Рейтинг@Mail.ru
2000
Ищу
тебя!
149
Старые
фото
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Н.Б.Чистякова-Ярославова. НАЙДИ СВОИ КОРНИ: Завещание Бориса ЯРОСЛАВОВА

«....Отец перешел к тому, что мучило его все годы жизни. Долгое время он изучал историю своей фамилии. Общался с ещё живыми дедами и прадедами. Ездил в Ярославль. Сообщил мне всё, что знал: и действительные факты, и предания. Взял с меня обещание продолжить поиск. Тот последний предок, о котором он имел сведения, был Семен Кириллович Ярославов…»

 

 

 

Рюриковичи /Ярославовы:

Ярославовы (Оболенские)

Представители  этого рода принадлежат к Черниговскому  Великокняжескому Дому.

Род происходит от  Оболенских

Родоначальник  князей Ярославовых    сын  князя Василия   Косого Оболенского   (Василия Косого)      Ярослав Васильевич  Оболенский.

Со смертью  Федора Иоанновича  (1598 год)  династия  Рюриковичей прекратилась, но отдельные княжеские фамилии   продолжали существовать и до нашего времени.  В перечень  княжеских  фамилий, причисляемых к Рюриковичам,   входит и   княжеский  род Оболенских-Ярославовых.

 

       Черниговский  княжеский дом  относится к линии    Святославовичей (второй сын  Ярослава Мудрого).  Вот  перечень княжеских фамилий  Черниговского княжеского дома, причисляемых к Рюриковичам: Волконские, Долгоруковы,  Звенигородские-Рюмины, Курлятовы, Ногтевы-Оболенские, Оболенские-Стригины, Оболенские-Ярославовы, Оболенские–Черные, Оболенские-Белые, Оболенские–Золотые, Оболенские-Серебрянные, Одоевские, Перемышльские, Святополк-Мирские, Торусские и пр.

       Как  ясно из процитированного    выше, изучать историю фамилии «Ярославовы»  я начала по завещанию отца.  Сначала это   было в большей степени исполнение нравственного долга.  Затем - в ходе  долгого поиска, когда знакомилась со многими историческими документами,  возник  интерес  к редким моим  историческим однофамильцам  Ярославовым. Я стала невольно  «болеть  за своих»,  хотя  среди них  были   и  неоднозначные фигуры,  и экстравагантные,  и импульсивные.

       К примеру,  известные   братья  Орловы    -   внебрачные сыновья  полковницы  Татьяны Ярославовой  и    Федора  Орлова  (узаконены вместе с  другими братьями после смерти отца  специальным указом). Или председатель судебной   палаты   города Ярославля  некто Ярославов, который     разрушил карьеру   наместника пермского  и тобольского, ярославского и вологодского, тульского и калужского, пролоббировав  его снятие  в С-Петербурге.

      Не менее  неординарным  был  наместник из Ярославовых в Пскове ( затем Новгороде). За буйный  характер  граждане на городском вече  высказались против его правления.  Если  говорить в современной лексике, то произошла процедура отзыва мэра.  Получается,  зря говорят, что на Руси  не было  демократических традиций. На Руси    как раз  были традиции  народного волеизъявления, а вот их исчезновение    ознаменовалось  так называемым смутным  временем.

       Встретилась «в  историческом прошлом» и моя тезка Наталья Ярославова – жена Бердяева (из тех самых  Бердяевых).  А отец  её Алексей Ярославов сам того, не подозревая, создал энциклопедию вологодской жизни. Четырехтомный журнал Ярославова («Дневные дневники») стал своеобразным дополнением к «Историческим и топографическим известиям по древности о России и частно, о городе Вологде...».   Таинственное захоронение Ярославова Григория Кирилловича - единственная  сохранившаяся закладная доска на стенах Храма Рождества св. Иоанна Предтечи на Пресне,  в Москве, также оставляет много вопросов.  Официального  чиновного  и социального статуса у него не было никакого, а почести при захоронении  отдали почти царские.  Быть может потому, что  в  свое время    в церковных кругах   был известен   и авторитетен  Паисий Ярославов,    наставник  Нила Сорского, с которым они   позже  выступили против монастырских деревень и заняли  достаточно принципиальную позицию во время   «церковного раскола».

      Любимым  у меня стал   персонаж Никиты  Медведицы (Яков Медведь). Быть может,   так случилось потому, что  отец  часто  обращал  внимание на  эту фигуру. С него  же началось познание того, что  в средние века часто истинную фамилию и   имя прятали   за кличками, дабы  защититься от злого навета.  Этот же поиск  привел меня  и к    знанию о том, что фамилии на Руси, возникали,  фактически,  в несколько  этапов.   Сначала в   10-11  веках  фамилии имели только  князья и   образовывались  эти первые  фамилии  от  нехристианских имен.   Имя  Ярослав (варяжское Иерислейф) как раз относилось к таким нехристианским именам.   Поэтому  уже сам   факт того,  что    имя,  от которого она образована - Ярослав, указывает на древность  этой фамилии.   Таких фамилий   как     Ярославов, Ярополков, Изяславов и пр.   практически не  существует в  настоящее время   или их единицы.    Затем,  когда все фамилии от  нехристианских имен   были  уже  заняты,  началось образование фамилий -  от названий городов-уделов, выделенных сыновьям.  В этот период появились Смоленские, Углицкие и т.п.   Когда  же   княжичам не стало хватать  и  территориальных   уделов  (все было роздано), а междоусобные войны и конкуренция  стали особо сильны,  началось    образование фамилий от кличек, которыми прикрывали    настоящие имена в  целях оберега.  В этот период появились Волковы, Соколовы, Кошкины  и т.п. Приставки в виде  кличек могли добавляться и  к основной  фамилиям, к примеру,    к фамилии   Оболенские для  того, чтобы  различать  ветки и роды. Отсюда Оболенские-Золотые, Оболенские-Серебрянные.   Раньше , до кличек,  так случалось с именами.  Это объясняет  появление фамилии Оболенские - Ярославовы.  Для краткости часто   произносили только вторую фамилию (а может опять же скрывая корни и род…). Ну и, наконец, когда завершалась система формирования   фамилий на Руси и  христианство получило уже  большое распространение, то   все новые фамилии были  производными  уже   от христианских имен.

      Смутное время разделяло эти,  кратко описанные выше, этапы   формирования фамилий.    Более древние фамилии в  эти трагические даты     исчезали,  а представители  новых  фамилий уже позже  расширяли ареалы своего присутствия.

Если говорить о Смутном времени, то искренне жаль  было мне   убитого  «княжонка»  (маленький князь): Александра Ярославова.  И был  этот Александр  Ярославов - «муж разумной и ангелоподобной жизни... знаток православных догматов, тексты Священного Писания всегда на устах держал, а к тому же в военном деле опытен и род свой вел от великого князя Владимира и от пленника, великого князя Михаила Черниговского, который погиб от безбожного Батыя... И родственники, кровью с ним повенчанные, пострадали за Христа, и представлены были мученики к мученикам».

           Об этом узнала   из книги    А. М.Курбского: «История о великом князе  Московском» (глава 6 « О казнях  бояр, Об избиении княжеских родов»), где  приводятся следующие свидетельства об  убийстве   двухсот благородных мужей, известных воинов по приказу  Ивана Грозного.. «Земля возопила о невинно изгнанных, которых проклинали вышеупомянутые льстецы, соблазнившие царя…» (как  похоже на то, что пишет про Александра II  князь В.Мещерский, см. в «Лабиринтах реформ,  www.yaroslavova.)

             И  именно по этой причине   не могу      разделить    восхищение  А.Дугина опричниной. Ведь убивали благородных,   а  худородные соглашались на любые грязные поручения, лишь бы  быть  допущенными к власти.   И неслись тогда   по Руси маленькие «Иваны Грозные», в виде воинов опричников,  карая по большому счету всех, кто им попадался на  пути.  Их А.Дугин уподобляет   воинам-монахам,    но это  была  явно не  «богоизбранная каста» и не «каста  Лебедя» (см. «путь  Лебедя).

            Однако  не исполни я  завещание  отца, не знала бы всего  того, о чем сказано выше. И не было бы  у меня своей точки зрения,  как на вышеописанные события,  так  и на иные исторические факты.

            Сталкивалась    на  пути своего поиска   с противоречием летописей, с    исчезновением документов, с пресечением  родословных веток.  Сначала  одна, потом две, потом десятки. И все они пресеклись в 15-16 веках. И возник  у меня  тогда    вопрос о том, что  же  произошло  в     эти средние века на Руси и почему  все   родословные ветки   пресеклись одновременно.  Ответ  для себя   нашла     в том, что  дом Рюриков  сменился на дом Романовых,  и именно по этой причине   проигравших     Рюриков,  как потенциальных конкурентов,  имевших возможность предъявить  основанные на генах и крови права  на    российский   царский престол,    уничтожали  «под корень» или изгоняли в   другие земли.  Что интересно, часто спасала их церковь. И там все было неоднозначно.

              Вывод о фальсификации  истории возник  ещё до  знакомства с работами  о том, как    переписывалась история,  как горели библиотеки, как  уничтожались  летописи.   Прочитав недавно работу  Николая Левашова «Замалчиваемая  история России» (http://www.levashov.info./about.html) поняла,  что  и он пришел к тем  же   выводам, тем  же путем  (через изучение своих  корней)  и в тоже  время – на стыке тысячелетий.  Независимо друг  от друга  мы написали  почти идентичные по выводам и концепциям тексты.  Кстати современный    пример   «фальсификаций»   можно  наблюдать  в  публикации  «Найди свои корни: завещание Бориса Ярославова», где     почему–то при передаче материала  через не такое уж великое число посредников    появилось     несколько   искажений, приведших  к «пресечению»  веток  ещё  существующих сегодня  потомков Ярославовых (не показаны  наследники Татьяны Тетеревой, не показана ветка её сестры Марины Тетеревой,  изменено мое отчество ,  Натальи   Борисовны Ярославовой  на Романовну. Таким образом все мужские потомки в России (    Роман во  Франции) исчезли за  исключением одной ветки).

Теперь  я думаю, отец,  поступил мудро  взяв   с меня  перед смертью слово «Изучить историю фамилию и рода»   и он  заблаговременно знал какими дорогами я  пойду, к каким итогам приду, к какой  конечной станции. Вероятно,   предполагал, что пойду  дальше, стану изучать линии  прадедов. Вернусь к рассказанным им легендам. 

       Опять же благодаря  отцу,  случилось так, что сейчас, когда обсуждается монархический проект    в  аспекте  будущего  государственного устройства  России,       обсуждаются  династии и персоналии, которые могут  претендовать на престол, законы, престолонаследия,   роль  РПЦ,  мне теперь легче, чем  иным,  отделить «зерна от плевел» и   оценить  возможные перспективы  различных сценариев.

