проживавшему на горе. Н.Н. Левошин (1976) считал, что топоним возник из слова борец - «маленький бор». Однако в этом значении употребляется слово борок. Более вероятна связь со старинным словом борец - «сборщик подушного (черной дани) с крестьян в пользу князя».

Верда, река, левый приток р. Рановы. В. Сушицкий (1921), ссылаясь на карту Рязанского наместничества, существовавшего с 1778 по 1796 год, считает исходной форму «Иверда». Однако этому противоречат данные платежных книг по Пехлецкому стану 1594-1591 годов, в которых река носит название Верда. Сомнительно предположение Н.П. Милонова и В.Г. Руделева (1961), согласно которому гидроним произошел от ведра - «ясная» (сравните: вёдро - «ясная погода») с метатезой, т.е. перестановкой, согласных и был перенесен в Среднее Поочье с запада в результате миграции вятичей (в Белоруссии имеется р. Ведречь - приток Днепра). Более вероятие иноязычное происхождение названия. И.А. Сокольский сближая его с балтийским словом варде «лягушка», что, по-видимому, вызвано каким-то недоразумением (сравните с литовским varle «лягушка»). Возможны также балтийские параллели, как, например, литовское verdene - «родник, водоворот, топкое место» или verdulus - «родник, источник». По мнению Н.В. Любомудрова (1871), гидроним Верда возник из мордовского наречного образования верде «сверху»; соответствующие прилагательные со значением «верхний» - эрзянское верце, мокшанское вярце. Следует отметить, что наименование не имеет единичного характера. В Рязанской области так называется еще приток реки Пары. В Тамбовской области есть река Большая Верда (здесь ошибка – такой реки нет, село Большая Верда в Тамбовской области стоит на той же реке Верда, что впадает в реку Пару – В.С.).

Паника, река, левый приток реки Дон. Название образовано от народного географического термина пониква (в соответствии с акающим произношением - паниква), имеющего ряд вариантов: пониковец, поникша и т.п. Как отмечает Э.М. Мурзаев (1984), все разновидности термина обозначают "тип рек, вода которых "поникает", иссякает вниз по течению, что свойственно карстовым районам, где обычно вода проваливается в воронки, трещины и уходит под землю". С.К.Кузнецов (1910) сближал гидроним Паника с мордовским панке - "лоскут". Присоединяясь к финно-угорской версии происхождения названия, Н.Н.Левошин считал, что оно обозначает прерывистую, т.е. "лоскутную", реку. Однако наиболее вероятно славянское происхождение гидронима. А.И.Попов (1965) отмечает, что в древнерусском языке представлен глагол поникати в значении "опускаться, скрываться". В Сараевском р-не имеется село Паники, расположенное на речке Паничке. Как сообщает П. Каданцев (1967), по местной легенде в стародавние времена в окрестностях безымянной речушки русские внезапным ударом навели панику на дикую орду и разбили врага. В память об этом событии речку назвали Паничкой, речка же передала свое имя селу (село сначала называлось Красный Бузулук – по названию ручья, протекавшего с юго-запада – В.С.). В действительности название этой речки тоже произошло от народного географического термина пониква.

Пара, река, правый приток реки Оки. Название, видимо, имеет финно-угорское происхождение. Н.В.Любомудров (1871), а затем С.К.Кузнецов (1910) соотносят его с эрзя-мордовским «пара» - "добрый". Возможно также сближение с мокша-мордовским пора, помра - «роща, бор, урочище». В последнем случае гидроним характеризовал реку с заросшими деревьями берегами.

Ряжск, город, административный центр Ряжского р-на. Населенный пункт возник в качестве опорной крепости Российского государства. Упоминается в памятниках письменности второй половины XVI - XVII веков как Ряской город, Рязское городище, Ряской, Рязский, Рязск. Истолкование названия Ряжск из слова ряж - "крепостное сооружение в виде деревянного сруба" не является убедительным, так как не учитывает исходной формы с основой Ряс-. Вряд ли наименование города связано и с рекой Ряса, протекающей в 30 км от населенного пункта. По мнению П.П.Семенова (1873), населенный пункт получил имя по местности, которая в начале XVI в. называлась Рясское поле (от ряса – «топь!»). Однако более вероятно, как отмечает Е.С. Отин (1996), что название связано с ручьем Ягодная Ряса, на берегах которого возник укрепленный городок. Практика наименования укрепленных городков по близлежащим водным объектам была достаточно распространенной. Так, опорная крепость Шатской город (ныне г. Шацк) была названа по реке Шаче. Форма Ряжск является вторичной и представляет собой орфографическое оформление произносительного варианта Ряшек, возникшего из Ряшской (показательно, что жители Ряского города в XVI-XVII веках обозначались словом ряшане). Написание Ряжск, видимо, явилось результатом народного осмысления топонима по созвучию со словом ряж. Это нашло отражение в гербе Ряжска, на котором изображен ряж.

Алешня, село Рыбненского р-на. Место рождения Н.К.Нарышкиной - матери царя Петра I. Предание связывает название с именем сына Петра I Алексея (1690-1718). Однако населенный пункт упоминается как сельцо Олешня уже в платежных книгах 1594 - 1597 гг. В писцовых книгах XVII века оно обозначено как село Олешня «на речке на Олешне». Распространенной является версия, согласно которой населенный пункт получил имя по окружавшему его ольховому лесу (сравним: ельня в значении «ельник» - г. Ельня Смоленской обл.). Но более вероятно, что по этому признаку была названа речка Олешна (ныне Алешинка). В народной географической терминологии алешня, алешна (начальное «а» отражает акающее произношение) - это «река с заболоченной поймой, заросшей ольхой». Подобное происхождение имеют многочисленные гидронимы Алешня, Алешенка, Алешинка в бассейне Оки. Населенный пункт в таком случае получил название по речке.

ДЕРЕВНЯ СЫСОИ

Вернемся к моменту заселения села Сысои Козловскими детьми боярскими.
Первым делом ответим на вопрос: «Что же было на месте села Сысои?».
Да ничего! Был лес, реки, поляны и небо, но не было поселений.
На основе архивных документов давайте воссоздадим историческую картинку этих мест в начале XVII века.
Начнем описание от Бовыкинского моста. Где точно находился этот мост в документах не указано. Скорее всего, мост располагался напротив современного села Мажары. Возможно даже на месте современного моста. Дороги от него вели на лесной большак, идущий как в направлении Белоречья и на Шацк, так и через Большой черный лес в сторону села Путятино (ныне районный центр Рязанской области).
Теперь опишем места вдоль реки Поры вверх по течению до её верховий, где в настоящее время расположены села Таптыково, Максы, Мордова.
В начале 17 века по реке Пора проходила шацкая засечная черта. На правом берегу реки и в Борецком лесу были отведены угодия шацким сторожевыми казакам Кумая (по другим источникам – Куманка) Лесунова. Его казаки получили право от шацкого воеводы в этих урочищах ловить рыбу, охотиться, промышлять бобров, зайцев и лис. В бортных ухожиях они собирали дикий мед, а в лесу и лугах травы, ягоды и грибы. За это право они ежегодно платили оброк медом или пошлину деньгами.
От левого берега реки Пора на юг начинались прекрасные степные ландшафты, местами покрытые дубравами, липовыми и березовыми рощами. Территория простиралась от речки Олешни Бовыкинской (на западе) до изгиба реки Поры (на востоке), а также на юг до верховий рек Олешня Бовыкинская, Верда и Черная Олешня (около Назарьевой Поляны).
Лесостепь была устлана разнотравьем, что способствовало развитию «татарских сакм» (путей, дорог) через эту территорию при набегах ногайцев, черкес и донских казаков.
Вернемся к Бовыкинскому мосту. По левому берегу реки Поры до верховья и по указанным её притокам было много бортных ухожий. Разнотравье и наличие бортных деревьев привлекало сюда множество пчёл. Они находили деревья с дуплом и устраивали там улей. В реках бобры строили свои платины. Леса были полны мелкой дичью. Поэтому бортный промысел и бобровые гоны были так распространены на этой территории. Из-за страха от набегов кочевников организовать здесь другую хозяйственную деятельность или постоянное жильё не было возможности. Сезонный же промысел в этом богатом крае давал хорошую выгоду.
Из документов известно, что здесь были Бавыкинское, Парское, Костюковское, Пешневское (Пышневенское) бортные ухожия, а вверх по речке Верда до Кривского Липяга распологалось Вердевское бортное ухожье. Они были причислены к поместьям крупных рязанских землевладельцев, а их крестьяне брали ухожия в оброк, выплачивая ежегодно за это пошлину медом, бобрами или деньгами.
Опираясь на эти сведения, я склоняюсь к мысли, что историк М.Б. Оленев не далек от разгадки наименования села Борец. На правом берегу реки Поры около Лысой горы возможно был своеобразный приемный пункт пошлин за использование бортных и иных угодий. От названия сборщика налогов – борец (ударение на первый слог) – и могло возникнуть название этого места, не зависимо от собственного имени самого сборщика. Позднее резиденция сборщика налогов была перенесена в другое место, а деревушка осталась. Из документов известно, что в начале XVII века сборщик налогов уже располагался в селе Конобеево Шацкого уезда.
Конечно, прекрасная природа не защищала от человеческой жадности и других пороков. Кроме набегов кочевников случались противоправные действия среди самих жителей этих мест.
Так в столбцах Приказного стола есть челобитные крестьянина боярина Микифора Семеновича Вельяминова Рязанского уезда села Песочни Кирюшки Лазарева. В ней он пишет: «…жалоба Государь на шацкого города на сторежевых казаков на Комая Лесунова, да на Митьку Вслепова, да на Ермока Проскурнина, да на Ваську Головоча, да на Осташку Чертнова в прошлом Государь в стодвадесят седьмом году (1619 г.) после Дмитровской субботы (конец ноября) съехал государь отец мой Лазарь Бохтеяров в твоё Государь жалованное, а в своё бортное ухожие на реку на Верду с животишками своимя …от литовских людей разорения, от черказ. И те Государь казаки Комая Лесунова со своими товарищи и со многими людьми …(незнаемыми) отца моего Лазаря в вотчине в бортном ухожие ограбил и взяли Государь живота отца моего грабежом тридцать рублей денег, да десять бобров, да шубу лисью под сукном лазоревым, да сукно зеленое, Глинская …, серги чежские с жемчугом позолоченные, …, сукно богровое, две епанчи сукна на кунице, пять холстов олненых (льненых), да рубашку мускую шиту золотом и серебром. И все Государь взяли живота у отца моего грабежом и платья и кузни на семдесят три рубли с полтиной…» (РГАДА, ф.210. Разрядный приказ. Столбцы Приказного стола, №11, лл. 279-281, 291-293).
Кирюшка Лазарев неоднократно жаловался и рязанскому и шацкому воеводам, писал челобитную Царю. Воеводы, в свою очередь, ничего сделать с казаками не смогли и отписали Царю: «…Лесунов с товарищи наши грамоты слушали, да на поруки не дались…». В связи с этим Кирилл просил у Государя вызвать этих казаков на Москву и поставить их «с очи на очи», т.е. провести с ними очную ставку. Было решено вызвать казаков в Москву на Великий пост. Остался ли жив Лазарь Бохтеяров после того набега - неизвестно. В своем обращении к Царю, Кирилл называет себя сиротой.
Из этих челобитных мы видим, что бортное ухожие было жаловано боярину Вельяминову, а рязанскому крестьянину дано в оброк. Документы интересны ещё тем, что показывают, где располагались бортные ухожия, как жили крестьяне той поры и какое состояние они могли скопить, продавая результаты своего труда.
Кстати, концовки этого дела нет и не известно смог ли Кирюшка Лазарев возместить ущерб и были ли наказаны казаки. То, что они продолжили служить мы увидим в документах 1696 года.
Приблизительно такая вот получается историческая картинка Борецкого стана той эпохи. Жизнь этих мест нарушило строительство новой засечной черты и, в частности, строительство города Козлова в 1635-1638 годах.
Воеводам Биркину и Спешневу необходимо было организовать мощную оборону города и рубежей новой засечной черты. Для этого требовались воины: казаки, пушкари, стрельцы, служилые люди. И они стали приходить в новый город. Кто приходил сам, кого направляли по приказу Царя, кого ссылали в Козлов за провинности.
Однако для обеспечения войска необходимо иметь продовольствие и фураж, а также платить за службу воинам. Как я уже отмечал ранее, в те времена эта задача решалась раздачей поместий – испомещением служилых людей на порожних землях. Бортные ухожия очень подходили для этих целей. Главное – безопасность и обороноспособность государства.
Заселение других станов Козловского уезда здесь рассматриваться не будет, т. к. этот вопрос мною не исследовался. Будим говорить только о землях Борецкого стана.
Эти урочища шацким служилым людям были известны ещё раньше. И не только казаки Куманка Лесунова хорошо изучили эти места. Некоторые представители фамилий новопоселенцев имели поместья или вотчины в Шацком уезде неподалеку от них.
Так, в деревнях Островка и Новая Островка на речке Островке владели поместьями шацкие дети боярские Языковы, Суховы, Мордвиновы и др. Эти сведения отражены в оклеенных столбцах по г. Шацку (РГАДА. ф. 1209, Поместный приказ, оп.70/1301). Угодья д. Новая Островка впоследствии стали граничить с угодьями сел Таптыково, Ламина, Максы, в которых были испомещены козловцы дети боярские - выходцы из тех же Шацких земель.
Кстати, на реке Серп (приток реки Цны) в годы строительства города Тамбова и организации Тамбовского уезда были построены и заселены деревни под названием Сысоево, Борок. Их тоже строили и заселяли шацкие служилые люди.
Вернемся в Борецкий стан. Дети боярские, после получения поместий в этих местах, развили бурную хозяйственную деятельность. Кроме строительства домов и дворов и вырубки для этих целей деревьев, они корчевали пни и распахивали не только росчистные, но и целинные земли. А они были черноземные, т. е. плодородные. Новопоселенцы получили право «въезжать в Большой Борецкий лес», ловить рыбу в реках и охотиться. Это значит, что хозяйственная деятельность этих сел перешла и на правый шацкий берег реки Поры.
В результате, заселение Борецкого стана (как впрочем и некоторых других Козловских станов) привело к ущемлению прав соседей – старинных собственников Рязанского, Ряжского, Шацкого уездов и города Сапожка. На имя Государя Руси стали поступать жалобы на козловцев детей боярских. Чтобы понять, о чем идет речь, я кратко приведу некоторые из них.
В 1640 году была подана челобитная крестьянина жены Степана Годунова Рязанского уезда села Песочное по фамилии Авдеев – «…Гарасимко по прозвищу Богдашко Авдеев ходит бортной Порской ухожеи на реке Поре от Бовыкинского мостища вверх по реке по Поре правая сторона (если идти вверх по течению, то левый берег реки будет справа – В.С.) до Верденского ухожия и вверх по Верде по обе стороны по Кривский Липяг…оброку с того ухожия платит два пуда мёду, пошлин с мёду десять денег ключничья и две деньги, а знамена в том ухожью пояс с четырмя рубежи, другое знамя два пояса с тремя рубежи, да он же Гарасимко платит с реки с Поры и с Верды с рыбные ловли и з бобровых гонов воденого оброку двенадцать алтын две деньги. Рубеж тот воде от Бовыкинского мостища вверх по реке Поре до устья реки Верды да по Верде по Кривской Липяг. А на тех угодиях Государь новые городы поставлены… и те угодия розданы под селидьбу тех же новых городков разных людей» (РГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, №159, лл.166-168).
Такая же челобитная была подана от имени крестьянина села Песочни Неустройки Яковлева. «…владел он в Резанском уезде де бортным ухожием Бовыкинским да Костюковским да Суровцовским по обе стороны реки Поры, а оброку с того ухожия платил в Шацком уезде в селе Конобееве старово оброку за пуд мёду …цать алтын, да новые на вдачи за полпуда по десять алтын, да с тово ж оброку пошлин по пять денег на год, а ныне в тех бортных ухожьях поселились дворяне и дети боярские Козлова города села Борца да села Сысуево, да села Высоково, да села Назарьева и теми бортными ухожии завладели, а оне де Неустройка с тех ухожиев оброк платит с пуста третий год…» (РГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, №159, лл.264-268).
При разборе этой челобитной дьяки, которым поручен сыск, отписали Государю «…и села Песочни, что было в поместье за Микифором Вельяминовым бортные Бовыкинские и Костяновские и Вердевской и Пешневские ухожеи … по Козловским писцовым книгам к Козлову городу отошли … и чьим именем тово в Козловских в строельных и межевых книгах именных не написано…(РГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, №159, лл.244-248)».
В 1643 году по челобитной крестьянина Дмитрия Петрова сына Пожарского Мишки Лукьянова и сотника князя Буйносова-Достоевского была составлена справка: «…в Приказе Большого дворца в приходных и окладных книгах записано Резанского уезда с лесу з борью с Ширинского да з Бовыкинского, да с Сокольского села Путятина с князя Дмитриева крестьянина княж Петра сына Пожарского с Мишки Лукьянова Донютина прошлые на (1632) год два пуда тридцать две гривенки, на 1640 год…, на 1641 год….на нынешний 1643 год… бил челом сотник князь Буйносов-Достоевской, что в прошлом годе после бортника Мишки Лукьянова владели указанными ухожиями его (сотника – В.С.) крестьяне села Путятина Митька Смагин, Захарко Афонасьев, Федька Пичюгин с товарищи и оброк платили, а как де поставлен новый Козлов город и то ухожье все отошли ново городу в уезд и поселили всех чинов служилых людей наделив их пашнями и покосами. А Государь бы ево пожаловать не велел…с того ухожи крестьяне ево медвенного оброку правят…» (РГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, №159, лл.280-288).
Такие же обращения были от Сапожковских и Ряжских казаков и даже от Чудова монастыря, который считал своими землями угодья по реке Рясы (там же лл. 142-264). Позже даже «озорные» казаки Куманка Лесунова обратились с челобитной к Государю, в которой жаловались, что Козловские дети боярские заняли ухожия в Борецком лесу, вырубали и вырубают бортные деревья и просили снять с них оброк за эти земли (РГАДА. ф. 210, Поместный приказ, Оклеенные столбцы по г. Шацк, оп.70/1301, ст. 34938, №21).
Дело дошло до царя, который поручил выяснить и предоставить в Приказ Большого дворца справки, в которых отразить с чьего разрешения испомещались служилые люди в эти места. Справки были составлены. Однако, согласно собранным материалам дьяки не установили того, кто дал разрешение на поселение. Биркин и Спешнев тут же отписали царю свою справку, где указали, что без его ведома они мол ничего не делали.
Так или иначе, но мы видим, что поселения остались, и никаких мер в отношении воевод принято не было. Значит, их действия были оправданы.
Здесь надо отдать должное дальновидности и хозяйственности воевод Биркина и Спешнева. Они не стали испрашивать разрешений на помещение новописанных детей боярских в этих местах, что привело бы к долгим тяжбам с рязанскими, шацкими, Ряжскими помещиками. Биркин и Спешнев сразу организовали Борецкий стан. Причем, заселение его начали не от города Козлова, а от старой засечной черты, проходящей по реке Поре. Тем самым поставили соседей перед свершившимся фактом.
Сначала были образованы село Борец и деревня Сысои, а затем планомерно заселялась вся территория на юг к новому городу Козлову. Появились новые деревни Назарьева Поляна, Высокая Поляна, Кривское, Телятники, Максы, Мордова, Бычки. Затем организавались села Таптыково, Ягодное, Сараи, Красный Бузулук (Паники), Белоречье, Ламина.

Теперь рассмотрим сам процесс создания села Сысои.

