Рейтинг@Mail.ru
Уважаемый пользователь! Ваш браузер не поддерживает JavaScript.Чтобы использовать все возможности сайта, выберите другой браузер или включите JavaScript и Cookies в настройках этого браузера
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Кровавые страницы истории.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Назад

 

В истории Семиреченкого края в период становления Советской власти есть забытые события, о которых до нас дошли только отголоски. Это неудивительно, ведь времена были тяжелые, расправы жесткие, а многие документы засекречены...

На старом кладбище города Талгар (станица Софийская), что недалеко от Алматы, на месте массового захоронения казаков, пострадавших от Советской власти установлен Поклонный крест. Его установили 2 июля 1992 года после того как 92-летний старожил Талгара рассказал о страшных событиях двадцатых годов, которым он был свидетелем.

Это, наверное, единственное, что известно жителям Талгара об этом месте. Кто лежит там, когда, в каком году и за что расстреляли этих людей, толком рассказать никто не может. Остались только семейные легенды и воспоминания старожилов.

Для казаков Талгара это самое почитаемое, священное место - здесь лежат их предки, не предавшие две самые святые вещи для любого казака: веру и присягу.

Моя сестра Оля живет в Талгаре. Она рассказала, что ее деда Ивана Денисовича Жданкова тоже расстреляли. Когда я начала глубже разбираться в этой истории, мне рассказали, что в одной из церквей есть списки всех расстрелянных в те годы казаков и что в тех списках двое или трое с фамилией Жданков. После этого я уже не смогла «пройти мимо».

Началась в прямом смысле слова охота за этими списками, которая продлилась больше двух месяцев. Я писала, звонила, уговаривала, искала нужных людей, но толку не было. Одни люди спрятали списки так далеко, что не могли вспомнить куда, другие категорически отказались мне их давать.

Изначально эти списки нашел ныне покойный православный писатель-краевед Казанцев. Он передал их людям в надежде, что они станут известны широкой общественности. Но, к сожалению, широкого распространения они так и не получили.

После долгих мучений у меня оказалось 25 фамилий добытых обходными путями. Хорошо, что к делу подключилась моя коллега по генеалогии Светлана Степанова. Спасибо ей большое в очередной раз! Она нашла фонд 772 в архиве Алматинской области под названием «Семиреченская областная ЧК. Списки расстрелянных», в котором есть информация по тем событиям. В течение нескольких недель Светлана ездила в архив, который находится далеко за городом, часами набирала эти списки, и только благодаря ей, мы теперь знаем точные имена казаков, покоящихся в братской могиле в Талгаре. 

Помимо ФИО и возраста в делах указаны причины расстрела. Всех людей объединяло «участие в к.р. (контрреволюционной) организации Бойко». Это основной пункт. Второстепенные: «хранение винтовки и патронов», «ложные показания при допросе», «укрывательство к.р. элементов».

О Бойко информации очень мало. Вот что я нашла: «В середине 1920 г., в Семиречье возникло несколько тайных офицерских организаций, ставивших своей целью свержение Советской власти в крае. Одна из них - подпольная организация войскового старшины С.Е. Бойко, служившего в областном военкомате, вместе с группой офицеров. Офицер-семирек Бойко когда-то командовал сотней во 2-м Семиреченском казачьем полку в Персии, уходил в Китай с атаманом Ионовым в 1918 г., а в Северном Семиречье командовал Приилийским казачьим полком.

Сдавшись на милость победителей в Капале, Бойко в числе других офицеров был амнистирован, и как хороший специалист направлен на работу в облвоенкомат. Разъезжая по делам службы по станицам области, Бойко видел последствия разрушительной работы большевиков и назревавшее недовольство Советской властью среди населения. Бойко смог сколотить крепкую подпольную организацию, численность которой по некоторым оценкам доходила до 660 человек. Отделения организации действовали в станицах Надеждинской, Софийской, Большой Алматинской и Джаланашской, а также в некоторых крестьянских селах.