       Знал Отец  и то, что все это разбудит во  мне родовую и генную память, даст  новый толчок к  моему личному росту.   А такая  «разбуженная» генная память гарантирует  мудрость и силу, которую   нельзя получить иным путем, чем путь,  пройденный мною.   Можно   механически    запомнить  и повторить «для личной  презентации»,  что-то из того, что  сказано ниже. Однако   нельзя понять то, что   «осталось  за  кадром»: сопутствующие мысли,  изменившуюся философию,   скрытое знание, логику исторических времен.  Сказать, что  пробуждение родовой  памяти  подобно  «восстановлению    потерянных  компьютерных файлов или  -  активизации архивной памяти»,  наверное, слишком упростить эту тему.

      «Найди свои корни» - предполагает самостоятельное  изучение истории рода.  Ведь самый  главный  итог,  как    уже сказано мною,  в  том, что гены  начинают самопроизвольно воспроизводить «родовую память», подобно тому, как  семя, посаженное в землю, начинает   вспоминать и реализовывать  свою программу Роста.

     Также и с историей Рода: тот,  кто обретает Корни,  начинает Расти.  А такой  Рост, основанный  на Силе Рода:  или есть, или его нет.  Изобразить это нельзя.

     Появляется  ощущение того, что ты  не один, что    у тебя есть поддержка  среди твоих предков и   даже  среди   твоих потомков. 

     Мне  представляется,  по итогам моего «погружения» в историю, что род, с хорошей, сильной  наследственностью, формируется  « в базисе»   примерно   семь колен. Часто   на Руси  бывало  так,   что в  семьях,    соблюдавших законы  построения рода  и выбиравших  для   продолжения  рода  наиболее достойные   пары,  появлялись очень красивые  и необыкновенно  одаренные дети. Этим,  я думаю, и объясняется то, что на  Руси красота   сразу приравнивалась  к высочайшему  происхождению, не ниже  княжеского,    подобно этому и отличившиеся полководцы также  приравнивались  к высокородным гражданам.   Ведь  Рюрики  это тоже  семья, клан, род варягов, проявивших себя наиболее  выдающимся  образом и  военном деле,  и  в управлении,   и в умении   удерживать  власть.   Вопрос   в том,  какие гены  и какие первопредки   дали им  эти  выдающиеся  способности,  конечно есть.

     Тема «Найди свои  корни»  безусловно,  выходит на тему сохранения  и поддержания здоровья и красоты   потомства   (внешней и внутренней).  Однако  этот разговор   ещё  впереди.

      Сейчас же  я хочу представить  некоторый итог изучения фамилии «Ярославовы»,   свой путь   поиска  корней:  то,   что   я нашла ( что удалось найти),  что     записала    у своих предков,  включая рассказы ,  предания и легенды.

 ЛЕГЕНДА:

        Есть вот такая    родовая  легенда, дважды доверенная  мне отцом, однажды  ещё в пору  отрочества, когда   в связи  с молодостью  трудно  было   оценить важность передаваемых   сведений, а второй раз  - перед смертью,  когда  сознание  отца уже было   смутно, а его рассказ  мог    повторять одновременно и  предсмертные видения и  эту легенду. Однако история,  поведанная  ещё в детстве и  история, повторенная перед смертью, разняться лишь в деталях,  что  вызывает доверие к этому наследному преданию.  Сам отец  Борис Ярославов  узнал сиё предание   от своей тетки (сестры Романа Ярославова), которую часами слушал и в  своем далеком детстве, и не однажды возвращался уже в зрелом возрасте.

        История, переданная   Борисом Ярославовым,  рассказывает о некоей  пра -.пра-, прародительнице (женщине), которую отделяет от нашего времени несколько родов, возможно много (легенда этого  не уточняет, но передается  из уст в уста давно), а может  быть, за  век или два  до 2000 года.  Хотя по ощущениям   детских воспоминаний эта история  уходит  в некоторый  мистический период.  Эта женщина-прародительница,  уже не молодая,  сильная  духом  и  почему-то одна  принимавшая  решения (возможно, уже вдова, а возможно,   занимавшая  самый высокий пост  в некотором сообществе, обеспеченный ей или состоянием её  финансов,  или некоторым статусом, полученным по наследству),  носительница некоторого морального груза. Женщина,   не  позволяющая одолеть себя несчастью, но одинокая, живущая, похоже,  в затворничестве, либо ограничивающая свое общение  в связи с  очень высоким личным  положением. География   проживания  Европа  (больше  южная часть) или  юго-западное направление от Москвы (современная Украина, Белоруссия?)

      Согласно преданию,   эта великая представительница рода спасла  на много веков вперед  некоторое сообщество  людей, то ли обратившихся к ней за помощью, то  ли  оказавшихся вследствие  миграции или по иным причинам  рядом  с ней. Был ли это род или  некоторое сообщество, объединенное по религиозному принципу, или какая-то весьма  многочисленная переселяющаяся  группа людей,  сказать трудно. Единственно , что  складывалось из   рассказов , переданных по принципу «глухого телефона»  от прадедов : над этим сообществом в те давние времена нависла  огромная угроза ( чреватая   его исчезновением)  , но   сообщество было спасено прародительницей рода Ярославовых, которой и посвящена легенда.  Спасено  или от вымирания, или  от эпидемии,  или  от нищеты и голода, или  от проклятья. Спасение  почему-то было  обусловленным.  Хотя  можно предположить, восстанавливая в памяти нюансы истории, что обязательства  перед нашей прародительницей  были приняты в знак великой благодарности  и по доброй воле.  Однако  эти обязательства столь  сильны, что их  длительное  неисполнение перед  наследниками    великой  женщины,  связанной генами с родом Ярославовых,   имеет следствием своим  страшные  муки  на смертном одре   тех последователей  спасенного сообщества , на которых лежит обязанность  в  возврате наследникам   некого «великого  добра». Они не могут не ответить   благодарностью.  Но что  отдала великая прародительница   и что  за «великое добро» должно быть возвращено? Отдала ли она все свои деньги  или власть? Или  она  отдала  что-то большее, её  душу? Была ли это  клятва на крови?  По рассказам, скорее да. Клятва на крови в этой истории каким-то образом присутствовала, но почему   в муках  и с  неизбежностью умирают  потомки давно спасенного  сообщества, задерживающего благодарность ,  старые уже прабабушки  объяснить не могли . Эту историю можно толковать и так, что  только наследники этой прародительницы ( сами не очень ведая об этом) могут снять  некоторый великий грех,  с тех , кто их ищет.  И за это освобождение от   греха  или  проклятья, за  очищение совести  они готовы платить любую цену.  Также трудно сказать точно, умирали  ли  в муках  те, кто не вернул благодарность,    уже много веков  или обусловленный критический срок исполнения обязательств наступил только недавно.

 Умирая  Борис Ярославов  сказал: «Они очень торопятся и у них нет времени.  Откройся и иди навстречу к ним».  «Не знаю, кого  я должна спасти»-  затрудняюсь : «приняв через века   долг или благодарность. В любом случае, как я понимаю, их надо  спасать от мук совести».

        Вот такая  загадочная ЛЕГЕНДА  мистическая  как вся  история России

   

Ярославовы (-Оболенские)

Родоначальник  князей Ярославовых    сын  князя Василия   Косого Оболенского   (Василия Косого)      Ярослав Васильевич  Оболенский.

 

            Прекращение   династии  Рюриковичей и последующее распространение  княжеских  родов этой династии  по всей России  странным образом совпало  с  периодом  появления  представителей  фамилии Ярославовых в  селе Николо-Березовка - одном из первых  русских  православных поселений на левом (восточном) берегу реки Камы,  исторически знаменательном тем, что  основание этого села  связанно с явлением  на камском берегу  иконы Николая–Чудотворца, к  чьей   великой  чудодейственной  силе обращался Иван Грозный  при покорении Казанского царства, а  войско Ермака   совершило великий молебен  перед  походом  в Сибирь на Кучума (из книги В.Г. Тетерева «Сторона моя сторонушка»).

            Образ Святителя и Чудотворца  Николая, называемый Березовским, есть образ явленный и чудотворный.  Явилась эта икона  во время   царствования Иоанна Васильевича Грозного. Явилась в то отдаленное время, когда ещё существовало  враждебное  Казанское царство.

            Однажды по Каме шел караван судов  с товарами   бояр Строгановых.  Против того места, где затем было основано село Николо-Березовка, караван этот без всякой видимой причины, в совершенно тихую погоду и на глубоком месте остановился. Сколько ни старались матросы  двинуть суда вперед или назад, успеха не имели. Наконец им  внушено было в откровении, что они до тех пор не двинуться с места, пока не помолятся перед образом  святителя и Чудотворца Николая, который найдут на берегу. Вышли на берег и, по преданию,  на  высокой березе  обрели то, что им  было обещано. Помолившись перед образом Святителя  и возблагодаривши  Господа за такую  им, недостойным, милость, матросы воротились на суда. И как только после этого стали работать, суда пошли совсем легко.

            Тогда плаватели убедились, что всё случившееся с ними  было знамение силы  Божией и  Святителя Николая. Возвратившись к своим хозяевам, корабельщики  рассказали им обо всем случившемся  с ними против того места, где теперь находится село Николо-Березовка, и о явлении иконы.  Строгановы, ревнуя о вере упоминаемого  ими народа  и будучи  сами известными  христианами, с великою радостью  приняли эту весть о милости, явленной Господом краю. Они собрали многочисленное духовенство и в сопровождении множества народа  отправились на  место явления иконы.  Здесь они нашли всё так, как им рассказали корабельщики, и совершили усердное молебствие перед  Святителем.  При этом многие больные, в числе других во множестве сопровождавшие Строгановых к месту явления иконы, молясь Святетелю и Чудотворцу  Николаю перед  новоявленною его иконою, получили исцеление в своих  болезнях. Чудес  после  того молящимся перед этой иконою  совершалось немало, так  что  слава о чудесах, творимых Святителем, дошла скоро и до Москвы; услыхал о них  и царь Иоанн Васильевич Грозный  и велел   принести ему икону в Москву. Исполняя повеление царя,  Строгановы отправили икону   Пермскими и Вятскими  землями кругом   Казанского царства.    В честь сей  иконы была устроена  в Москве церковь, именуемая  храмом  Закамского Николы.   И во времена покорения Казанского  царства   икона Святителя и Чудотворца Николая находилась  в Москве   рядом с Иоанном. Царь хотел навсегда оставить икону подле себя.  Но после того, как  Казань была уже покорена  Иоанном Грозным и  Казанское царство  слилось с русским   под одну власть русского царя, царь Иоанн Васильевич  Грозный заболел .  Во сне ему  явился  Святитель  и Чудотворец Николай  и сказал : «До тех пор  ты не выздоровеешь, пока мою закамскую икону  не отправишь на места ея».  Царь, послушный велению Святителя,  велел приготовить икону в поход.  Когда икона  была совершенно готова к походу, царь приказал нести её не в обход Казанского царства  (как тогда, когда её доставляли  в Москву), а прямо на Казань. Но,  чтобы  икону в пути не обидели  населявшие   бывшее  Казанское царство  язычники и  татары, он велел в устрашение им  предносить перед иконою  своё царское знамя, силу которого  они теперь, конечно хорошо, понимали.   С тех пор  пред Березовской Чудотворною иконою  предносится  не хоругвь, как это обычно бывает, а знамя.