В «Книге нового Козлова города уезда Олененского, Оловайского, Турмасовского, Борецкого, Устенского станов поместных земель строения ясельничево и воеводы Ивана Васильевича Биркина да Михаила Ивановича Спешнева 144 (1636) и 145 (1637) годов» на обороте листа 180 записано: «В деревни усть речки Верды и на речке на Поре в Борецком ухожье селятся вновь Козловские дети боярские». Далее описывается, сколько земли жаловано под церковь, попу, дьячку, пономарю, проскурни и перечисляются новопоселенцы с размерами их поместий. Мною приведены только сами помещики (в скобках номера записей по книге):

Афанасий Юрьев сын Ворыпаев (№468)
Ерофей Игнатьев сын Олешин (в последствии Алешин) (№469)
Олфим Семенов сын Шишкин (№470)
Родион Яковлев сын Кирьянов (№471)
Еремей Васильев сын Уразов (№472)
Сергей Гаврилов сын Когарминский (№473)
Федор Иванов сын Арзамасов (№474)
Логин Устинов сын Щолоков (№475)
Иван Макеев сын Шевригин (№476)
Кондрат Пафомов сын Маликов (№477)
Владимир Сергеев сын Свистунов (№478)
Тимофей Карпов сын Третьяков (№479)
Михайло Петров сын Коротаев (№480)
Спиридон Сидоров сын Семенов (№481)
Филипп Савельев сын Соколов (№482)
Тимофей Филиппов сын Никонов (№483)
Василий Власов сын Семин (№484)
Окинфей Иванов сын Белоусов (№485)
Ермола Васильев сын Мелехов (№486)
Олфим Ананьин сын Добрынин (№487)
Игнатий Исаев сын Комарев (№488)
Яков Моисеев сын Максимов (№489)
Моисей Григорьев сын Подгудов (№490)
Родион Павлов сын Резанов (№491)
Сергей Алексеев сын Подгудов (№492)
Пафом Моисеев сын Епифанцев (№493)
Степан Калинов сын Обухов (№494)
Назарей Федоров сын Обухов (№495)
Никон Михайлов сын Обухов (№496)

Яков Семенов сын Дудоладов (Дудолов) (№497)

И в продолжение этого списка, на листе 190, записано: «в том же Борецком стану, в деревне по другую сторону реки Верды, селятся внове козловцы дети боярские, а в ней за помещики…». Далее расписаны дачи поместий следующим служилым людям:

Илья Иванов сын Мордвинов (№498)
Афанасий Степанов сын Мордвинов (№499)
Ларион Клементьев сын Мордвинов (№500)
Федор Терентьев сын Петин (№501)
Федосей Терентьев сын Петин (№502)

Кузьма Елезарев сын Петин (№503)

И нет никаких названий. Борецкий стан в документе указан, а значит рядом с этим местом деревня, село, поляна или место Борец уже было. Через десять лет, в 1646 году, будет единственное упоминание о селе Большое Борецкое. Но в воеводских книгах нет никаких записей о жителях этого села и об их размерах усадеб и межах.

Все 36 детей боярских, как записано в книге, помещаются на эту территорию одним распоряжением воеводы Биркина и земля под церковь выделяется общей. А это значит, что Козловские поселенцы в количестве 36 человек, включая попа, дьячка и пономаря, вначале получили землю около реки Верда. Большая их часть в углу при слиянии двух рек на борецкой стороне, а шесть семей напротив них - на сысоевской. И совсем не там, где сейчас располагаются села Борец и Сысои.

Со стороны Борца территорию берега Верды называли Борецкое ухожье. В словаре Даля ухожье значится как ухожее место для бортней, ульев, пчельник, пасека. Согласно Соборного Уложения – «35. А что до московского и после московского пожару в Северских городех, в Рыльску, в Путивле, в Белегороде, детям бояръским тех городов даваны в поместье пустые порожние бортные ухожьи в оклад за четвертную пашню…». Пустые и порожние, т.е. не заселенные.

С другого берега речки Верды местность вообще никак не называли. Если бы село Сысои сразу располагалось на своем месте, то было бы упоминание реки Алешня Бовыкинская и Бовыкинской Поляны, так как две реки равно удалены от центра современного села и являются границами сысоевской земли.

Ещё раз поясним, что эти места были покрыты лесом. Первоначально площадей для размещения усадеб и организации пашни было мало. Свободными оставались только небольшие поляны под пасеки. Это подтверждает и тот факт, что в писцовых книгах в записях о дачи поместья есть такая фраза: «…а усадного (для постройки усадьбы – В.С.) лесу всем помещикам воопче от усадей их на сто сажей (более 200 метров - В.С.) …».

Лес простирался на большую территорию. От Сысой до Таптыково вдоль реки Пары в писцовых и межевых книгах лес назывался Большой Борецкий. Был также лес Кривский. Из записи от 1640-1650 годов видно, что «… в том же Борецком стану в сельце Кривское на реке на Верде под Кривским лесом усть речки Кривской подле Верды вниз на правом берегу селятся Козловцы дети боярские…». Пахатная земля освобождалась по мере использования леса на строительство домов и дворовых построек, а также в качестве дров.

Для сысоевских и борецких новопоселенцев природные условия на выделенном месте, по каким-то причинам, могли не подходить для проживания людей. В связи с этим они ушли с этого места. Часть семей перенесли свои усадьбы на место современного села Борец и назвали его Новый Борец, а часть поднялась на пригорок, на другом берегу Вёрды, и основало село Сысои. Поляны под села к этому времени могли быть расчищены от растущего там леса. В Писцовой книге Козловского уезда 1646 года (РГАДА. Ф.1209, оп.1, кн.12087) это подтверждается записью, что при селе Большом Борецком значатся села: Новое Борецкое, Сысоево, Высокая Поляна, Назарьева Поляна.

Начиная с 1638 года, в книгах Козловского воеводы село Борец писалось одно и нигде не упоминались Большой или Новый Борец (кроме приведенной выше записи). Скорее всего, эти села объединились. Об этом факте говорит и то, что выборным Головой объединенного села Борец стал с 1638 года Офанасий Ворыпаев, получивший поместье в селе Новый Борец в 1636 году.

Теперь, опираясь на древние документы можно утверждать, что село Сысои основали шесть семей. Они и дали название своей деревне и стали писать это название во всех документах. В разборных и строельных книгах воевод Козловского уезда XVII века чаще всего писали деревня Сысои, а поляна, возможно, получила своё название от села.

В заключение описания дачи поместий в Борецком стане в указанной книге записано, что по сказке и по дозору Григория Киприянова в этой деревни есть порожняя земля. Только она не мерилась, потому, что «об ней до 30 декабря 145 (1637) года челобитчиков не было». Значит, не было ещё свободных людей, которых можно было разместить на этой территории или они были заняты на строительстве города Козлова. Эти версии подтверждаются документально.

Заканчивается книга описанием всех порожних земель нового города Козлова, о которых в 1636 - 1637 годах докладывалось Государю. О Борецких местах говорится так: «…иные порожние земли … от Юрьего Липягу за Воронеж (реку) к реке Паре в Борецком стану по обе стороны речки Верды и о тех порожних землях впредь, что Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович Всея России укажет».

Это ещё раз показывает, что заселение территории Борецкого стана началось от центра – села или места Большой Борец. Сначала заселялись ближние территории, затем дальние. В строельных книгах Козловского уезда 1636-1637 годов нет упоминаний о Назарьевой Поляне, Высокой Поляне, Максах, Мордово, Кривском, тем более Сараях и Паниках (Красный Бузулук). Эти названия появляются при следующих помещениях Козловских служилых людей на борецкие земли. Назарьева и Высокая Поляны записаны с 1638 – 1639 годов, Кривское, Телятники, Максы, Мордова, Бычки – в начале 40-х годов, а на порожних землях села Кривское, на другом берегу реки Верды было образовано село Сараи. Названия такого в межевых книгах Козловской приказной избы ранее не было и придумано было после заселения. Вот название речки Паника и ручья (ржавца) Красный Бузулук уже были.

Значит, не было других населенных пунктов на территории Борецкого стана. Иначе воевода обязан был учесть их в своих книгах как военный или экономический потенциал уезда. Даже если какие-нибудь населенные пункты не подчинялись воеводе, то при описании границ (меж) новых поселений в межевых книгах должны быть упоминания или ссылки на них. Это мы видим на примере деревни Сысои - в межевой книге указано, что её земля граничит с Бовыкинской Поляной, которая входила в состав Рязанского уезда. Но в первых межевых книгах нет указаний на принадлежность территорий за рекой Парой, кроме как Борецкий лес. Такая же картина и на южных границах поселений.

По утверждению врача и краеведа П.П. Стаханова, есть летописные данные (мною они не найдены – В.С.), что в этой местности существовала дорога на Казань, в Орду. И до сих пор существует легенда, что на нынешних сараевских землях первые селения появились во времена Ивана Грозного. Сам П.П. Стаханов опирался в своих заметках на воспоминания старожила села Высокое Тита Трофимовича Попова. Но ведь записаны они были в конце 19 века, поэтому могут являться также легендой или предположением.

А смысл легенды в том, что при возвращении из казанского похода царем Иваном Грозным здесь были оставлены саперные части, которые по его повелению были обязаны «мосты мостить и гати гатить», т.е. содержать в хорошем состоянии здешнюю дорогу в случае повторной войны. И за это царь жаловал им по ¼ версты на душу. Однако не существует ни одной такой грамоты на землю, нет и записей в писцовых и межевых книгах.

Необходимо учесть и то, что воевода Козловского уезда обязан был учитывать всех жителей мужского пола в поселениях. Но в документах мы встречаем только те фамилии, которые селились там с 1636 года. В случае нахождения на этом месте деревни, поселка, хутора, его обитатели должны быть изгнаны с этой территории или повёрстаны в дети боярские и взяты на службу Козловским воеводой. Этого мы не видим. Все поселенцы получили землю за службу в новом городе Козлове. Выгнать же с земли потомков поселенных здесь согласно легенде сапёров с именными грамотами Ивана Грозного без судебного разбирательства невозможно. Например, чтобы отстоять своё право на землю в Сапожковском уезде в суды представляли грамоты, жалованные прапрадедам ещё Рязанскими князьями. Но документов о таких спорных делах мною в Козловской воеводской канцелярии не обнаружено.

Больше того, в писцовых и межевых книгах ямских слобод … Пронска, Ряжска и Шацка от 1588-1648 гг., а также в писцовых книгах Шацкого воеводы от 1627 года (время, когда эти земли входили в Шацкий уезд) нет упоминаний о поселениях или местах на этой территории, тем более с такими названиями. И, вообще, нет сведений о Борецком стане до 1636 года.
Изучая документы, я обнаружил, что служилые люди помещались на эти земли со своими крестьянами, которые также учитывались. В переписной, дозорной и строельной книге Козлова и Козловского уезда 1648 – 49 годов (ф.1209, оп.1, кн.13902) начиная с листа 248, имеются следующие записи:
№252 – в Борецком стану, в селе Сысоевском есть церковь Архангела Михаила, земля, усадьбы, крестьяне и бобыли.
№253 – За Федором Терентьевым сыном Петиным в усадьбе бабыль Трофимка Артемьев.
№254 – За Федором Панкратовым сыном Батуриным крестьянин Тимошка Иванов.
№255 – За Иваном Павловым сыном Амосовым крестьянин Андрюшка Данилов с детьми, стариком да с дедушкой.
№256 – За Василием Яковлевым сыном Лупандиным крестьянин Федька Горбунов с сыном Ивашкой.
№257 – За Офонасием Ивановым сыном Гороховым крестьянин Федька Семенов.
№258 – За Алексеем Семеновым сыном Ивачевым крестьянин Ивашка Бувлов с сыном Митрофанкой да с братом Кондрашкой.
№259 – За Григорием Максимовым сыном Сухове крестьянин Томирко Обросимов с детьми Гаврилкой да Андрюшкой.
№260 – В том же селе Сысоевском двадцать восемь человек помещиков и крестьян с бобылями за ними нет.
А это значит, что заселение этих территорий только начиналось. Просторы «порожнего» дикого поля Борецкого стана уходили далеко на юг – до верховий Вёрды, Польного и Лесного Воронежа.
Необходимо заметить, что земля под церковь первоначально была выделена только деревне с борецкой стороны. Усадеб там было больше двадцати дворов. Поэтому Новый Борец стал селом. В деревне Сысоевской дворов было всего 6. Поэтому она названа деревней и земля под церковь ей долгое время не выделялась. Только через несколько лет, в переписной, дозорной и строельной книге Козлова и Козловского уезда 1648 – 1649 годов (ф.1209, оп.1, кн.13902) есть запись за номером 252:
«в Борецком стану в селе Сысоевском есть церковь Архангела Михаила, земля, усадьбы, крестьяне и бобыли».
Так же Сысои упоминаются в качестве села «съ церковью Архистратига Божiя Михаила» в окладных книгах 1676 года, где при ней показано: «земли двадцать четвертей в поле, а в дву потому ж, сенных покосов на сорок копен. Земля и луги – Великого государя жалованья; иных угодий, сказал поп Петр, никаких нет. В приходе к той церкви двадцать один двор детей боярских, шестнадцать дворов рейтарских, четыре двора солдатских, двадцать пять дворов бобыльских. И всего шестьдесят девять дворов».

Через два года после прибытия в Борецкое ухожие первопоселенцев пошла вторая волна заселения пустующих земель. В Козловской строельной книге строения Самойла Биркина 1638 и 1639 годов появляются новые фамилии служилых людей, которым выделялись поместья. Здесь же появляются ВПЕРВЫЕ названия села Борецкого и деревни Сысоевской, а также Назарьевской Поляны и Высокой Поляны.

НАЗВАНИЕ СЕЛА

Теперь немного оторвемся от выписок из старинных книг и рассмотрим само название села Сысои.
В разных исторических документах село называлось по-разному: Сысой, Сысай, Сысоево, Сысоевское, Сысоевская поляна.
В «Заметках о землях Рязанских» М. Макаров (Рязань, 1825 г.) утверждает: «Из деревень можно по именам перечислить к чужебытным Чучково, Меналеево, Сысай, Мордово…., название Сысай также принадлежит татарам…» и ставит вопрос «Не бывало ли и тут, у этих налетов, кочевья?».
Здесь можно усомниться в утверждении Макарова о чужеземном названии села Сысои.
Во-первых, автор не читал многие документы, где есть правильное написание села или кто-то написал ему, сделав ошибку.
Во-вторых, в Псковской губернии Великолуцкого уезда и в Новгородской области Марёвском районе есть селения Сысоево, а в Никольском на Паше-озере погосте Обонежской пятины - Сысоевское (1599 г.). А эти земли, согласно официальной истории, под татарами не были. Также в Окологороднем стане Рязанского уезда за Федором Салтановым сыном Якимовым с 1594 года записана деревня Сысоево.
С 1547 года в Окологороднем стане Рязанского уезда по жалованной данной (поместной) и несудимой грамоте царя Ивана Васильевича сельцом Сысоевское владели Булгак и Темеш Андреевы дети Каркадымовы - Таптыковы и их племянник Петр Матвеев сын Каркадымов – Таптыков.
В писцовых книгах Рязанского края XVI – XVII веков есть запись о «земельных владениях в пустоши Сысоевской на речке на Плетеной (в настоящее время Плетенка) в Окологороднем стане с 129 (1621) года князя Дмитрия княж Степанова сына Бабичева». До него, с 110 (1602) года, по государевой ввозной грамоте вотчиной владел Иван Окороков. В настоящее время река Плетенка протекает по городу Рязани, а Сысоевская пустошь стала частью города. Но ведь под Переславлем Рязанским не было никаких кочевий.
Да и само имя Сысой (просторечная форма из канонического мужского имени Сисой) у мужчин часто встречается в истории Руси.
По сообщению Андрея Богачева, в основе фамилии Сысоев лежит редкое, малоизвестное областное (по словарю В. Даля – орловское) слово Сысоваться – гневаться. В церковно-славянском языке глагол СЫСАТИ означает шипеть, свистеть, т.е. издавать такие звуки, которые сопровождают гневную речь. Далее следует именное словообразование: СЫСОЙ – прозвище того, кто гневается, а Сысоевы - потомки гневного человека. (Наука и жизнь, 1998, №6, А.В. Суперанская).
О названии села существуют три легенды.
Согласно первой - эти земли были даны царем трём братьям – Сысою, Борцу и Назару. Они поделили землю и создали свои поселения, которые назвали своими именами. Однако эта легенда не имеет под собой правдоподобной версии. Как мы уже убедились выше, на этой территории не было никаких деревень и сел. А село Борец, как утверждают некоторые историки, было названо так из-за хорошего строевого леса (бора), который рос в этой местности. Да и некоторые селения Сапожковского уезда назывались Борками (пример – Морозовы Борки, Красные Борки, Дегтярные Борки). В 1708 году, когда по указу Петра I территория России была разделена на 8 губерний и Сапожок и Козлов «по корабельным делам» как поставщики мачтового леса был приписаны к Азовской губернии. Также необходимо отметить, что в некоторых источниках песчаная гора на другом берегу реки Пара называется Борец. Не исключается и версия о месте жительства сборщика подушного налога – борца.
Вторая легенда гласит, что земли здесь давались служилым людям из Ростова Великого, где самый почитаемый был митрополит Сысой. Набожные люди могли назвать своё поселение его именем.
По историческим данным в Ростове был митрополит Иона Сысоевич. Его отец служил простым попом в глухом приходе в деревне Ангелово. Сам Ион родился в 1607 году, а митрополитом стал в 1652 году. В это время село Сысои уже было. Поэтому вторая легенда тоже мало правдоподобна. Выходцы из Ростовской местности ещё не знали своего будущего метрополита.
На соборной звоннице Ростовского Кремля находится знаменитый колокол именем Сысой и весом 2000 пудов. Можно было предположить, что село назвали в его честь. Но колокол был отлит также в годы правления митрополита Ионы Сысоевича (1652-1691).
Необходимо добавить, что в 1608 году Ростов и его окрестности были захвачены поляками. Писцовая книга Ростова 1619 года фиксирует следы разорения – «этот хозяин скитается, тот обнищал, а другой двор и вовсе сгорел, и восстановить некому». Хозяйство начало активно восстанавливаться только в 1664 году. Маловероятно, что из разоренного края царь мог направлять служилых людей на поселения в другие места.
И ещё! При исследовании древних документов дачи земли козловцам я не обнаружил ни одного переселенца по имени Сысой. Однако в Шацких писцовых книгах находим, что среди крестьян помещиков Петиных ещё с XVI века было распространено имя Сысой: «Сысойка Ефремов, …, Андрюшка Сысоев». Они могли работать на постройке дворов для хозяина в новом поместье. Я не хочу сказать, что в честь холопа или работника названа поляна, но мог произойти какой-нибудь случай, который запомнился сельчанам. И поляна названа от имени, а не от фамилии, так как с самого начала в писцовых книгах писали «Сысои», где «й» часто писалось как «и», а не «Сысоево».

Если бы это место ранее называлась в народе «Сысоевская поляна» (либо по имени жившего здесь человека, либо в память случая, который произошел с человеком, здесь бывавшим), то в первых упоминаниях об этом месте в писцовых книгах воеводы название было бы указано, как указаны названия рек, ручьев, ржавцов, полян, лесов и ухожей. Причем названия эти не придуманы дозорными Козловского воеводы, а были уже им известны.