Деятельность организации не осталась незамеченной для ЧК. В группу Бойко был внедрен тайный агент большевиков, и осенью 1920 г., накануне намечавшегося выступления, Бойко и его штаб были арестованы. По станицам прокатилась очередная волна террора, в ходе которого было репрессировано 1800 человек. Кое-какие станичные дружины сумели оказать сопротивление большевикам, но силы были неравны и казакам пришлось уйти в горы, или, соединившись с прорвавшимся из-за кордона отрядом полковника Сидорова, отходить за границу. Зачистка станиц продолжалась до апреля следующего года. Бойко же, и его соратники были увезены в Ташкент и расстреляны в июне 1921 г

Так же в деле написано, что эти списки предназначены для немедленного, широкого оповещения населения. Дословная цитата из дела: «Перевести на мусульманский язык и во всех селениях, станицах и аулах прочесть на сходах, а копии вывесить на видном месте».

Из рассказов местных жителей достоверную полную картину тех событий сложить не получилось. По одной версии расстрелы проходили на поляне возле элеватора, потом телегами убитых свозили в овраг.  Говорят, что на той поляне до сих пор не растет трава. По второй версии казнь привели в исполнение в самом овраге, который был настолько глубок, что казака на коне с поднятой над головой шашкой не было видно со стороны. Говорят, что трупы обсыпали известью и полили водой, для уничтожения следов.

Многих перед смертью пытали. Офицерам на плечах на месте звезд вбивали гвозди. Канонизированному священнику Ивану Гранитову во время ареста мучители вырвали бороду и перед расстрелом выкололи ему глаза и цепью наперсного креста пилили шею. Во время пыток священник закричал, обращаясь к православным: «Не отрекайтесь от Бога!»

Увидев, сколь жестоким мучениям подвергается пастырь, за него вступился диакон Константин Зверев и тут же был изрублен шашками. Останки сложили в мешок и бросили в овраг рядом с кладбищем, где проводились расстрелы. Вдову Ивана Гранитова выслали «за пределы Туркестанской республики» с конфискацией имущества.

Вскоре прихожане перезахоронили тело Ивана Гранитова, поставили памятный камень, но следов могилы не осталось,  священник Никольского храма отец Стефан с добровольцами несколько лет назад вели раскопки,  но им не удалось найти мощи.

Вместе с православными священниками были расстреляны и захоронены имам и мулла по рассказам сторожил, в списках я их не нашла.

По спискам жителей станицы Софийской было всего 42 человека, но по рассказам старожил, в могиле покоится больше сотни убиенных. Возможно, там захоронены и крестьяне окрестных деревень, которых расстреливали в тоже время и списки также развешивали на столбах.

К месту массового захоронения тянулись родные убитых, их арестовывали, но это оказалось бессмысленным, так как людей было очень много. Спустя несколько дней воды оттепели размыли свежую могилу, предстала ужасная картина: тела мужчин без рубах со связанными за спиной руками, с мешками на головах, со следами от пуль беспорядочно лежали друг на друге.

Те события немедленно были засекречены вплоть до 1987 года. Тяжелые были времена, не удивительно, что сейчас об этом не помнят. Любые упоминания, грозили арестом и расправой.

В семьях убитых замалчивалась эта история, все боялись за свою жизнь. Поэтому информации не много. Я расспрашивала потомков тех казаков, но они мало, что знают. Вот часть того, что удалось выяснить:

Ольга Завьялова, г. Талгар: «Я знаю, только что моего прадеда Ивана Денисовича Жданкова арестовали и расстреляли в 20-х годах и что он захоронен возле кирпичного завода на окраине кладбища вместе с другими казаками. В семье не сохранилось воспоминаний о тех событиях».

Елена Кочергина, г. Нижневартовск: «Да, знала из рассказов тети, что моего прадеда расстреляли, но не знали где. Это Сергей Иванович Чебыкин. Бабушка говорила, что пришли, забрали, а потом просто принесли его рубаху и все. Старший сын стал ее защищать, его сразу застрелили».

Ирина Никулина, г. Тула: «Братья моего дедушки Афанасий Спиридонович Алексеев, 38 лет и Павел Спиридонович Алексеев, 36 лет из списка. Действительно раньше у нас никогда не обсуждалась их судьба. Я впервые узнала об этом из ваших ссылок».