            Провожали икону из Москвы торжественно. Собрался целый обоз, стрельцы и всякий служивый люд. Сопровождали икону и иноки  Саввино-Сторожевского  монастыря, которому после падения Казанского ханства  были отведены земли  нынешней  Николо-Березовки. Покровителем Саввы Сторожевского монастыря при его создании был 

князь Юрий Дмитриевич, брат тогдашнего великого князя Василия Дмитриевича, а его преемником, продолжавшим наделять святую обитель богатыми  вкладами и имениями,  Василий Косой (князь Василий   Косой  Оболенский)  отец       Ярослава Васильевича  Оболенского – родоначальника  князей Ярославовых.  По приказу царя икона была  украшена драгоценной ризой. Ей предшествовало теперь  военное полотняное красно-белое знамя , подаренное царем.  На нем было изображено  золотыми литерами  «СЧН», что означало «Святитель Чудотворец Николай». С обратной стороны изображался крест. Государево  знамя  долго служило иконе и  обязательно носилось  пред ней  во время крестных ходов.

Возможно,  это единственная икона в России, передвижение которой  предваряло военное  знамя  государства Российского.

            По особому сговору  приплыли  к месту  явления чудотворной иконы и мастеровые люди, казаки.  Для иконы вскоре сладили маленькую церквушку, скорее часовню, близ озерца,  а затем на этом же месте и Свято-Никольский храм.  Леса было много, да и время дорого, поэтому  за лето  были сооружены небольшая обитель для монахов Саввы-Сторожевского монастыря и несколько других  временных строений.

Преподобный Савва Сторожеский  был одним из первых учеников  преподобного Сергия Радонежского. В 1392 году преподобный Сергий преставился, оставив преемником своим в Троицкой лавре Савву. Игуменство в  лавре продолжалось  шесть лет (интересно, что позже в ряду игуменов Троицко-Сергиевской Лавры  упоминается и  благочестивый старец Паисий Ярославов).   Однако судьбе было угодно прославить угодника в другом месте.

            Князь Звенигородский  Юрий Дмитриевич, брат великого  князя  Василия Дмитриевича, часто посещал обитель  преподобного Сергия  и ущедрял  её богатыми  вкладами. 

            Преподобный  Савва, всем известный  тогда по святости  жизни возбудил  к себе любовь и уважение  в Юрии, и князь  избрал его своим духовником. Желая иметь  при себе такого святого и мудрого  старца, князь начал умолять его приехать в Звенигород, «идеже есть  место, зовомо Сторожи», для создания  монастыря.  После девяти лет  игуменствования  преподобный Савва  преставился  и был предан земле  в церкви  Пресвятой Богородицы.

            Князь Звенигородский Юрий Дмитриевич и его преемник  Василий Косой продолжали  оказывать  церкви всевозможную  земную поддержку  (Князь Василий   Косой  Оболенский - отец       Ярослава Васильевича  Оболенского, ставшего в последствии родоначальником   князей Ярославовых. Род князей Ярославовых, происходит   от  Черниговского княжеского  дома, к которому относятся и князья Звенигородские.  Поэтому  и   княжеская фамилия Ярославовых часто упоминается   в контексте истории звенигородских земель.  Так, например,  к 1800 году относится упоминание  о  полковнике  Алексее Михайловиче Ярославове,  владевшем  деревней Насоново  вместе с сельцом Караулово, к северу от Звенигорода, http://www.zvenigorod.ru/geo/settlements/13/1201.htm)

            Но вернемся к истории Саввы-Сторожевского монастыря и Березовской Чудотворной иконы.  С умножением  братии и процветанием  благочестия  жалованный грамотами царей  Саввин монастырь  стал называться Большим, и к нему  приписаны были 19 монастырей  и пустынь.

            И вот из этого  монастыря  в неизведанную,  полную смертельных опасностей дорогу для сопровождения   Березовской  Чудотворной  иконы снарядились несколько монахов,  чтобы промыслами  своими, силой внутренней своей  озарить те далекие  неизведанные  края, куда они  направлялись.  Никто  и никогда  не узнает их имен, никто не укажет их могилы, но мы можем попытаться проникнуть в ту нравственную  атмосферу общества, которая озарила своим  сиянием на многие века  духовные помыслы народа, атмосферу, созданную  иноческим гением  Сергея Радонежского и  Саввы Сторожевского.

            Надобно  припомнить время, когда появился на свет преподобный Сергий. Он родился, когда в  русских людях  ещё до боли было  живо чувство ужаса, произведенное татаро-монгольским нашествием.  Это было одно из тех народных бедствий, которые приносят не только материальное, но и нравственное разорение, надолго ввергая народ в мертвецкое оцепенение.  Люди беспомощно опускали руки, умы теряли всяческую бодрость  и безнадежно отдавались  своему прискорбному положению, не находя и даже не пытаясь найти  какой-либо выход. Редкие из них, неся смиренную гордыню, с тоской оглядывались  вокруг, не займется ли где заря надежды, и сходили в могилы  невостребованными.

            Одним из этих несмиренных был  преподобный Сергий.  Он начал с того, что  продолжительным уединением, исполненным трудов и лишений, среди дремучего леса, приготовился быть руководителем других  пустынножителей.  Пятьдесят лет  делал свое тихое дело преподобный  Сергий в Радонежской пустыне. Вместе с водой из его источника  люди черпали в его  пустыне утешение и ободрение и, воротясь в свой круг, по каплям делились ими с другими.

            Чувство нравственной доброты, духовной крепости, который преподобный Сергий вдохнул в  русское общество, ещё живее и полнее воспринималось русским монашеством.

            До половины  XIY века масса русского населения робко жалась  по немногочисленным  расчищенным среди лесов и болот полосам земли в  междуречье Оки и  Волги. Оставался открытым путь на  Север и Северо-Восток, но то был  глухой, непроходимый край.  Монах-пустынник и пошел туда  смелым разведчиком. После завоевания Казанского ханства  эта нелегкая дорога начала ториться и в сторону Урала, в Закамье. Преподобный Сергий  со своей обителью и  учениками  был образцом и начинателем в этой оживленной монастырской  жизни. Монастыри, основанные  усилиями  преподобного, или  его учениками, исчислялись десятками. 

            Так примером  своей жизни, высотой своего духа,  преподобный Сергий поднял упавший дух народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим  силам, вдохнул веру в своё будущее.

            Безусловно, этот высокий дух царил и в Саввино-Сторожевском   монастыре, основатель которого  Савва, был не только учеником, а даже, скорее, сподвижником  великого пустынника.  Этим высоким  духом  были наделены и  те безвестные  теперь странники, которые  сопровождали в   походе  икону   Святителя Николая Чудотворца, при  возвращении  к  месту, где впервые    явился её  чудотворный образ.

            Как видим, Свято-Никольский храм,  где была размещена икона Николая Чудотворца,  возвращенная из Москвы  в сопровождении иноков Саввы-Сторожевского монастыря,   изначально был озарен  высоким гением великого  игумена и многие века хранил  светлое тепло его духовного обаяния  (из книги В.Г. Тетерева о Николо-Березовке).

            Будучи  источником духовной силы, для    царя Иоанна Грозного  в период покорения Казанского  царства Березовская  икона  Святителя Чудотворца Николая тогда в первый раз  стала участницей  великого исторического действа, приведшего к приумножению земель российских   и объединению их   под единоначалием Государя Российского.

            Вторым   знаменательным  для российской истории событием  стало  возвращение иконы Николая Чудотворца на восточный берег реки Камы.  Случилось так, что, явившись морякам  на   ещё неосвоенном русскими людьми   восточном берегу  Камы, икона ознаменовала  тем самым   появление   первого русского  поселения среди башкирских земель. Совершив же  путь в Москву и возвратившись в сопровождении иноков  Саввы-Сторожевского  монастыря, эта же икона  стала  впоследствии  маленьким духовным оплотом для покорения Сибири  и символом движения православия на Восток.

            Летом 1576  года    дозорные войска Ермака, двигавшегося вдоль  безлюдных берегов Камы,   просигналили  о   приближении к Никольской  слободе.  Ермак  призвал к   себе лоцмана,  и  тот вкратце рассказал ему о   чудотворной иконе. Услышав удивительную историю иконы, атаман принял решение  сойти на берег.

            Иноки, по просьбе атамана, сопроводили его со свитой в часовню. Часовня  простого убранства имела несколько икон, среди которых в центре находилась единственная украшенная – икона Николая Чудотворца, с виду маленькая, невидная.  Молча стояли, молились. По выходе  Ермак  долго беседовал с  настоятелем отцом Гавриилом.

            Утром атаман, по имеющемуся с вечеру уговору,  выставил на молебен своё войско. Вынесли икону, поставили на заранее сколоченный аналой.  В первых рядах стояли те, кто верил  искренне, кто к атаману был ближе.  Легкий  камский ветерок развевал  хоругвь.  Отец Гавриил провел службу сполна, с подъемом. Никогда ещё – ни до, ни много позже – не будет здесь столько народу.

            Отплывали уже почти в  полдень. Рядом с Ермаком появился и один из монахов – инок Василий, который добровольно решил сопровождать  отряд в нелегком походе. И будет с  ними до конца, до того памятного дня, когда великого атамана примут  холодные воды Иртыша.  И кто теперь скажет: то ли та молитва подвигнула атамана, то ли отец Василий настоял, но только все последующие годы, полные великих свершений и великих  лишений, потерь страданий, были освящены великим именем Николая Чудотворца. 

            Двигаясь   в Сибирь,   Ермак  по неведению или по ошибке  завернул вправо  по реке Сылве и шел по ней до тех пор, пока не наступила зима и не заставила его остановиться. Место, где он тогда зимовал, долгое время носило название «Ермаково городище». При Ермаке находились три священника, один из которых, отец Василий из Никольской слободы, сразу же предложил  построить  на зимовье  Часовню  во имя Святителя Николая.  Трудные зимние хлопоты оттянули строительство, но всё равно к 9 мая  (по старому стилю), в праздник этого святого, часовня была освящена, и в ней  установилась икона Николая Святителя.

            С именем Николая Святителя  связывают  одно из важных, переломных событий  в славной летописи тех далеких дней. Будучи уже в Сибири, потеряв в многочисленных стычках  с противником много людей  и не получая помощи из России, Ермак решил зазимовать на Иртыше, а сам послал людей с челобитной за подкреплением.  Вскоре стоянка  Ермака  была окружена войсками Кучума. Имея скудный запас  провианта, воины начали болеть,  многие умерли от цинги, а помощи всё не было. Решили дать бой, может быть, последний.  Для этого собрали всех, кто мог двигаться.  Выступление приурочили к празднику  Николы  Вешнего  - 9 мая 1579 года. В течение месяца совершали ежедневные молебны Николаю Угоднику. Вышли на последний бой голодные, ослабевшие с хоругвями, с иконой Николая Чудотворца  и, вопреки всякой военной логике, победили.

