Рейтинг@Mail.ru
Уважаемый пользователь! Ваш браузер не поддерживает JavaScript.Чтобы использовать все возможности сайта, выберите другой браузер или включите JavaScript и Cookies в настройках этого браузера
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме
Показывать записи:
0
0
Стихи и проза




Лишь потеряв, мы понимаем цену

Тому, кто рядом с нами вместе шёл.

Лишь обретая горе понимаем

Что он унёс с собой, когда ушёл...



Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 27 ноября 2017

4
0
События



Реализована новая задумка - возможность дополнять информацию про населенные пункты

Реализована новая задумка - возможность дополнять информацию про населенные пункты, сведения о жителях и уроженцах. А так же прикреплять своих родных к конкретному населенному пункту.
Пока не все населенные пункты имеются на сайте. Но мы работаем.
Если кто хочет увидеть свою малую родину но ее еще нет на сайте - пишите. Мы постараемся ускорим её появление. Только нужно сразу сообщить губернию, уезд и волость, к которому относится населённый пункт, так же все известные варианты наименования. Премиум пользователи в этом случае обслуживаются вне очереди.
К населенному пункту прикрепляются церкви и мечети, имеющимися в этом населённом пункте: можно добавлять информацию о церкви (мечети) и данные о священнослужителях, которые служили в данной церкви (мечети).
Вся информация индексируется поисковиками.
Населённые места классифицируются по губерниям, уездам и волостям, как они были до революции. Новые поселения, возникшие после революции, идут в разделе СССР по областям (краям, республикам) и районам.
Пока грузим Казанскую, Уфимскую, Вятскую, Самарскую губернии.



Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 18 ноября 2017

1
0
Стихи и проза



2 ноября.

Зима. Что делать нам в деревне? Я встречаю Слугу, несущего мне утром чашку чаю, Вопросами: тепло ль? утихла ли метель? Пороша есть иль нет? и можно ли постель Покинуть для седла, иль лучше до обеда Возиться с старыми журналами соседа? Пороша. Мы встаем, и тотчас на коня, И рысью по полю при первом свете дня; Арапники в руках, собаки вслед за нами; Глядим на бледный снег прилежными глазами; Кружимся, рыскаем и поздней уж порой, Двух зайцев протравив, являемся домой. Куда как весело! Вот вечер: вьюга воет; Свеча темно горит; стесняясь, сердце ноет; По капле, медленно глотаю скуки яд. Читать хочу; глаза над буквами скользят, А мысли далеко... Я книгу закрываю; Беру перо, сижу; насильно вырываю У музы дремлющей несвязные слова. Ко звуку звук нейдет... Теряю все права Над рифмой, над моей прислужницею странной: Стих вяло тянется, холодный и туманный. Усталый, с лирою я прекращаю спор, Иду в гостиную; там слышу разговор О близких выборах, о сахарном заводе; Хозяйка хмурится в подобие погоде, Стальными спицами проворно шевеля, Иль про червонного гадает короля. Тоска! Так день за днем идет в уединеньи! Но если под вечер в печальное селенье, Когда за шашками сижу я в уголке, Приедет издали в кибитке иль возке Нежданая семья: старушка, две девицы (Две белокурые, две стройные сестрицы),- Как оживляется глухая сторона! Как жизнь, о боже мой, становится полна! Сначала косвенно-внимательные взоры, Потом слов несколько, потом и разговоры, А там и дружный смех, и песни вечерком, И вальсы резвые, и шопот за столом, И взоры томные, и ветреные речи, На узкой лестнице замедленные встречи; И дева в сумерки выходит на крыльцо: Открыты шея, грудь, и вьюга ей в лицо! Но бури севера не вредны русской розе. Как жарко поцелуй пылает на морозе! Как дева русская свежа в пыли снегов!
1829


Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 02 ноября 2017

1
0
Стихи и проза



19 октября 1827.

Бог помочь вам, друзья мои,
В заботах жизни, царской службы,
И на пирах разгульной дружбы,
И в сладких таинствах любви!
Бог помочь вам, друзья мои,
И в бурях, и в житейском горе,
В краю чужом, в пустынном море
И в мрачных пропастях земли!


Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 19 октября 2017

1
0
Стихи и проза



19 октября1825.