Гущин Сергей, г. Калининград: «Мой прадед Михаил Николаевич Гущин был семиреченским казаком, жил в Талгаре. О нем известно то, что он был расстрелян в 1920(?) году вместе со старшим сыном, которому было 14 лет. Подробности не известны, могилы не осталось. По слухам расстрелянных было много. Он был оружейных дел мастер. Потом в его доме сделали детский сад. Больше о нем ничего не знаю. Была старая фотография где он в казачьей форме, но она не сохранилась. А сейчас в живых никого не осталось кто что-то мог бы рассказать. Да и живыми особо не рассказывали. Нам говорили, что с сыном расстреляли. Оказывается с братом, Иваном Николаевичем Гущиным, и таким молодым!»

Ирина Михайлова, г. Красноярск: «Мой прадед Андрон Михайлов. Я к сожалению очень мало знаю об этом, дед только сказал, что отца расстреляли и все вещи его забрали. Даже с деда сняли отцовскую рубаху. Дед не был партийным, сейчас его уже нет, осталась его дочь. Это она мне показала, где похоронен прадед»...

При просмотре дела в архиве выяснились некоторые подробности. У многих расстрелянных конфисковывали имущество. Помимо дома, скотины, в виде одной коровы, трех гусей и 12 кур, забирали все! Дословно из дела «лопата железная, чайные чашки, самовар, сковорода, кадки, плуг, чугунки, подушки, сито, ведро, брюки мужские, рубахи женские, платье детское». У вдовы священника Гранитова опись имущества 3 страницы заняла, никаких излишеств не было, помимо стандартных чашек-ложек, «2 рванные скатерти, кофейник поломанный, 8 старых дамских панталон…» Расписка Марии Гранитовой от 26.07.1921 г. в конце описи, что обязуется сохранять  описанное имущество, кроме одежды, которые она и дети носят. 

Во время изучения истории с расстрелами мне помогали и поддерживали некоторые жители Талгара, которых я хочу горячо поблагодарить. В первую очередь - Владимир, спасибо ему огромное за помощь и рассказы о тех событиях. Ксения Глебова, волонтер Никольского храма, моя духовная поддержка, при ее участии в храме отслужили панихиду по расстрелянным казакам. Так же в этом храме есть молодой человек Виталий, который с 19 лет собирает информацию о духовной жизни Талгара, его материал я так же использовала. Елена Астапенко, у нее опубликованы статьи о событиях в Талгаре 1918 года. Сейчас она пишет повесть на эту тему. Директор архива Алматинской области Г.И. Кулмуханбетова и работник читального зала Гульмира содейстовали в работе с архивным материалом.

К сожалению, работая над этой темой я также часто замечала и равнодушие людей, когда просила помочь с информацией. Иногда складывается впечатление, что сейчас не принято знать свои корни. Многие только из опубликованных мною списков узнавали отчество своего деда. Но почему? Почему мы, русские, не помним своих предков? Почему не знаем, как наши братья-казахи, свою родословную до седьмого колена? А ведь раньше у нас считалась большим позором не знать этого.

Сегодня у казаков принято гордиться своим происхождением. А многие ли знают об этом самом своем происхождении? Чьи-то деды лежат в братской могиле под Талгаром, убитые за неугоду новой власти и почти все казаки из списка до сих пор считаются «врагами народа». Неужели можно это так оставить? Я считаю, что это дело чести - решить вопрос с реабилитацией расстрелянных казаков!

Уверена, что почти в каждой казачьей семье были подобные истории. Кто-то уходил в Китай, в Австралию, в Америку, кто-то скрывался в горах, кого-то убили еще в 1918 году. Это был настоящий подвиг, под страхом смерти, до последнего стоять на своих убеждениях за свою веру, Родину. Так давайте не забудем этих людей, будем помнить о них.

Под Поклонным крестом, установленном на кладбище, есть гранитный камень, надпись на нем истерлась и я даже не смогла прочесть, что там написано:

.

А совсем рядом, на том же кладбище, есть ухоженная, огороженная территория с захоронением поляков, убитых в 30-е годы, там стоит около 20 крестов и на каждом указанно имя. Разве мы не можем собрать деньги, сделать достойный монумент с именами захороненных, предварительно проверив все еще раз в архиве? Или мы так и будем Иванами, не помнящими своего родства?..