            Эта история запечатлена в летописях  достоверно, и  долгие века потом считалась  бесспорным подтверждением чудес  Святителя Николая, подтверждением его покровительства  воинам.   И был среди них  тогда инок  Саввино-Сторожевского монастыря, монах Никольской обители Василий, погибший  позже на безымянном Иртышском мысу с великим атаманом.

            Вот так чудодейственная сила Березовской  Чудотворной иконы и  иноки  Саввы–Сторожевского монастыря продвигались на Восток  в земли сибирские.

 Вот так в третий раз   через исторический молебен  в Никольской Слободе, икона Николая Чудотворца, уже после её возвращения из Москвы  от Грозного Иоанна,  вновь стала  символом покорения   земель Казанского и Кучумского ханства, символом движения православия  на Восток.

             Удивительную роль сыграла  икона и в истории княжеского рода  Ярославовых, потомки которого появились в землях Савво-Старожевского  монастыря за Камой  вслед за возвращением Чудотворной иконы  туда, где затем возникло село  Николо-Березовка.  Покровительство  князей Ярославовых  Савво-Сторожевскому монастырю и его  щедрая  поддержка  определили  историческое участие этой княжеской фамилии  и в    деятельности всей   сети заволжских монастырей,  отнесенных к  Большому Савво-Сторожевскому  монастырю.  Повлияла эта  историческая связь и на расселение потомков княжеского рода вблизи   упомянутых  монастырских земель  после прекращения династии Рюриковичей   и  последовавшего отдаления  княжеских родов  этой  династии  от   царского трона и от Москвы.

   С прекращением династии Рюриковичей  прекратилось и составление генеалогического древа  князей Ярославовых.  Информация о  генеалогии  русской знати, по некоторым данным, содержит  последние официальные сведения  о князе Александре Ярославове–Оболенском  (21 кол.), жившем в период, совпадающий со временем прекращения династии  Рюриковичей. Однако с появлением Интернета  появилась новая возможность изучить и сопоставить многие источники  об истории Черниговского княжеского дома. Надо заметить, что  информация  в разных источниках совпадает не полностью.  Разное исчисление колен, а также  потомки ,с одним именем в одном  колене ( в том числе,  от разных  жен одного и того  же  родовитого князя) ,  стали причиной   неточностей    в распределении  наследников по   разным «веткам». Так во многих источниках  традиционно считается, что единственная  линия  Оболенских, сохранившаяся до нашего времени, идет от некого Михаила Оболенского. Тогда как  в других источниках династия, идущая от единственного Михаила, напротив,   прерывается, а  продолжаются иные линии  этой княжеской  фамилии.

            В конечном счете, многие  Рюриковичи встретили   начало   двадцатого века, в   том числе, и в крестьянском сословии,   но их гены и порода проявлялись независимо от сословия  и  имеющегося социального статуса.

                                                                              Схема1.

ГЕНЕАЛОГИЯ  РУССКОЙ  ЗНАТИ

        В приведенной   выше  «угасшей»  (в официальных летописях)  ветке    князей  Ярославовых-Оболенских, данные о которой  воспроизведены      на  сайте http://volodimer.iu4.bmstu.ru/rusgen/gentable/rurik/gen_rk_66.html,       последним  представителем в этой линии   является   Александр Ярославов  сын Ивана Глупого.   Однако  в других источниках, хотя и на этом же  сайте (http://volodimer.iu4.bmstu.ru/rusgen/index.php?id=gen_table&table_id=gen_rk_64)  наследником    Ивана  Глупого, князя Оболенского, показывается не Александр Ярославов-Оболенский, а   Никита  Медведица,  от которого у     Ивана Глупого, имеется  три внука: Василий, Петр и Юрий.   При этом Иван Глупой   показывается в родословной таблице  уже  как  сын  Константина Семеновича  Оболенского, тогда как  согласно первого информационного источника  этот  же   Иван  Глупой является сыном Константина Ярославовича   ( сына Ярослава Васильевича Оболенского –родоночальника рода  князей Ярославовых -Оболенских).

        Подобная же информация повторяется и у  исследователя Игоря  Борева – составителя родословных  таблиц в электронном виде.  Интересно, что наследников  у Никиты в этой таблице не показано,   но   дублируется информация о том, что Никита  - есть сын Ивана Глупого из князей Оболенских. В примечании к таблице уточняется, что Иван  - это Иван Глупой  (кол. XIX), отец Никиты Медведицы.

        Таким образом,  в ветке князей Ярославовых – Оболенских выделяется несколько   спорных фигур.    Первая  - Василий Косой,  вторая - Константин   Ярославович  Ярославов-Оболенский,  третья  - Иван Глупой Ярославов - Оболенский,   четвертая  - Никита Медведица Оболенский.

        Василий  Косой.   Яндекс  содержит  следующую информацию об этой исторической фигуре.  Василий Юрьевич (Георгиевич) Косой  (1448), Галицкий князь. Сын Галицко-звенигородского  князя Юрия  (Георгия) Дмитриевича. Василий Косой  жил в Галиче и Костроме. После смерти Юрия Дмитриевича в Москве  в 1434 году  объявил себя великим князем    Московским, но был изгнан из   столицы   Северо-Восточной Руси  Василием II   и своими братьями, Дмитрием Шемякой  и Дмитрием Красным.  Он уехал в Новгород Великий, а потом в Кострому, где собрал  войско  и выступил  против Василия  Второго.  В  сражении на реке Которосли   в 1434 году  Василий Косой потерпел поражение от великокняжеских войск и заключил с  Василием  II  мир, по которому   получил во владение Дмитров.  Но вскоре он вновь  выступил против  великого князя.  В 1434  был  вторично разбит   у с. Скорятина в Ростовской земле, бежал с поля битвы, попал в плен к  Василию II , был ослеплен  по его приказу, после чего  сошел с политической сцены.   В период борьбы за  великокняжеский стол  «отличился» жесткой расправой со сторонками Василия  II.   Города, в которых он скрывался в период противостояния с Василием II: Кострома, Кашин, Новгород.   Город Кашин упоминается  позже, как  место жительства некого судьи Ярославова Якова  Медведя, 1504 год.

       Ещё одна информация о Василии  Косом. В 1443 году  вместе с воеводой  А.Ф. Гоптяевым разграбил  под Переясловлем  -Рязанским  войска царевича  Золотой Орды мустафы.  В 1445 году,  будучи наместником Мурома,  взял в плен  мурзу  Бегича, который по поручению хана поддерживал  Шемяку против великого князя Василия Васильевича. В 1450 году, командуя войсками  великого князя, одержал победу в  сражении с войсками Шемяки  под Галичем и  вынудил последнего  бежать в Новгород. Постригся в монахи  под  именем Варсофония. Он был  родоночальником   княжеских   фамилий Стригининых, Ярославовых, Нагих и Телепневых, угасших в  XVI    веке.

        Упоминание   и первого и второго Василия Косого  относится к одному и тому же периоду времени: 1440-1450  годы, поэтому  можно понять так, что это  одна и та же фигура.   Тем  более  фигура Александра Ярославова описывается    у Курбатова в книге   О князьях московских».   И  в том, и в другом  случае  упоминается  исторический герой Дмитрий Шемяка.  У Дмитрия  Шемяки в разные периоды  жизни были различные взаимоотношения  с братом Василием Косым. После смерти своего отца  Юрия Дмитриевича великим князем провозгласил себя его старший сын Василий Косой. Но  младшие братья и, в первую очередь, Дмитрий Шемяка, отказались признать такой поворот событий, и перешли на сторону Василия II. В таких условиях Василий Косой не смог удержаться в Москве, покинул ее, а в битве 14 мая 1436 г. его армия была разгромлена войсками великого князя Василия Васильевича. Сам Косой попал в плен и был ослеплен по приказу великого князя. Позже, когда московский престол пытался занять  сам Дмитрий  Шемяка он  ответно  ослепил в отместку за своего  брата, против которого когда-то выступал,  великого князя московского   Василия II.   Однако и в первом,  и во втором случае Василий Косой выступает   соперником Василия II  , тогда как    Василий Косой – наместник Мурома   позиционируется как  друг   Василия, если    речь не идет о неудачно построенной фразе или   неудачном переводе.  В пользу  того, что  это одна и та же фигура свидетельствует тот  факт, что сыновья  Юрия Дмитриевича  звенигородского   были однозначно настроены против Орды, т.к.   потеряли престол   вследствие отсутствия   поддержки со стороны  татарских ханов. Однако  в  других исторических источниках   Оболенские  упоминаются как сторонники  Василия  II,  что не «вяжется» с  борьбой Василия  Косого  против Василия II. 

             Для уточнения   ситуации  обратимся  к информации о князьях Московских и   наместниках   Муромских.

 

Князья  Московские.

       Если говорить  коротко о князьях московских, следует упомянуть о том, что  в 1328 году   великий князь Иван Данилович (Иван Калита) получил ярлык  в Орде на великое княжение.  Ярлык на княжение  был получен  после взятия Твери и Кашина, конкурирующих с Москвой,  и временного  низвежения  местных князей.  Иван Данилович был дважды женат. 1-я жена Елена умерла в марте 1332 года. От нее он имел 4 сыновней (Семена, Даниила, Ивана, Андрея и четыре дочери). В том же 1332 году он женился на некой Ульяне. От нее имел двух дочерей: Федосью и Марию. Княгиня Ульяна умерла не ранее середины 1360 годов, сумев удержать в своих руках все пожалованные мужем земли. Лишь после ее смерти они были разделены между великим московским князем Дмитрием Ивановичем (Дмитрием Донским)  и его двоюродным братом Владимиром Андреевичем Серпуховским (внуки Ивана Даниловича - Ивана Калиты.)

        Владимир Андреевич – двоюродный брат Дмитрия Донского без борьбы уступил  старшинство   своему племяннику  Василию Дмитриевичу (сыну Дмитрия Донского) в  притязаниях на московский престол.  После смерти Василия Дмитриевича   у него  остался его малолетний сын  Василий  (Василий Васильевич или Василий II) под опекой   матери  Софьи В

       Витовтовны.  Однако оставшийся  старший брат  после умершего   Василия  Дмитриевича (другой сын Дмитрия Донского)   Юрий Дмитриевич звенигородский и галицкий (Галича костромского), считая себя по старине полноправным наследником старшинства, отказался признать преимущество своего   племянника Василия Васильевича и  новый порядок престолонаследия от отца к сыну. Несмотря на то это, молодой Василий начал княжить в Москве, ибо у Юрия не было средств силою вытеснить его оттуда.  Чтоб избежать войны, дядя и племянник согласились ехать в Орду и положиться на решение хана; в Орде  хан объявил, что великим князем должен быть Василий, но Юрий не хотел успокоиться на ханском решении и, возвратясь домой, ждал только благоприятного для себя случая начать борьбу с племянником.