ДАЛЬНЕЙШЕЕ ЗАСЕЛЕНИЕ БОРЕЦКОГО СТАНА

И так пошла вторая волна заселения пустующих земель.
Весной 1636 года русское правительство принимает решение о строительстве еще одного оборонительного рубежа на реке Цне - города Танбов (Тамбов, название мордовское). Руководителем строительных работ назначили молодого, но уже опытного воеводу Романа Федоровича Боборыкина. В 1631 году он был воеводою в Шацке и достаточно хорошо знал цнинские места. Построив Тамбов, по царскому указу Р.Ф. Боборыкин стал созывать в новый город жителей. Во всех близлежащих городах - Воронеже, Рязани, Муроме, Шацке, Ряжске, Пронске - на торговых площадях специальные люди, не жалея горла, звали всех вольных людей в новую крепость. Давались обещания, что они три года не будут платить никаких налогов в царскую казну, и всем просто так выдадут по 5 рублей денег — это была немалая сумма по тем временам.
И пошли сюда люди: обедневшие, беглые, все у кого не сложилась жизнь. Пешие и конные брели глухими тропинками, ежеминутно ожидая нападения татар. Но еще до татар их встречали вооруженные люди, посланные козловскими воеводами, и силой заставляли селиться на их землях. Боборыкин так доносил про это царю: «Биркин да Спешнев тамбовских сходцев с дороги емлют к себе в Козлов и осаживают их у себя сильно, и которые сходцы в Козлов город жить ни похотят, и они тех людей бьют и в тюрьму сажают и отсылают в те же городы, кто откелева придет…». Царь Михаил Федорович даже издал специальный указ, в котором грозил тюрьмой воеводам, которые так поступали.
По строельной книге Биркина в 1638 – 1639 годах в борецком стане помещались новые Козловские дети боярские.
В селе Борецком (№17) – Чернышев, Резанов, Федор Фомин сын Окатов, Куницын, Негодяев, Замаруев, Ерофей Семенов сын Ворыпаев, Шехматов, Серов, Мануковский, Турнин, Резанцев, Кузмин, Петров, Нечаев, Дубовицкий, Микита Семенов сын Шишкин, Добрынин, Неронов, Андреев.
В деревне Сысоевской (№18).
Федор Панкратьев сын Батурин, Андрей Семенов сын Хлуденев, Семен Павлов сын Омосов, Иван Степанов сын Мордвинов, Василий Кирилов сын Малышев, Василий Тимофеев сын Козлов, Семен Агеев сын Ярцов, Нева Михайлов сын Татаринов, Дорофей Терентьев сын Татаринов, Гур Артемьев сын Чернухин, Кузьма Лукьянов сын Щевеев, Дмитрий Осипов сын Сатин, Ортамон Ерофеев сын Бахметьев, Василий Ермолов сын Кутуков, Алексей Семенов сын Ивачев, Клемент Иванов сын Кадомцов, Ларион Осипов сын Попов, Герасим Иванов сын Молеев, Василий Андреев сын Чегишев, Агап Елизаров сын Петин, Микита Артемьев сын Сухов, Игнат Афанасьев сын Крюков, Лазарь Иванов сын Карпов, Родион Иванов сын Карпов, Парфен Минин сын Бахметьев, Тихон Аникеев сын Бахметьев.
В конце перечня есть приписка: « в той же деревни Сысоевской порожняя земля». На листе 297а в Сысои дописаны Семен Алексеев сын Ходырев и Иван Павлов сын Омосов, который уже через два года станет выборным Головой села Сысои.
Далее расписаны новопоселенцы села Назарьева Поляна (№19) и деревни Высокая Поляна (№20).
Кроме данных о размерах поместий каждого козловца, в книге указаны размеры усадеб, угодий и как ими пользоваться – «… и за кем то дикое поле в дачах будет и тем помещики усады (усадьбы – В.С.) в деревне Сысоевской вдоль по семидесяти сажей, а поперечь (поперек – В.С.) по двадцати сажей, лесу усадного всем помещикам вопче (в общем пользовании – В.С.) от усаде их на сто сажей, а пашни им пахать через десятину и сена косить и всякими угодьями владеть по своим дачам, а в лес в борецкой въезжать им со всеми помещики вопче».
Чтобы не было споров границы сел (межи) записывались в воеводских книгах. Межевые книги Козловского уезда начали составляться воеводой С.И. Биркиным в 1638-1639 годах. В них записано: «… а по другую сторону рекою Вердою сверху вниз и до реки Поры на праве земли и всякие угодия борецких детей боярских Офанасия Ворыпаева с товарищи, а по леве земли и всякие угодия сысойских детей боярских Ивана Омосова с товарищи».
И далее: «В Борецком стану деревня сысоевская поляна в поместье за Козловскими детьми боярскими за Иваном Омосовым с товарищи, а что в них за помещики по мере усадеб дикого поля на пашне и всяких угодей и то писано в подлинной книге поместных порозень по статьям, а межа той их поместной земли от усадеб их вверх рекою Порою, а от реки Поры речкою Вердой вверх на праве земли и всякие угодия сысоевской поляны детей боярских Ивана Омосова с товарищи, а на леве земли и всякие угодия борецких детей боярских Офанасия Ворыпаева с товарищи, а по другую сторону сверху речкою Олешнею Бовыкинскою вниз до реки до Поры, на праве земля и всякие угодия сысоевских детей боярских Ивана Омосова с товарищи, а на леве земля и всякие угодия поляны Бовыкинской». Здесь указано к чьим владениям примыкают Сысоевские земли, даже если они другого уезда.
Земля Сысоевская в книгах значится по-разному: «…земля около реки Поры и речке Олешне, … угодья в Сысоевских землях, …деревня Сысоевская поляна, … деревня Сысоевское, …деревня Сысоево».
По Козловской строельной книге строения Ивана Кикина 7147 (1639) года в деревню Сысоевскую поселяются новые дети боярские: Савелий Харитонов сын Макаров, Петр Афанасьев сын Личинин, Яков Матвеев сын Петин, Иван Михайлов сын Попов, Семен Михайлов сын Попов.
В те годы служилым людям давалось право самим искать пустующие земли и подавать на её заселение прошение царю. Так, согласно документам козловцы Ларка Калуженин с товарищами в 1669 году сами нашли пустующую землю меж сел Сысои и Сараи. Через стольника-воеводу г. Козлова Степана Иванова сына Хрущева они выпросили ту землю у Государя в поместье. На этом месте образовалась деревня Красный Бузулук (в последствии Паники). Названия взяты от ржавца Красный Бузулук и высохшей речки Паники (ф.507, оп.1,дело 982 «Дело по челобитной Козловского уезда Борецкого стана Красный Бузулук однодворца Ивана Степанова сына Бакулина в 1770 году»).
В этом «деле» собраны интересные факты, характеризующие значимость земли для наших прадедов.
Сысоевские помещики считали спорную землю своей, а документов на неё у них не было. В межевой книге за 1638-1639 годы записаны границы только с трех сторон: реки Верда, Пара и Алешня Бавыкинская, а четвертая сторона не ограничена. Поэтому они пошли на хитрость. При выяснении принадлежности земли по челобитной Калуженина сысоевские помещики Иван Павлов, Семен Языков, Ермак Соловцов (фамилии уже не первых поселенцев – В.С.) с товарищами «волочили волоком сараевских помещиков Гея Малышева, Ермола Соморокова и Федота Шишкина до Паники речки», чтобы они сказали князю Несвицкому и дьяку Трофимову, что спорная земля - сысоевская. Когда повезли князя и писца показывать землю, то доехали только до реки Паники. «Панику речку назвали Красным Бузулуком, а за Панику речку писца не водили к Бузулуку и не указали, что та земля и по се число лежит порожа в поместьях и в вотчину никому не дана».
Ларка Калужанин с товарищами подал воеводе челобитную, где доказывал, что земля порожняя. Сысоевцы в 1669 году, находясь на службе в Белгородском полку, подали свою челобитную, в которой доказывали свои права на спорную землю, а также просили Царя не дать им, их детям и племянникам обнищать и не выполнить государевой службы (РГАДА, ф.210, Разрядный приказ, ст.662, л.327).
Эта тяжба продолжалась два года. По указу Великого Государя смерили сысоевские поместья: «2105 десятин и одна четверть в поле, а в дву потому ж, сена 4302 копны, за церковью земли 20 четвертей, сена 40 копен». Против Государева указа намерили вдоль семнадцать, а поперек тридцать сажений. Прибавили сто сажений для усадеб и «на пашне Дикого поля вымерили 760 четвертей, а в дву потому ж, сена 1520 копен». По измеренным рубежам «учинили грани и за гранями ямы накопали с углем». Понятыми были жители сел Назарьева, Борца, Кривского, Таптыково (Андрей Мордвинов), Сараева. От села Бычкове (Бычки) понятыми были Михайло Сухов, Дорофей Фолимонов, Архип Шахов, Михайло Тунихин, Дмитрий Литвинов.
Челобитная Бакулина Императрице Екатерине Алексеевне была написана через 100 лет после описанного сыска и связана с новым переделом рязанских земель - заселением села Новопокровское и неправильным межевании подпоручиком Митрофаном Корольковым при разделе земель Переславля Рязанского и Козловского уездов по речке Алешне Бавыкинской. Ещё добавлено, что козловцы помещены в село Красный Бузулук для «защищения царствующего града Москвы за окольничеством градском Переславля Рязанского уезда Старорязанского стану … от набегов кубанцев, нагайцев и разные орды».

После массового заселения детей боярских в 1638-1640 годах, такие случаи – нахождения пустующих земель и поселение на них новых служилых людей - были редкие.

Справка: Четверть – мера площади пахотных земель в старинной русской системе мер, равная 0,5 десятины. Известна с конца XV века и официально употреблялась до 1766 года. В древности четверть соответствовала площади, на которую высевали четверть (меру объема) ржи.
Десятина – единица площади в России до 1918 года, равная 1, 0925 га.

Сажень – старорусская единица измерения расстояния. В XVII веке основной мерой была казённая сажень, равная 2,16 метра.

НОВОПОСЕЛЕНЦЫ

Откуда пришли прародители наших фамилий на Рязанскую землю мне пока неизвестно. Возможно, они были в дружине у рязанских князей, а возможно пришли после присоединения Великого Рязанского княжества к Московскому.

Так, при работе с архивами и другими источниками мне попадались некоторые документы, в которых упоминались однофамильцы наших прадедов. Хочу оговориться, что все приведенные в этой книге фамилии тесно связаны с историей моей семьи и поэтому мною они выписывались из разных источников в первую очередь.

Карпов Кирша новгородец Новгород 1536 ПКНЗ (писцовая книга Новгородской земли)
Дубенский Никита отдельщик Новгород 1550/51 ПКНЗ
Дубенского Иван Левонтьев сын Коломна 1577/78 ГР-XVI (гр-та XVI в)
Мордвинов Назар помещик Новгород 1498/99 ПКНЗ
Мордвинов Никита Назаров помещик Новгород 1498/99 ПКНЗ
Мордвинов Федор Назаров помещик Новгород 1498/99 ПКНЗ
Мордвинов Василий Федоров помещик Новгород 1538/39 ПКНЗ
Мордвинов Ворошило Захарьев помещик Новгород 1538/39 ПКНЗ
Мордвинов Дмитрий Назаров помещик Новгород 1538/39 ПКНЗ
Мордвинов Захарий Назаров помещик Новгород 1538/39 ПКНЗ
Мордвинов Копос Захарьев помещик Новгород 1538/39 ПКНЗ
Мордвинов Назар помещик Новгород 1538/39 ПКНЗ
Мордвинов Федор Назаров помещик Новгород 1538/39 ПКНЗ
Мордвинов Андрей дворянин Новгород 1707 ППКНВ
Сухов Еремка Ненокса 1586/87 ГР-XVI
Сухов Степан Калуга 1590-е ГР-XVI
Татаринов Иванка Соль Переславская 1563 ГР-XVI
Татаринов Курбат Дедилов 1587-89 ГР-XVI
Татаринов Василий служка Новгород 1646 ППКНВ
Татаринов Андрей помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Татаринов Аргун помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Татаринов Афанасий Остафьев сын помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Татаринов Гаврила помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Шишкин Власко Кострома 1598 ГР-XVI
Шишкин Неудача Ржева Пустая (Заволочье) 1582/83 ГР-XVI
Шишкин Гаврила Калуга 1590-е ГР-XVI
Шишкин Василий посадский Новгород 1707 ППКНВ
Шишкин Иван Гаврилов посадский Новгород 1707 ППКНВ
Шишкин Тимофей Ржева Пустая (Заволочье) 1669-70 ТКВЛ
Шишкин Дементий Воротников новгородец Новгород 1536 ПКНЗ
Языков Иван Степанов сын Кострома 1598 ГР-XVI
Языков Борис Григорьев помещик Новгород 1550/51 ПКНЗ
Языков Василий Григорьев помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Языков Елизарий Григорьев помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Языков Василий Степанов помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Языков Петр Степанов помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Языков Григорий Михайлов помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Языков Дмитрий Михайлов помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Языков Дружина Иванов помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Языков Лаврентий Ильин помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Языков Пятой Ильин помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Языков Яков Ильин помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ
Языков Никифор Захарьин помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ

Языков Третьяк Васильев помещик Новгород 1560-62 ПКНЗ

Там же находим грамоты о помещике Новгорода Григории Лупандине (1560), о Бовыкине Данилке из Городенска (Венев) 1571 год.
Как мы видим, эти фамилии были распространены в нескольких княжествах Руси. Поэтому можно только гадать о родовом гнезде наших праотцев. Возможно, в летописях и документах других княжеств и городов мы также найдем фамилии первопоселенцев села Сысои. Чтобы выяснить это - жизни не хватит. Да и многие документы тех старинных лет могут быть утрачены.
Уже сейчас известно что, от всей «древней» истории рязанской земли сохранились лишь считанные единицы подлинных документов. Как утверждает историк М.Б. Оленев, по подсчетам краеведа В.А.Кучкина, их всего чуть более 2 тысяч!:
Период; Кол-во сохранившихся актов
XII в.; 8
XIII в.; 15
XIV в.; 163
XV в.; 2048
ВСЕГО; 2234
При этом правда, неизвестно, о каких именно источниках идет речь – о подлинниках или все же о списках?
В Европе с этим лучше. Для сравнения: только опубликованная небольшая часть архива итальянского г. Лукки всего за одно столетие (с середины XIII по середину XIV в.) насчитывает около 30000 документов (т.е. в 15 раз больше!). Сразу возникает «золотой» российский вопрос, куда всё делось?

Ответ многим известен со школьной скамьи - сожгли татары (вот уж на кого валить научились!). Более грамотные, подскажет еще парочку «виновных» - «смутных» поляков в начале XVII века и проклятый московский пожар 1626 года. Получается, что виновных нет, и не сыщешь, а если они есть, то это враги.

Ясно одно. Наши прародители были воинами. Они сами и их дети, и правнуки участвовали в защите рубежей нашей Родины и за службу получали земельные наделы.

Рассмотрим рязанские корни наших фамилий.
Как я уже утверждал, переселенцы были родом из рязанских земель. Косвенно это подтверждают дополнительные сведения, обнаруженные мною в ходе просмотра новых документов и литературы.
В работе Оленева «Рязанские землевладельцы кон. XVI – 1-й пол. XVIII вв.» (по данным переписных книг Старорязанского и Окологороднего станов) есть упоминания о помещиках МОРДВИНОВЫХ, ФРОЛОВЫХ, ХЛУДЕНЕВЫХ (с 1587), ПЕТИНЫХ, КАРПОВЫХ, ВОРЫПАЕВЫХ (с 1515), САТИНЫХ, ТАТАРИНОВЫХ (с 1594), БАХМЕТЬЕВЫХ, ЛУПАНДИНЫХ, АНОСОВЫХ, ПОПОВЫХ, ДУБЕНСКИХ (с 1584) с указанием населенных пунктов и времени владения ими. Многие семьи владеют имениями с конца XVI века, а может и раньше. Точно установить нет возможности, так как большая часть архивов за эти века утрачена. Кроме перечисленных фамилий в древних книгах мною обнаружены документы о рязанских помещиках, Галаховых (с 1597), Крюковых (с 1596), Шишкиных (с 1515). Это говорит о том, что фамилии первопоселенцев сел Сысои и Борец были распространены по старым районам обитания рязанского княжества.

В те далёкие века помещиками считались люди, получившие от князей или царя земельные наделы. Их «помещали» на отведенную воеводам землю. Кого за верную службу, кого за храбрость на войне, а кто получал землю на кормление при переселении на новое место. Возможно, их семьи не станут большими землевладельцами или дворянами, разорятся, продадут свои наделы за долги и станут безземельными или государственными крестьянами. Но тот факт, что они владели этой землей и были жителями рязанщины зафиксировано в документах.

Разберем по-фамильно всех поселенцев села Сысои и некоторых из села Борец.

Федор Понкратьев сын Батурин. Фамилия Батуриных мне встречалась в писцовых книгах г. Шацка.
Андрей Семенов сын Хлуденев.
Представители этой фамилии владели поместьями в основном в Рязанском уезде. Более ранние упоминания о Хлуденевых я находил в книгах 16 века Паниского (Пронское княжество ближе к Ряжску) и Старорязанского (низовья р. Поры, Сапожок, окрестности Старой Рязани, Шилово, Путятинский район) станов.
Из Хлуденевых мною выписаны: Константин и Кондрат Нилины дети, Федор и Постник Ивановы дети (прародитель дворянского рода), Герасим Иванов сын (он был послан из Пониского стана Рязанского уезда на строительство г. Козлова), Григорий и Епифан – д. Кривоносово, Степан Борисов сын и Промыш Злобин сын – село Костино, Ушат Гаврилов сын – д. Ярцево (Тимофеево тож), Тимофей Никитин сын – с. Михайловское, Томила и Яков Кузмины дети, Иван и Илья Шараповы дети, Лупка Овдокимов сын – село Отводные Дубравы, Тихон Никитин сын – д. Савинская (Богдановская тож). В Шацком уезде Хлуденевы имели поместья в д. Марлевка (Мерлевка, Мамлеевка, Бродовая тож).

Отец Андрея - Семен Иванов сын Хлуденев - служил по городу Рязани. Согласно рязанским писцовым книгам 1628-29 годов за Иваном и Лукой Яковлевыми детьми Хлуденевых в Старорязанском стане записано имение в селе Отводные Дубравы. В дальнейшем они получили поместья и в Шацком уезде. В Борисоглебском стане Хлуденевы проживали рядом с Мордвиновыми, о чем говорит следующая запись «…за Анной капитана Андреевской женой Мордвинова д. Шибанове с деревнями и пустошами (Борисоглебский стан), понятой в этом деле Семен Владимиров с. Хлуденев …» (1709 год). Кроме Сысой Хлуденевы проживали в с. Ягодное – Ефим и Дмитрий (Дементий) Савельевы дети.

Семен и Иван Павловы дети Омосов (Амосов).
Из представителей этой фамилии мне известны:
Служилый по Ряжску в 1597 году Григорий Родионов сын Амосов.
В Новгородский писцовых книгах - Великопорожский погост - Иван Филиппов сын Омосов – д. Голье… (Л.481).

В списках шацких служилых людей мещерян, которые не объявились на службу в Тамбов в 1636 году есть Иван Амосов. Если учесть, что в Сысои Иван прибыл позже других, то можно предположить, что этот Иван приходится братом Семена и они из Борисоглебского стана Шацкого уезда.

Дмитрий Осипов сын Сатин.

Представителей этой фамилии много в Муроме, Угличе. По писцовой книге Шацкого уезда 1628 года только один Иван Андреев сын Сатин в д. Орехово Сласникова. Также в переписных книгах Тульского уезда за 1587-89 гг. есть упоминания о Сатиных.

Василий Кирилов сын Малышев.
Представители этой фамилии мною не выписывались. Они упоминаются в Писцовых книгах Новгородских земель за 1582-89 гг. (кн.4, №274) и Владимирского уезда 1629-1705 гг. (кн.12603-12615).

В конце 17 века в д. Красный Бузулук поместье получит Мирон Макаров сын Малышев. При переселении сысоевцев в Оренбургскую губернию в конце 18 – начала 19 веков они организуют деревню, которую назовут Малышевка. Возможно первым поедет на новую землю потомок Василия.

Василий Тимофеев сын Козлов.
Представители этой фамилии есть почти во всех уездах. В Рязанском уезде они проживали в основном в селе Гладково (Глядково). В Шацком уезде их поместья были в д. Лукьяновской, Новые Выкуши и селе Гавриловское, т.е. вместе с другими новопоселенцами села Сысои (Мордвиновыми, Петиными, Суховыми).
В Новгородской земле в 1500 г.:
… за Палкою Ивановым с. Козлова с двема сыны….сц.Коргане…Васька Иванов с. Козлов (л.816),

Город Ям …напосаде люди лутчiе своеземцы: …а у Спаса на Копорской стороне …дв. Климко да Михаль Поповы…средние люди земли…место под ними Онанья Козлова…осадные люди Федко Максимов, Ивашка Максимов Кривой (сын Митрофан), пустой двор Ески Попова…(л.879).

Семен Агеев сын Ярцев. О нем ничего не известно. В 1694 году по Козлову есть запись, что в селе Сысои у Максима Аникеева с. Ярцева приемыш Михаил Федоров сын Дубенский.

Гур Артемьев сын Чернухин, Алексей Семенов сын Ивачев и Кузьма Лукьянов сын Щевеев. Представители этих фамилий мною не выписывались. При исследовании шацких книг они встречались.

Ортамон Ерофеев сын Бахметьев, Парфен Минин сын Бахметьев, Тихон Аникеев сын Бахметьев, Дементий Ерофеев сын Бахметьев. (Бахметовы).
По легенде, род произошел от Аслама Бахмета (в крещении Иеремей), выехавшего в первой половине XV века на службу к Великому князю Василию Васильевичу Тёмному вместе с братьями Касимом и Якубом (ОГДР, II, с. 58).
В "Бархатной книге" (II, с. 258) Бахмет — от тюрко-мусульманского Мухам-мад или от тюркского "Бай Ахмед" (Баскаков 1979, с. 100-101). Скорее всего, они выходцы из булгаро- буртасской (прамишарской) среды. В 17 веке они уже входят в столичную служилую корпорацию, младшие же – служат по Мещере и Владимиру. Внесены в родословные книги многих губерний. В 4 часть РДРК (рязанская дворянская родословная книга) внесены в 1800 году.
О Парфене и Тихоне у меня информации нет. Известно, что в 1639 году в селе Сысои Тихон умер, и его поместье отдали Дементию Ерофееву сыну Бахметьеву.

А вот Артамон и Дементий Ерофеевы дети Бахметьевы выходцы из Муромской ветви Бахметьевых. Ещё в 1596 году их брат Авраам Ерофеев сын Бахметьев служил по городу Муром. В начале 17 века он вместе с братом Юрием перешел служить в Арзамазский уезд. Авраам стал окладчиком. Их младшие братья Артамон и Дементий с 1636 года служили по городу Козлову и получили поместья в селе Сысои. В Шацком уезде Бахметьевы в начале 17 века проживали в с. Кобяково (Любим) и с. Покровское (Иван). Представители этой фамилии также упоминаются в Костромской и Торопецкой десятнях, но они туда могли быть откомандированы.

Василий Ермолов сын Кутуков.

Точно определить родословные корни Василия мне не удалось. Однако, с большой вероятностью можно сказать, что они рязанские. Ещё в 1598 году Кутуковы имели поместья в селе Добрый Сот на реке Проня (казачий сотник Кутуков, Савва Федоров сын, Иван Иванов сын, Михаил Михайлов сын), д. Шапново на реке Нетесе, д. Дурышкино, д. Сопотово Гумнище, д. Онтипинская на реке Поника, д. Терехово на реке Ильинка (Петр Иванов сын с племянниками Василием и Тимохой) и д. Темерязевской (Иван Степанов сын и Маланий Денисов сын). В Ряжских землях жил Гаврила Елизаров сын Кутуков. В селах Глебово, Волновое и Пронинская Слобода Старорязанского стана были вотчины Василия Большого и Василия Меньшого Сумбуловых детей, Григорья и Водопьяна Кузминых детей и Дениса Кутуковых. Это самая вероятная ветка родственников Василия. Тем более с. Глебово располагалось рядом с другими деревнями и селами сысоевских новопоселенцев.

