Рейтинг@Mail.ru
2070
Ищу
тебя!
177
Старые
фото
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Кевин Рубио: Они оказались в самом неподходящем месте в самое неподходящее время — неудивительно, что они стали героями.

Учётные документы советских и иностранных военнопленных как источник генеалогической информации для составления родословной и семейного дерева (Древа).

Назад в источники

        Ценным источником генеалогических и биографических сведений являются карточки учёта военнопленных времён Великой Отечественной войны. Их заводили как на советских военнопленных в странах Оси (Германии и её сателлитов), так и на иностранных, отбывавших наказание на территории Советского Союза, – немцев, румын, итальянцев и японцев.

      Основной массив сохранившихся немецких учётных карт форм Personalkarte I  и Zugangkarte на советских военнопленных рядового и сержантского состава в настоящее время хранится в фонде 58 (в частности, описи 977520, 977521, и A-64233), а также в картотеке военнопленных офицеров Центрального архива Министерства обороны (ЦАМО) РФ в г. Подольск Московской области. Аналогичными картотеками располагают Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ) в Москве, в котором находится картотека советских заключённых лагеря Маутхаузен, и Национальный архив Республики Карелия (НАРК) в городе Петрозаводск – здесь хранится картотека узников финского лагеря Миехиккяля.

       Учётные карточки иностранных военнопленных хранятся в Российском государственном военном архиве (РГВА) в Москве. В стенах этого архива, между прочим, находится большая картотека бывшего лагеря для содержания иностранных военнопленных и интернированных лиц (главным образом, немцев, румын и японцев) на Хорошевском шоссе в Москве. Эта картотека составляет часть большой коллекции документов различных советских организаций и учреждений, которые находились в подчинении Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) МВД СССР и ведали иностранными военнопленными и интернированными лицами, пребывавшими на территории Союза ССР.

       Вышеуказанные учётные карточки на советских военнослужащих, в годы войны находившихся в заключении в лагерях для содержания военнопленных и интернированных лиц, а проще говоря, в нечеловеческих, адских условиях нацистских концлагерей, являют собой образец учёта людских ресурсов противника в условиях военного времени. По-немецки педантично заполненные, они несут практически весь комплекс личной информации о военнопленном: его имя и фамилию, дату и место рождения, имя отца, девичью фамилию матери. Кроме того, в этих карточках указывался род занятий (гражданская профессия или специальность) и домашний адрес военнопленного до войны. Обязательным было указание даты и места пленения, что, к слову сказать, зачастую помогает теперь уточнить судьбы военнослужащих РККА и РККФ, до сих пор официально числящихся пропавшими без вести. Особо следует отметить тот факт, что немецкие учётные каточки формы Personalkarte I были в ряде случаев также снабжены фотографией военнопленного и его биометрическими данными – в них указывался рост и цвет волос учитываемого лица, а иногда на такой карточке проставлялся отпечаток одного из пальцев руки заключённого (как правило, заменявший его фотографию).

       Из других данных, фиксировавшихся на оборотной стороне Personalkarte I, необходимо, на наш взгляд, упомянуть дату доставки в лагерь, места и виды работ, выполнявшиеся советскими военнослужащими в плену. Как правило, речь шла о самых тяжёлых работах, сводивших в могилу даже самых здоровых молодых людей в течение нескольких месяцев (каторжные работы на каменоломнях, в шахтах и т. д.). Кстати, каторжным условиям работы в немецком плену, как правило, сопутствовали не менее тяжёлые болезни, летальный исход которых был заранее предрешён – цинга, пеллагра и т. д.

       Советские военнопленные, пережившие ужас нацистских лагерей и освобожденные частями РККА в 1944-1945 гг. в ряде случаев проходили процедуру фильтрации, материалы которых отложились впоследствии в областных архивах и архивах УФСБ по месту их жительства. В этих материалах можно найти личные данные, сведения о воинской части, в которой проходила служба военнослужащего до его пленения, дате и месте пленения и месте нахождения в плену и т. д.   Как показывает опыт сравнения данных картотек безвозвратных потерь МО за время Великой Отечественной войны, в т. ч. трофейных немецких карт учёта советских военнопленных (материалы ЦАМО) и материалов фильтрации, военнопленными зачастую оказывались советские военнослужащие, которые в упомянутых картотеках учтены как пропавшие без вести или даже погибшие. 

       Из других документов учёта советских военнопленных, в настоящее время также известны различные «аусвайсы», «зелёные карточки» (предназначавшиеся для высылки родным в случае смерти военнопленного), а из советского военного и специального делопроизводства - извещение Управления по учету погибшего и пропавшего без вести рядового и сержантского состава умершего в немецком плену. Кроме того, существуют различные списки, составлявшиеся на рядовой и сержантский состав РККА, освобождённый в последние несколько месяцев войны из плена и направленный в запасные полки, которые (списки) также несут определённый набор личных данных – год и, место службы до пленения, дату отправки в запасной полк, адреса и имена ближайших родственников.

       Советские учётные карточки военнопленных из армий противника (главным образом, бывших военнослужащих фашистского Вермахта и японской Квантунской армии) такой полнотой информации похвастаться не могут. Небольшие по формату, по виду своему больше напоминающие библиотечные каталожные карточки, они несут на себе несколько строк сухой информации об иностранном военнопленном: имя, род занятий или профессия, домашний адрес до войны, дата и место пленения.