  

  Наместники Муромские

       История Мурома на протяжении примерно ста лет, начиная с первой половины XIII в. по середину XIV в., крайне скупа на известия летописей. Под 1239 г. они сообщают о том, что татары опустошили Муром. Под 1248 г. в них говорится о женитьбе князя Бориса Васильковича Ростовского на Марии, дочери муромского князя Ярослава. Свадьба состоялась в Ростове. Вот, собственно и все, что известно о князе Ярославе Юрьевиче, княжившем тогда в Муроме (источник К вопросу о «белых пятнах» в средневековой истории Мурома). В 1288 г. Рязанскую, Муромскую  земли снова опустошил один из татарских князей. При этом на протяжении почти ста лет летописи ничего не говорят ни об одном из муромских князей. Лишь под 1345 г. в них встречается известие, что умер князь Василий Ярославич Муромский, похороненный в Борисоглебском монастыре в нескольких верстах от города. В 1351 г. Далее  упоминается  об обновлении "  Града Мурома Юрием, братом Василия Ярославовича. Вслед за этим подробно рассказывается о столкновении Юрия с пришедшим неизвестно откуда князем Федором Глебовичем, их борьбе за Муром, и далее известия о муромских князьях вновь пропадают до того времени пока  эти земли не присоединены к московским.

       В силу своего географического положения Муром в XIII – XIV вв. лежал как раз на границе русских владений, и практически сразу за ним начиналась буферная зона русско-ордынского пограничья.

       Отсюда со всей очевидностью вытекает главное направление дальнейших исследований в изучении истории Мурома – определение тех ветвей потомства Рюрика, к которым принадлежали муромские князья XIV в. Василий и Юрий Ярославичи, последний из которых "обновил" Муром, но не смог удержаться на здешнем столе. Интересно, что к этому  потомству Рюриковичей,   история которых подлежит тщательному исследованию относится и наместник муромский  Василий Косой, упоминание,  о котором в контексте этого  города относится к 1443 году, когда он был уже  зрелым   человеком.  Можно было бы предположить, что  Василий Косой  является сыном Юрия Ярославовича и также, по совпадению, имеет  отчество  Юрьевич, но  их разделяет  почти 100 лет.  Однако такие же сто лет по одним летописям разделяли  Юрия Ярославовича  и Василия   Ярославовича с   бывшим до них наместником Мурома Ярославовом Юрьевичем. Несмотря на  это другой летописец   сделал  вывод   об  том , что речь   идет  как раз о сыновьях Ярослава  Юрьевича.  Таким   образом,  или что-то  у летописцев с хронологией, или   проблемы  с достоверной информацией.   В контексте сказано надо также  обратить внимание на то, что позже в  1713 - 1776 годах, где-то в этих землях (Муром, Галич, Кострома) жил  Михаил Ярославов, портрет которого  изготовлен  по заказу  соратников великого князя Василия.

        Таким образом, однозначным является то, что Василий Косой - родоначальник рода князей Оболенских-Ярославовых произошел из Рюриковичей, но не  ясно  тождество или различие  исторических фигур  Василия Косого,   упоминаемых в контексте Галича, Костромы, Мурома в одно и тоже историческое время.

       Вторая  фигура   в ветке князей   Ярославовых Оболенских – Князь Ярослав Васильевич Оболенский   (умер 1487 году).  Назначенный по просьбе псковитян  наместником , заключает мир на  20 лет с великим магистром ливонского ордена и  на 30 лет с епископом города Юрьева.  В 1474 году горожане жалуются  великому князю на  поведение наместника, который не  только притесняет  их, но и, появляясь  пьяным на улицах стреляет в людей.  Наконец на вече горожане  отрешили его от власти, но он уехал только по приказу великого князя.  В 1478 году  назначен одним из четырех наместников в Новгород.  В 1484 году снова назначен наместником в Псков, где опять начались конфликты  между ним и горожанами.  Умер от  холеры в Пскове вместе с женой и сыном. Он был  родоначальником  князей Ярославовых – Оболенских, угасших в  XVI  веке. Жена – дочь Михаила Федоровича  Сабурова.

       Третья фигура  - Константин Ярославович (судя по схеме 1)   Ярославов-Оболенский (упоминается в 1495 году). Однако  он   нигде не отражен в   ветках князей Оболенских . Возможно, это произошло потому, что  в данном случае речь шла  уже о  роде  Ярославовых –Оболенских. Тем не менее,   отражали же в схемах других   Оболенских с двойной фамилией.  Кроме  того, в  официальных схемах присутствует и его сын Иван Глупой  Ярославов – Оболенский.  Как  сказано выше  иногда  Иван Глупой  в них,   выдается   за  сына   Константиновича Семеновича Оболенского  (родоначальника  всех князей Оболенских, доживших до нашего времени), т.е.  имеет  отчество не Ярославович, а Константинович.   При этом есть и другая информация. На сайте http:// rurikovichi.chat.ru/Tables/Obol.htm   в генеалогическом   древе Оболенских нет ни Ивана Глупого , ни  его Брата  Михаила  Ярославова ,  ни   их  отца Константина- князя Ярославова –Оболенского, а  есть только Ярослав  Васильевич Оболенский  , от которого и произошла фамилия.  Подобно этому представлена информация и  у М.Ю.Лебединского  в «Хронике князей Мышацких», включающей сведения о  Черниговском княжеском  доме и Оболенских.

       Четвертая фигура Иван  Глупой князь Ярославов - Оболенский. Как сказано  выше  Иван Глупой показывается то в ветке  Ярославовых-Оболенских, то в   единственной сохранившейся ветке князей Оболенских. В одних источниках его сыном является Александр  князь  Ярославов  - Оболенский (схема 1)  . В других - Никита Медведица. Можно  предположить , что  ситуация похожа на ситуацию с Василием Косым, но в данном случае и  тот и другой Иван  Глупой   являются   Оболенскими и речь идет по всем признакам об одной фигуре.  Встает вопрос: почему  началась путаница в ветках и почему Ярославов – Оболенский стал вновь  Оболенским, хотя до наших дней  эта ветка, судя по таблицам  все  равно не  дожила. Хотя  это не логично при трех внуках Никиты Медведицы Ярославова.  Быть может  дело в Михаиле  Ярославове.   Подобный исторический герой упоминается   среди   соратников   Степана Разина, но  на 100 лет  позже. Однако  страх перед репрессиями  мог заставить и через сто лет  скрывать  совпадение фамилий, менять летописи. Среди других причин  может  быть и отсутствие четких  записей  в летописях, уничтожаемых при  нашествии  татар, а также  другие объяснения.   Одной из причин   может быть  то, что  в  13-16 веках в линии  Оболенских трижды  встречались  Константины, что видно из информации, приведенной ниже. Первый -  Константин – сын Юрия, князя Торусского и  Оболенского. Второй – Константин – сын Ивана, князя Оболенского . Третий – Константин сын Семена Ивановича – князя Оболенского. А поскольку отчества чаще всего не указывались, то исследователи  могли вполне этих Константинов   перепутать и вместо того, чтобы  ветку Ивана Глупого числить за  Константином – сыном Ярослава Васильевича Оболенского, они начали числить её  за  Константином  сыном Семена Оболенского.  Добавить неразберихи могли и двойные имена  и прозвища,  которые появлялись в период после  принятия Россией христианства.

Рюрик, князь Новгородский
|
Игорь Рюрикович, великий князь Киевский +945
|
Святослав I Игоревич, великий Киевский 942-972
|
Владимир I, великий князь Киевский +1015
|
Ярослав I Мудрый, великий князь Киевский 978-1054
|
Святослав II, великий князь Киевский 1027-1076
|
Олег Гориславич, князь Черниговский +1115
|
Всеволод II, великий князь Киевский +1146
|
Святослав III, великий князь Киевский +1194
|
Всеволод III Чермный, князь Киевский +1215
|
Михаил II, князь Черниговский 1179-1246
|
Юрий, князь Торусский и Оболенский
|
Константин, князь Оболенский
|
Иван, князь Оболенский
|
Константин, князь Оболенский
|
Иван, князь Оболенский
|
Семён Иванович Оболенский
|
Константин, князь Оболенский
|
Михаил Сухорукий, князь Оболенский
|
Василий Михайлович Оболенский
|
Борис Васильевич Оболенский
|
Андрей Борисович Оболенский
|
Венедикт Андреевич Оболенский
|
Матвей Венедиктович Оболенский +1687
|
Василий Матвеевич Оболенский +1707

Genealogia.ru (  в этой ветке вообще нет   Василиев , родившихся до Константинов)

 

       Пятая фигура  Никита Медведица сын Ивана Глупого Князя Ярославова-Оболенского.   Поскольку   в  более  чем  половине изученных  источников  он  показывается как сын Ивана Глупого, то  надо  допустить, что это   продолжение линии Ярославовых-Оболенских.   На возможность   такого развития  событий  указывают  ещё  два   обстоятельства. Во-первых,  уже упомянутый Ярославов  Медведь,  сведения о котором относятся к началу  16 века, что вполне   соответствует  тому периоду, когда  жил Никита Медведица. Судья  Ярославов Медведь  жил  в уже известном  городе Кашине, куда  бежал  на время Василий Косой, т.е. в городе, находящемся в периодической оппозиции Москве и быть может случайно не ставшем столицей России.    Поскольку упоминание о Константине  князе Ярославовом – Оболенском  датируется 1495 годом, то в это время  у него вполне  мог быть уже и сын  Иван и внук Никита.. Во-вторых, к 16 веку относится и упоминание о  некоем  Иване Никитовиче Ярославове, проживавшем в городе Ярославле.    Не исключено, что  у Никиты   мог быть сын Иван. И тогда и сейчас логичным  было называть детей в честь дедов.

       Отсутствие поддерживаемого княжеского титула, если таковое имело место,  могло объясняться и  простым  отсутствием средств.

       Даже сегодня  поддержание   статусных характеристик    требует  больших  денег.  Тогда  же было тем более  дорого: и справить  документы и   получить документ на  вотчину.  Дворянство, как  известно,   появилось  позднее.  Не исключено также,  что титул  поддерживался, но это не нашло отражение в летописях.  М.Ю. Лебединский в своих исследованиях отмечает, что многочисленные роды  князей Черниговских  образовались  в наиболее  тяжкий период татарского ига в 13-14 веках.  Летописные и церковные  записи  в это время велись отрывочно и неаккуратно и поэтому родословие носит полулегальный характер, основанный, главным образом,  на семейных преданиях.

       Дмитрий Кудинов, занимающийся генеалогией и ведущий свой сайт  в частной переписке отмечает, что информация о том, что род пресекся,  не означает, что никто из представителей  этого рода того времени   не оставил потомков. Скорее всего, они просто перестали пользоваться княжеским титулом и приобрели обычный дворянский статус.

Если все-таки  ориентироваться на семейные предания   , то нам  стоит продолжить изучение линии  Ярославовых.