Климент и Роман Ивановы дети Кадомцевы.
Климент и Роман являются представителями Муромских детей боярских. Их отец Иван Алексеев сын Кадомцев имел поместье в Муромском уезде. В Десятнях 1597 и 1598 годов записано, что он служит по Рязане, но «окладчики и поручители его не знают». В росписи родословной Любовниковых упоминается, что их дед Алексей Петров сын Кадомцев был в Кадоме предводителем у стрельцов в конце 16 века. В Шацких писцовых книгах есть запись «№39. …Поместье, что было за Олексеем Кадомцом, а ранее за Гавриилом Ивановым с. Петина, да за Лукерьей, за Левонтьевой вдовой Петина, да за сыном Андреем в селе Голенищево на реке Тынорце, … во дворе Сысойка Ефремов, да Адрюшка Сысоев…».

В книгах Троицко-Сергеевского монастыря 1550 года упоминается о том, что муромец Степан Васильев сын Кадомцев подарил монастырю двор в г. Муроме. Его правнуки Данила и Савостьян Степановы дети Кадомцевы в 1645 году также получили поместье в г. Козлове.

Ларион Осипов сын Попов.
Это распространенная на Руси фамилия. Представители этой фамилии как дети боярские упоминаются почти во всех уезда.
Из писцовой книги г. Нижнего Новгорода 1629-1630 г. мы узнаем о площадном подьячем Максиме Семенове с. Попова.
В писцовой книге дарственных и закладных Троицко-Сергиевского монастыря г. Мурома 7058 (1550) г. упомянуты представители этой фамилии: Тимофей Петров сын, Петр Полуянов сын, Семен Кузмин сын.

В шацком уезде Поповы жили в основном в деревне Лукьяновская Подлесного стана вместе с Максимовыми и Гороховыми.

Герасим Иванов сын Молеев.

О них мне известно только то, что представители этой фамилии имели поместья в селе Цыпляково Подлесного стана Шацкого уезда.

Василий Андреев сын Чегишев.
Как возникла эта фамилия и откуда они пришли в Мещеру я определить не смог. Представителей такой фамилии до начала 17 века в писцовых книгах я не встречал. Да и в первом упоминании в Шацкой писцовой книге 1627 года Андрей Семенов сын записан как Сухово-Чегишев (№33, лл.33,34). Однако, в оклеянных столбцах по Шацку в столбце №183 п.11 от 1628 года записано «Дело Андрея Семенова сына Чегишева (Сухова уже нет) о поместье в д. Подлипяжье…». До сих пор не понятно кто прародители этой фамилии. Возможно это новая ветка от Суховых, которые взяли в дальнейшем свое прозвище за фамилию.
У Андрея были сыновья Савва (Савелий), Микифор и Василий. Василий получил поместье в Сысоях, а впоследствии его дети Иван и Марк получили поместье в с. Таптыково. В 1678 году они совершили «наезд» на поместья своих соседей, а возможно и родственников, шацких детей боярских в д. Новая Островка. Ссора возникла из-за покосов (Разрядный приказ, ф.210, Столбцы Приказного стола, №502, Сыскное дело про наезд…).
В Таптыково жил ещё один представитель этой фамилии Анисим Трофимов сын Чегишев, умершей в 1693 году.

Савелий и Микифор остались в Шацком уезде в д. Подлипяжье. Уже в 1679 году Петр Савельев сын Чегишев получил поместье своего деда Андрея в той же деревне.

Агап Елизаров сын Петин, Федор Терентьев сын Петин, Федосий Терентьев сын Петин, Кузьма Елизаров сын Петин.
Петиных на рязанской земле и, в частности в с. Петино, много. Однако, в шацких архивных документах мною не найдено ни одного упоминания о перечисленных людях или их отцах. То, что они все выходцы из Шацкого уезда Подлесного стана села Петино сомнений нет. В этой книге мною приводится доказательство, что Федосий и Федор являются выходцами из этого села. Однако, этот документ обнаружен в архивах Козловского уезда.

В Борецком стане представители этой фамилии были испомещены также в селах Телятниково и Мордова.

Игнат Афанасьев сын Крюков.
По легенде Крюковы являются потомками Салахмира. Представители этой фамилии дети боярские и дворяне владели поместьями во многих уездах Московского государства. Они упоминаются в списках Новгорода Великого (1564 год - … Федор Афанасьев сын Крюков…, …за Офонею да за Болаксаю за Васильевыми детьми Крюкова…), Вологды, Епифани, Арзамаса, Рязани, Смоленска, Тулы.
В шацком уезде Крюковы имели поместья ещё в 1633 году (ф. 1209, столбец №58 п.18, 141г., «Дело Ивана Крюкова,…Матвея Казаринова …(и другие) о справке за ними в ш. у. и оное их поместье…(о том в оном деле)»).
В писцовой книге Тульского уезда конца XVI века есть следующая информация о представителях этой фамилии:
№19. Василий Никитин сын – сц. Китаевское на р. Воронеи, д. Кишкина.
№115. Никифор Никитин сын
№210. Степан Никитин сын - д. Игнатьевская верх р. Попиловой
№205. Петр Васильев и Прохор Васильев дети - д. Семеновская на р. Стрельне ка.
№219, №265. Воин Иванов сын - д. Игумнова верх р. Опоченки, д. Владычкина.
№266. Афанасий Иванов сын - с. Ходыкинское, Ратманово тож, на р. Волотеи.
№275. Куприян Иванов сын
кн. 491 Крюкова, вд. Анна, Иванова - д. Долбилова на р. Долбиловке и на р. Медвенке, на р. Тулице мельница колесная, немецкая..

№284. Александр Казаринов - с. Дурново, Крюково тож, на р. Туле, усть р. Тулицы.

Федор Иванов сын Дубенский, Аким Федоров сын Дубенский, Михаил Федоров сын Дубенский.
Федор пришел в Сысои позже остальных. Он взял в жены вдову Фирса Иванова сына Сухова - мать Федота (Феодосия) - приблизительно после 1660 года. К 1694 году сам Федор Дубенский умер. Его вдова вышла замуж за другого и Михаил Федоров сын стал приемышем Максима Аникеева сына Ярцева.
В Шацком уезде след Дубенских есть в д. Мишуково и сц. Иванчино (Лука Дубенский, 1643 г.).
Представители этой фамилии также прослеживаются:
по Московской земле - стан Большой (Коломна)
Матвей Иванов с. Дубенского- новик дворовой.
Александр Иванов с. Дубенского- новик дворовой.
Иван Никитин с. Дубенского – с. Дубенка на р. Коломенке
Федор Никитин с. Дубенского
Федор Дубенский
по Кашире, 1599г. –
Иван Микитин с. Дубенский
Иван Меньшой Микитин с. Дубенский
Семен Микитин с. Дубенский
Фетька Микитин с. Дубенский.
по Владимиру, 1622 г. - Московского стана.
Иван Иванов с. Дубенский – дворовой
Мирослав Владимиров с. Дубенский
Микита Иванов с. Дубенский (86об.)
Лунка (возможно он перешел в шацкий уезд) да Митька дети Дубенского
по Рязани, 1596 г. –
Прокофий да Павел Семеновы д. Дубенские - Д. Безличная
Сенька Парфеньев с. Дубенский, 1598г. - Д. Новолока

Назар Прокофьев с. Дубенский – 1628 г.

Василий Яковлев сын Лупандин.
Родственников Василия установить мне не удалось. Многие представители этой фамилии в начале 16 века служили по Новгороду Великому. О них я находил упоминания в Деревской и Бежецкой пятинах. Из документов известны: Кудаш и Федор Суворовы дети, Арист, Иван, Утяш Степановы дети, Кудай, Недаш, Третьяк Захарьины дети, Первой и Другой Одашевы дети Лупандины. В более позднее время в этих поместьях Лупандиных нет. Однако представители этого рода остались служить по Новгороду Великому.

К концу 16 века большое число детей боярских Лупандиных имели поместья и писались в смотренных книгах по г. Мурому (например: село Боронино, Озерное тож). Затем представители этой фамилии стали служить в Козлове, потом в Ряжске, Белгороде и т.д. Какие поместья имели Лупандины в Шацком уезде я сказать не могу (не выписывал).

Афанасий Иванов сын Горохов.
Афанасий из деревни Конебеево (Конобеевка) Шацкого уезда. Из оклеянный столбцов по г. Шацку видно, что его братья Матвей, Григорий, Сафон и Алексей проживали в поместье своего отца Ивана Григорьева сына. За ними также было поместье в д. Лавровы Поляны, которое в 1632 году отобрал Брюхатов. У них был дядя по линии матери Ратман Желтоногов (Ст.№82 п.6). В д. Конебеево в поместье деда продолжали жить внуки Матвея Иванова сына Горохова – Афанасий Васильев сын, Василий Большой и Василий Меньшой Емельяновы дети (Ст. №207 п.11, 14), переехавшие позже в с. Цепляево (Целпево), а также их родственники Иван и Ларион Гороховы.

В Шацком уезде представители фамилии Гороховых имели поместья и в других местах. Так, например, Карп Олимпиев (Андреев) сын в поместье своего деда по линии матери Ульяны Елизария Борисова сына Клокова в селе Пятаково. Оно осталось в дальнейшем за его сыном Иваном. За Карпом числилось поместье и в д. Лавровы Поляны, в селе Яковлевское (Алгаево или Алгасово тож). Родион Олимпиев сын Горохов владел поместьем в с. Лукьяновское и в Керенском уезде.

Василий Кононов сын Галахов.
Василий получил поместье в селе Сысои в конце 17 – начале 18 вв. Запись об этом семействе появляется только в первых ревизских сказках. Представители этой фамилии служили по Рязани и Ряжску. В 1598 году в селе Шехматово Рязанского уезда поместьем владел Федор Гаврилов сын Галахов, а ранее оно было за Иваном Галаховым. В Ряжском уезде за Иваном Афанасьевым сыном Галахова было поместье в Толбоевском Селище, а в д. Зинково – за Микитой, Афанасьем и Семеном Андреевыми детьми Галахова. Шацких корней этой фамилии я не нашел.

Среди первых резанцев, которые были направлены на строительство нового города и «на службе в Козлове до перемены дожили» в 1636 году были Андрей и Родион Семеновы дети Галаховы.

Тамила Прокофьев сын Акинфеев.

Упоминания о представителях этой фамилии редко встречаются в документах 15-16 веков. В Шацком уезде я обнаружил два упоминания об Акинфеевых (но я мог что-то пропустить). Иван Павлов сын Акинфеева владел половиной села Абашево в Мещерском уезде. Его вдова Авдотья выдала дочь Василису замуж за Прозоровского (Оклеянные столбцы по Шацку, ст.№47 п. 7, ст.№256 п. 17). В деревне Подисаково поместьем владел Василий Акинфеев (Писцовая книга Шацка 1627 года, №29).

Дмитрий, Савелий, Андрей Яковлевы дети Полумордвиновы.
Представители этой фамилии пришли в село Сысои намного позже, чем новопоселенцы. Поместье Дмитрий получил совместно со своим половинщиком Емельяном Кузминым сыном Борисовым. В разборной книге 1669 года записано: «.…Митька Яковлев сын Полумордвинов, в городской службе с пищалью да с рогатиной государевыми, у него братья Севка 20 лет и Андрюшка 15 лет, у него ж половинщик Емелька Козьмин сын Борисов в городской службе, у Емельки сыновья Ивашка 24 лет и Сенька 14 лет…».
В Шацком уезде Полумордвиновы проживали в д. Старая Котова на речке Котовке (известны Костя и Дюма (Рома) Савины дети Полумордвиновы, ст.№96 п. 19).

Представители фамилии Борисов встречаются в 15 веке в Новгородской земле (Водская пятина) вместе с Суховыми. В конце 16 – начало 17 вв. Борисовы часто упоминаются как служилые люди по Мурому и Шацку. Более глубокие исследования этой фамилии я не проводил.

Нева Михайлов сын, Дорофей Терентьев сын, Канон Сидоров сын Татариновы.
Фамилия Татаринов очень распространено на территории Московского государства 15-17 веков.
Из архивных документов Новгородской земли 16 века мною выписаны следующие представители этой фамилии:
… за Ориною Тинековскою женою Татаринова да за ее детьми Григорием да за Яковом…
…. Истома да Суббота да Гришка да Богданец да Иванец да Петрушка да Гриша Буня Яковлевы дети Тотаринова… Суббота погиб под Казанью 7058 (1550 г.), его сын Жданко…
…селище Заозерье, что были поместья за Андреем Татариновым … селище Селезнево, да Фефилова, да Шатехино, да Аргуново, да Онашово, да Семеново, да Марково, да Козино, да Трухново, да Клинцово, да Дроздинское ж, что были за Аргуном Тотариновым.
… У Офонасья Остафьева с. Тотаринова пустошь Ивахно …запустели от мору сорок лет, пуст.Бобовицо … запустело 30 лет...
1545 год -…за Салманцом за Григорьевым с. Татаринова отцовское поместье…
… за Васюком, да за Куземкою, да за Митькою за Ильиными д. Татаринова за Дмитровцы (выходцы из Дмитровского уезда) отцовское поместье…
… Царя и Великого князя пустошь Бовыкино, что была в поместье за Микитой Татариновым…
В Шацком уезде Татариновы в основном имели поместья в д. Татариново (Алешинский починок тож) Подлесного стана. Согласно архивных документов 1627 года здесь проживали: Дмитрий Степанов сын, Иван Ширяев сын, Шеремет Микитин сын, Дмитрий, Степан, Куприян, Сидор Панкратьевы дети Татариновы и их потомки. Кстати, деревня Татариново граничила с деревней Шарапово, где проживали Языковы. Как раз Канон сын Сидора Панкратьева сына Татаринова стал зятем Семену Языкову и перебрался жить в село Сысои.
Нева Михайлов сын Татаринов пришел из села Гавриловское Подлесного стана. В этом селе проживали его братья Прокофий и Федор. Их соседями в этом селе были Мордвиновы, Петины, Суховы.
В эти места Шацкого уезда Татариновы пришли, скорее всего, из рязанских земель. В основном они проживали в Поницком стане с. Слободка (Пронский уезд) и Ряжском уезде.
Необходимо отметить, что в Шацком уезде представители этой фамилии имели земельные наделы и в других поселках. За ними записаны поместья в д. Токмаково на озере Наша, селе Оладьино, селе Старая Островка на реке Островке (которая в дальнейшем граничила с селами Таптыково, Максы, Ламина Борецкого стана), д. Васьково, полученное в приданное от Афросиньи Труниной.

Установить родственников Дорофея Терентьева сына Татаринова мне не удалось. Таких имен в архивных документах я не встречал. Но так как он прибыл в Сысои вместе с Невом, скорее всего они являются родственниками.

Родион и Лазарь Ивановы дети Карповы. Иван Степанов сын, Афанасий Степанов сын, Илья Иванов сын, Борис Иванов сын и Ларион Клементьев сын Мордвиновы. Микита Артемьев сын, Иван и Григорий Максимовы дети, Евдаким Ануфриев сын Суховы. Семен Яковлев сын Языков.
Родословие этих новопоселенцев села Сысои более подробно мною описаны в книге «Суховы, Карповы, Фроловы, Мордвиновы». Здесь можно сказать, что все они выходцы из разных сел Шацкого уезда.
Род Карповых считается пришлым на рязанские земли.
Иван Фролов выходец из деревни Фролово (Кострино тож), расположенной на берегу реки Тынорец. Еще в конце 16 века эта деревня входила в состав Старорязанского стана Рязанского уезда. Рядом с ней находились села Воршево и Глебово, в которых также имели поместья представители этой фамилии.
Мордвиновы имели корни в разных станах Рязанского уезда. Особенно их много проживало на территории Пронского княжества.
Языковы пришли в шацкие земли из Муромского уезда.

А вот Суховы – жители Мещеры, возможно в конце 15 века переселены сюда из новгородских пятин.

Сведения о некоторых новопоселенцах села Борец, которые пришли в устье реки Верда вместе с сысоевскими.

Федор Фомин сын Окатов (Акатов) – новопоселенец села Борец. Их было два брата Федор и Ортем.
Ортем Фомин сын Окатов согласно десятни конца 16 века служил по Рязани. В Шацком уезде представители этой фамилии могли также иметь поместья.
Родной брат Артема - Федор Ефимов сын Окатов (возможно здесь ошибка в написании отчества) – получил поместье в селе Борец. О нем есть запись: «…служит с 124 года на мерине со своим ружьем да с пищалью да с рогатиной, у него зять Федька Алексеев сын Рязанов» (л.869). В документах Шацкого уезда ещё записан Иван Кондратьев сын Акатов.

В ярославских книгах 1567 – 69 гг. есть упоминания о стрельцах Окатовых Семене и Истоме, а также о поместьях, которые имеют: «….Ерема Александров сын Окатов, Офоня Юрьев сын Окатов, Власка Васильев сын Окатов, его племянник Малышок Остафьев сын Окатов…»(стр. 44-45). «… Юшок (Юрий) Окатов, жена Олена, сын Офонька, перешли к Ереме и Власу детям Окатовым…» (стр.133. №210).

Афанасий Юрьев сын Ворыпаев.
«Ворыпаевы – русский дворянский род, восходящий к самому началу XVI века и владевший поместьями преимущественно в Рязанском крае. Из многочисленных ветвей этого рода в древнем дворянстве утверждена лишь одна, происходящая от Матвея Родионовича Ворыпаева (1682), со внесением в VI часть родословных книг Рязанской и Тульской губерний. Двум другим ветвям рода Ворыпаевых, происходящим, несомненно, от одного родоначальника, Григория Ивановича Ворыпаева, верстанного поместным окладом в 1628-1629 годах, несмотря на запись их в VI часть родословной книги рязанским дворянским депутатским собранием, Герольдией в древнем дворянстве отказано» (Б-Е).
Представители этой фамилии проживали почти во всех уездах русской земли. Упоминания о них встречаются в писцовых книгах Новгорода, Ростова, Мурома, Ельца, Мценска. Особенно много детей боярских Ворыпаевых служило по городу Рязани. Они были помещиками Каменского и Окологороднего станов. В десятне 1596 года есть запись о Михаиле Юрьеве сыне Ворыпаеве.

В Шацком уезде Ворыпаевы проживали в селе Романово (Ротман, Радион Герасимов сын) и селе Сельцо на р. Истуре (Мордвин и его сын Петр) вместе с Суховыми.

Яков Моисеев сын Максимов.
Из всей информации, которая мне попалась при исследовании истории села, можно сказать, что Максимовы в Шацком уезде в Подлесном стане проживали в двух населенных пунктах – селе Слободка Серовская (Волшнево тож) (Афанасий Марков сын Максимов) и деревне Лукьяновская (Филипп Яковлев сын Максимов). Необходимо напомнить, что в Лукьяновской жили представители фамилий Гороховы, Поповы. В десятне 1585 года г. Епифань записан Петр Назаров сын Максимов, а в Бежецкой пятине Новгородской земли – братья Кузьма, Яков и Помин Истомины дети Максимовы. Среди пронских стрельцов был Устин Максимов.

В списках по городу Переславлю-Рязанскому записаны дети боярские: Иван большой, Иван меньшой, Андрей, Василий Микитины дети и Яков Васильев сын Максимовы. В Перевицком стане в конце 16 века за Микитой Кропотовым сыном Максимовым сельцо Плешивое, за Василием Никитиным сыном д. Матвейково.

Олфим Семенов сын Шишкин (неправильно прочитано имя, возможно это Ефим).
Записи о представителях этой фамилии мне встречались в документах разных городов. В Пронском уезде поместьем владел Василий Павлов сын Шишкин (д. Шишкино, 1597 год). Все шацкие Шишкины владели поместьями в деревне Брехово и селе Новое Брехово (Иван Тихонов сын, Селиверст Осипов сын).

При заселении Борецкого стана представители этой фамилии получили поместья в разных селах. В селе Максы жили Иван и Дмитрий Ивановы дети Шишкины. У Ивана дочь вышла замуж за Викулу Гаврилова сына Мордвинова (выходец из села Гавриловское). Позже, он также вместе с Терентием Семеновым сыном Шишкиным получил поместье и в селе Ягодное.

