Рейтинг@Mail.ru
Уважаемый пользователь! Ваш браузер не поддерживает JavaScript.Чтобы использовать все возможности сайта, выберите другой браузер или включите JavaScript и Cookies в настройках этого браузера
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Уильям Шекспир: Самое распространённое желание – отличаться от других.

Учет населения в фискальных целях.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Назад

 

В начале XVIII в. в связи с острой потребностью государства в деньгах прошла реформа налогообложения. Проведенная в 1710 г. перепись показала, что количество дворов по сравнению с переписью 1678 г. сократилось на 19,5%. В 1716-1717 гг. была проведена так называемая ландратская перепись. Ее итоги выявили необходимость замены нестабильной, трудно определяемой фискальной единицы - двора, и подворная система была преобразована в подушную.

Подушные переписи получили название ревизий. Таким образом, ревизский учет населения - это учет податного населения Для сбора подушной подати и реализации воинской повинности. Указ о проведении первой ревизии был издан 26 ноября 1718 г. Сначала для подачи ревизских сказок устанавливался срок в один год, а вся ревизия должна была осуществляться за три го-Да. Но реально эти сроки никогда не соблюдались. Проведение Ревизии растягивалось на несколько лет.

Сроки проведения ревизии представлены в таблице 3.

За 140 лет было проведено десять ревизий: пять в XVIII в. и ять в XIX в. хронологически распределены они весьма неравномерно: между объявлением первой и второй ревизий прошло лет, а между шестой и седьмой - всего четыре года. Правда, олне очевидно, что накануне войны 1812 г. провести полно-Ценную ревизию было невозможно. В среднем между ревизиями проходило 15-20 лет, хотя указом от 16 декабря 1743 г. предусматривалось проведение ревизий через каждые 15 лет.

Таблица 3*

Порядковый номер ревизии

Дата указа о ревизии

Год начала ревизии

Время

проведения

ревизии

Первая

26 ноября 1718 г.

1719

1719-1727

Вторая

16 декабря 1743 г.

1744

1744-1747

Третья

28 ноября 1761 г.

1762

1762-1765

Четвертая

16 ноября 1781 г.

1782

1782-1787

Пятая

23 июня 1794 г.

1794

1794-1808

Шестая

18 мая 1811 г.

1811

1811-1812

Седьмая

20 июня 1815 г.

1815

1815-1826

Восьмая

16 июня 1833 г.

1833

1833-1835

Девятая

11 января 1850 г.

1850

1850

Десятая

26 августа 1856 г.

1857

1857-1860

«Прописные души» искали почти до следующей ревизии -ведь от полноты учета податного населения зависела собираемость налогов. Причем если вновь обнаруженные «души» учитывали, то умерших не исключали из учетных документов до следующей ревизии. Вспомним аргументацию известного литературного персонажа, уговаривавшего помещиков продать ему «мертвые души» дабы они не платили за них подушную подать.

В комплекс материалов ревизского учета входят:

1. Ревизские сказки - первичные материалы ревизского учета, которые, как правило, составлялись на семью.

2. Перечневые ведомости, содержащие сводные данные по губерниям и уездам.

3. Окладные книги и генеральные табели, содержащие сводные данные в общероссийском масштабе.

Сведения ревизской сказки отвечали фискальным целям при проведении первой и второй ревизий формуляр еще не был

* Данные для таблицы взяты из книги А.И. Гозулова «История отечестве» ной статистики» (М., 1957. С. 14). Эти сведения общеизвестны, однако разные авторы расходятся в оценке продолжительности проведения ревизий. Некоторые из них указывают не период проведения ревизии, а год, когда была переписана большая часть населения.

выработан. Начиная с третьей ревизии вводится печатный бланк ревизской сказки, который применялся и в последующие две ревизии. С седьмой ревизии формуляр сложился окончательно. Формуляр ревизских сказок и соответственно сводных документов усложнялся главным образом не из-за включения дополнительных признаков, а из-за более четкого структурирования информации. Во время двух первых ревизий учитывались лица мужского пола податных сословий с указанием единственного признака - возраста. Начиная с третьей ревизии в ревизские сказки для счета заносилось и женское население податных сословий (также с указанием возраста). Исключение составляет лишь шестая ревизия, когда в преддверии войны в спешном порядке было учтено только мужское население. С седьмой ревизии записи велись по семьям.