 

       Перепутав Иванов  Константиновичей  и  Константинов  Оболенских историки, возможно, могли перепутать и    Михаилов Константиновичей Оболенских (Михаил  Ярославов-Оболенский  на схеме),  но нас  в данном случае  интересует линия  Ярославовых и сохраниться  она должна была  под   фамилией Ярославовы, как говорит  теперь уже наше  семейное предание.

Если исходить из  того, что Василий Косой – это все-таки Василий Иванович Косой,  что больше соответствует информации всех прочих источников про князей Ярославовых, то получается    такое генеалогическое древо    от Рюриков.

Рюрик, князь Новгородский
|
Игорь Рюрикович, великий князь Киевский +945
|
Святослав I Игоревич, великий Киевский 942-972
|
Владимир I, великий князь Киевский +1015
|
Ярослав I Мудрый, великий князь Киевский 978-1054
|
Святослав II, великий князь Киевский 1027-1076  (Древлянский) 

Олег Гориславич, князь Черниговский +1115
|
Всеволод II, великий князь Киевский +1146
|
Святослав III, великий князь Киевский +1194
|
Всеволод III Чермный, князь Киевский +1215
|
Михаил II, князь Черниговский 1179-1246
|
Юрий, князь Торусский и Оболенский
|
Константин, князь Оболенский
|
Иван, князь Оболенский
|
Константин, князь Оболенский
|
Иван, князь Оболенский (здесь   расходятся ветки с Оболенскими)
|
Василий Иванович  Оболенский (Косой) 

Ярослав Васильевич Оболенский

Константин  Ярославович  князь Ярославов-Оболенский 

Иван Константинович  и Михаил Константинович - князья Ярославовы - Оболенские

Александр Иванович  князь  Ярославов и Никита Медведица с внуками   16 век

 

       В  связи с тем, что  одним из последних представителей  Ярославовых   является Александр Ярославов   представим краткую информацию и о нем.

        Александр Ярославов.  В книге  Андрея Михайловича Курбского «История о великом князе  Московском» (глава 6 « О казнях  бояр, Об избиении княжеских родов»)  приводятся следующие свидетельства о гибели  Александра Ярославова   по приказу  Ивана Грозного

       «Скоро после смерти Алексея Адашева и изгнания Сильвестра воскурилось гонение великое и по всей Русской земле разгорелся лютый пожар, о таком гонении не слыхали не только в Русской земле, но и не знали в истории правления древних поганских (языческих) царей - нечестивых мучителей христиан, преследовавших их за веру Христову и поругание языческих богов. Но даже и они не хватали и не мучили тех, кто скрывал свою веру и не исповедовал ее, а также их родственников.
А наш новоявленный зверь, по наветам клеветников, вначале начал разыскивать имена близких родственников Алексея Адашева и Сильвестра, а затем всех друзей и соседей, и даже тех, кто едва был с ними знаком. Всех этих людей выгоняли из домов, захватывали их имущество и имения, и мучили различными муками, и высылали в другие города. А зачем тех невиновных мучил?

        Земля возопила о невинно изгнанных, которых проклинали вышеупомянутые льстецы, соблазнившие царя…Имен тех невинных, в муках умерших, было такое множество, что всех упомянуть здесь невозможно.
Убито около двухсот благородных мужей, известных воинов:  «Затем был убит по повелению царя Петр Оболенский, прозванный Серебряным, украшенный боярским чином, муж известный в военных делах и богатый к тому же. В том же году были убиты княжата: Александр Ярославов и князь Владимир Курлятев, сын брата этого Димитрия, а были те оба, особенно Александр - мужи разумной и ангелоподобной жизни, образованные в книжном учении, знатоки православных догматов, они тексты Священного Писания всегда на устах держали, а к тому же в военном деле опытны и род свой вели от великого князя Владимира и от пленника, великого князя Михаила Черниговского, который погиб от безбожного Батыя, за надругательство над его богами и дерзновенную проповедь учения Христа перед грозным и сильным мучителем. И родственники, кровью с ним повенчанные, пострадали за Христа, и представлены были мученики к мученикам.    

    Как видим, именно во времена  Ивана Грозного  оставшихся Ярославовых было основание бежать подальше от Москвы,   в сторону Волги и Казани, на стык, на  границу с татарскими  поседениями,  куда   Иван  Грозный  лишний   раз побаивался совершать свои походы. Тем более эти места  должны были быть известны Ярославовым – Оболенским от  Александра Оболенского (упоминание 1501 год), участвовавшего в походе Ивана Грозного на Казань. Замечу, что ещё до настоящего исследования   обращалась  внимание на  то, что представители  фамилии Ярославовы появились на Каме в период  Ивана Грозного и явления  на  брегу  Камы  Иконы Николая Чудотворца (Никола    Закамского).

        В отличие  от других фамилий,   поисковые системы Интернет  практически не выдают   информации о каких либо иных версиях  происхождения фамилии  Ярославовы  или иных  носителях этого имени, кроме   известного княжеского рода.  Ярославово  дворище, Ярославовы законы,  князья Ярославовы  - это почти всё,  что  содержится в  электронных информационных системах  и касается   различных интерпретаций  фамилии  исследуемого нами рода князей  Ярославовых  (Ярославов, Ярославова, Ярославовы). Есть упоминание об  Ярославовых и как о нетитулованном дворянском роде, сохранившемся   до 20 века. Отсутствие титула в данном случае и не удивительно, т.к.  отдаленные  от  трона и разорявшиеся Рюриковичи не имели возможности  поддерживать свои титулы финансово и  материально. Не способствовала этому и наследственная склонность  к расточительству  и   благотворительности. Кроме того, как  сказано выше, они могли быть и в опале, если действительно имели родственные связи с Михаилом  Ярославовым -   союзником Степана Разина, не раз упоминавшего, что  в его  окружении есть и люди  царских кровей.

       Почти нет информации и о   современных обладателях  этой фамилии, за исключением   Николо-Березовских Ярославовых (Урал). Есть также ветка  в Москве и Омске (также через Урал, Челябинск)).

Окончание   генеалогического древа  Николо-Березовских   Ярославовых  выглядит  сейчас  ( в  2003 году) таким образом.

   

 

      Эта  завершающая часть генеалогического древа  есть одновременно  и свидетельство   борьбы за сохранение  знатной фамилии. Брат Ярославова  Романа Васильевича – Егор Васильевич,  погиб на войне (отечественной).     Также,  уже в мирное время, погиб и его сын Валерий Егорович Ярославов.    Сестра -  Мария Васильевна оказалась  бездетной. У других братьев и сестер среди наследников   были только дочери, поэтому   фамилия  в этих ветках утрачена. Несмотря на четырех детей, рожденных   Романом Васильевичем  Ярославовым в браке с Голиковой  Александрой Николаевной (урожденная Кузминых),   продолжателем фамилии стал   их единственный потомок мужского рода  Ярославов Борис.       Однако, тщетно Борис  Ярославов ожидал рождения наследника.  Судьба подарила ему лишь двух дочерей  Светлану и Наталью.  Довлело ли над Борисом  какое-либо  данное им слово или предание об истории рода, но все его помыслы последнее десятилетие   жизни  были посвящены  сохранению  фамилии Ярославов, а также детальному изучению её истории,  истории  Рюриковичей и древних  русских богов, любимым из которых был  бог Перун.     Его  глубокое  убеждение в исключительности  доставшейся ему по наследству фамилии, её судьбоносности для наследников и  обязательности сохранения  передалось   и  дочерям.  Поэтому    урожденная Наталья Ярославова  называет  Ярославом  и своего сына.  Таким образом,  перед смертью  у Бориса Ярославова  осталось одно неисполненное желание из всех теоретически выполнимых: возвращение к девичьей  родовой и знатной фамилии его дочери    Натальи.

       Фамилия ли, а может быть кровь или гены,  но все представители    Николо-Березовского рода Ярославовых отмечали в  себе  огромную энергетику и несмиренность.  Такая несмиренность и казавшееся неадекватным   (в  условиях   коммунистической России, да и в конце века  тоже)    стремление   думать  о судьбе России и  активно действовать во  имя её блага ,   требовали объяснения  и даже иногда  в отчаянии ( перед  окружающей безысходностью) трактовались  носителями фамилии  Ярославовы  как «проклятье рода». Дело в   том, что   несколько десятилетий   представители  последних двух колен   рода Ярославовых  не знали о своем происхождении.  Однако  каждый из них четко осознавал  нестандартность своих  взглядов , «барских замашек» и  поведенческой схемы.  Им внушали, что они внуки  конюха, а они не могли понять  каким  образом  у конюха могло быть столь  красивое, породистое  и интеллектуальное потомство. Многие женщины из рода Ярославовых ставились  исключительной красотой.  Они имели редко красивые, статные  фигуры, стройные ноги  ,  впечатляюще горделивую осанку и посадку головы. Все  Ярославовы имели  блестящие способности и  всегда были  первыми учениками.  Энциклопедическими знаниями  и  способностями  к  законотворческой деятельности  был известен в Николо-Березовке   Роман  Васильевич  Ярославов. Но этот ум однажды  чуть  стал  причиной  большой трагедии.  Ярчайший талант организатора, ораторские способности, высокое знание не могли не обратить на себя внимание руководства партии.  Однако предложение о повышении в Уфимский обком КПСС  требовало прохождения    необходимых формальностей. Биографическая справка Романа  Васильевича содержала недостоверные данные об отце конюхе  и донос не преминул поступить в соответствующие органы. Автор доноса Роман Фомин ( ? требует уточнения) из Бирска, докладывал  в соответствующие инстанции  сведения о том, что Роман Васильевич в  действительности  является сыном  Ярославова Василия Семеновича, состоявшего  в начале века на царской  службе  в городе Бирске, и  двоюродным братом эмигрировавшего в период революции г-на Соколова (предположительно Китай).   «Его отец  Семен Кириллович              (? отчество требует уточнения)      в Бирске пришлый», выходец из московских.  Высокое (по коммунистическим  меркам) назначение не только не последовало, но   чуть не стало  причиной репрессий,  от которых  Роман Васильевич некоторое время вынужденно  прятался   по  церквям  и надежным друзьям.

       По всей видимости, зная историю этого «повышения», сопровождавших его  доносов,  а также последствий  этих доносов   отказался от  роста  по партийной  линии и Борис Романович Ярославов.   В период  работы в  Тюменском  индустриальном институте (ныне Тюменский нефтегазовый Университет)  ему  предлагалось возглавить партийную организацию института. Последовал   отказ.  В то время  никто не мог понять   причину отказа  от  такого  предложения, сулящего большую карьеру.   Валерий  Чурилов, занявший должность партийного босса института после отказа Бориса Ярославова,   стал  затем  партийным лидером Ханты-Мансийского округа, Председателем Ханты-Мансийского окружного совета  народных депутатов, высшим менеджером компании «Югра».  И только после  того как КПСС перестала быть правящей партией, стали ясны мотивы поведения Бориса Ярославова   в одночасье поставившего крест на своей  карьере  и докторской диссертации (что  для него было нестерпимо больно,  ведь свою докторскую он  заслужил и  не один раз).