Исследования фамилий новопоселенцев села Сысои показали, что почти все они пришли из шацких деревень и сел. Особенно те, кто получил здесь землю первыми. Конечно, их рода собрались в Шацком уезде в разное время и из разных мест.
Так, резанцы Фроловы, Мордвиновы, Татариновы, Кутуковы, Шишкины, Козловы, Петины, Галаховы, Ворыпаевы, Максимовы, Гороховы заселяли шацкие земли после постройки города Шацка. Они и их родственники были задействованы в городовой, сторожевой, засечной службах и защищали границы засечной черты от набегов кочевников. Их поместья были рядом с шацкими землями. Они располагались по рекам Проня и Пара, а также в урочищах Старорязанского стана вдоль реки Тынорец (в настоящее время районы Старой Рязани, Путятино, Шилово, Петино, Фролово). После строительства Шацка дворцовые земли стали давать в поместья. Получив их за службу, рязанцы стали строить села и деревни. Так образовался Подлесной стан, а в нем Гавриловское, Деревенское, Романово, Подлипяжье, Шарапово, Татариново и т.д.
Другие пришли в эти места с севера – севера-востока. В основном из Муромских земель. Многие получали поместья в Мещере в конце 16 века, а возможно и раньше. Часть детей боярских была пожалована усадьбой за осадное сидение в Москве при раздорах в Смутное время. Так здесь появились Языковы, Поповы, Бахметьевы, Лупандины, Кадомцевы.
Откуда пришли Карповы сказать трудно. Очень много представителей этой фамилии имели поместья в Новгородских пятинах. В Московском и Владимирском уездах были Карповы бояре, военноначальники, служилые и деловые люди. В Шацком уезде о них очень мало информации. Представители этой фамилии служили в основном «по прибору», т.е. стрельцами, казаками, пушкарями и т.д. В списках мещерян детей боярских, которые не объявились на службу в новый город Тамбов в 1636 году, есть Илья Карпов и Колмак Карпов (значит - Карповы в Мещере поместья имели).
В отношении представителей фамилии Суховых пока нет ответа на вопрос: откуда они пришли в Мещеру. Ясно одно – они здесь появились до строительства г. Шацка. Так как Суховы занимали земли около реки Оки при впадении в ней р. Тынорец, они граничили с рязанскими землями. Это был самый юг мещерских земель. Мне представляется, что их переселили сюда до воссоединения Великого Рязанского княжества с Московским. Это было необходимо для усиления границ.
Если проанализировать фамилии владельцев земель в этом Борисоглебском стане Шацкого (а ранее Мещерского, Касимовского) уезда, то можно сделать вывод, что в большинстве случаев они же были соседями и в землях Великого Новгорода. Такие фамилии как Беклемишевы, Лихачевы, Вышеславцевы, Поповы, Максимовы, Мясоедовы, Хлуденевы, Ханыковы, Сукины мы встречаем и в документах по Шацку и в писцовых книгах новгородских земель 1500 года. Жалко, что осталось очень мало документов по Мещере. Если учесть, что строить город Шацк был послан Сукин, то можно предположить, что он взял с собой своих соседей.
По другой версии они могли попасть под переселение 7000 помещиков из новгородских пятин во времена правления Ивана III в 1480-1500 годах или после захвата части Водской пятины шведами. Ведь куда-то исчезли родственники Сухово-Кобылиных. О родословной Андрея Кобылы документы есть, а о его родных братьях, просто Суховых, нет.

Так или иначе, но в истории обозначились два места большого заселения Суховыми до 1636 года. В 1481 – 1500 годах в землях Великого Новгорода в Водской пятине около города Копорье и в районе среднего течения реки Луха (или Луга). В 15… -1634 гг. в мещерских деревнях Куровы озерки, Суховская, затем Сельцо, Подлипяжье. Других мест, где было бы столько представителей этой фамилии - я не нашел. Однако и утверждать не могу из-за отсутствия дополнительной информации.

О географии распространения наших фамилий на рязанской земле можно судить также из списка помещиков Рязанской губернии в XVIII веке, который приведен в Интернете.
СУХОВЫ
- дер. Каменка Суйская волость Пронский уезд;
- дер. Ивановская Троицкая волость Егорьевский уезд;
- сельцо Индриково Полянская волость Зарайский уезд;
- сельцо Сарыбьево Луховичская волость Зарайский уезд;

- с. Голенищево Остро-Пластиковская волость Шацкого уезда.

ТАТАРИНОВЫ
- дер. Добрая Слобода Тырновская волость Пронский уезд;
- дер. Перинская Лузгаринская волость Егорьевский уезд;
- с. Питомша Полянская волость Скопинский уезд;
- дер. Матвеевские выселки Смолеевская волость Ряжский уезд;
ФРОЛОВЫ
- с. Игуменка Воскресенская волость Пронский уезд;
- с. Суйск Суйская волость Пронский уезд;
- дер. Никифоровская Чернобаевская волость Пронский уезд;
- с. Буково Алпатьевская волость Зарайский уезд;
- с. Чуриловка Еголдаевская волость Ряжский уезд;
- дер. Чуриловские выселки Ухоловская волость Ряжский уезд;
- дер. Фроловские выселки Кораблинская волость Ряжский уезд;
- дер. Добрая воля Марчуковская волость Ряжский уезд;
- дер. Самозванка Марчуковская волость Ряжский уезд;
- с. Никольское (Шмаровка) Долговская волость Данковский уезд.
ХЛУДЕНЕВЫ
- дер. Глядково Затишьевская волость Рязанский уезд;

- дер. Гаврино Колесниковская волость Касимовский уезд.

МОРДВИНОВЫ

- дер. Сеитово Бетинская волость Касимовский уезд

Это те представители фамилий, которые к XVIII веку не обнищали, не продали или проиграли свои поместья, не сгинули на полях сражений. Хотя к этому времени было много реформ, по которым служилые люди переходили в другое сословие, в сословие – однодворцы. А уже в XIX веке их причислили к государственным крестьянам.
Сначала нашим прадедам - детям боярским - выделяли земли около города Старая Рязань (Старорязанский стан) и Пронского уезда (Каменский и Пониский станы). Суховы и Карповы владели поместьями в селе Гавриловское на левом берегу реки Оки около города Спасск-Рязанский. Фроловы – Казарь, Старый Киструс, Ижевское (там же и Шишкины) на левом берегу Оки, а также на правом берегу Глебово, Фролово, Епихино, Огородниково, Волосатовская, Тойдаково, Григорово (Игнатово), Чевкино, Киреевское на реке Суходоле притоке Оки. Мордвиновы - в селе Деревенское около Старого Киструса. Воропаевым и Фроловым принадлежали поместья в селе Добрый Сот на реке Проне, а Татариновым в Слободке (Добрая Слободка тож). Часто своими фамилиями они называли поселения. В Тырновской волости на реке Истья есть села Карповка, Выропаево, Поповка, Татариново, Горохово.
Когда они поселились здесь мне пока неизвестно. Но, анализируя полученные в архивах данные и карту Рязанского княжества XI века, которую я привожу выше, можно видеть, что в это время не все перечисленные селения были на территории княжества. Показаны Казарь, Добрый Сот и есть точки, но нет названий селений на левом берегу Оки напротив Старой Рязани. Возможно это Киструс и Ижевское. Поселений по рекам Пара, Истья, Тырница (Тынорец) на карте вообще не указано. Многочисленные селения были только на больших судоходных реках - Оке и Прони.

Также и на карте Рязанского княжества XV века (см. выше). Выше перечисленных селений, кроме Киструса, Ижевского и Деревенского, мы на ней не найдем. Да и правдивость этой карты вызывает сомнение. Кем и когда была нарисована она мне неизвестно. На ней есть данные XVI века. Однако по документам первое письменное упоминание о селе Киструс Старорязанского стана было сделано только в 1530 году (Лихачев П.Н. Сборник актов, собранных в архивах и библиотеках. СПб, 1895), а о селе Ижевское вообще в 1576 году (Памятники русской деловой письменности XV-XVI веков. Рязанский край. М., 1978).

Это говорит о том, что представители Суховых, Карповых, Фроловых, Мордвиновых, Выропаевых, Татариновых и некоторых других фамилий ещё в этих местах не селились и, возможно, пришли они сюда только после присоединения Рязанского княжества к Московскому, после 1521 года. В документах XVI века мы уже находим названия этих поселений и представителей этих фамилий.
Ещё раз хочу сказать, что это только моя версия. Доказательств этому, кроме отсутствия названных населенных пунктов на старинных картах, пока нет.
На карте Рязанского наместничества XVIII века (см. выше) мы уже видим указанные населенные пункты.
При организации обороны южных рубежей Московского царства сюда могли перебросить служилых людей из близлежащих территорий – Коломны, Мурома, Егорьевска, Зарайска и т.д. Тем самым укреплялась оборона старорязанских земель и усиливалась боеспособность Пронского и Ряжского воеводств. Согласно историческим справкам в те времена приграничным городкам и крепостям, не говоря уже о селах и деревнях, ещё нехватало воинов для отражения набегов из Дикого поля.

С расширением оборонительных рубежей освобождались новые земли, на которых можно было вести безопасное земледелие. Служилых людей направляли на новые рубежи для защиты государства. У детей наших прадедов появилась возможность отделиться от родителей, получив свои поместья за государеву службу.

Так, с постройкой города Шацк в середине XVI века у наших прадедов появились поместья в Подлесном и Борисоглебском станах. В пойме реки Тынорец (Тырница) появляются такие населенные пункты как: Воршево (Мордвиновы), Семеновская Суховская (Суховы), Семениковская Бегунова, Куровы озерки (Суховы), Гавриловское Микитинское (Мордвиновы, Татариновы), Подлипяжье (Мордвиновы, Суховы, Чегишевы), Деревенское (Мордвиновы), Фролово или Кострино (Фроловы), Петино (Кадомцевы, Петины, Мордвиновы), Голенищево (Петины), Крюково (Крюковы), Тырновская Слобода (Языковы), Волосатово и Наша (Языковы) на речке Шише, Лукьяновская (Поповы), Пятаково (Гороховы). В районе Сасово - Суховка, Татариново, Мордвиново, Фроловское, Ункусово и другие. В писцовой книге Шацкого уезда от 1627 года (фонд 1209 оп. 1 кн. 1144) упоминаются служилые люди Мордвиновы, Суховы, Петины, Фроловы, Карповы, Языковы, Татариновы, Поповы, Гороховы, Дубенские и т.д., которые имели во владении четверть, половину или целое село, деревню, сельцо. Причём эти селения находились в Подлесном и Борисоглебском станах севернее Шацкой засечной черты на реках Олешня, Паниковка, Суховка, Тынорца, Пята. Есть упоминание, что некоторые села, деревни, починки и пустоши давались в вотчину за Московское осадное сидение. Есть записи с пометкой «в прошлом 124 (1616 – В.С.) году».
В книге перечисляются не вновь помещенные владельцы, а подтверждаются права владения уже живших там семей. В записях указывается, что поместьями владели ещё их деды. Если взять за основу, что земля Государем давалась дедам, а не их предкам, то срок владения поместьем получается не менее 40 лет. А это уже в XVI веке и, вероятнее всего, после постройки города Шацка. Да и в грамотах упоминается царь Фёдор Иоаннович.
В 1628 году Аносовой пустошью на реке Тынорец (Тырница) владел Никита Андреев сын Фролов. Вообще фамилия Фроловых была очень распространена на рязанской земле. К общему списку можно прибавить поместья в Окологороднем стане Переяславль-Рязанского уезда, Каменском стане Пронского уезда и Пехлецком стане Ряжского уезда.

Усадьба в селе Деревенское Шацкого уезда принадлежало Емельяну Иванову сыну Мордвинову и его сыну Ивану. Также на севере Рязанской земли есть приток реки Оки под названием Гусь, а у него приток речка Мордвиновка и рядом село Мордвиново. А эти земли Касимовского уезда были заселены ещё раньше и принадлежали Московскому княжеству.

Села Шацкого уезда Тюменево, Шарапово и деревня Катове принадлежали Языковым. В Борисоглебском стане в Тынорецкой Слободе «…за Семеном Тимофеевым сыном Языкова … некоторых крестьян перевели с женами и детьми в Пензенского уезда деревню Ломовку, в переписных книгах pns (1648) года записаны за Микитой … Чирковым», «за майором Михаилом Григорьевым сыном Языкова ….». В этой же слободе имели поместья князь Урусов и другие знатные люди того времени (РГАДА, ф.1209, оп. 1, д.1147).

Сами названия поселений часто указывают на места, откуда прибыли переселенцы. Так, в около Пронска, Переяславля-Рязанского и Старой Рязани есть деревни и села с названиями Фролово, Гавриловское, Тырново, Карповка, Деревенское, Мордвиново и др. А мы знаем, что эта территория Рязанского княжества заселялась ещё в XV-XVI веках. Населенные пункты с такими же наименованиями встречаются и на территории Шацкого воеводства, которая заселялась намного позже. В подтверждение этому в Шацких оклеенных столбцах есть много ссылок о владении представителями этих фамилий поместьями в Окологороднем, Старорязанском и Паниском станах Рязанского уезда.

Не все документы дошли до наших дней. Да и в XVII веке некоторые документы учета населения были уже утрачены. В писцовой и межевой книге ямских слобод 1588-1648 годов при описании шацких ям на листе 413 есть запись «…а грамоты сгорели как черкасы город Шацкой сожгли во 126 году…» (РГАДА, ф.1209, оп.1, ч.1, ед.хр.265). Это говорит о том, что многие документы учета земли и населения сгорели в 1618 году. И таких набегов и пожаров в те времена было много.

В связи с этим мы порой не находим прямых доказательств о месте проживания наших предков в том или ином уезде. Восстанавливали учет только по присутствующим. Да и сам учет населения до 40-х годов XVII века велся плохо. В это время воеводы вели писцовые, межевые и платежные книги. Информация в них содержалась не полная. Отсутствовали сведения о детях и проживающих вместе с хозяином родственниках. Не было упоминаний об умерших или пропавших безвести, о переезде в другую местность, о перемене места службы.

Примером этого служат первопоселенцы села Сысои. Почти все дети боярские, указанные в списках Козловского воеводы, не записаны в Писцовой книге Шацкого уезда 1628 года. Даже нет прямых упоминаний о тех, у которых в Козловских книгах существуют записи о прежних поместьях (Федор Терентьев сын Петин) в Шацком уезде. Среди Суховых есть упоминания только об одном человеке по имени Максим, но отсутствует информация о его детях. Максимовичи появляются через 18 лет только в Сысоях. Да и многие указанные жители шацких деревень после этой переписи (а некоторые и ранее) как будто исчезли из этих мест. Можно только гадать, куда они делись. Возможно, до строительства Козлова они служили в других местах и за ними не закреплялись поместья в Шацком уезде. Возможно в их отсутствии – в эти годы было много вооруженных конфликтов, войн, было Смутное время – в воеводских книгах они не учитывались, а записывались в других документах.

Только с организацией Белгородской засечной черты воеводские канцелярии приграничных городов стали вести строельные (т.е. строевые), разборные и переписные книги. В этих книгах отражалась обороноспособность воеводства и мобилизационные резервы. Поэтому в них мы находим описание семей, детей и родственников. Но эти сведения второй половины XVII века почти не несут информацию о прежних местах проживания переселенцев.

Однако существует много документов, косвенно подтверждающих проживание наших праотцев в Шацком уезде.

Из именного указателя кавалергардов 1724-1762 годов известно, что Татаринов Тимофей Никитич (запись 1758 г.) из дворян Шацкого уезда, где владел д. Усейновой (на реке Цне). Начал он службу в 1729 году в Семеновском полку, «переходя чины от солдатства, и был сержантом». 10 Февраля 1742г. по Именному указу, пожалован гренадером Лейб-Компании. Писать умел. В октябре 1749 г. Татаринов подал прошение, в котором писал: «А ныне я имею болезни, а именно: въ голове превеликій шумъ и бываютъ обмороки, правымъ ухомъ мало слышу, и шея подъ щеками временемъ пухнетъ, и харкаю кровью, и на груди ростетъ горбъ, къ тому жъ издавна въ ногахъ ломъ и на левой ноге были раны, которыя хотя видимо и зажили, токмо ломъ всегда въ обеихъ ногахъ состоитъ, чего ради военной службы нести не могу, а желаю быть при штатскихъ делахъ въ Шацкой провинціи воеводскимъ товарищемъ, или оной провинціи въ городе Керенске воеводою». 2 марта 1758 года, служа в Лейб-Компании, Татаринов умер, оставив жену Марью Алексеевну.

Кавалергард Мордвинов Малафей Эммануилович - из дворян Шацкого уезда, грамотный, начал службу в 1744 г. в Преображенском полку; в 1747 г. произведен в капралы, а 8 августа 1750 г. пожалован в гренадеры Лейб-Компании. Писать умел. Владел поместьем (д. Гавриловская, что на Тынорце) в Шацком уезде. (По писцовой книге Шацкого уезда от 1627 года деревней Гавриловское Микитинское владел Ратман Федоров сын Мордвинов со своими братьями, сыновьями и племянниками).

Поселения были так близко друг от друга, что через некоторое время они объединялись в одно большое село. В связи с этим на более поздних картах уже нет обозначений упомянутых в документах населенных пунктов.

Многие переселенцы оставляли за собой право на старые поместья. Так, Степан Мартемьянов сын Петин владел ещё несколькими поместьями в Рязанском уезде. Тимофей Прокофьев сын Татаринов из деревни Татариново владел поместьем в деревне Слободка (потом Добрая Слобода) Рязанского уезда Пониского стана. Кстати, он был родным дядей Федору и Иеве Михайловым детям Татариновым, а Иеву мы видим в числе первопоселенцев села Сысои. Это ещё раз доказывает, что наши прадеды постепенно расселялись по Рязанской земле. От пронских и старорязанских, до шацких, а затем до сысоевских земель.

Сысоевцу Родиону Иванову сыну Карпову отец, согласно записи в Козловской писцовой книге, оставил поместье в Панской Слободе. Мною точно не установлено где находилась указанная Слобода. Однако около Пронска, Тырново, Доброй Слободы и Карповки была Панинская Слобода. Такая же Слобода была около Спасска, а под Шацком в XVIII веке было село Панково. Остается только гадать, где эта Слобода располагалась. Возможно, в написании этого населенного пункта писцом была сделана ошибка. Но всё равно Рязанская земля!

Как и сейчас, люди селятся со своими земляками, рассчитывая на поддержку и помощь в трудную минуту, так и в старину они селились рядом. Причем они имели один статус, что давало возможность избежать некоторых противоречий и ненужных разногласий. Согласно архивным документам стрельцов, полковых казаков, пушкарей, ямских охотников воеводы селили в свои слободы. Родственных по статусу драгун, рейтаров и солдат селили отдельно. Возможно, были специальные инструкции на этот счет или подчинение разным ведомствам (например - Пушкарский приказ). Мною не ставилась задача разобраться в этом вопросе.

Да и фамилии, в основном, принадлежали тому или иному ремеслу. В древних источниках фамилии первопоселенцев Сысой и Борца редко встречаются среди служилых людей других воинских профессий. Очень малое количество представителей наших фамилий я нашел в казаках, стрельцах или ямских охотниках.

Анализируя фамилии, указанные в просмотренных мною документах, я пришел к выводу, что они распространялись в разных регионах рязанской земли. Почти все фамилии поселенцев села Борец упоминаются в книгах городов Рязани и Пронска. Однако в книгах Шацкого уезда их нет, за исключением некоторых: Вырыпаевых, Обуховых и Максимовых. В то же время большинство фамилий поселенцев села Сысои (22 из 36) чаще упоминаются в книгах Шацкого уезда и реже в других уездах рязанской земли. Возможно, это и повлияло на образование не одного села, а двух - Борца и Сысой.

Все эти сведения говорят о том, что многие новопоселенцы села Сысои ранее жили в одной местности Шацкого уезда и были знакомы, так как служили одному воеводе и участвовали в одних и тех же походах. Это относится к семьям Мордвиновых, Петиных, Суховых, Татариновых, Сатиных, Хлуденевых, Амосовых, Бахметьевых, Поповых, Чегишевых, Крюковых, Карповых, Кадомцевых, Молевых, Козловых.

Например, в деревне Подлипяжья Подлесного стана Шацкого уезда имели поместья Мордвиновы, Петины, Суховы, Сухово-Чегишевы. В селе Петино – Петины и Мордвиновы, а в деревне Сельцо (Семеновская) на р. Листовке – Суховы, Ворыпаевы. В селе Гавриловское – Мордвиновы и Татариновы. Межа поместья Моисея Григорьева сына Языкова в селе Зименок (Сотищена) отделяла его землю от поместий Дмитрия, Степана, Сидора, Куприяна Понкратьевых детей Татариновых в деревне Татариново (Олешинский починок).

Если посмотреть по карте почти все эти поселения были относительно рядом. Они сопоставимы с расстояниями от Сысой до Борца, Сарай, Назарьева, Мажар и т.д.
Возможно по этим же соображениям, служившие в Козлове вместе с нашими прадедами, такие как Кутуков, Батурин и получившие сысоевские поместья, в дальнейшем из села ушли.
Многие семьи породнились, ещё проживая в старых поместьях, и продолжили этот процесс на новом месте. Доказательства этого мы находим и в Шацких книгах и среди детей боярских Борецкого стана. Если в семье рождались одни дочери, то, чтобы не потерять права на поместье, зятья приходили в дом жены и в дальнейшем несли службу вместо престарелого тестя, оставляя за собой данное поместье и землю.
Так было с Семеном Яковлевым сыном Языковым, который получил поместье своего тестя Микиты Артемьева сына Сухова. Авдей Васильев сын Фролов в 1675 году получил поместье Томилы Акинфеева, Кирилл Андреев сын Мордвинов в 1660 году женился на дочери Логина Федорова сына Петина и в дальнейшем получил его поместье.