Ревизские сказки на крепостных крестьян составляли помещик или управляющий, помещик же и платил подушную подать по числу учтенных у него податных душ. Ревизские сказки подавались в местные органы управления (их состав на протяжении XVIII-XIX вв. менялся: волостные правления, ратуши, городские думы и т. д.), где составлялись перечневые ведомости. Эти ведомости поступали в ревизские комиссии (помещики подавали ревизские сказки на крепостных непосредственно в ревизские комиссии). В ревизских комиссиях данные обобщались и направлялись, во-первых, в уездные казначейства (данные о податном населении) для сбора подати и, во-вторых, в казенную палату (раздельно данные о податном населении и о населении, учтенном Для счета). Здесь данные проверялись и обобщались на уровне губернии, после чего поступали в соответствующее центральное учреждение (в XIX в. в министерство финансов), а оттуда в Сенат.

Перечневые ведомости, окладные книги и генеральные табели представляют собой результат обобщения сведений ревизских сказок в целях налогообложения.

При работе с материалами ревизского учета необходимо помнить, что в ревизиях учитывалось податное население, состав которого постоянно менялся. В XVIII в. активно проходило сословное структурирование общества. При этом уточнялся состав податного населения. Подлежали обложению подушной податью крестьяне (всех категорий), мещанство, купечество. В конце XVIII в. от подушной подати были освобождены купцы первой гильдии. Не платили подушную подать дворяне, духовенство и разночинцы. Не включалось в ревизский учет и население некоторых территорий (Закавказье, Польша, ясачные народы Сибири).

Мы очертили лишь наиболее многочисленные категории податного населения и населения, не платившего подушную по-

дать. При источниковедческом исследовании материалов ревизий необходимо тщательно анализировать не только указ о назначении ревизии, в котором говорится о том, какие категории населения подлежат учету в данной ревизии, но и законодательство о правовом статусе населения в целом.

Приведем один пример.

Несмотря на все усилия властей затруднить продвижение по служебной лестнице разночинцам и выходцам из податных сословий, поступившим на государственную службу в основном в ходе реализации губернской реформы 1775 г., их массовое проникновение в ряды чиновничества заставило правительство определить их социальный статус. В первую очередь они были исключены из состава податного населения. 21 сентября 1782 г. был издан сенатский указ «О неписании в подушный оклад однодворцев, дослужившихся до штаб- и обер-офицерских чинов». По этому указу все однодворцы, дослужившиеся до штаб- и обер-офицерских чинов, имевшие «...ясные о службе их доказательства» и их дети, «...в офицерстве рожденные», освобождались от подушного оклада. В конце XVIII в. вопросы, связанные с исключением из подушного оклада отдельных чиновников или целых групп чиновничества, неоднократно рассматривались Сенатом. Так, в августе 1798 г. в производстве по этому вопросу находились дела 205 чиновников, из которых 29 имели обер-офицерские чины.

На основе обобщения практики рассмотрения подобных дел был издан сенатский указ от 14 августа 1798 г. «О исключении приказного звания людей из подушного оклада и о неопределении в статскую службу из купеческого, мещанского и другого подушные подати несущего звания без представления Сенату о надобности в оных», который имел решающее значение для превращения чиновничества в особую социальную группу. Этим указом предписывалось: «...действительно служащих, равномерно и детей их, которые находятся в приказном же звании, так же и малолетних никуда не определенных, из купечества, мещанства и из крестьянского подушного оклада исключить». Обосновывалось это решение тем, что «...из купечества вступившие в приказное звание по желаниям их и по надобности никакими выгодами, купеческому состоянию городовым положением присвоенными, не пользуются, подобно тому, из мещан и из положенных в подушный оклад не упражняются ни в каких промыслах и ра ботах, свойственных тем состояниям, в коих в окладе числятся», а занимаются исключительно государственной службой. Будучи вынужденным не только допускать выходцев из податных сословий в государственный аппарат, но и обеспечивать им ряд привилегий, государство в то же время не оставило попыток ограничить доступ этой категории населения в число служащих госу