Роняет лес багряный свой убор, Сребрит мороз увянувшее поле, Проглянет день как будто поневоле И скроется за край окружных гор. Пылай, камин, в моей пустынной келье; А ты, вино, осенней стужи друг, Пролей мне в грудь отрадное похмелье, Минутное забвенье горьких мук. Печален я: со мною друга нет, С кем долгую запил бы я разлуку, Кому бы мог пожать от сердца руку И пожелать веселых много лет. Я пью один; вотще воображенье Вокруг меня товарищей зовет; Знакомое не слышно приближенье, И милого душа моя не ждет. Я пью один, и на брегах Невы Меня друзья сегодня именуют... Но многие ль и там из вас пируют? Еще кого не досчитались вы? Кто изменил пленительной привычке? Кого от вас увлек холодный свет? Чей глас умолк на братской перекличке? Кто не пришел? Кого меж вами нет? Он не пришел, кудрявый наш певец, С огнем в очах, с гитарой сладкогласной: Под миртами Италии прекрасной Он тихо спит, и дружеский резец Не начертал над русскою могилой Слов несколько на языке родном, Чтоб некогда нашел привет унылый Сын севера, бродя в краю чужом. Сидишь ли ты в кругу своих друзей, Чужих небес любовник беспокойный? Иль снова ты проходишь тропик знойный И вечный лед полунощных морей? Счастливый путь!.. С лицейского порога Ты на корабль перешагнул шутя, И с той поры в морях твоя дорога, О волн и бурь любимое дитя! Ты сохранил в блуждающей судьбе Прекрасных лет первоначальны нравы: Лицейский шум, лицейские забавы Средь бурных волн мечталися тебе; Ты простирал из-за моря нам руку, Ты нас одних в младой душе носил И повторял: «На долгую разлуку Нас тайный рок, быть может, осудил!» Друзья мои, прекрасен наш союз! Он, как душа, неразделим и вечен — Неколебим, свободен и беспечен, Срастался он под сенью дружных муз. Куда бы нас ни бросила судьбина И счастие куда б ни повело, Всё те же мы: нам целый мир чужбина; Отечество нам Царское Село. Из края в край преследуем грозой, Запутанный в сетях судьбы суровой, Я с трепетом на лоно дружбы новой, Устав, приник ласкающей главой... С мольбой моей печальной и мятежной, С доверчивой надеждой первых лет, Друзьям иным душой предался нежной; Но горек был небратский их привет. И ныне здесь, в забытой сей глуши, В обители пустынных вьюг и хлада, Мне сладкая готовилась отрада: Троих из вас, друзей моей души, Здесь обнял я. Поэта дом опальный, О Пущин мой, ты первый посетил; Ты усладил изгнанья день печальный, Ты в день его Лицея превратил. Ты, Горчаков, счастливец с первых дней, Хвала тебе — фортуны блеск холодный Не изменил души твоей свободной: Всё тот же ты для чести и друзей. Нам разный путь судьбой назначен строгой; Ступая в жизнь, мы быстро разошлись: Но невзначай проселочной дорогой Мы встретились и братски обнялись. Когда постиг меня судьбины гнев, Для всех чужой, как сирота бездомный, Под бурею главой поник я томной И ждал тебя, вещун пермесских дев, И ты пришел, сын лени вдохновенный, О Дельвиг мой: твой голос пробудил Сердечный жар, так долго усыпленный, И бодро я судьбу благословил. С младенчества дух песен в нас горел, И дивное волненье мы познали; С младенчества две музы к нам летали, И сладок был их лаской наш удел: Но я любил уже рукоплесканья, Ты, гордый, пел для муз и для души; Свой дар, как жизнь, я тратил без вниманья, Ты гений свой воспитывал в тиши. Служенье муз не терпит суеты; Прекрасное должно быть величаво: Но юность нам советует лукаво, И шумные нас радуют мечты... Опомнимся — но поздно! и уныло Глядим назад, следов не видя там. Скажи, Вильгельм, не то ль и с нами было, Мой брат родной по музе, по судьбам? Пора, пора! душевных наших мук Не стоит мир; оставим заблужденья! Сокроем жизнь под сень уединенья! Я жду тебя, мой запоздалый друг — Приди; огнем волшебного рассказа Сердечные преданья оживи; Поговорим о бурных днях Кавказа, О Шиллере, о славе, о любви. Пора и мне... пируйте, о друзья! Предчувствую отрадное свиданье; Запомните ж поэта предсказанье: Промчится год, и с вами снова я, Исполнится завет моих мечтаний; Промчится год, и я явлюся к вам! О, сколько слез и сколько восклицаний, И сколько чаш, подъятых к небесам! И первую полней, друзья, полней! И всю до дна в честь нашего союза! Благослови, ликующая муза, Благослови: да здравствует Лицей! Наставникам, хранившим юность нашу, Всем честию, и мертвым и живым, К устам подъяв признательную чашу, Не помня зла, за благо воздадим. Полней, полней! и, сердцем возгоря, Опять до дна, до капли выпивайте! Но за кого? о други, угадайте... Ура, наш царь! так! выпьем за царя. Он человек! им властвует мгновенье. Он раб молвы, сомнений и страстей; Простим ему неправое гоненье: Он взял Париж, он основал Лицей. Пируйте же, пока еще мы тут! Увы, наш круг час от часу редеет; Кто в гробе спит, кто дальный сиротеет; Судьба глядит, мы вянем; дни бегут; Невидимо склоняясь и хладея, Мы близимся к началу своему... Кому ж из нас под старость день Лицея Торжествовать придется одному? Несчастный друг! средь новых поколений Докучный гость и лишний, и чужой, Он вспомнит нас и дни соединений, Закрыв глаза дрожащею рукой... Пускай же он с отрадой хоть печальной Тогда сей день за чашей проведет, Как ныне я, затворник ваш опальный, Его провел без горя и забот.
1825


Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 19 октября 2017

1
0
Стихи и проза



Дети.

Разлетелись кто куда:

Кто в большие города,

Кто ещё туда-сюда...

Но ведь это - не беда:

       Приезжают иногда...


Иногда, но не всегда. 

Но и это не беда. 

Лишь бы было бы всегда:

Счастье, радость, не беда,

       Остальное - ерунда. 


Так текут наши года

И так было уж всегда...

Жизнь - и поле-лебеда,

И пригоршнями всегда

       Счастье, радость и беда...

01.10.17 Сабы 



Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 02 октября 2017

1
0
Стихи и проза



Как пойдёшь...

Молодость - светлая. 

Юность - упорная. 

Зрелость - стабильная. 

Старость - достойная. 

Молодость - глупая,

Юность - тупая. 

Зрелость - никчемная. 

Старость - заброшенна. 

18.06.2017



Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 01 октября 2017

2
0
Стихи и проза



Сказка о золотой рыбке.

Старик


Старик и море. 

Старик и бабка. 

Старик без горя. 

Старик и сказка. 


Старик у моря. 

Старик и невод. 

Старик и горе. 

Старик и повод. 


Старик и рыбка. 

Старик и царство. 

Старик не шибко. 

Старик - мытарство. 


Старик с старухой. 

Старик и старость. 

Старик с корытом. 

Старик и радость. 


Старик с печалью. 

А рыбка в море. 

Старуха с жлобством. 

А сказка с болью...


Они поныне. 

Живут рыбачат. 

Но нет в помине

Былой удачи. 


01.09.2017




Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 01 сентября 2017

2
0
События



С днём строителя!




Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 13 августа 2017

2
0
Мысли



Найдено в инете...

До 10 лет я жил в Ташкенте, там же ходил в детский сад. Мама с тетей рассказывали, что в детском саду я дружил с некой Дашей и даже обещал на ней жениться. Прошло много лет, я живу в Москве, познакомился с девушкой, и наше общение переросло в нечто большее. Ее тоже звали Даша, чему я не придал сначала значения. Со временем мы узнавали друг друга лучше, я ей рассказал историю про детский сад. И это оказалась та самая Даша! Скоро свадьба. Мужик сказал — мужик сделал! 


Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 12 августа 2017

2
0
Мысли




Пару дней назад от нас сбежал кот. Муж говорит, что он сбежал умирать, ведь ему было 13 лет. Нужно было это как-то объяснить 5-летнему сыну. Вчера мы гуляли, и я планировала в голове свою речь, как вдруг слышу голос сына: «Ма-а-ам, смотри». Смотрю, а у него в руках копия Фредди, когда он был котенком. Теперь «новый» Фредди живет у нас, а сыну сказали, что старый кот теперь «живет» в молодом. Мы с мужем задумались. А если и правда у кошек 9 жизней и они каждую из них возвращаются к любимым хозяевам, но в новом облике? 


Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 11 августа 2017

2
0
Мысли




Рядом с домом есть небольшой сквер. Мы часто гуляли здесь с сестрой. Там есть мистическое место, где мама встретила нашего отца, а сестра встретила своего нынешнего мужа. Так вот, сегодня со мной столкнулся парень на этом самом месте. Извинился и помог подняться. Вся семья уже готовится к свадьбе. 


Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 10 августа 2017

1
0
Мысли



Найдено в инете...

У меня под домом всегда тусуется один бомж. Как-то он подходит ко мне и просит дать ему денег на лотерейный билет. Я не поверил ему, но денег дал. Вчера подходит ко мне и возвращает деньги со словами: «Я вам обязан по гроб! Я купил лотерею и выиграл 250 тысяч! Спасибо!» Я, если честно, чуть не расплакался. Мне было безумно приятно, что такой маленькой суммой я помог человеку встать наконец-то на ноги. 


Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 09 августа 2017

0
0
Мысли



Найдено в инете...

Переехала на съемную квартиру, прожила там две недели. Однажды решила устроить спа-день: обмазалась с головы до ног голубой глиной. Внезапно кто-то заходит. Я в «костюме Евы», синяя, как Аватар, встречаюсь взглядом с офигевшим от увиденного парнем. Спряталась на кухне, схватила нож. Парень достал газовый баллончик, и мы начали выяснять, кто и как тут оказался. Выяснилось, что квартира принадлежит этому парню, а сдала ее мне бабуля, мечтающая устроить личную жизнь внуку. До сих пор вспоминаем наши разборки в тот день. А с квартиры я так и не съехала — живем душа в душу. 


Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 07 августа 2017

1
0
Мысли







Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 07 августа 2017

0
0
События



Нужна помощь в розысках (за оплату)



Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 07 августа 2017

0
0
События



Встреча с правнуком Пушкина. Геннадий Морозов.

Однажды познакомили меня с правнуком самого Александра Сергеевича - Григорием Григорьевичем Пушкиным. Да, такое было! 14 февраля 1983 года в Москве. В тот благословенный день встретил я на пороге издательства «Молодая гвардия», где у редактора Татьяны Чаловой находилась в работе рукопись моей новой книги. Но на этот раз с редактором мне встретиться не пришлось, ибо встретил своих однокашников по Литературному институту поэтов Игоря Крохина и Владимира Емельянова. Они-то и предложили мне поехать к Гри-Гри - так они фамильярно называли Григория Григорьевича. Меня буквально передернуло. Подумалось: ну уж зачем так запанибратски... Да ведь с кем - с русским дворянином, прямым потомком Пушкина. Поехать? Заманчиво! Восхитительно! Но тут же охватило сомнение, а не розыгрыш ли? Когда смута в душе моей улеглась, стали подсчитывать, у кого сколько денег и на что мы рассчитываем. Ну, первым делом взяли водочки, а на оставшуюся сумму что-то из продуктов. Нырнули в метро «Новослободская», доехали до станции «Сокол», вышли и рысцой помчались к троллейбусной остановке. Буквально «вбились» в переполненный салон троллейбуса и домчались до улицы Тухачевского, где жил с семьей правнук Пушкина.

Григорий Григорьевич Пушкин.jpg

...Дверь открыл нам сам Григорий Григорьевич. Веселая улыбка. Лучащиеся морщинки возле внимательных васильковых глаз. Вежливо приглашает войти. С первых же мгновений угадывается в нем русская сердечность, естественная простота, звучный и вместе с тем мягкий тембр голоса: «Слава Богу, ребятушки мои приехали...». В тесноватой прихожей снимаем куртки, шапки и шарфы. Хозяин гостеприимно просит нас пройти в глубину квартиры. По старой московской привычке проходим на кухню и усаживаемся за небольшой, уставленный яствами столик. Появились рюмки, стопки... Зафурычил эмалированный чайник на плите. Кипяток готов. Григорий Григорьевич крепкий чай заваривает... Мои друзья-поэты - ребята заводные, азартные, как у нас говорят, «шароваристые». Но стихи стали читать не сразу, а только после того, как попросил сам хозяин, видя, что гости «созрели» после нескольких выпитых рюмок. Читали стихи как бы с потягом и чуточку нараспев. По правую руку от меня горбатенький (горб спереди и горб сзади), очечки на тоненьком, как фанерка, носу. Галстук чуть ли не во всю грудь в виде павлиньего хвоста - из очень давних, должно быть, «стиляжных» времен, эдакий ладистый пиджачишко, с оттопыренными, как уши, лацканами.