Здесь хочется отметить, что жен себе прадеды брали в основном из селений Борецкого стана и своего круга однодворцев или из семей священнослужителей. То, что не было жен из Мажар, Озерихи, Сабчаково и т. д. это понятно. В Сапожковском уезде в селах жили крепостные крестьяне знаменитых дворян. А брак с ними менял статус детей боярских. Но почему были редкими браки с девицами из сел других станов Козловского уезда, где жили такие же однодворцы?

Это ещё раз доказывает, что они были выходцы из одной местности. У них сохранились тесные связи, которые никто не хотел менять. Другие станы заселялись выходцами из других мест, с которыми либо не были налажены добрососедские отношения, либо специально держались поодаль. Об этом говорит и тот факт, что если и случались браки с девицами из других мест, то все невесты были взяты из Шацкого уезда, т.е. со своей старой Родины. Значит, оставались связи с родными, живущими в шацких деревнях. Возможно, кто-то приезжал в гости к родственникам и в беседах нахваливал знакомую девицу, затем устраивали смотрины, сватались и играли свадьбу. Однако по документам такие браки были редкими. Жаль нельзя проанализировать сватовство по женской линии. Фамилии жен в источниках не указывались. Возможно, такой анализ подтвердил бы эту версию.

Не только невесты, но и женихи приезжали со старых мест. Так, Канон Сидоров сын Татаринов женился на дочке нашего прадеда Семена Яковлева сына Языкова и жил у него в усадьбе долгое время. Сам Канон имел поместье своего отца в Шацком уезде Подлесном стане деревне Татариново («Дела молодых лет», Шацкие оклеенные столбцы, ф.1209, оп.1301,1302). Т.е. он имел поместье рядом с Мордвиновыми, Суховыми, Петиными, Языковыми, а возможно был их дальним родственником.

Кирилл Андреев сын Мордвинов женился на дочери Федосея Терентьева сына Петина, жил у него в поместье, а после смерти Федосея записал его за собой. Отец Кирилла – Андрей Ратоев сын Мордвинов – имел поместье в д. Подлипяжье Шацкого уезда, т.е. с Петиными были знакомы.
О связях со старыми поместьями и посещений их жителями Борецкого стана говорят и другие документы. Так, в книге Шацкой приказной избы (фонд 1175, оп.1) есть дело №20 «в краже села Тенешева крестьянином Иваном Гаманом у козловца Леонтия Галахова 6-ти лошадей и 3-х хомутов…».
Особенно поиском таких доказательств я не занимался. Эти сведения мне попадались попутно, при исследовании родословной моих прадедов. Но, они ещё раз доказывают, что первопоселенцы села Сысои были дети боярские рязанской земли. Они были направлены на новое место своей службы из рязанских уездов.
При строительстве Козлова, ясельничным и воеводой были назначены Иван Васильевич Биркин и Михаил Иванович Спешнев, которые являлись также землевладельцами рязанских земель. Они даже были соседями наших прадедов. Так, в 1594/7 годах Биркин владел деревней Хлевны (Кольцо) Старорязанского стана, а в 1628/9 годах она записана за Лукашом Сафоновым сыном и Саввой Наумовым сыном Фроловыми. Очень много в Рязанских землях было владений и у Спешнева. Поэтому, более вероятно, что они взяли с собой на строительство нового города своих служилых людей, которые были у них в подчинении.

Конечно, мне могут возразить и сказать, что эти фамилии могли быть распространенными по всей Руси. Но я до сих пор уверен - наиболее разумно и экономически выгодно было в годы восстановления после польского нашествия направлять на строительство и охрану новых городов служащих людей прилегающих районов. Тем более их отцы и деды имели опыт при строительстве Шацка и Сапожка, а также хорошо изучили эту местность при несении службы на Шацско-Ряжской засечной черте и отражении нападений от татарских орд, ногайцев и кубанцев. Как я понял из старинных грамот Московский царей и воевод – дураков, в это время, среди них не было. Все документы составлены грамотно и подробно расписаны действия каждого руководителя.

Даже позже, при строительстве Белгородской засечной черты, для обороны от крымских татар, поляков и ещё оставшихся кочевников использовался их опыт. Их направляли служить в самые «горячие» по тем временам точки. Так, свои челобитные, с просьбой не отбирать у них порожнюю землю под вновь образующийся Красный Бузулук, сысоевцы писали, находясь в полку князя Ромодановского при охране Белгородской засечной черты. Позже они участвовали в крымском походе.
В подтверждение моей теории в Писцовой книге Козловского уезда от 1639-1650 годов на обороте листа 155 есть запись № 205 «За Микифором Федоровым сыном Петиным в жребий в деревне Сысоевской меж реками Вердой и Алешиной Бовыкинской по Государеву указу отдано поместье, которым прежде владел Федор Терентьев сын Петин, и тот Федор сошол на старое своё поместце в Шацком уезде в деревне Петино…» (РГАДА, ф. 1209, оп.1, ч.1, ед.хр. 199 микрофильм). А мы уже знаем, что при заселении поместий в 1636 году из шести поселенцев были братья Федор и Федосий Терентьевы дети Петины.
Мордвиновы также выходцы из Шацкого уезда деревни Подлипяжье. Афанасий и Иван дети Степана Микифорова сына Мордвинова, Илья двоюродный брат Степана и сын Ивана Белкина сына Мордвинова, а недоросль Борис Иванов сын – внук Федора Мордвинова. Конечно, лучше селиться вместе со знакомыми людьми, земляками, когда схожесть ведения хозяйства, одинаковый семейный уклад, обычаи и быт помогают налаживать жизнь на новом месте.
Что интересно! Просматривая документы Козловского воеводства за 1640 - 1695 годы, мне почти не попадались фамилии первопоселенцев села Сысои в других станах Козловского уезда. Выписи из исследованных документов мною приводятся в приложении к данной книге.

В основном сфера проживания семей с такими фамилиями распространялась только на Борецкий стан. Сначала заселялись Сысои и Борец. Затем, члены этих семей или их родственники со старой Родины (например: подросшие братья) заселяли новые деревни и села или получали за службу в старых поселениях, освободившиеся или пустующие ещё земли. Причем это касается как семей села Сысои, так и села Борец, но здесь я буду говорить только о некоторых фамилиях села Сысои, связанных с моими родственниками, так как по ним мною собрано больше материалов.

В первую очередь мы находим представителей этих фамилий в селах: Кривское (Татаринов, Карпов), Топтыково (Мордвинов, Петин, Чегишев), Телятниково (Петин), Бычки (Сухов, Мордвинов), Ягодное (Хлуденев, Шишкин, Сухов), Сараи (Мордвинов, Шишкин, Татаринов). Намного реже упоминаются эти фамилии в списках города Козлов и селах других станов Козловского уезда – Ламки (Фролов), Кривая Поляна (Языков), Средние и Верхние Пупки (Сухов, Фролов), Сторожевая слобода г. Козлова (Родион Карпов – выходец из Сысой). И наоборот, некоторые фамилии в Борецком стане упоминаются очень мало и чаще встречаются в более южных селах. Например, Выропаевы в селе Стежки, Дегтярное (Аносовы, Свиридовы). Причем это те фамилии, которые почти сразу пропали из списков сел Борца и Сысои.
Здесь я упоминаю только часть фамилий, которые фигурируют в документах – другие я не выписывал. Но тенденция одна – жители одной местности своей старой Родины селились совместно в одно место Козловского уезда.
Также и в других местах заселения Дикого поля. Например, по переписной книге Азовской губернии Шацкого уезда 1710 года в целом люди селились из разных мест. Однако в отдельно взятых селах подтверждается тенденция о поселении рядом с земляками:
- из Рясского (Ряжского) уезда, в селах Ломовис и Никольском рейтары Кирсан Елизаров сын Фролов и Семен Меркулов сын Фролов, драгуны Ефим Мордвинов и Федосей Потапов сын Фролов, солдат Артемий Потапов сын Фролов;
- из Муромского уезда в деревне Каршуновки на Малом Ломовисе;
- в селе Татарщина на реке Кероше – только крестьяне разных мест: из Шацкого, Тамбовского, Переславского и Муромского уездов;
- в селе Замятчина помещик Варожейкин из Козловского уезда Борецкого стана села Борца;
- в деревне Раеве из Козловского уезда села Телятники;
И есть запись: «за ними ж Александром Львовичем, Иваном Львовичем Нарышкиными на реке Вороне в новопоселенных деревнях крестьянских дворов, которые переведены в прошлом 7-8-м году (1707-1708) из разных вотчин….во дворе …сын Мордвинов … той же вотчины (Шацкой - В.С.) из села Томникова …(л.241об.) … родной брат … сын Мордвинов … Шацкой вотчины…».
Из разных мест в новые поместья переселяли в основном своих крепостных крестьян князья, бояре и крупные землевладельцы, т.к. у них было много вотчин и они были разбросаны по всему Московскому царству.
Возможно, более поздние новопоселенцы села Сысои были родом из других мест. Но те, кто основал село и дал ему имя были рязанцы – выходцы из шацких земель бассейна рек Тынорец и Алешня.

Пока я не ставил себе задачу исследовать, откуда и когда они пришли на Рязанскую землю. Дальнейшее исследование старинных документов может пролить свет на этот вопрос. Возможно, мне или какому-нибудь другому энтузиасту повезет в решении этой задачи. Будем работать!

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ ДЕТЕЙ БОЯРСКИХ

Исследуя документы древних лет, мною были обнаружены многие свидетельства, которые помогли решить некоторые вопросы развития нашего села.
Одним из них был: «Почему часть фамилий первопоселенцев через 20-30 лет не упоминаются в документах, относящихся к селу Сысои?».

Ниже мною приведена таблица динамики фамилий в Сысоях по годам.

Анализ списков однодворцев села Сысои с момента заселения по 1763 год.

Для анализа в таблицу внесены фамилия служилых людей детей боярских, которые получили землю и были поверстаны в селе Сысои и списки разборных книг 1669-1693 годов и ревизий 1719, 1747 и 1763 годов. Цифрами указано число сказок написанных со слов однодворцев этой фамилии (одна сказка – один двор).

См. таблицу.

Из этой таблицы мы можем видеть, что часть переселенцев, получивших в Сысоях земельные поместья через 80 лет, к началу первой ревизии, из села исчезли. Остались только семьи, которые постоянно жили в Сысоях и живут в настоящее время. Почти все эти фамилии являются выходцами из Шацкого уезда, о чем я говорил выше.
Конечно, жизнь у наших предков была не простой. Московское государство расширяло свои границы, вело многочисленные большие и мелкие войны, защищало земли от набегов кочевников и разбойников. На войне солдаты часто погибали. Но, в основном, фамилии продолжали своё существование.
Тем более, в те времена была увязана политика формирования вооруженных сил с демографической. На службу брали мужчин, достигших определенного возраста. Я не историк и могу ошибаться, но по просмотренным документам этот возраст был от 20 до 25 лет и старше. Позже, в XVIII веке в рекруты забирали в 25-28 лет. Тем самым, давая молодому человеку завести семью и продолжить свой род. Да и по возвращению со службы или долгих походов, наши прадеды уже в приличном возрасте рождали сыновей. В ревизских сказках села Сысои зафиксировано несколько случаев, когда детям было по году или даже месяцы, а отцам по 60 – 68 лет.

В случае гибели отца на его место вставали дети годные в службу. У многих сысоевцев рождалось по 2 – 3 сына, а иногда и больше, и по 2-3 дочери. Это позволяло продолжить свой род, если, конечно, не рождались одни девочки или не приходил в деревню мор от болезней и голода. А такие случаи были редкие.

Так почему же исчезли многие фамилии из села Сысои?

При организации оборонительных сооружений и крепостей на новых территориях Дикого поля сыновья и их семьи получали за службу свои наделы в этих землях и становились жителями уже других деревень, станов и уездов. В старинных документах есть масса тому подтверждений.
В фонде 1129 «Козловская приказная изба» просматривая разборные книги Козловского уезда (ед.хр. 10), я обратил внимание, что в 1669 году к городской службе приписаны служилые люди с фамилиями, схожими с фамилиями первых переселенцев села Сысои. Они попадались в записях сёл Таптыково, Бычково, Кривского, Сараи, Мордова, Муравляновка, в слободах города Козлова.
Так из писцовой книги города Козлова от 1639-1650 годов мы видим, что Григорий Максимов сын Сухов получил поместье Василия Ермолова сына Кутукова, который в Сысоях «двора не строил» и перешел жить в г. Козлов (л.151 об. №200). Также Иван Васильев сын Фролов получил поместье ушедшего Василия Андреева сына Чегишева, а Офонасий Иванов сын Горохов поместье Иевы Михайлова сына Татаринова, который перешел в село Сараи.
Эти переселения могли происходить как по служебной необходимости (Борец был становой центр), так и по личной инициативе (покупка или мен земли, переезд к родственникам, к дочерям, вышедших замуж). Так получили поместья в Сысоях Ермол Сидоров сын Соловьев и Роман Иванов сын Кадомцев.
В разборных книгах есть также данные, что поместья умерших детей боярских отдавались другим Козловским служилым людям, не имеющим «дачи» и неверстаным. Кондрат Иванов сын Черлеников получил поместье умершего Семена Михайлова сына Попова. За Гордеем Ильиным сыном Черлениковым переписали поместье умершего Ефима Ерофеева сына Бахметьева.

Поселенцы могли быть из других сёл и станов. Кто-то из сысоевских первопоселенцев, возможно, таким путем получил поместье в новых землях Тамбовской, Воронежской, Белгородской губерний или в новых землях за Уралом. На их поместья пришли новые люди, новые семьи.

Степан Иванов сын Мордвинов получил поместье во вновь образованном селе Сараи, Михайло Степанов сын Сухов – в Бычкове, Родион Иванов сын Карпов, оставив поместье в Сысоях своим сыновьям, перешел в усадьбу в Сторожевой слободе Окологороднего стана Козловского уезда, оставив за собой право на поместье своего отца в Панской Слободе.
На одном из примеров мне хочется показать, как тесно были переплетены родственные связи. Михайло Степанов сын Сухов – выходец из деревни Куровы озерки Борисоглебского стана Шацкого уезда – внук Бороя, правнук Момона Суховых. Он первоначально получил поместье в селе Бычкове (Бычки) и жил там со своим сыном Семеном и двумя внуками Микитой (1670) и Иваном (1680). Микита стал в последствии попом церкви Непорочной в Бычкове, был женат и родил трех сыновей – Тихон (1698), Лев (1701) и Ларион (1705). Его брат Иван женился на Наталье Артемьевой дочери, родил сына Фому (1702), имел приёмышей – Степаниду (1700) и Егора (1696), и был взят в драгуны Ярославского полка.
Поместье же в Сысоях с 1675 года принадлежало его племяннику Евдокиму Анофриеву сыну Сухова, который женился на Варваре Антоновой дочери Хлуденева. Во дворе жила семья его родного брата Ивана, сын которого Сысой (1703) взял в жены дочь Фоки Артемьего сына Шишкина. Отец Евдакима Ануфрий и дядя Михайло были родственниками также выходцев из деревни Куровы озерки Микиты Артемьева сына Сухова, Григория и Ивана Максимовых детей Сухова, которые поселились в Сысоях. Затем поместье отошло внучатому племяннику Тарасу Сухову, который по неизвестной причине в 1695 году записан в разборной книге Козловского уезда как проживающий в Бычкове у своего троюродного брата Микиты Семенова сына Сухова.
В село Бычкове из Сысой также переселился рейтар Кузьма Ефимов сын Сухов со своим сыном Петром. В 1710 году, будучи сам рейтаром, Петр жил там вмести с Иваном Кузминым сыном Приваловым (1660), у которого жена Авдотья Иванова дочь (1660) родила ему двух дочерей – Арину (1693) и Анисью (1699). По документам в его дворе проживал зять Максим Макаров сын Шетилов с женой Ариной (1680) взятой из села Телятниково, да старый человек Борис Ермолов сын (1630). Кто эти люди и что это за родственники? Для меня осталось загадкой.

Когда служилые люди старели или получали увечья и не смогли нести государеву службу, они выставляли за себя сыновей, племянников или зятьев. В этом случае поместье записывалось за ними.

Например, Семен Яковлев сын Языков получил поместье, прежде записанное за Микитой Артемьевым сыном Суховым. При этом Микита Сухов бил челом государю Алексею Михайловичу. В Козлове, в съезжей избе он подал стольнику М.Л. Пушкину челобитную, в которой написано, что в прошлом 1636 году он служил в Козлове на государевой службе на земляной и деревянной крепости. В Козлове его братья козловские дети боярские и с ними он Микита со старой поры. Служить ему государеву службу стало не в мочь. Он просит пожаловать его своей государевой службы оставить. Пушкин велел цареву службу служить его зятю Семену Яковлеву сыну Языкову, а поместье переписать на него.
Некоторые бросали службу и поместье и убегали в другие села. Так, Авдей Васильев сын Фролов в 158 (1650) году из села Сысоевского «сбежал с женою и детьми в Рязанский уезд в село Сопчаково, а поместье его лежит впусте». Позже, его дети вернулись в село.
В 1674 году Владимир Ефимов сын Сухов сбежал с солдатской службы и из села Сысои с женою и детьми безвестно. Как оказалось, его судьба забросила почти под Тамбов, в село Прибытки на реке Керши, где в 1710 году в возрасте 80 лет он числился рейтаром.
Так же племянники умершего в Крымском походе Дементия Иванова сына Амосова, которые были посажены за воровство в тюрьму г. Козлова. Один из них - Ерошка из тюрьмы «утёк» и «бежал из своего поместья в селе Сысоевское».
Существует ещё одна причина не упоминания некоторых фамилий в официальных документах. Это уклонение от налогообложения.
До петровских времен налог брался со двора. Поэтому в одном дворе могли быть записаны и родственники, и жильцы, и бобыли, и крестьяне. В истории есть упоминания, что небольшая деревня записывалась как один двор. Отсюда и название - однодворцы.
Чтобы изменить это Петр I перевел систему налогообложения на подушную и для этого начал проводить перепись населения (ревизии). А чтобы никто не утаивал членов семьи и крестьян мужского пола, в ревизских сказках, после перечисления всех лиц мужского пола, проживающих во дворе, рассказчик давал клятву царю, что сказана только правда и никто не утаён. За утайку он нес ответственность: вне очереди забирался в рекруты или, при Екатерине II, платил немалый штраф.
Начиная с 1762 года, царицей Екатериной II было введен новый порядок написания ревизий. В сказках стали записывать не только мужчин, но и женщин – жен и дочерей, а иногда и матерей. Отчет о ревизии оформлялся в виде таблицы (см. приложение).
Переселения наших прадедов проходили и в более поздние века. Причины таких переселений менялись мало. Если в XVI – XVII веках они проходили в связи со служебной необходимостью (охрана новых рубежей государства), то в XIX – XX веках – по личной инициативе. Однако там и там, в первую очередь людей подталкивал экономический расчет, отношение к земле.
Так как семьи разрастались, то младшим доставалось меньше земли, деревни и села разрастались, а общая земля оставалась неизменной, уменьшались наделы на душу и т.д. Лучше всего причины и механизмы переселений описаны в исследовании В.Н.Григорьева «Переселения крестьян Рязанской губернии» (журнал «Русская мысль», Москва, 1885 г.)
Эти процессы отразились и на село Сысои. При исследовании ревизских сказок села за 1816, 1834, 1850, 1858 годы в графе выбывших попадаются пометки о датах выбытия целых семей. Первые переселения упоминаются в 1815 году, когда семья Лукьяна Васильева сына Мордвинова выбыла в Оренбургскую губернию Бузулукскую округу в деревню Малышевка. Затем, в 20-30 годах XIX века переселение приняло массовый характер (см. приложение 7). В поздних ревизских сказках место переселения по невыясненной причине (возможно ошибка писца) указывалось: Раненбургская губерния. Но такой губернии не существовало, а Раненбургский уезд Рязанской области сам был перенаселен и такие же процессы переселения имели место и там.

Во второй половине XX века переселения были связаны с нехваткой квалифицированной работы в Сараевском районе и стремлении молодежи получить образование и улучшить условия жизни.