дарственных учреждений. Этот указ требовал: «...впредь же из купеческого, мещанского и другого подушные подати несущего звания в статскую службу без представления Сенату о надобности в оных не принимать». Правда, формулировка этой части указа все же предполагала возможность приема на государственную службу в случае необходимости выходцев из податных сословий. Указ от 14 августа 1798 г. фактически закреплял привилегированное положение служащих государственных учреждений, оформлял особый юридический статус этой социальной группы. В то же время данная социальная группа не была замкнутой. Данный указ предусматривал не только исключение государственных служащих из подушного оклада, но и возможность их возвращения в податные сословия. Если чиновник, не дослужившийся до обер-офицерского чина, после увольнения от службы переходил в купеческое или мещанское звание, что ему разрешалось указом, то в таком случае он «...должен будет с того времени нести повинности, в законах предписанные».

Исследовать достоверность сведений ревизского учета достаточно трудно из-за сложности механизма искажения информации. Естественно, что государство было заинтересовано как можно более полно учитывать податное население, а податное население (или помещики, которые платили подать за своих крестьян) было заинтересовано в обратном, причем отдельные категории, например раскольники, подлежавшие двойному налогообложению, больше других старались уклониться от ревизского учета. Это могло создавать диспропорцию между численностью населения, подлежащего подушной подати, и численностью населения, учитываемого только для счета (главным образом между мужским и женским населением) в сторону увеличения последнего. Но в учете данной категории населения никто не был заинтересован, поэтому иногда он проводился непоследовательно и небрежно.

В любом случае именно ревизский учет до организации демографической статистики является основным источником статистических сведений о движении народонаселения на протяжении XVIII - первой половины XIX в.

 

2. Церковный и административно-полицейский учет населения

Церковный учет православного населения начал осуществляться в конце первой четверти XVIII в. Ведение метрических книг предусматривалось Духовным регламентом 1722 г.

Фактически это означало государственную регистрацию актов гражданского состояния (рождения, браки и смерти; точнее, соответствующие церковные обряды - крещение, венчание, отпевание)71. На основе метрических книг ежегодно составлялись ведомости по епархиям, которые поступали в Синод, где данные обобщались.

Сведения церковного учета дополнялись клировыми ведомостями, в которых содержались списки прихожан с указанием пола, возраста и сословной принадлежности и отмечалось исполнение церковных обрядов (исповедь и причастие).

Церковный учет населения других конфессий начат значительно позже: католического - с 1826 г., мусульманского - с 1831 г. (в Закавказье - с 1872 г.), лютеранского - с 1832 г., иудейского - с 1835 г., и с 1874 г. стали учитывать раскольников.

Административно-полицейский учет до реформы 1861 г. опирался на материалы ревизий и с 1834 г. - на материалы церковного учета. Самостоятельное значение административно-полицейский учет имеет для сорокалетнего периода - от последней ревизии до первой всероссийской переписи населения 1897 г. Данные административно-полицейского учета приводились в губернаторских отчетах.

 

3. Учет чиновничества

Ревизский, административно-полицейский и церковный учет охватывал значительную часть населения, но государство было заинтересовано и в учете отдельных групп подданных, в частности чиновничества, которое непосредственно исполняло управленческие функции. А поскольку государство было заинтересовано и в сохранении социального состава (по признаку происхождения) чиновничества, а значит, в целенаправленном влиянии на него, то учет чиновничества довольно быстро перерос в статистическую систему. Именно этот аспект наиболее интересен для иллюстрации общей тенденции эволюции учетной документации.

Первые попытки правительства ввести регулярный и систематический учет чиновничества при помощи формулярных списков относятся к 1764 г. Формулярным спискам чиновников предшествовали аттестаты и описания службы, необходимость которых при представлении чиновника к награждению чином или при отставке фиксировалась в указах: от 3 марта 1763 г. «О имении гражданским чиновникам, представляемым к отставке или к награждению чинами, аттестатов о беспорочной их службе» и от

10 марта 1763 г. «О подробном описании службы чиновников, представляемых к награждению на Высочайшее усмотрение». Но эти документы представлялись не регулярно, а только в связи с отставкой или награждением чином отдельных чиновников! Формулярные (послужные) списки - это форма систематического и регулярного учета всего чиновничества, существовавшая с середины XVIII в. до 1917 г. Формуляр послужных списков складывался, главным образом, на протяжении 60-90-х годов XVIII в. и претерпевал некоторые изменения в середине ХIХ в. Эти изменения отражали усиление внимания правительства к тем или иным аспектам социальной и служебной деятельности чиновника.