     Угроза ареста Романа Васильевича Ярославова  стала в тот период причиной ликвидации всех предметов  старины, указывающих  на принадлежность  к знатной фамилии, а также   и обклеенных царскими деньгами сундуков, в которых  «внуки» псевдоконюха  играли в  прятки.   Только в начале 90-х  единственная  из оставшихся в живых сестер Романа  Васильевича   - Мария Васильевна поведала тайну о  великом разорении  и   полном обесценивании   накопленных на приобретение особняка в   городе Бирске (или Уфе?) царских денег.  Ими и обклеивались сундуки, уходящих  сначала в деревню Печенкино, а затем  в Николо-Березовку,  остатков семейства Ярославовых. Была ещё легенда о кладе, но детали её  утрачены, а носителей  легенды уж нет в живых.

      Они  «бежали» от «биографии», с той целью, чтобы  «родить» новую легенду  о пролетарском происхождении.  Их не признали  пролетариями (Да и не могли. Ведь даже  пять минут общения выдавали  странное   наследственное сочетание  снобизма,  амбиций и гуманизма)   .  Уничтожая же  документы и информацию  о  связях, они частично  похоронили историю рода.

       По  предсмертным  откровениям  Бориса Ярославова  (умер в 1997 году),  в период революции спасали    членов семейства Ярославовых  представители  духовенства. Жену  деда, Василия  Семеновича Ярославова  звали  Мария Никоноровна.  Она была из семьи священнослужителей . Можно предположить , что её  фамилия в девичестве была Соколова, т.к.  двоюродный брат  Романа  Васильевича Ярославова   носил фамилию Соколов (  если бы это был сын брата Василия Семенова Ярославова,  то он носил  бы одноименную фамилию (интересно,  что такая же  связки   фамилий   Ярославовы и Соколовы   имела место несколько раньше в Вологде).  Следовательно, в данном случае,   речь идет или  о сыне  брата  Марии Никоноровны, или о сыне её сестры.  В том случае, если   это  сын сестры,  то предположение о том, что Соколова девичья фамилия  Марии  Никоноровны,  не  подтверждается).   Представитель  семейства священнослужителей  с фамилией Соколов   запечатлен в семейных рассказах не случайно. Как уже отмечалось, он был вторым персонажем доносов, которые писались на Романа Васильевича  Ярославова в   уфимский обком КПСС. Дело в том, что этот двоюродный брат Романа Ярославова  эмигрировал   заграницу в период революции.  Весьма вероятно, что  он не уничтожал историю своего семейства и может владеть  дополнительной информацией  о  его тетке Марии  Никоноровне  (в замужестве Ярославовой). И Ярославовы и  представители духовенства по фамилии  Соколовы  проживали в  тот  период в Бирске.  Этим  объясняется и место проживания доносчика – город Бирск.  Он хорошо знал семейство Ярославовых, поскольку его сестра (по рассказам очевидцев)  состояла   в неудачном браке с  одним  из братьев  Романа Васильевича.  Зависть двигала теми, кто откровенно проигрывал Ярославовым. Даже лишенные всего  имевшегося и  них ,  пусть среднего , но состояния, они выигрывали .  Даже нищими  они выигрывали  за счет интеллекта и личной энергетики.  Гены двигали их вперед.  Каждый из них   - ярчайшая  индивидуальность.  Их ненавидела серость.  Их старались отправить в забвение, понизить в должность, не присвоить заслуженных регалий.  Но они  всякий раз находили и открывали себе новые  горизонты развития.  Изучали  историю, открывали  «новое знание», предлагали проекты  реформ, занимались законотворчеством,  рисовали, писали стихи.

       Отрывочные упоминания  о Ярославовых,

в период с 16 века, т.е.   именно с того времени, когда   княжеский род Ярославовых-Оболенских считается угасшим,   приведены ниже. 

 1504 год, Кашин, Тверская губерния (город конкурирует за первенство с Москвой), Ярославов Яков Медведь

 1556 год. Ярославль ,Ярославов Иван Никитич

1630-1670,  Волга, Крым, Ярославов Михаил – соратник Степана Разина

1726-17      Алексей Тихонович Ярославов  родился 30 сентября 1726 года в «старинной вотчине и доме отца (своего) в сельце Нестерове,1 [Теперь село Нестерово Шекснинского района Вологодской области.] которое тогда было Ярославского уезду в Череповской волости».  Дочери:  Наталья  Ярославова (затем Бердяева. Муж Николай Степанович  Бердяев) и Александра   Ярославова  (затем Клементьева). Внучка  -  Прасковья Бердяева

      Судя по всему, у дворянского сына Алексея Ярославова не было в столице богатого и влиятельного «заступника». Став в 1737 году солдатом, он был произведен в обер-офицеры из нижних чинов и, значит, хорошо знал, что такое солдатская служба. За плечами «лейтенанта ранга майора» Астраханского пехотного полка А. Т. Ярославова (он состоял в штате генерал-фельдмаршала графа П. С. Салтыкова) - кампании 1759—1760 годов (военные походы в Финляндию и Пруссию, «баталии Пальциховская и Франфорская»). В 1761 году Ярославов ушел в отставку (с награждением чином подполковника). Спустя восемь лет он вернулся на службу, теперь статскую. А. Т. Ярославов живет в Вологде со второй половины 1780 года, то есть с открытия Вологодского наместничества. По документам 1781 года — он советник Вологодской казенной палаты. Сам,  того не подозревая, А. Т. Ярославов создал энциклопедию вологодской жизни начала 1790-х годов. Четырехтомный журнал Ярославова стал своеобразным дополнением к «Историческим и топографическим известиям по древности о России и частно о городе Вологде...», созданным А. А. Засецким — «крестовым братом» и «добрым приятелем» (О. 93. Л. 88) Алексея Тихоновича. Только эту свою роль — роль вологодского летописца — А. Т. Ярославов едва ли сознавал. По-видимому, он писал только для себя, во всяком случае,  выходов к читателю, реальному или воображаемому, в «Дневных записках» Ярославова нет.
«Дневные записки» Ярославова зафиксировали важнейшие изменения, которые происходят в культуре провинциального города. Она испытывает сильное влияние столичной, европейской культуры. Возникновение вологодского театра не было единственным результатом этого процесса.  Стихия Алексея Тихоновича - быт, дела, радости и заботы, печали и тревоги его семьи, близкой и далекой родни (Волковых, Соколовых, Зузиных, Черевиных)  Солигаличский помещик Петр Иванович Черевин — владелец усадьбы Нероново, получившей огромную известность благодаря созданным там художником Григорием Островским портретам семьи Черевиных и их родственников. П. И. Черевин был женат на Марии Михайловне Ярославовой (дочери двоюродного брата Алексея Тихоновича и родной сестры Анны Михайловны Зузиной - жены А. Р. Зузина). Третья дочь Михаила Ивановича Ярославова, Фекла Михайловна, была замужем за пошехонским помещиком Аполлоном Степановичем Соколовым, родным братом матери Александры Григорьевны Бердяевой (в замужестве Батюшковой) Елизаветы Степановны. А. Г. Бердяева-Батюшкова приходилась двоюродной сестрой Николаю Степановичу Бердяеву, женатому на дочери А. Т. Ярославова — Наталье Алексеевне.

1713 - 1776 год, Кострома, Солигалич (Галичский уезд), Муром, Ярославль. Ярославов Михаил (Иванович)  – портрет, которого выполнен  по заказу  соратников Великого князя Василия Ивановича, как видно в дар ему и в знак уважения.

Дочь  - Мария Михайловна  Ярославова, в замужестве Черевичина. Солигаличский помещик Петр Иванович Черевин — владелец усадьбы Нероново, получившей огромную известность благодаря созданным там художником Григорием Островским портретам семьи Черевиных и их родственников. П. И. Черевин был женат на Марии Михайловне Ярославовой.

Дочь – Анна Михайловна Ярославова, в замужестве Анна Михайловна Зузина - жена А. Р. Зузина

Дочь  Фекла Михайловна Ярославова была замужем за пошехонским помещиком Аполлоном Степановичем Соколовым, родным братом матери Александры Григорьевны Бердяевой (в замужестве Батюшковой) Елизаветы Степановны

1733-1774 годы, Москва Храм Рождества св. Иоанна Предтечи на Пресне. Ярославов Григорий Кирилович  и его жена. Таинственное захоронение, единственная  сохранившаяся закладная доска.

1738-1796 годы, Ярославль, Ярославов - председатель одной из судебных палат в Ярославле, помещик

 1745год,  упоминается усадьба Е.А. Ярославовой

   Село Суково {до революции писали Сухово, села Суково Ступинского района Московской области) стоит на берегу пруда. Здесь в 1745 г.,  Е.А.  Ярославова в собственной   усадьбе  построила  каменную  церковь Казанской иконы Божией Матери с приделом преподобного Андрея Критского в трапезной. Колокольня пристроена в начале XIX в. К храму с. Суково были приписаны церкви с. Батайки и погоста Кременье.

   8 ноября 1937 г. храм закрыт и разорён. В 1990-х гг. руины переданы общине верующих. От усадьбы сохранялся скотный двор. (В районе Солнцево, который вплотную примыкает к району Тропарево-Никулино, раньше располагались деревни Орлове и Суково  в районе Ново-Переделкино - деревня Федосьино с церковью Благовещения Богородицы (1854г.).

 1788- 1842 годы  Москва, Калужская губерния, Москва: Ярославова Татьяна  Федоровна, полковница - мать  Орлова Михаила  Федоровича генерал-майора (участника декабрьских событий 1825 года) и Орлова  Алексея  Федоровича (Председателя Госсовета, шефа жандармов)    внебрачных  сыновей   Федора  Григорьевича Орлова  (8.2.1741-17.5.1796). Сыновья  узаконены вместе с другими братьями после смерти отца указом   27.

1800 год, Звенигород, деревня Носоново, Ярославов Алексей Михайлович, полковник, владелец  деревни Носоново, возможно сын Михаила Ярославова

1810 год,  Ярославова  Екатерина   Александровна   (1810-1851) родственница Ф. А. Уварова 


 20 век., Ярославов Гавриил Гаврилович – новомученник  и Исповедник Русской Православной церкви.  Информация Православного Свято-Тихоновский Богословский Институт (Москва) .

                  Анализ  приведенной выше информации (включая  её   подробное изложение в Приложении)  позволяет выделить следующие закономерности:

1. Среди Ярославовых много представителей судебной системы (судей).  В частности Ярославов Яков  Медведь (Кашин, 16 век) - судья  и Ярославов -   председатель судебной палаты в   городе Ярославле (18 век). Много также людей,  склонных к законотворчеству.  Такая тяга,  кстати, проявлялась и у моего дела Романа Васильевича Ярославова, непосредственно  у меня  также опыт работы  с законодательными органами всех уровней составляет более 10 лет. Среди известных Ярославовых много ученых. Обладают ораторским искусством, нередко проявляют себя в поэзии.