Могила поляков для сравнения и камень на их могилах:

Могила поляков для сравнения и камень на их могилах:  

* * *

Я всегда делюсь имеющейся информацией из архивов, абсолютно безвозмездно, можете писать мне на почту raido07@inbox.ru, я помогу советом о поисках или документами. У меня есть блог в инстаграм о генеалогии @raido.kz. И конечно, я буду рада любой помощи в архивных поисках. 

Светлана Карнаухова

 

 


 

Список расстрелянных в ночь с 11-го на 12-е февраля 1921 года.

1          Карякин Яков Васильевич - Гр-н сел. Куликовка, 43.

2          Клименко Леонтий Андреевич - Священник

            сел. Евгеньевка, 32.

3          Волокитин Перфил Романович - Крестьянин

            сел. Зайцевского, 60.

4          Гранитов Иван Михайлович - Священник ст. Талгар, 45.

5          Гиричев Порфирий Михайлович, 55.

6          Усольцев Иван Ефимович, 37.

7          Степанов Владимир.

 

Список расстрелянных в ночь с 12-го на 13-е февраля 1921 года.

1          Шевченко Иван Андр. - Сел. Зайцевское, 41.

2          Попов Егор Иванович - Сел. Зайцевское, 43.

3          Байдалин Петр Порфирьевич ст. Талгар, 37.

4          Губкин Василий Петрович ст. Талгар, 28.

5          Федоров Гавриил Илларионович ст. Талгар, 47.

6          Воронов Николай Егорович ст. Талгар, 34.

7          Решетников Сергей Васильевич - Пом. Предревкома

            ст. Талгар, 35.

 

Список расстрелянных 24 февраля 1921 года в 1 час ночи.

1          Гущин Михаил Николаевич, 39.

2          Жданков Максим Васильевич, 44.

3          Алексеев Афанасий Спиридонович, 38.

4          Петров Филипп Григорьевич, 53.

5          Алексеев Павел Спиридонович, 36.

6          Михайлов Абрам Романович, 46.

7          Исаев Афанасий Иванович, 53.

8          Леньков Сергей Николаевич, 36.

9          Иванов Григорий Алексеевич, 42.

10        Жданков Иван Денисович, 45.

11        Егошкин Тихон Маркелович, 48.

12        Ионов Викентий Федорович, 47.

13        Кожевников Никита Константинович, 47.

14        Ерискин Анисим Егорович, 48.

15        Петров Алексей Клементьевич, 32.

16        Исаев Григорий Яковлевич, 29.

17        Соловьев Василий Яковлевич I-й, 50.

18        Соловьев Ефрем Яковлевич, 39.

19        Ерискин Гавриил Филиппович, 30.

20        Васильев Максим Михайлович, 38.

21        Исаев Николай Яковлевич, 36.

 

Список расстрелянных 2 марта 1921 года в 1 час ночи.

1          Петров Игнатий Климентьевич, 28.

2          Огородов Иосиф Дементьевич, 44.

3          Легостаев Терентий Иванович, 70.

4          Гущин Иван Николаевич, 23 (25?).

5          Кириллов Яков Ефимович, 33.

6          Ерискин Яков Егорович, 48.

7          Артамонов Максим Ефимович, 43.

8          Антонов Терентий Григорьевич, 37.

9          Ибрагимов Шарип, 69.

10        Лазарев Капитон Петрович, 42.

11        Иванов Яков Петрович, 40.

12        Ионов Константин Андреевич, 51.

13        Чебыкин Сергей Иванович, 65.

14        Силантьев Даниил Спиридонович, 42.

15        Муратов Евдоким Трофимович, 68.

16        Матренин Петр Владимирович, 41.

17        Кишканов Петр Нестерович, 56.

18        Васильев Иван Никитьевич, 45.

19        Вечкуткин Анисим Иванович, 45.

20        Соловьев Василий Яковлевич 2-й, 47.

 

Список расстрелянных в ночь с 10 на 11 марта 1921 года.

1          Гусаров Александр Григорьевич, 35.

2          Губкин Петр Кондратьевич, 56.

 

Список расстрелянных в ночь с 14 на 15 марта 1921 года.

1          Бабаджанов Александр, 21.

2          Маркин Роман Никифорович, 43. 

Более полные списки приведены на сайте: www.forum.vgd.ru/1555/63604/0.htm?a=stdforum_view&o=