Вопрос о присылке формулярных списков рассматривался Сенатом 7 января 1764 г. Ссылаясь на ранее принятые решения не представлять чиновников в отставку и к награждению им чинов без аттестата «от надлежащих мест о верной и беспорочной службе» и констатируя тот факт, что «в Сенате и в Герольдии о многих находящихся в статской службе, кто какими чинами происходил и каким образом службу свою продолжал, известия нет», Сенат приказал всем присутственным местам немедленно прислать сведения о состоящих в их ведомстве чинах и впредь присылать в Правительствующий Сенат через каждые полгода списки служащих. На основе этого решения Сената был издан указ от 31 января 1764 г. «О присылке в Сенат из всех присутственных мест послужных списков чиновников через каждые полгода по приложенной форме». Форма учета имела следующие графы: 1) чины и имена; 2) сколько от роду лет; 3) из каких чинов и сколько имеет за собою мужеска пола душ людей и крестьян и в которых уездах; 4) вступление в службу; 5) какими чинами и когда происходили; 6) кто в походах и у дела против неприятеля был или не был; 7) кто был в фергерах, кригсрехтах и штрафах и подозрениях; 8) к продолжению статской службы за чем кто не способен; 9) к повышению чинами достоин или недостоин и за чем. Формуляр 1764 г. явился основой почти всех форм учета чиновничества, возникавших с 60-х годов XVTII в.

После издания указа от 31 января 1764 г. были предприняты как законодательные, так и организационные меры к его проведению в жизнь. В частности, этот вопрос рассматривался на заседании Сената 10 марта 1764 г. В протоколе заседания Сената от этого числа введение новых учетных форм обусловливалось необходимостыо упорядочить чинопроизводство и еще раз говорилось о недопустимости представления в отставку или к награждению чинов без аттестата о службе. Для проведения в жизнь этого и предыдущих решений Сенат постановил: во всех учреждениях иметь журналы, в которых отмечать не только вступление на службу чиновника и его социальное происхождение, как раньше, но и то, «с каким кто достоинством и особливою заслугою или же, напротив того, пороком и погрешностию службу свою производил, также и за что, когда и как награжден, исправляем или наказан был». Судя по содержанию дополнений, вносимых этим решением, целью их было приведение формы журналов учета чиновников в соответствие с формой послужных списков, вводимых указом от 31 января 1764 г.

Второй пункт данного решения Сената устанавливал порядок, по которому не только чинопроизводство и назначение на более высокую должность, но и переход из одного учреждения в другое или с одной должности на другую не допускался без «уведомления из тех журналов о бытности и службе» чиновника на прежнем месте.

Третий пункт этого решения подтверждал необходимость таких свидетельств при производстве в чин «по надобности службы, по старшинству, по особливому достоинству» и при отставке и устанавливал порядок, по которому свидетельством о прохождении службы могли быть «особливые персональные аттестаты от главных командиров, под чьими повелениями где, кто и когда находился». На основании этого решения Сената 16 марта 1764 г. был принят указ.

31 октября 1771 г. издается сенатский указ «О присылке из всех присутственных мест списков о служащих и неслужащих дворянах, по прилагаемой форме». В этом законодательном акте после указания на нерегулярную присылку в Герольдмейстер-скую контору списков чиновников-дворян содержится требование прислать в 1772 г. ведомости как о служащих, так и об уволенных от службы дворянах. Причем формуляр ведомости о неслужащих дворянах был значительно менее подробным, чем формуляр ведомости о дворянах-чиновниках. Кроме того, сведения о служащих дворянах должны были включаться в полугодовые послужные списки.