2.  Отмечаются очень мощные  характеры, что следует из описания   того, как князь Ярослав Васильевич  - наместник Пскова,  довел своих горожан до   веча  об его отлучении от власти.  Из того, как   председатель судебной   палаты   города Ярославля  некто Ярославов     разрушил карьеру   наместника пермского  и тобольского, ярославского и вологодского, тульского и калужского (02.09.1793-07.10.1796).  Кашкина Евгения Петровича (12.01.1738-07.10.1796), генерал-аншефа (1790), выборгского губернатора,  пролобировав  его снятие  в С-Петербурге.  Характеры,  конечно,  сильны и у сыновей Татьяны Федоровны Ярославовой, но тут могут играть гены графа Орлова.

3. Обращают на себя внимание  взаимоотношения с  Церковью.   Во—первых, это старец Паисий  Ярославов. Во-вторых,   эксклюзивное захоронение  Ярославовых, которые по   замечанию  исследователя,  обнаружившего это   захоронение,   не отличались ни родовитостью, ни  статусом, ни состоянием.  Однако  Церковь лучше знала, что   титул и состояние не всегда соответствовали генам в 18 веке и могла из какого-то глубокого почтения    сделать такое уникальное     захоронение и уникальную  закладную доску, единственную, сохранившуюся до наших дней.  В-третьих  - это  новомоченник Ярославов Гавриил Гаврилович. В четвертых – участие    Василия Косого в становлении Саввы Сторожевского монастыря и распространение    носителей   фамилии   Ярославовы на Волгу и Каму  вслед за обителями этого  монастыря, в том числе, в Николо-Березовку, Башкирию, где родился мой отец.   Родственные связи с представителями духовенства и  удачные браки с ними. Защита  Церкви в период репрессий.

4.Склонность к политике.

5.Расселение Ярославовых в 16-19 веках  соответствует  тем, вотчинам, в  которых проявили себя представители рода  Ярославовых-Оболенских: Москва, Звенигород, Кашин, Кострома, Ярославль, Галич, Вологда.  Позже  отмечается движение  одной из веток на Волгу и Урал, с последующим переселением в Тюмень и Омск.

"Найди свои корни" - завещание Бориса Ярославова

 

 Борис Романович Ярославов начал свое сотрудничество с кафедрой разработки и эксплуатации нефтяных и газовых месторождений в 1972 году, приехав в Тюмень по приглашению первого заведующего этой кафедрой Бориса Алексеевича Богачева. К тому времени кафедре было всего четыре года, создана она была в 1968 году и ныне празднует свое тридцатипятилетие. С кафедрой разработки и эксплуатации нефтяных и газовых месторождений судьба связала Бориса Романовича Ярославова на двадцать пять лет из этих тридцати пяти.

Так же как Борис Богачев, Юрий Медведев, Николай Шешуков, Глеб Алексеев, Иван Тетерев, Полина Духовная, он стал «брендом» этой кафедры, её харизмой, её «душой», её философией. Приехав в Тюменский индустриальный институт молодым кандидатом геолого-минералогических наук с промысловым опытом работы, со стажем руководства опытным участком по повышению нефтеотдачи пластов и стажем управления научно-исследовательскими структурами, он стал передавать студентам традиции бережного отношения к недрам, традиции нефтяников Башкирии и Татарии, где месторождения в тот период были уже в поздней стадии разработки, по сути, «на счету» была каждая «капля нефти». Сотни выпускников Тюменского индустриального института, связанных с месторождениями Западной Сибири не на два–три года, не на период разведки и разбуривания, а на десятилетия – от первых фонтанов до «последней рентабельной тонны»» периода падающей добычи, учились и дипломировались у него, были соискателями ученых степеней и аспирантами за долгий период его работы в составе специализированного совета по защите кандидатских диссертаций. Наука и ученики были его реализацией, были «отдушиной», и, тем не менее, в своих стихах он писал:

Не всем насытился сполна

Средь лет безудержного бега,

Я не заметил, как зима

Меня накрыла белым снегом…

Стихи Бориса Ярославова были изданы в 2002 году в сборнике «Борис Ярославов и дочери: «Где то рядом плутала удача…».

«Где-то рядом плутала удача» - первая строка «Песни первооткрывателей» Бориса Ярославова, последнее четверостишие которой он написал так:

На маршрутах белых карт,

Не ищу дешевый фарт,

Кто-то должен был пройти

По безвестному пути.

Песня первооткрывателя, песня искателя. В средние века на Руси такими подвижниками и искателями были монахи, продвигающиеся на восток, несущие с собой цивилизацию и христианскую религию. Как выяснилось позже, история всего рода Ярославовых связана с развитием этого монастырского движения на восток. И здесь истоки первооткрывательского духа Бориса Ярославова.

16 сентября 1997 года друзья написали о нем: «Ушел из жизни геолог, нефтяник, ученый, поэт…».

Он уходил из жизни как Ученый и как Человек с большой буквы. Перед первым сентября 1997 года, за две недели до смерти, я ещё не понимала, что он умирает. Но что-то тревожное было в том, что впервые в жизни пригласив меня на разговор и собрав мужество, он спросил: «Сможешь ли ты оказывать нам финансовую помощь, если я уйду на пенсию?». Мужество было в том, что он не просил никогда. Я ответила: «Смогу, без сомнения». Отец стал оговариваться, что будет зарабатывать по научному договору. Восьмого сентября с достоинством представил мне согласованный план научных работ по той теме, которой он занимался последние годы. А через неделю его не стало. За эту последнюю неделю сознание часто оставляло его, и я не знаю, какими нечеловеческими усилиями он смог удерживать его в последний день перед смертью, ставший «Днем его завещания». Отец попросил нарядить и обиходить его, попросил достать все его архивы, все папки с научными статьями и отчетами, начиная с первых лет работы на Арланском месторождении в Башкирии, кандидатскую диссертацию и докторскую диссертацию, которую на дали защитить (со свойственным ему максимализмом отец выступил когда-то против аспиранта, построившего свои научные исследования на допущении о том, что коэффициент нефтеотдачи равен единице. Этот протест ученого ему не простили).

Отец попросил последовательно зачитывать названия научных трудов и говорил только два слова: «Надо», «Не надо». Скорее не говорил, а шептал. Потом уже сил не было, и он только движением руки показывал на то, что надо сохранить. О смерти не говорили ни я, ни он. Но оба понимали, что происходит. Сортировали «научные итоги жизни». Понимали друг друга почти без слов. Ведь за плечами был долгий опыт совместной работы, опыт руководства моей диссертацией по проблеме повышения нефтеотдачи пластов, опыт написания совместных статей. Первая, столь радостная и любимая нами, называлась «Нефть на Запад за рубли: абсурд или здравый смысл?». Тогда, в 1991 году, с России только сняли торговое эмбарго, для нас открылся мировой рынок нефти, и надо было думать, как его организовать. Опубликовав статью, мы опередили экономистов на десятилетие. Только пару лет назад Сергей Глазьев выдал подобную идею о частичном переводе внешнеэкономической деятельности (в части экспорта) на рубли и добился с нею на выборах впечатляющего результата. Возможно, с этими же тезисами он пойдет и на президентские выборы, и мало кто вспомнит Бориса Ярославова, годами страдавшего в тиши своего кабинета о судьбах России, многое сказавшего, но, к сожалению, не услышанного.

Без сна истерзанные ночи находят скорый смысл в добре…» - это ещё одна строка из его стихов. Именно доброта, доброе отношение к России двигало им, когда он писал свои статьи. Добро, радение, бережливость - этими мотивами мы руководствовались с ним и тогда, когда писали статью «Зри в недра: баланс интересов государства и предприятий». Это тоже статья «со стажем», актуальная как никогда сегодня в контексте происходящих событий.

…Шёл уже не первый час нашей последней работы с отцом. Даже я была на грани нервного истощения, но он настаивал на завершении. Подошли к научным трудам его последних лет. Отец сказал: «А это очень важно! Положи в отдельный дипломат. Это твое наследство». Моё эксклюзивное наследство состояло из работ «Выделение участков для самостоятельного анализа разработки», «Принципы обобщения опыта разработки нефтяных месторождений России», «Методика оценки эффективности воздействия на призабойную зону пласта», из аналитических результатов работы по теме «Накопленный водонефтяной фактор как мера оценки неравномерности дренирования нефтяной залежи», из таблиц и из графиков «Зависимости коэффициента нефтеизвлечения от обводненности» по месторождениям Западной Сибири. Только ученый-нефтяник, воспитанный в духе бережного отношения к ресурсам и в философии приоритетности идеи повышения нефтеотдачи пластов, может понять всю ценность этого наследства для меня как продолжателя научной и профессиональной династии. Прошло уже более пяти лет, а «рациональная разработка», к сожалению, остается только тем высоким аргументом, под которым перераспределяются полномочия и ресурсы в сфере недропользования. Ну что ж, пусть будет так. Наследства умеют ждать…

Потом отец перешел к тому, что мучило его все годы жизни. Долгое время он изучал историю своей фамилии. Общался с ещё живыми дедами и прадедами. Ездил в Ярославль. Сообщил мне всё, что знал: и действительные факты, и предания. Взял с меня обещание продолжить поиск. Тот последний предок, о котором он имел сведения, был Семен Кириллович Ярославов.

С историей своего родословного поиска я уже познакомила читателей во втором разделе сборника. Хочу заметить: из Башкирии в Тюмень вслед за Борисом Ярославовым прибыли в Тюмень и другие представители этого фамильного рода и судьба многих из них была связана с Тюменским нефтегазовым университетом. Закончили Тюменский индустриальный институт, а также преподавали в нем какое-то время и я, и моя сестра Светлана Борисовна Ярославова. К сожалению, я запечатлена в архивах института и памяти студентов в статусе Годуниной Натальи Борисовны. Эта же фамилия Годунина обозначена на парадной доске кафедры разработки и эксплуатации нефтяных и газовых месторождений, в ряду выпускников, окончивших с отличием институт. В Тюменском нефтегазовом университете учились и учатся внуки Бориса Ярославова: Александр Ярославов, Годунин Ярослав, Ковин Илья. И с этим же институтом были связаны годы учебы родных племянников Бориса Ярославова: Александра Тимчука и Марины Забоевой (урожденной Тетеревой). Вот так восемь представителей трех поколений рода Ярославовых, рода с «душой» первооткрывателей и искателей, связали свою судьбу с Тюменским нефтегазовым университетом – кадровым и научным оплотом освоения Тюменского нефтегазового Севера. И описание истории рода Ярославовых всегда будет неразрывно связано с историей этого института.

Ниже таблица   с «современными искажениями»    истории рода ,  возникшими по  неясным причинам при публикации (?)

Не показаны  наследники Татьяны Тетеревой, не показана ветка её сестры Марины Тетеревой,  изменено отчество о Наталья   Борисовны Ярославовой  на Романовну. Таким образом, все мужские потомки в России (Роман во  Франции) исчезли.

 Ниже таблица   без искажений.