Рейтинг@Mail.ru
Уважаемый пользователь! Ваш браузер не поддерживает JavaScript.Чтобы использовать все возможности сайта, выберите другой браузер или включите JavaScript и Cookies в настройках этого браузера
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Дизраэли Бенджамин: Да, я еврей, и когда предки моего достоуважаемого оппонента были дикарями на никому не известном острове, мои предки были священниками в храме Соломона.

С.В.Кочевых. Немного о истории генеалогии.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Назад

 

 Нам известны два народа имеющие высокую сохранность генеалогических сведений, это китайцы и евреи. Первые имеют уникальную сохранность генеалогической информации потому что издревле записывали сведения о рождении детей на глиняных дощечках. Для еврейского народа почитание предков получило системную оформленость, в частности, благодаря тому, что передача священнических функций шла по родовому принципу, который строго контролировался. Информация о родословии сохранялась на материальных носителях.

Как видите, эти выдающиеся успехи связанны с сохранением генеалогической информации на материальных носителях. Как бы не была высока культура народа, как бы глубоко не хранила память деяния предков, мозг человека как носитель информации имеет конечный период существования и несопоставимо более короткий, чем срок жизни глиняной дощечки, пергамента, бумаги и т.д. и к тому же не сравнимо меньшее количество информации может помещать на себе.

У финно-угорских народов, которые тысячи лет господствовали на территориях европейской части современной России, как и у славянских племен начавших проникать сюда из Европы во второй половине первого тысячелетия н.э. мы видим развитую и глубокую культуру почитания предков.

Христианство, распространившееся в первом тысячелетии в Европе, и во втором тысячелетии начавшее постепенно распространяться на территории современной России вырывало человека из контекста семейно родственных связей.

Родовой строй был противен церкви и соответственно родовые связи как таковые. Господствовавшая тогда христианская доктрина рассматривала человека как раба Бога который должен отказаться от родовых связей, как отвлекающих и не существенных. История народов населявших территории попадавшие под влияние церкви системно уничтожалась. Генеалогической культуре финно-угорских, славянских и других народов попавших под влияние христианства был нанесен невосполнимый урон.

В среде этих народов сохранялось генеалогическое знание только о княжеских династиях с целью доказательства прав претендента на власть и привилегии на основании принадлежности к тому или иному предку, а затем в Российской империи и для отслеживания передачи привилегий ничтожно малого по отношению к основной массе населения потомственного дворянства.

Т.е. в этих случаях был важен не сам факт сохранения памяти о принадлежности к тому или иному предку вообще, а факт принадлежности к “правильному” предку. Другими словами генеалогическая информация сохранялась лишь для доказательства наследственных преимуществ перед другими людьми, которые наследник получал не за личные качества (которыми он чаще не обладал, иначе чего и доказывать то), а по принципу передачи их от предка к потомку. Доказательство происхождения от предка, обладавшего правом передачи потомкам власти или привилегий, соответственно давало право на их получение, открывало путь к получению материальных благ. Т.е. имела место прямая материальная заинтересованность. Поэтому потомки таких предков были лично весьма заинтересованы в сборе и сохранении доказательств принадлежности к “правильному” предку, а относящиеся косвенно или вообще не относящиеся к нему заинтересованы в фальсификации подобных доказательств...

Поэтому беспристрастному исследователю, у которого нет личных пристрастий или материальной заинтересованности в доказательстве того или обратного следует четко различать и указывать, какие факты являются не доказанными, какие относятся к семейному преданию, а какие подтверждены проверяемыми источниками.

В странах Европы с развитием государства, общим развитием цивилизации возникает необходимость системного учета податного населения. Государство поручает эту задачу церкви. Таким образом, христианская церковь в Европе со второй половины первого тысячелетия стала хранительницей генеалогической информации. И все же повсеместное правильное ведение метрических книг началось в середине второго тысячелетия когда цивилизационные процессы привели к развитию частной собственности, реформации, роста интереса к личности. Начал развиваться интерес к генеалогии, которая теперь не только обслуживает власть имущих в их борьбе за власть, но становится доступной широкому кругу людей, т.е. становится всесословной.

В России первое постановление о метрических книгах относится к 1702 году. Повсеместное ведение метрических книг было поручено церкви государством лишь с 1722 года, когда московский царь Петр I объявил себя императором, а свое царство империей. Но, для этого в России еще не было достаточно, экономических, политических и культурных предпосылок, а чего учитывать то людей у который даже фамилий то не было, и с которых если и надо было брать налоги так и то считали по головам (душам). Уровень священников был достаточно низок. Таким образом по факту книги велись как придется и не везде.

