Рейтинг@Mail.ru
2026
Ищу
тебя!
170
Старые
фото
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Александр Лебедь: Мат является основой командования и управления в совместных войсковых операциях.

Рекрутские списки как источник генеалогической информации для составления родословной и семейного дерева (Древа).

Назад в источники

       Рекрутские списки, составлявшиеся в России до отмены рекрутских наборов в 1874 г., являлись средством учёта лиц, достигших установленного законом призывного возраста и, в результате специальной жеребьёвки, подлежащих призыву в армию на действительную военную службу для исполнения рекрутской повинности. Иными словами, рекрутский список (то есть список рекрутов) - это средство воинского учёта населения Российской империи на всей её территории.

      В списках содержались следующие сведения: возраст рекрута, членов его семьи, грамотен ли он (т. е. умеет ли писать и читать), каким ремеслом владеет, а также его биометрические данные - рост, цвет глаз и волос. Однако следует учесть, что единой, унифицированной формы рекрутских списков никогда не существовало, а посему в ряде случаев в них фиксировался только возраст и рост рекрута. Кстати, рост должен был быть никак не менее двух аршин и двух вершков – т. е. превышать 155 см.

      Согласно положениям рекрутской повинности, введённой Петром Первым в 1699 г., её должны были исполнять представители всех сословий и классов населения России, включая дворянство, для которого была установлена повинность личная и поголовная, а для податного населения (преимущественно бессемейных мещан и крестьян) – общинная. Последнее означало, что правительство выдвигало свои требования не к какому-то конкретному лицу, а к обществу или общине (в особенности после 1861 г.), устанавливая лишь количество рекрутов, подлежащих сдаче в войска. Тем самым этим обществам, т.е. крестьянским общинам, предоставлялось право самостоятельно определять, кто именно и на каких именно основаниях – как правило, вследствие вышеуказанной жеребьёвки, – должен быть сдан в рекруты.

      Собственно рекрутский набор был введён в 1703 г. Сдаче в рекруты подлежали мужчины в возрасте в возрасте от 20 до 35 лет. Известны случаи, когда из двух соседних помещичьих деревень на Рязанщине рекрутский набор осуществлялся три года подряд. В армию забирали молодых людей (по два-три человека с одной деревни) в возрасте 20-23 лет. Размеры, время и порядок раскладки повинности устанавливались особо – перед каждым рекрутским набором, обычно в январе-феврале каждого года. В это время издавался именной указ об очередном наборе рекрутов. И если при Петре Первом срок рекрутской службы был пожизненным, то в 1736 г., в царствование Анны Иоанновны, он был снижен до 25 лет. Последнее обстоятельство, кстати, нашло отражение в старой советской песне, слова которой принадлежат перу К.М. Симонова – песни, со временем ставшей по-настоящему народной:

      «Как служил солдат службу ратную, Службу ратную, службу трудную. Двадцать лет служил и ещё пять лет…»

      Но это касалось представителей податных сословий и, прежде всего, крестьян. Представители дворянского сословия в 1762 г. от тягот исполнения рекрутской повинности были вообще освобождены. А первые послабления дворянам были даны уже в 1736 г., когда от отбывания рекрутской повинности освобождался один из братьев в семье – в видах улучшения управления собственностью.

      На рубеже XIX-XX вв., когда уже был введён в действие новый закон о всеобщей воинской повинности (1874 г.), срок солдатской службы был сокращён сначала до шести лет, а в 1906 г. – до трёх. К слову сказать, этот закон, установив призывной возраст с 21 года, допускал, по-видимому, и послабления к условиям и необходимости призыва. В частности, в отношении лиц мещанского и крестьянского сословия, умевших читать и писать, в последние десятилетия XIX в. действовала т.н. льгота 3-й категории, сокращавшая срок службы таких лиц до четырёх лет. Кроме того, этот закон допускал замену одного призывника другим (в рамках одной крестьянской семьи), если такая замена была обусловлена причинами чисто экономическими, прежде всего для поддержания крестьянских хозяйств.

      До ввода в 1858 г. в государственный документооборот волостных посемейных списков, ставших основным поставщиком сведений стратегического характера, рекрутские списки являлись единственных носителем таких сведений. При желании по ним легко можно было собрать довольно интересные статистические данные по Русской императорской армии и флоту: средний возраст очередного пополнения, число грамотных мещан и крестьян, поступивших в войска в тот или иной период времени и т. д., включая данные о среднем росте русских солдат и матросов. Сохранившиеся до нашего времени рекрутские списки являются к тому же замечательным источником биографической информации о лицах, принадлежавших к податным сословиям России.

      В заключение стоит особо отметить тот факт, что рекрутская повинность распространилась на лиц иудейского вероисповедания («русских подданных Моисеева закона») только в 1827 г., когда царским правительством была предпринята неудачная попытка нивелировать явное неравноправие между рекрутами-христианами и евреями, проживавшими в черте оседлости и откупавшимися от рекрутских наборов. В это время вводится «Устав рекрутской повинности и военной службы евреев». С этого же времени рекруты-евреи стали поступать и в Русский императорский флот. Такое положение сохранялось во флоте до марта 1856 г., когда, после Восточной (Крымской) войны, последовало Высочайшее мнение – «Назначение рекрутов из евреев во флот воспретить». В сухопутных же частях и соединениях русской армии положение евреев во всё последующее время – в частности, после 1874 г. - оставалось практически неизменным. Вышесказанное означает, что какую-либо генеалогическую или биографическую информацию в отношении предков-евреев в рекрутских списках до 1827 г. искать не стоит, поскольку такая информация в них попросту отсутствует.