БЫТ НАШИХ ПРАПРАДЕДОВ

Так или иначе, но семьи осели в селах Борецкого стана, жили, обрабатывали свои наделы, защищали их от набегов ногайцев, крымских татар, литовцев, рожали новых сыновей и, когда приходила пора, детям в строельных книгах писали «в службу поспел» и они занимали место отцов в рядах защитников Отчизны.
Что касается отношения к детям, то по документам просматривается факт - у однодворцев не было беспризорных. Когда умирали от болезней или погибали в военных походах (а они были не редкостью) отцы или оба родителя, то родственники забирали их себе. Так, Карп Сухов и Лаврентий Татаринов с детских лет проживали у своего деда Дмитрия Семенова сына Языкова. Об их отцах никаких сведений в документах нет.
Если же родственников не было или по каким-то причинам взять ребенка не могли, то он становился приемным сыном другого однодворца. Эти факты часто попадаются в документах тех лет.
Просматривая и анализируя старинные документы, мне попадались интересные факты, относящиеся к жизни наших предков. Конечно, об их быте лучше прочитать у специалистов или у того же П.П. Стаханова, но некоторые моменты хотелось бы отметить.
Так как мужское население села Сысои в XVII – XVIII веках было задействовано на военной службе – драгуны, рейтары, солдаты городской и полковой службы - интересно как были вооружены наши прадеды.

Если в 1650-1675 годах в разборных и строельных книгах они писались «пеш, с рогатиной государевой» и реже «на мерине с карабином государевым», то с 1694 года – «на мерине, с ружьем и пистолями». Рогатины уже не упоминались. Это говорит о том, что народ здесь селился не очень богатый, который не мог позволить себе иметь не то чтобы коня, но даже собственной рогатины. По информации из Интернета, рогатина в те времена было не простое оружие. Её концы, а также разветвление были окованы железом, а это предполагает работу кузнеца. Начиная с 1663 года, в строевых записях всё больше появляются отметки о том, что воины несли службы со своим оружием. Ружье или карабин покупались, а чаще всего добывались как трофеи в боях.

Наши прадеды хорошо владели плотницким делом. Так как село располагалось около леса - в древесине не было нехватки. Из дерева строили дома, хозяйственные постройки, домашнюю утварь, повозки, мосты и колодцы. Кстати колодцы были ухоженные. Некоторые мастера украшали их резными деталями.
С детства помню, стоящие на каждой улице и пришедшие к нам из старины колодцы типа «журавель». На двух столбах укреплялось бревно как детские качели. На длинный конец вешался груз, а на другом конце крепилась жердь по глубине колодца и ведро. Система прочная, простая и очень практичная. В жаркую погоду любой путник мог зачерпнуть воды и напиться.
А повозки! Много было конечно простых, повседневных, рабочих. Но некоторые изготавливались с выдумкой и любовью. Так около правления колхоза я видел сани с резными бортами.
Избы ставили из березовых бревен. Вместо фундамента под первые венцы устанавливались дубовые колоды, таким образом, что дом приподнимался от земли. По периметру делали завалинку из земли или сосновой хвои и шишек. Крыши крыли дранкой, камышом, соломой. Соломенные крыши встречались в селе ещё в конце XX века. Окна домов украшались резными причудливыми наличниками. На входе со стороны улицы строилось крыльцо с резными колонами и орнаментной окантовкой.
Как выглядели такие дома, можно судить по снимку 1966 года, сделанного на Центральной улице у дома Карпова Ивана Васильевича.

Для хранения продуктов и некоторых ценных вещей строились погреба, землянки и мазанки. Как устроены погреба, многие знают. Землянок и мазанок в деревнях осталось мало. В настоящее время для этих целей строят деревянные, кирпичные или бетонные сараи и погреба.

Такая землянка с кирпичной лицевой стенкой показана на верхнем снимке в усадьбе Аринкиных

Землянка представляла собой земляную яму глубиной 60-80 см. Над ней из тонких стволов деревьев (жердей) делали шалаш, который сверху обкладывали кусками дерна. Такая конструкция спасала от холода и жары, а также от дождя и талой воды. В передней стенке делалась дверь и ступеньки. Такая землянка с кирпичной лицевой стенкой показана на верхнем снимке в усадьбе Аринкиных (по-уличному).

На втором снимке представлен образец мазанки. В Сысоях их называют «мазницы». Они представляют собой деревянный каркас, полностью обмазанный смесью глины и соломы. Стены достигали метровой толщины. В них делались отдушины для притока свежего воздуха. Над мазницей на дубовых столбах и отдельном деревянном каркасе приподнята соломенная крыша, которая по периметру выходила за стены мазницы, тем самым, защищая их от дождей и солнца. Пол был земляной. Дверь обита железом и снабжена хорошим кованным внутренним замком.

Образец мазанки

Чтобы уберечь нажитое добро от пожаров эти постройки специально располагали вдали от дома, а в большинстве случаев на другой стороне улицы. С этой же целью мазницы изготавливались из менее горючего материала, чем дом и в них не было предусмотренно печей. Там хранили сундуки с ценными вещами и одеждой, запасы инструмента и продовольствия. У моей бабушки в мазнице на крюках под потолком висели куски соленого свиного сала (чтобы сберечь его от мышей и крыс) и стояла кровать. В жаркое лето там было прохладно.
Наши прадеды также хорошо владели навыками изготовления себе конской сбруи, телег, предметов быта, обуви, ткани и пошива одежды. Искусство плести лапти, корзины и валять валенки сохранялось до 60-тых годов XX века.

С детства я помню, что в Нижней Слободе жил девяностолетний дед Роган (Мордвинов), который валял валенки на заказ. А в реке Паре всё лето можно было наблюдать на мелководье колы, торчащие из воды. Это вымачивали кору липы для изготовления лыко. Из готового лыка плели лапти, лукошки. Моя бабушка Мордвинова (Фролова) Пелагея Петровна переняла умение плести лапти от своих родителей.

Обилие леса в наших местах позволило развить и совершенствовать плотницкое дело. До сих пор можно увидеть в Сысоях, как мужики рубят избы и бани на продажу. В конце девяностых годов на улице Бутырки был мастер, который прекрасно вязал двери и оконные рамы, по заказу изготавливал разную домашнюю мебель. К сожалению, село старело и, в последнее время, ему всё больше приходилось изготавливать гробы. Но и они были не простые - хорошо отструганные и обожженные паяльной лампой. Это придавало им красивый коричневый цвет.
Жены однодворцев почти все были дочерьми таких же однодворцев из разных сёл Борецкого стана, Шацкого и Ряжского уездов. Были и дочери священнослужителей, которые также назывались служилыми людьми монастырей. Браки с крестьянками были очень редкие. Эти факты говорят о том, что в те времена было строгое разграничение между сословиями. От этого зависело положение в обществе, налогообложение, землевладение, наследственное право, владение крестьянами и пленными, которых присылали из полков как оплату за верную службу.

Многие женщины села были не только умелыми хозяйками, но и искусницами. С детских лет их учили рукоделию. Ремесла передавались от поколения к поколению, от матерей к дочерям. Они шили одежду, вязали носки, рукавицы, пуховые платки, вышивали полотенца и наволочки на подушки, плели кружева, ткали половики и дорожки. Особенно красочно выглядели убранства красного угла в избах, где размещались иконы.

Эти навыки дошли и до наших дней. По воспоминаниям моей тети Суховой Валентины Никитичны, даже в голодные военные годы, когда вместо продуктов варили и ели траву лебеду, крапиву, наши женщины вязали шерстяные носки и варежки для фронта.

До сих пор в некоторых домах нашего села остались многочисленные работы сысоевских мастеров прикладного искусства.

П.П. Стаханов в своих воспоминаниях написал, что 18 сел и деревень борецкого стана отличались своим укладом в быту, одеждой и прикладным искусством от других населенных пунктов Сапожковского уезда. Он объясняет это тем, что села, принадлежащие крупным помещикам, состояли из крепостных крестьян, собранных из разных мест Московского государства. Тем самым в них перемешаны многие бытовые уклады и стили. В наших деревнях и селах на протяжении нескольких веков сохранялись традиции, которые новопоселенцы получили от своих отцов и дедов до переселения. Это ещё раз подтверждает тот факт, что Борецкий стан заселялся в основном людьми из одной местности и с одинаковым укладом жизни.

СОВРЕМЕННОЕ СЕЛО СЫСОИ

Теперь немного опишем само село Сысои.

Ниже мною приводится фотография 2009 года местности, где находится село. Ближняя полоска деревьев проходит вдоль реки Вёрда. Во времена первопоселенцев здесь был лес, и сделать такую фотографию с борецкой стороны было б не возможно. Там вдалеке мы видим тоненькую полоску строений. Это и есть село Сысои. Сейчас поля вокруг села дают ощущение степи. За рекой Парой на возвышенность поднимается лес, а на поляне Бавыкинской горы виден поселок Заря Свободы и развалины монастыря с колокольней. Этот посёлок теперь входит в Сысоевское административное образование села Сысои.

Село Сысои

Село расположено в живописном месте на левом пологом берегу реки Пара, между её притоками – реками Вёрдой и Алешина (в старину река называлась Алешня Бовыкинская или Сухая Алешня). За рекой лес с сосновым бором, берёзовыми и дубовыми рощами, который тянется на 60 км. Между рекой и лесом раскинулись водоёмы одного из крупнейших в России рыбхоза «Пара», которые тянутся вдоль реки до посёлка городского типа с красивым названием «Зеркальные Пруды».
Река Пара является правым притоком реки Оки и вытекает из озерца у поселка Парский Угол. Течет вначале по степной равнине на север, северо-запад и север в преимущественно открытых берегах. Длина реки 192 км, средний уклон 0,296 м/км. Река имеет 4 брода. До революции в нескольких местах реки были построены мосты для проезда в лес и на заливные луга. Напротив центра села стояли водяные мельницы. В настоящее время, для прохода в поселок Коммуна и в лесной массив, через Пару на летний период строятся два пешеходных моста.

Река Верда, левый приток Пары, вытекает из озерца у поселка Большая Верда и впадает в Пару на 111-м км на уровне 110 м. Течет на север - северо-восток по степной равнине. Длина реки 62 км, средний уклон 0,326 м/км. В начале XX века через Верду был перекинут высокий деревянный мост, который со временем разрушился и больше не восстанавливался. Через этот мост шла дорога в соседнее село Борец (3 км). В настоящее время остались только насыпи от старого моста, и объезжать приходится через районный центр (22 км). Ежегодно, после половодий, для верующих сельская администрация строит пешеходный переход рядом с этим местом.

На карте показано расположение села Сысои и его улиц
На карте показано расположение села Сысои и его улиц.

Село Сысои вытянулось вдоль реки на 2,5 км и состоит из 7 улиц.

Самая ближняя к реке Пара расположена улица Нижняя Слобода. Это улица первых поселенцев (на этой улице располагалась усадьба моих прадедов по линии матери - Мордвиновых). Ниже представлена фотография части Нижней Слободы, сделанная в 1966 году от дома Мордвиновой (Фроловой) Пелагеи Петровны (она на фотографии) в сторону Можар.

фотография части Нижней Слободы, сделанная в 1966 году от дома Мордвиновой (Фроловой) Пелагеи Петровны (она на фотографии) в сторону Можар

Параллельно Слободе проходят улицы Центральная и Пажа. На Центральной улице располагаются почти все социальные объекты села - администрация сельского совета, клуб, почта, медпункт, пожарная часть, магазины. От этой улицы много переулков ведут в Нижнюю Слободу и на Пажу. Так как на этой улице стояла церковь, до сих пор осталась традиция при похоронах гроб нести только по одному переулку к кладбищу – по переулку от бывшей церкви.
Улица Пажа названа в связи с тем, что на этом месте раньше был выгон скота. В старину говорилось «пажити», когда пасли скот. От этого слова и была названа улица. На этом ранее пустынном месте находится сельское кладбище. В 1893 году по инициативе батюшки сысоевской Архангельской церкви Кузьмы Овсянникова в середине этой улицы была построена двухэтажная кирпичная школа.
К юго-востоку от Центральной идёт улица Бутырки, которая другим концом упирается в речку Вёрда. Почему она так названа неизвестно. Однако на карте Рязанской области есть несколько населенных пунктов с таким названием. По пути от поселка Сараи в сторону Ухолово есть село Бутырки, которое упоминается ещё с XVII века.

На этой улице всегда были прекрасные сады. Особенно с той стороны домов, приусадебные участки которых спускаются к пруду под некрасивым названием Гадка. В половодье пруд соединяется с рекой Вердой, тем самым открывается доступ в него рыбы. Ранее он был глубоким и чистым. В нем ловили рыбу и купались. Сейчас Гадка постепенно сближается со своим названием.

Перпендикулярно Центральной, вдоль реки Вёрда располагается небольшая улица с одноименным названием. Она отделяется от улиц Центральная и Бутырки прудом Гадкой. Улица Вёрда расположена близко к реке и возможно на этой улице помещались первопоселенцы села.
От этой улицы вдоль речки Вёрда и до реки Пара простираются заливные луга. Луг ближе к улице Верда являлся своего рода Красной площадью для села Сысои. Раньше на нем проходили народные гулянья - танцы под гармошку, исполнение народных песен, частушек, небольшая ярмарка. Обязательным атрибутом гуляния были кулачные бои.
Мужчинам, у которых от прадедов остался в крови воинский дух, всегда хочется похвастаться перед друзьями и женщинами своей силой и ловкостью. В середине XX века бои были запрещены, но по воспоминаниям моих родителей, они нелегально проводились и после Великой Отечественной войны в 40-х и 50-х годах.

На фотографии запечатлен фрагмент праздника Святой Троицы в 1966 году.

С северо-запада села, при въезде с шоссе, расположена улица под названием Кочки. Она достаточно молодая и построена после Пажи.
Самой молодой улицей села является Новая. Она расположена за Пажей около колхозных мастерских, тока, хранилища зерна. Построена эта улица для новых переселенцев из других мест нашей страны.
В 70-х годах XX века в Сысоях возникла острая нехватка рабочих рук. Быт и досуг односельчан был неустроен. Правление колхоза всё внимание сосредотачивало только на получение урожая. Дороги в селе были грунтовые, разбитые. По ним часто не только проехать было не возможно, но и пройти. Квалифицированной работы в селе не было. Не видя перспективы дальнейшей жизни, дети колхозников старались уехать из села, получить образование и устроится работать и жить в городе. В колхозе работать стало некому.
Вот тогда и возникла идея пригласить желающих из других мест. Для них были построены новые дома. И, как всегда, администрация не подумала о самих переселенцах. Для того чтобы удобнее было добираться до места работы, решили построить новую улицу за селом около колхозных построек. И теперь она расположена вдалеке от реки, леса, лугов, а в селе, где умирают старики, освобождаются земли и дома, но жить там некому. В будущем село может отодвинуться от своего первоначального расположения. Вот такая политика!
С западной стороны от изгиба реки Пара на большом заливном лугу находится улица Бугор, которая упирается в реку Алешина.

На картине заслуженного художника России Рябовола Валерия Андреевича «На водопое. Село Сысои» точно отражено расположение села на берегах реки Пары. Картина писалась со стороны большого луга около улицы Бугор. На этом лугу в XX веке было футбольное поле, на котором каждое лето проходили тренировки и игры односельчан, а также матчи сысоевцев с командами соседних сел. В дневные часы часть луга использовался для выпаса коров и овец.

В середине Центральной улицы стояла церковь. По церковным документам (окладным книгам) с 1676 года до 1761 года в селе Сысой Сапожковского уезда числится церковь Архистратига Божия Михаила (Архангельская). Названа она по имени наиболее почитаемого среди сельчан Архангела Михаила. Этот факт может служить дополнительным подтверждением, что первые переселенцы были воинскими людьми. Согласно «Историко-статистического описания церквей и монастырей Рязанской епархии», составленного Добролюбовым Иоанном Васильевичем (Рязань, 1888 г) «построение, вместо обветшавшей Архангельской новой деревянной церкви во имя Живоначальной Троицы – холодной, а под нею Архангела Михаила – теплой относится ко второй половине XVIII столетия». По указу Тамбовской консистории №2268 от 1761 года октября 12 были освещены «в Козловском уезде селе Сысоеве новопостроенные церкви» и купленные приходскими людьми церковные книги. Церкви, книги и «нововыданные попу Ефиму Иванову дву полотняных антиминсах» были освещены Богоявленским священником Козловского уезда, Борецкого стана села Сараи Алексеем Федоровым.

Троицкая церковь в 1821 году за счёт прихожан была перекрыта новым тёсом. В 1828 году в ней был исправлен полинявший иконостас, а иконы возобновлены. В 1853 году она сгорела. Существовавшая до 1888 года в селе Сысои деревянная Троицкая церковь с приделом Архангельским была построена в 1855 году. Плана и меженной книги у причта не имелось, потому что сгорели все хранившиеся документы. После 1888 года была построена кирпичная церковь. В приходе из одного села уже числится 324 двора – прихожан мужского пола 1028 человек, женского пола 1034.

В XVII столетие встречается указание на существование в с. Сысои раскольников. В записной книге челобитных замечено: «186 (1678) года февраля 22 писалъ къ великому господину Митрополиту Рязанскому и Муромскому Iосифу изъ Тамбова воевода Василий Желябужский, а въ отписке его написано: прислано де Великого Государя грамота, а по той грамоте велено церковного раскольника села Сысой Панку (Павел) Iюдина отослать въ Переславль». Поручение было исполнено и он препровожден на жительство в Богословский монастырь. Далее написано, что в настоящее время раскольников в селе Сысои не встречается.
В церковных документах упоминаются следующие священнослужители:
Поп Петр Андреев, дьячок Омелька Фомин и пономарь Тихон Понтелеев в 1640-х гг.
Павел упомянут в 1675 г.
Петр упом. в 1676 и 1700 гг.
Фома Иванов упом. в 1775 г.
Евфимий Иоаннов увол. в 1775 г.
Иоанн Евфимиевич упом. с 1775 по 1803 гг.
Андрей Космин упом. с 1791 по1812 гг.
Никита Андреев упом. в 1798 г.
Петр Иоаннов упом. с 1803 по 1809 гг.
Мирон Георгиев родился в 1809 г.
Стефан Онисимов
Мирон Михайлов Борецкий уп. с 18 июн. 1823 по 1839 гг.
Василий Стафанов Поленский уп. с 2 июля 1839 по 1884 гг.

Косма Михайлович Овсянников сост. со 2 марта 1884 г.

Во времена Советской власти каменная церковь была разрушена, а кирпич её растащили селяне для постройки печей. В 70-х годах XX века на её месте, не смотря на протесты верующих, построен сельский клуб (до этого времени клуб располагался на противоположной стороне улицы и занимал вместе с библиотекой большую бревенчатую избу). В настоящее время на центральной площади жителями села установлен на двух бетонных столбах колокол Бавыкинского монастыря.

В селе зарегистрирована религиозная организация «ПРИХОД АРХАНГЕЛЬСКОЙ ЦЕРКВИ СЕЛА СЫСОИ САРАЕВСКОГО РАЙОНА РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ». Пока я писал эту книгу, кирпичное здание бывшего медицинского пункта переделали в молельный дом.

Сысоевцы никогда небыли крепостными. Как я уже писал, они были детьми боярскими, однодворцами, а в конце XIX века государственными крестьянами. Однако некоторые из них нищали и, чтобы прокормить свои семьи, им приходилось работать на других землевладельцев – зажиточных односельчан или хозяев ближних поместий. В связи с этим среди старых жителей в устной речи село делится на разные части. Например: жители улицы Кочки и часть улицы Пажа назывались крестьянами госпожи Левашовой. Часть Центральной улицы в сторону реки Вёрда – крестьяне Томилина, а в сторону реки Алёшина от старого продовольственного магазина – крестьяне помещика Ханыкова.
Из исторической справки: помещик Ханыков являлся владельцем села Большие Можары Можаровской волости Сапожковского уезда. С можарской стороны реки Алешня к Сысоям примыкали большие фруктовые сады, принадлежавшие ему, на которых и работали сысоевцы. После Революции 1917 года землю у помещика отобрали. О его судьбе мне не известно, но его дочь работала в Сараевской школе учительницей.
Интересен и тот факт, что некоторые уличные прозвища сельчан совпадают с шацкими фамилиями, которых в списках первопоселенцев нет. Например: Ивлевы, Чарыкины, Кудиновы, Симоновы, Марковы и др. Это ещё одна связь с шацкими корнями.

Кроме этого в Сысоях были три кузнецы, 4 мельницы, торговали 4 лавки. На берегу реки Пары работал небольшой кирпичный завод (или цех), принадлежащий моему прадеду по материнской линии Ивану Мордвинову.