Необходимо понимать, что генеалогия тесно связана с личностью как таковой, у безправных нет личности в истории соответственно генеалогии, и быть не может. Поэтому в царской России не было и не могло быть предпосылок, механизмов и каких либо учреждений для хранения и изучения генеалогии, и соответственно наоборот. При этом, с другой стороны, надо понимать, на сколько силен был интерес к генеалогии у самых широких масс людей. Генеалогические знания передавались из уст в уста, люди помнили до семи поколений предков, а то и гораздо больше, но так как большинству населения был ограничен доступ к образованию, а политико-экономическое положение не позволяло иметь родовых имений где они могли бы хранить эти сведения, в конце концов память утрачивалась. Записи семейной истории существовали в редких единичных случаях.

Поэтому единственным источником генеалогических сведений являются сохранившиеся документы государственного учета подданного населения, которыми в первую очередь являются метрические книги. Повсеместное правильное ведение которых началось в России только во второй половине 19 века, то есть как раз со времён отмены крепостного права и с возникновением хоть какой то экономической и соответственно личностной идентичности у всех жителей страны. Только с этого времени и возникает в России история широких масс людей. До этого времени, история в России была лишь историей группы лиц монополизировавших власть и соответственно контролирующих историю. Таким образом, более или менее настоящая научная полноценная История, с генеалогической точки зрения, существует в России лишь 150-200 лет.

Надо сказать, что отмена крепостного права дала толчок к развитию свобод не только и не столько крестьянского населения, а прежде всего дворян. Растущий интерес к генеалогии у представителей дворянского сословия привел к тому, что уже к концу 19 века в 1897 году образуется первое в России генеалогическое общество первое заседание которого прошло 19 января 1898 года. Его блистательная деятельность не имела широкого резонанса в обществе и в первую очередь была направлена на внесение культуры и научности в ведение дворянских родословных.

Переворот 1917 года решительно прервал эту хоть и уникальную и бурно развивающуюся работу, но мизерную в масштабе всего населения страны, замкнутую в узкосословном котле. Хотя вполне возможно, что со временем, при дальнейшем развитии общественных свобод, эти знания и методики стали бы доступны и другим слоям общества.

Коммунистам был противен родовой строй как и собственно родовые связи. Так как согласно коммунистической доктрине человек есть в первую очередь продукт класса, а семья и род как структуры, по их доктрине, архаичные, мешают реализации человека как составной части класса. Поэтому по генеалогическая наука, культура и знания вытравливались, и если и существовали то в виде исключения в узких случаях. К тому же коммунисты активно использовали генеалогию в своих политических репрессиях, что оттолкнуло широкие массы от и без того не таких уж глубоких знаний. Люди в массовом порядке уничтожали любые генеалогические сведения, документы, фотографии, скрывали от своих детей, внуков, родственников обстоятельства истории семьи. Любой вопрос касавшийся информации о предках или родственниках в течение всего советского периода вызывал у собеседника еле скрываемый ужас. Причем совершенно не важно кто этот вопрос задавал, даже если родной сын или внук. В массовом сознании этот ужас шлейфом тянулся еще как минимум десять лет после падения коммунистической доктрины и начал угасать лишь в начале 21 века. К этому массовому «испугу» можно прибавить сверху социальные катаклизмы (эксперименты), войны, террор, небрежное отношение к документам на всех уровнях, массовый исход населения в города, что вырывало людей из родственного окружения. И все эти факторы дали нам во второй половине 20 века феномен массового разрыва генеалогической памяти, возникновения массовой исторической амнезии, пропасти, вбитого клина между поколениями. Огромное количество людей ныне плохо помнят даже ближайших предков и родственников, не говоря уже о более дальних. Массово утрачены связи с культурными традициями предков.

Несмотря на эту генеалогическую и историческую катастрофу все таки не все из исторической памяти утрачено, каждый, пожалуй, слышал слово святки. Святочные обряды, дошедшие до нас несмотря ни на что, через тысячелетия являются, в частности, теми обрывками древней культуры почитания предков и древнего знания которое было утеряно.

После переворота 1991 года страна вышла из под много векового идеологического пресса. Возникла частная собственность и начал взрывообразно развиваться интерес к настоящей, а не политизированной или релиогизированной истории вообще и истории лично своего рода, своих предков в частности.

И все таки, пока в России мы все еще продолжаем наблюдать системный вакуум генеалогической культуры. Занятие генеалогией нынче хоть и не поощряется, но как минимум не преследуется и при желании благодаря интернету, книгам, возникшим по всей стране генеалогическим обществам, каждый имеет реальную возможность получить всю необходимую информацию для начала работы по восстановлению генеалогической Культуры и восполнению генеалогических Знаний.

Не стоит упускать эту уникальную возможность…

 

© С.В.Кочевых, 2005-2013