Но что там внешность! Глянешь - и забудешь. А вот стихи, басовитый, с хрипотцой голос, сразу за душу берет. Кованая, литая строка, оперенная оригинальной мыслью. Это - Игорь Крохин. Из Орла. Мы редко, но все же сближались в годы учебы в Литинституте. Он даже приезжал ко мне в Ленинград, привозил новые талантливые стихи. Он их читал мне даже за ресторанным столиком в Союзе писателей, который в то время располагался в особняке графа Шереметева. К сожалению, это была наша последняя встреча - вскоре Игоря не стало. О его преждевременной кончине я узнал из еженедельника «Литературная Россия», где был помещен небольшой некролог. Стихи его, конечно же, будут жить в сознании наших читателей, ибо они духовны, глубоки, в них таится то волшебство русского певучего слова, которым он владел, как истинный и зрелый мастер.

А по левую руку от меня Володя Емельянов. Из Ижевска. Поэт философского склада, со своим понятием языческой стихии, пронизанной сумрачностью смысла. Простите, я немного отвлекся от главного: мы в гостях у пушкинского потомка. Весь его облик - напоминание об Александре Сергеевиче - крутой обрыв лба, четко проступившая выпуклость надбровных дуг, резкий вырез ноздрей (вспомним автопортреты поэта!), чуть приплюснутый кончик носа. Но более всего поразили вскинутые вверх руки, когда Григорий Григорьевич читал нам стихи своего прадеда. Манжеты рубашки были расстегнуты, рукава опали до самых локтей и увиделись мне его открытые руки и пальцы, как брызги, разлетевшиеся по сторонам. Какие они были филигранные, точеные, особенно их крайние фаланги, изящно и плавно закругленные.
Поэты шумно вспоминали недавнюю творческую поездку по Удмуртии, где вместе с ними выступал и Григорий Григорьевич, увлекательно рассказывая слушателям о своем гениальном предке, о малоизвестных семейных преданиях и, конечно, вдохновенно читал стихи прадеда. Мне подумалось тогда: какая редчайшая, счастливейшая встреча! Подумать только - в наше время, в Москве, в обычном современном многоэтажном доме живет правнук (да, всего лишь правнук!) нашего национального гения. Казалось - протяни руку - и прикоснешься к самому Александру Сергеевичу. И еще мне казалось, что взволнованный и мелодичный голос самого Григория Григорьевича таил в себе как бы глубокое и отдаленное эхо голоса великого Пушкина. В то время правнук поэта готовился к своему будущему юбилею - ему исполнялось семьдесят лет. Стало быть, год его рождения 1913. Как и многие выдающиеся предки, он с честью служил своему Отечеству: участвовал в Финской кампании, за ратную храбрость в битвах с немцами в годы Отечественной войны получил многие боевые награды. Но о войне, о его участии в ней, к сожалению, мы поговорить не успели. Именно в этот момент Григорий Григорьевич попросил нас оторваться от застолицы и стал показывать нам трехкомнатную квартиру. Здесь я впервые увидел чернильный прибор, принадлежавший дочери поэта Марии Александровне Гартунг. И даже прикоснулся к нему кончиками слегка подрагивающих пальцев, долго рассматривал и вчитывался в текст генеалогического древа пушкинского рода, уходящего своими корнями к Святому Равноапостольному Великому русскому князю Александру Ярославичу Невскому. Подумать только - мы пьем, едим, читаем стихи, ведем обычную застольную беседу, а рядом с нами тот, в чьих жилах течет такая древняя кровь...