Есть легенда, что в селе Сысои родилась гувернантка дома Романовых Хлуденёва Екатерина Михайловна (1888 – 1978).
Я хочу привести некоторую информацию из "Жития старицы Екатерины Михайловны" (ред. Рябов). Введение к этой брошюре написано знаменитым историком, автором книги «Олег Рязанский» Хлуденевым Алексеем Петровичем.
«Екатерина родилась в селе Сысои Сапожковского уезда в семье крестьян. Когда девочке исполнилось два года, ее родительница отошла ко Господу. Малышка перешла на попечение бабушки, которая служила кухаркой у дворянки Евгении Алексеевны Стахановой. Старушка хорошо читала по-церковнославянски и с младенчества выучила этому Катю.
Она училась в четырехклассной Сапожковской прогимназии, затем поступила в пятый класс женской гимназии в Рязани. Закончив ее с золотой медалью, стала слушательницей физико-математического факультета Бестужевских курсов в Петербурге.
На жизнь зарабатывала частными уроками. Как лучшую студентку девушку рекомендовали в качестве гувернантки в семью Министра путей сообщения. Впоследствии она стала гувернанткой сына одного из Великих Князей.
Екатерина Михайловна познакомилась с одним из адъютантов Императора. Молодых людей связало большое чувство. Когда в 1918 году опальную Семью везли в Тобольск, жених Екатерины Михайловны сопровождал Узников. Этим же поездом ехала и его суженая. У нее был при себе заграничный паспорт на имя Ольги Николаевны Романовой. Впоследствии Екатерина Михайловна передала этот документ одной женщине из Санкт-Петербурга.

Потрясенная Екатеринбургским злодеянием и гибелью любимого человека, осенью 1918 года Екатерина Михайловна возвращается домой. Больше она никогда за пределы Рязанской области не выезжала.

Отныне наставница великокняжеских детей, не имея пристанища, скитается по углам. Спала в коридорах не раздеваясь, чтобы незаметно ускользнуть черным ходом, если придут из НКВД.
Незадолго до гитлеровского нашествия старица поселилась с болящей Прасковьей, у которой муж сложил голову на Финской войне, и та повредилась в рассудке. «Прасковье я нужна», - говорила она людям. Вскоре к ним прибилась еще одна бесприютная раба Божия, выписавшаяся из психбольницы в никуда, - Анастасия. Екатерина Михайловна прожила со своими подопечными 24 года в убогой избе».

Однако об этой легенде в селе мало кто слышал.

Самой яркой знаменитостью села Сысои является живописец – пейзажист, реставратор Третьяковской галереи, член Союза художников СССР Кудрявцев Евгений Васильевич.
Родился Евгений Васильевич в 1903 году в селе Сысои Сапожковского уезда Рязанской губернии в семье учителей. Рисовать начал с детства. Несколько лет учился в Сапожковской художественной студии, которой руководил известный художник ученик В. Серова и И. Репина Захар Степанович Шмелев, до революции 1917 года возглавлявший Мещерскую иконописную мастерскую. По рекомендации Шмелева Кудрявцев поехал учиться в Пензенский художественно-педагогический техникум, окончил его в 1928 году.
Работал он, главным образом, в области пейзажа. Был членом Московского товарищества художников. Участник ряда выставок: "Молодых художников", "Индустрия социализма", "Лучшие произведения советских художников" и др. Около двух десятилетий он работал реставратором, заведующим реставрационными мастерскими Третьяковской галереи.
Его картины: "Сухая трава", "Мартовский день", "Апрель", "Волга", "Тихий вечер" были приобретены государственной закупочной комиссией для государственных музеев и Третьяковской галереи.
Кудрявцев автор книг "Основы техники реставрации картин", 'Техника реставрации картин".
Умер и похоронен он в Москве в 1949 году.
Отец Кудрявцева на базе церковного хора создал хороший районный хор, просуществовавший до 1940 года.

Одним из знаменитых людей села Сысои был и церковный староста Лаврентий Хлуденев, который за неслужебные отличия по духовному ведомству награжден серебряной (на грудь) медалью на Станиславской ленте (Р.е.в. 1913, №15).

Конечно, среди уроженцев села Сысои и потомков первопоселенцев есть и другие люди, чьими делами могут гордиться земляки. Жалко, что я такой информацией не располагаю и не могу написать о них в этой книге.
Возможно, другой автор дополнит мои изыскания или откроются в будущем неизвестные источники информации. Возможно, сами односельчане напишут о каких-то сторонах жизни села, об архитектуре, школе, колхозе, воспоминаниях стариков или о делах земляков. Так и сложится история села Сысои.

Начало положено!

Приложения №1-9 см. в прикрепленном ниже файле.

Приложение №10

Список выходцев из с. Сысои, Рязанской области, погибших и пропавших безвести
в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.

Дата рождения Дата выбытия.

1. Абрамов Кирилл Иванович __.__1900 __. 11.1941
2. Аграмаков Василий Иванович __.__1926 .08.1944
3. Аграмаков Михаил Васильевич __.__1920 __.08.1941
4. Апрелов Илья Степанович __.__1924 __.10.1943
5. Бахметьев Дмитрий 15.10.1903 16.03.1943
6. Бахметьев Степан 18.08.1892 08.05.1943
7. Бахметьев Василий Иванович __.__.1921 __.12.1942
8. Бахметьев Прокофий Семенович __.__.1902 10.04.1942
9. Бахметьев Алексей Игнатьевич __.__.1911 __.01.1943
10. Бахметьев Василий Иванович __.__.1904 __.09.1942
11. Бахметьев Дмитрий Константинович __.__. 1903 __.11.1942
12. Бахметьев Василий Константинович __.__.1920 __.08.1941
13. Бахметьев Алексей Константинович __.__.1913 __.12.1943
14. Бахметьев Никита Лаврентьевич __.__.1910 __.10.1941
15. Бахметьев Василий Лаврентьевич __.__.1917 __.12.1941
16. Бахметьев Николай Лаврентьевич __.__.1920 __.11.1941
17. Бахметьев Петр Федорович __.__.1906 08.01.1944
18. Бахметьев Александр Павлович __.__.1915 __.02.1942
19. Бахметьев Алексей Максимович __.__.1909 __.12.1941
20. Бахметьев Василий Степанович __.__.1923 01.07.1942
21. Бахметьев Дмитрий Денисович __.__.1918 __.09.1943
22. Бахметьев Дмитрий Дмитриевич __.__.1919 __.02.1943
23. Бахметьев Иван Ильич __.__.1922 22.01.1943
24. Бахметьев Александр Ильич __.__.1919 __.08.1941
25. Бахметьев Иван Михайлович __.__.1898 __.11.1941
26. Бахметьев Степан Васильевич __.__.1913 __.08.1942
27. Бахметьев Сергей Павлович __.__.1923 __.12.1941
28. Бахметьев Семен Васильевич __.__.1903 __.04.1943
29. Бахметьев Николай Васильевич __.__.1922 __.09.1941
30. Бахметьев Михаил Ильич __.__.1921 07.09.1942
31. Бахметьев Михаил Иванович __.__.1910 __.12.1941
32. Бахметьев Федор Иванович __.__.1910 __.03.1943
33. Бахметьев Иван Максимович __.__.1906 __.08.1942
34. Бахметьев Павел Михайлович __.__.1901 __.10.1941
35. Бахметьев Семен Федорович __.__.1907 __.08.1941
36. Бахметьев Иван Петрович __.__.1902 __.09.1941
37. Бахметьев Иван Васильевич __.__.1925 05.04.1943
38. Бахметьев Дмитрий Никитович __.__.1902 14.06.1942
39. Бахметьев Константин Алексеевич __.__.1903 __.11.1941
40. Бахметьев Иван Кузьмич __.__.1900 __.08.1943
41. Бахметьев Николай Кузьмич __.__.1922 __.09.1942
42. Бахметьев Дмитрий Петрович __.__.1910 __.01.1942
43. Бахметьев Александр Александрович __.__.1925 __.01.1944
44. Бахметьев Николай Моисеевич __.__.1921 __.11.1942
45. Бахметьев Михаил Егорович __.__.1918 __.10.1941
46. Бахметьев Александр Степанович __.__.1920 __.08.1941
47. Бахметьев Николай Степанович __.__.1922 __.03.1942
48. Бахметьев Николай Сергеевич __.__.1925 __.03.1944
49. Белоусов Михаил Алексеевич __.__.1913 __.12.1941
50. Бессонов Александр Александрович __.__.1925 __.01.1944
51. Бессонов Алексей Иванович __.__.1898 11.08.1943
52. Бессонов Василий Иванович __.__.1895 __.03.1943
53. Бессонов Иван Васильевич __.__.1917 __.12.1941
54. Бузулуков Петр Петрович __.__.1924 13.10.1943
55. Бессонов Михаил Алексеевич __.__.1918 __.06.1942
56. Воеводин Семен Тимофеевич __.__.1922 __.08.1942
57. Воропаев Лавр Степанович __.__.1910 __.04.1942
58. Ворошков Василий Александрович __.__.1913 06.11.1943
59. Высоков Михаил Алексеевич __.__.1916 __.06.1942
60. Голиков Виктор Иванович __.__.1914 __.12.1941
61. Горбачев Петр Николаевич __.__.1901 __.05.1942
62. Горохов Иван Васильевич __.__.1923 12.08.1942
63. Горохов Иван Павлович __.__.1924 06.03.1945
64. Горохов Трофим Степанович __.__.1913 __.09.1942
65. Горохов Степан Михайлович __.__.1913 10.03.1943
66. Горохов Сергей Михайлович __.__.1906 25.07.1942
67. Горохов Василий Федорович __.__.1922 __.01.1942
68. Горохов Андрей Владимирович __.__.1920 __.11.1942
69. Горохов Кузьма Владимирович __.__.1923 __.09.1942
70. Горохов Павел Петрович __.__.1925 __.08.1944
71. Горохов Иван Назарович __.__.1923 __.12.1943
72. Горохов Иван Романович __.__.1902 __.12.1941
73. Горохов Константин Федорович __.__.1922 __.12.1941
74. Горохов Андрей Михайлович __.__.1909 __.12.1941
75. Горохов Павел Прокопьевич __.__.1904 __.__.1945
76. Дубенский Василий Михайлович __.__.1922 __.11.1943
77. Епишин Артём Михайлович __.__.1905 02.04.1942
78. Епишин Николай Федорович __.__.1915 __.12.1941
79. Епишин Степан Григорьевич __.__.1905 __.03.1944
80. Епишин Никита Григорьевич __.__.1907 __.09.1941
81. Епишин Сергей Тимофеевич __.__.1895 _ _.03.1943
82. Епишин Андрей Ефимович __.__.1910 __.12.1941
83. Жидков Иван Васильевич __.__.1918 __.10.1941
84. Жидков Серафим Васильевич __.__.1922 __.10.1941
85. Иванов Трофим Иванович __.__.1909 __.10.1941
86. Иванов Алексей Петрович __.__.1906 __.11.1941
87. Истин Дмитрий Ефимович __.__.1895 04.10.1943
88. Карпов Григорий Григорьевич __.__.1923 17.12.1942
89. Карпов Иван Ильич __.__.1919 __.08.1941
90. Карпов Семен Иванович __.__.1918 __.12.1941
91. Карпов Даниил Дмитриевич __.__.1909 __.09.1942
92. Карпов Серафим Дмитриевич __.__.1916 __.09.1941
93. Карпов Иван Сысоевич __.__.1920 10.01.1942
94. Кистев Константин Николаевич __.__.1907 18.07.1943
95. Клинков Иван Васильевич __.__.1894 __.07.1944
96. Комаров Семен Андреевич __.__.1919 13.12.1944
97. Коршунов Серафим Яковлевич __.__.1923 __.11.1942
98. Кузнецов Петр Акимович __.__.1913 __.05.1945
99. Кучин Иван Михайлович __.__.1914 __.01.1945
100. Лупандин Михаил Тимофеевич __.__.1898 __.02.1944
101. Лупандин Василий Тимофеевич __.__.1917 __.11.1941
102. Лупандин Михаил Михайлович __.__.1923 24.01.1943
103. Лупандин Александр Емельянович __.__.1914 __.05.1943
104. Лупандин Иван Кузьмич __.__.1921 22.03.1943
105. Лупандин Мирон Васильевич __.__.1913 __.12.1941
106. Лупандин Василий Григорьевич __.__.1906 27.10.1942
107. Лупандин Семен Григорьевич __.__.1908 __.12.1941
108. Лупандин Андрей Григорьевич __.__.1902 __.10.1941
109. Лупандин Александр Алексеевич __.__.1924 __.03.1943
110. Лупандин Константин Никифорович __.__.1904 __.11.1941
111. Лупандин Василий Трофимович __.__.1918 __.11.1941
112. Лупандин Мирон Васильевич __.__.1903 __.12.1941
113. Лупандин Аким Семенович __.__.1903 __.12.1942
114. Лупандин Григорий Алексеевич __.__.1923 __.11.1944
115. Лупандин Иван Иванович __.__.1924 08.09.1943
116. Лицентов Николай Григорьевич __.__.1923 __.04.1942
117. Малышев Степан Андреевич __.__.1902 __.08.1941
118. Малышев Степан Михайлович __.__.1906 __.01.1942
119. Малышев Андрей Михайлович __.__.1910 __.09.1941
120. Мордвинов Иван Андреевич __.__.1923 15.08.1942
121. Мордвинов Петр Андреевич __.__.1895 __.07.1942
122. Мордвинов Василий Гаврилович __.__.1919 __.01.1943
123. Мордвинов Василий Трофимович __.__.1918 29.04.1942
124. Мордвинов Иван Трофимович __.__.1915 __.09.1941
125. Мордвинов Петр Федорович __.__.1911 __.01.1943
126. Мордвинов Иван Федорович __.__.1909 __.10.1941
127. Мордвинов Иван Прокофьевич __.__.1913 __.12.1941
128. Мордвинов Андрей Григорьевич __.__.1920 __.08.1941
129. Мордвинов Дмитрий Кузьмич __.__.1906 __.11.1941
130. Мордвинов Сергей Емельянович __.__.1896 __.11.1941
131. Мордвинов Иван Васильевич __.__.1918 __.07.1943
132. Муратов Степан Иванович __.__.1908 __.04.1942
133. Никишин Александр Павлович __.__.1918 __.11.1941
134. Петин Иван Прокофьевич __.__.1915 __.12.1942
135. Петин Алексей Павлович __.__.1921 23.06.1944
136. Петин Александр Иванович __.__. 1898 15.07.1944
137. Петин Дмитрий Степанович __.__.1908 08.03.1942
138. Петин Иван Васильевич __.__.__ 05.12.1941
139. Петин Кузьма Михайлович __.__.1898 17.03.1943
140. Петин Дмитрий Ефимович __.__.1895 04.10.1943
141. Петин Семен Иванович __.__.1900 __.06.1942
142. Петин Иван Егорович __.__.1915 __.03.1943
143. Петин Михаил Иванович __.__.1919 __.08.1941
144. Петин Григорий Михайлович __.__.1899 __.10.1941
145. Петин Иван Иванович __.__.1904 __.01.1942
146. Петин Александр Александрович __.__.1921 06.08.1943
147. Петин Степан Васильевич __.__.1904 __.11.1941
148. Петин Василий Иванович __.__.1913 __.01.1942
149. Петин Василий Иванович __.__.1907 24.09.1941
150. Петин Иван Васильевич __.__.1925 __.04.1944
151. Петин Василий Михайлович __.__.1925 __.12.1943
152. Петин Михаил Михайлович __.__.1907 __.12.1941
153. Петин Василий Иванович __.__.1903 __.12.1942
154. Попов Андрей Гаврилович __.__.1921
155. Попов Василий Кузьмич __.__.1915 __.08.1942
156. Попов Григорий Матвеевич __.__.1913 __.11.1941
157. Прошин Поликан Антонович __.__.1908 __.03.1942
158. Свиридов Григорий Максимович __.__.1921 __.12.1941
159. Свиридов Федор Никитович __.__.1915 __.02.1943
160. Синякин Сысой Иванович 16.07.1943
161. Сколин Дмитрий Васильевич __.__.1917 __.03.1942
162. Скоморохов Александр Алексеевич __.__.1915
163. Скоморохов Егор Алексеевич __.__.1920 __.09.1941
164. Сухов Николай Сергеевич __.__.1924 __.06.1944
165. Сухов Степан Сергеевич __.__.1905 17.06.1943
166. Сухов Михаил Яковлевич
167. Сухов Константин Яковлевич __.__.1911 __.12.1941
168. Сухов Семен Андреевич __.__.1917 __.03.1942
169. Сухов Кузьма Андреевич __.__.1919
170. Сухов Трофим Николаевич __.__.1905 __.05.1942
171. Сухов Семен Иванович __.__.1897 13.07.1942
172. Сухов Иван Иванович __.__.1904 __.01.1942
173. Сухов Константин Иванович __.__.1902 _.05.1942
174. Сухов Василий Федорович __.__.1923 01.02.1943
175. Сухов Михаил Гаврилович __.__.1905 28.01.1944
176. Сухов Михаил Петрович __.__.1915 __.11.1941
177. Сухов Иван Петрович __.__.1921 __.10.1941
178. Сухов Александр Степанович __.__.1920 __.08.1941
179. Сухов Матвей Павлович __.__.1918 __.03.1943
180. Сухов Лаврентий Дмитриевич __.__.1906 __.12.1941
181. Сухов Кузьма Семенович __.__.1922 __.03.1945
182. Сухов Иван Васильевич __.__.1913 __.03.1942
183. Трушин Герасим Петрович __.__.1909 __.10.1941
184. Трушин Дмитрий Григорьевич __.__.1901 __.12.1941
185. Трушин Михаил Александрович __.__. 1923 __.02.1943
186. Трушин Николай Федорович __.__.1906 18.08.1943
187. Устинов Иван Николаевич __.__.1919 __.08.1941
188. Фадеев Федор Михайлович __.__.1904 18.07.1943
189. Федосов Константин Дмитриевич __.__.1917 26.02.1943
190. Филиппов Василий Никитович __.__.1923 25.08.1945
191. Фролов Николай Трофимович __.__. __.08.1942
192. Фролов Иван Васильевич __.__.1924 __.02.1943
193. Хлуднев Василий Филиппович __.__.1926 19.04.1945
194. Хлуденев Иван Трофимович __.__.1905 01.09.1944
195. Хлуденев Алексей Васильевич __.__.1926 27.07.1944
196. Хлуденев Антон Михайлович __.__.1910 __.06.1943
197. Хлуденев Семен Иванович __.__.1912 __.03.1941
198. Хлуденев Константин Никифорович __.__.1918 __.07.1941
199. Хлуденев Григорий Никифорович __.__.1895 __.04.1943
200. Храмушин Алексей Васильевич __.__.1909 __.08.1942
201. Шубин Степан Михайлович __.__.1906 __.10.1943
202. Шубин Василий Емельянович __.__.1902 __.12.1941
203. Шубин Илья Герасимович __.__.1915 __.12.1942
204. Шевырев Илья Никитович __.__.1907 __.10.1941

205. Якушов Константин Иванович __.__.1917 __.09.1942

ЛИТЕРАТУРА

• Иловайский Д.И. История Рязанского княжества. Рязань.1990 г.
• Д.М. Макаров. Заметки о землях Рязанских. Рязань, 1825 г.
• Монгайт А.Л. Рязанская земля. М.1961 г.
• Милонов Н.П. К изучению археологии и истории сел и городов на территории Рязанской области.
• «Топонимический словарь Рязанской области» издание сотрудников РГПУ им. С.А.Есенина А.В.Бабурина и А.А.Никольского 2001 г. (т. 1 «А-М», т. 2 «Н-Я»).
• М.Б.Оленев. Легенды земли Рязанской (на материалах «Топонимического словаря Рязанской области»), 2004 г.
• Добролюбов И.В. Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии. Т.3. Рязань.1888 г.
• Богалей Д.П. Очерки по истории колонизации степей окраины Московского государства. Москва, 1887 г.
• Сторожев В.Н. Писцовые книги Рязанского края XVI – XVII вв. Т.I, вып.2, Ред. А.И.Цепков, Рязань,1997 г.
• Акты Московского государства. Т.1,2,3,СПб,1890 г.
• Города и районы Рязанской области. (историко-краеведческие очерки), Рязань, 1990 г.
• Беляев И.Д. О сторожевой, станичной и полевой службе. 1846 г.
• Российский государственный архив древних актов. Писцовые, переписные, строельные, межевые книги Козловского, Шацкого, Сапожковского, Ряжского, Переяславля-Рязанского уездов разных фондов. Наиболее интересные выписки приведены в этой книге.
• Лихачев П.Н. Сборник актов, собранных в архивах и библиотеках. СПб, 1895.
• Памятники русской деловой письменности XV-XVI веков. Рязанский край. М., 1978.
• РГАДА, ф.1209, оп. 1, д.1147.
• Писцовая книга Шацкого уезда от 1627 года (РГАДА, фонд 1209 оп. 1 кн. 1144).
• РГАДА, ф. 1209, оп.1, ч.1, ед.хр. 199 микрофильм.
• Перепись 1710 года: Азавская губерния, Шацкий уезд (РГАДА, ф. 1209, оп.1, ед.хр.1043).

• В.Н.Григорьев. «Переселения крестьян Рязанской губернии», журнал «Русская мысль, Москва, 1885 г.

Схема-родословная Суховых (54 кб)Схема-родословная Фроловых и Карповых (90.5 кб )Схема-родословная Петиных (64 кб )Схема-родословная Мордвиновых (113 кб )

Книга о селе Сысои Сараевского района Рязанской области (30 Мб)