Рейтинг@Mail.ru
2026
Ищу
тебя!
170
Старые
фото
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Жена мужем красна. Жена по муже честна. Мужем жена хороша.

Брачные обыски как источник генеалогической информации для составления родословной и семейного дерева (Древа)

Назад в источники

      Брачные обыски, иначе именуемые предбрачными свидетельствами или обыскными свидетельствами, и в настоящее время составляющие документальный массив фондов духовных консисторий, приходских и полковых церквей, а иногда – очень редко -  и личные фонды региональных архивов, являются важным источником генеалогической информации. Что же это за документ с таким непривычным для современного слуха названием?  Другими словами, это письменный акт, совершенный причтом церкви в отношении лиц, имевших намерение вступить в брак, с целью установления их неродства.  Брачные обыски были введены в России в первые годы царствования Екатерины Второй  (если быть более точным, в 1765 г.).  Форма брачного обыска, окончательно утвердившаяся только во времена Николая Первого (точнее, к 1835 г.), восходит к венечным памяткам Древней Руси (венечная память или знамя – название аналогичного документа, указа,  дававшегося иерею с разрешением совершить таинство брака). Из николаевского времени до нас дошёл брачный обыск «жениха 10-го класса» Александра Сергеевича Пушкина и «невесты Г-на Николая Афонасиевича дочери девицы» Наталии Николаевны Гончаровой от 18 февраля 1831 г., произведённый протоиереем Никитского Сорока Церкви Воскресения Господня на Царицыной улице в Москве Иосифом Михайловым с причтом. Помимо автографов самого Александра Сергеевича и Наталии Николаевны этот документ, среди прочего, сохранил автографы поэта Петра Андреевича Вяземского, матери и отца невесты и младшего брата жениха поручика Льва Сергеевича Пушкина.

        Широкую известность брачный обыск будущей супружеской четы Пушкиных получил ещё до революции, после публикации в № 113 «Петербургской Газеты» от 27 апреля 1899 г. Интересующихся подробностями этого весьма любопытного документа адресуем к соответствующей литературе. На рубеже XX в. у брачных обысков появилось и другое название – предбрачные свидетельства. Эти документы, сохранившиеся в весьма ограниченном количестве, в основном за 10-е – 60-е гг. позапрошлого столетия, содержат от того ещё более ценную информацию о лицах, которым предстояло вступить в брак. В брачном обыске (предбрачном свидетельстве) фиксировались их полные имена, вероисповедание, место жительства, возраст («к супружеству имеют совершенный, а именно: жених столько-то лет, а невеста столько-то лет и оба находятся в здравом уме…»), семейное положение («жених холост, а невеста девица»). Далее в описываемом документе наличествовала фраза об отсутствии какого бы то ни было родства и свойства - например, кумовства или сватовства - между будущими мужем и женой, «родства между ними духовного или плотского родства и свойства возбраняющего по установлению Св. Церкви брак, никакого нет». И т. д. и т. п., всего десять обязательных пунктов, в том числе и фраза, подтверждавшая намерение будущих супругов вступить в брак по взаимному согласию, а не по принуждению, и с благословения их родителей. В XIX- первой четверти XX столетия форму номерного предбрачного свидетельства, заполнявшуюся приходским священником, предваряла установленная фраза: "Такого-то числа такой-то епархии  такого-то города (села и т. д.) такой-то церкви церковнослужители производили обыск о желающих вступить в брак,  и оказалось следующее..." Собственно после этой фразы и шла вся упомянутая выше информация, позволяющая частному исследователю существенно пополнить биографические сведения о лицах, упоминаемых в таком предбрачном обыске.

      Предбрачное свидетельство в это время подписывали жених, невеста,  за их подписями следовали подписи их же поручителей (то есть свидетелей) и, наконец, подписи причта церкви, в которой производился брачный обыск, во главе с приходским священником.

       При составлении брачных обысков использовались документы личного происхождения: метрики, паспорта (если жених или невеста были из другого прихода) и т. д.

В заключение заметим, что кроме брачных обысков (предбрачных свидетельств или обыскных свидетельств),  для совершения таинства брака будущим супругам необходимы были и другие документы: прошение о вступлении в брак, в ряде случаев для вступления в брак жениху требовалось разрешение вышестоящего начальства и проч.

Упомянутые документы, как правило, впоследствии аккумулировались в делах приходских церквей в числе прочих дел под общим названием «брачные документы». Однако, как показывает практика, в делах небольших сельских приходов зачастую можно обнаружить  такого рода  документы  в обыскных книгах.  В больших же городских приходах брачные обыскные книги и книги брачных документов велись  отдельно.

Николай Долгов.