А за окнами пропархивает легкий снежок, вспыхивают слепящие фары лавинного потока современных машин, феерическое мигание неоновой рекламы, людская толкотня и ледяная февральская метелица. Рассматривая родовое древо, занявшее всю стену квартиры, мы вспоминали Михайловское, Святые горы, Пушкинские праздники поэзии. Мария Ивановна, жена Григория Григорьевича, помнится, грустно посетовала: их никто и никогда не приглашал отдохнуть в родовом имении, хотя летом там жили писатели и поэты, литературоведы, исследователи творчества Пушкина и многие другие деятели культуры. И даже во время Пушкинских торжеств им не уделялось должного внимания... Григорий Григорьевич прервал сетования жены и перевел разговор в другое русло и стал читать главы из «Евгения Онегина», довольно оригинально трактуя стихотворный текст. Тут без юмора, естественно, не обошлось - он был с избытком присущ веселому нраву хозяина. О себе Григорий Григорьевич не очень-то любил распространяться - более всего рассказывал о своих легендарных предках. Мне особо запомнилось его повествование о дедушке - Александре Александровиче, который был командиром Гусарского полка, отважно сражался с турками, освобождая Болгарию от Османского ига. Он дослужился до генеральского чина, был дважды женат и произвел на свет Божий тринадцать детей. Он даже успел и внука своего Григория ласково потутошкать.

Отец Григория Григорьевича тоже был военным, служил в Царской армии, был произведен в полковники, но в годы Гражданской войны, как ни странно, перешел на сторону большевиков.

Что же касается заграничных потомков поэта, то все они титулованные особы, а некоторые из них в близком родстве с царской фамилией. Помню, как усмехаясь, с горькой долей иронии Григорий Григорьевич говорил про себя: «Это ведь я только такой один - простой советский человек, ни до полковника, ни до тем более генерала не дослужился. Так сержантом и остался. Трудился печатником в издательстве «Правда» и жил, как многие москвичи, в послевоенной коммуналке. Это ведь Маша, жена моя, выхлопотала эту трехкомнатную квартиру, а я ни к каким начальникам не обращался. И в коммуналке в те годы можно было жить: после войны люди были другими - более сплоченными и дружелюбными, общее горе всегда сплачивало их». Мы продолжали знакомиться с квартирой хозяина и тихо последовали за ним в соседнюю комнату, где стояли напольные часы, некогда подаренные отцу Григория Григорьевича. На них были выгравированы автографы. Поодаль висел портрет Пушкина, выполненный искусными руками чеканщиков - московских школьников и преподнесенный ими в дар Григорию Григорьевичу. Вдруг мы услышали звонок - Мария Ивановна пошла открывать дверь. Пришел их сын Саша. Праправнук поэта. И в нем просматривались пушкинские черты: такая же крутая линия лба, крупные, чувственные губы, сияющие голубые глаза. Рост небольшой. Я заметил, что Саша очень подвижный - ходит пружинисто, бойко, несмотря на то, что склонен к полноте. Побыв с нами минут сорок, отобедав, он вскоре попрощался с нами и ушел. У подъезда дома его ждала легковая машина. Мы видели из окна, как он сел за руль «Волги» и поехал на работу.

Шел февраль. Дни стояли короткими. Было снежно и вьюжно в Москве, но тепло и уютно в квартире пушкинского потомка. Беседа наша, как это всегда бывает у русских людей, затянулась далеко за полночь. Раньше всех нас уехал на вокзал Володя Емельянов. Он торопился на поезд. Оставшихся - Игоря Крохина и меня - ни за что не отпускала нас и вместе с Григорием Григорьевичем продолжала ночные бдения. Да и Бахус лишил нас реального ощущения времени, потому как тосты весело мы произносили за: «Я помню чудное мгновенье», «Клеветникам России», «Полтаву», «Евгения Онегина», «Медного всадника», «Капитанскую дочку» и т.д. Поэтому, трезво оценив наше состояние, Мария Ивановна застелила ослепительной белизны простыни на широкую тахту, пышно взбила подушки, заправила в пододеяльник одеяло, теплое, как русская печка. Ах, как сладко, как блаженно спалось нам в уютной и гостеприимной пушкинской квартире в ту февральскую метельную ночь!

Теперь никого из них, кто жил в ней уже, к большому сожалению, нет в живых. Ушли из жизни Мария Ивановна и Саша, а Григорий Григорьевич умер последним, осенью 1998 года. Благодарю судьбу за то, что она даровала мне возможность видеть и разговаривать, дружески общаться с последним, да, именно с последним на всей земле п р а в н у к о м великого поэта. И еще за тот священный трепет, пробудившийся во мне, когда я вглядывался в такие знакомые пушкинские черты Григория Григорьевича, которые были присущи самому Александру Сергеевичу. Поистине, как все рядом было: прадед - правнук!


Раскрыть Скрыть
Дата публикаций: 07 августа 2017

Загрузка...