Эти сведения нужны были Герольдмейстерской конторе для составления списков служащих и неслужащих дворян. Однако, несмотря на ранее принятые меры, такие списки Гёрольдмейстерская контора не составила. Об этом свидетельствует то, что ведомости, которые должны были быть присланы по указу от 31 октября 1771 г. в 1772 г., рассматривались как основа составления списков. Последние затем были постоянно уточняться и дополняться посредством ежегодных известий о дворянах, «которые получили повышение чинов или умерли, или родились, или женились, и на ком», и полугодовых послужных списков о служащих дворянах.

Вместе с указом был опубликован формуляр полугодовых послужных списков, который предусматривал, так же как и формуляр, прилагавшийся к указу от 31 января 1764 г., девять граф. В них в основном должны были содержаться те же самые сведения, что и в послужных списках 1764 г. Правда, в новом формуляре отдельные графы прежнего формуляра были объединены и, кроме того, добавились две графы, а именно: «много ли раз в нынешнем чину был в отпусках»; «кто дети и где обретаются». Кроме того, в графе о владении крестьянами отныне надо было указывать не только название уезда, но и название селения. Дополнения должны были упорядочить чинопроизводство и усилить контроль за социальным составом чиновничества.

С развитием учета чиновников-дворян определенным образом связан и сенатский указ от 28 сентября 1782 г. «О распространении силы статута ордена Св. Владимира на заслуги, по издании онаго оказанныя; о выборе кандидатов для составления Думы сего ордена и о составлении обстоятельных росписей об отличиях, в 12 статье статута упоминаемых». В этом указе говорилось о порядке награждения чиновников орденом Св. Владимира, в том числе и о том, не следует ли «потребовать вновь, в следствие статута, о всех отличившихся сведения», так как в «послужных списках ничего больше не показывается, как способность и достоинство». Было принято решение, что «...имеющиеся списки и каждого места или члена онаго сведения о служащих могут быть достаточны... к выбору». Таким образом, на послужные списки чиновников возлагалась еще одна функция. Правда, надо отметить, что были случаи, когда с мест присылались специальные ведомости на чиновников, представляемых к награждению орденом Св. Владимира.

Законодательное регулирование учета служащих государственных учреждений было продолжено изданием 31 марта 1788 г. сенатского указа «О доставлении из всех присутственных мест в Герольдию ежегодно в августе месяце формулярных списков о всех чинах, состоящих в классах, и о приложении оных при каждом представлении к определению в должности и к награждению чинами». Этот законодательный акт содержит указание на то, что предпринятые ранее меры по учету чиновников-дворян Дали свои результаты и Герольдмейстерская контора имеет список «находящимся в штатской службе чинам первых 8 классов». В то же время отмечалось, что Герольдмейстерская контора часто не получает из некоторых наместничеств сведения о зависящих от местных властей перемещениях чиновников. Для улучшения учета движения чиновничества признавалось необходимым, чтобы «...как из наместничеств, так и из прочих департаментов

штатской службы присылаемы были в Герольдию в августе месяце каждого года списки...». Одна из целей составления таких списков заключалась в том, «...что при случающемся избрании кандидатов на председательские места и при определении в другие должности удобнее сохранить порядок».

Этим указом в очередной раз подтверждалась необходимость при представлении к определению на должность и к награждению чинами прилагать послужные списки.

Формуляр, прилагавшийся к указу от 31 марта 1788 г., совпадал с формуляром, введенным указом от 31 октября 1771 г., за исключением того, что была исключена графа «на ком женат, кто дети и где обретаются» и добавлены две новые графы (о том, кто получил при отставке чины, и о том, достоин ли чиновник награждения орденом Св. Владимира).

Из этих изменений формуляра видно, что он постоянно приводился в соответствие с порядком чинопроизводства и прохождения службы чиновниками. Например, добавление графы об отставке соответствовало многочисленным законодательным мерам, проводившимся в это время, чтобы исключить злоупотребления при получении чинов при отставке и обеспечить преимущество при прохождении службы и чинопроизводстве действительно служащим чиновникам, особенно дворянам. Для обеспечения преимуществ действительно служащих чиновников была введена графа об отпусках.

Хотя указ от 31 марта 1788 г. и упорядочивал учет чиновничества в числе прочих и в целях чинопроизводства, но в указе Сената от 16 декабря 1790 г. «О правилах производства в статские чины» содержится требование при рассмотрении в общем собрании Сената вопросов чинопроизводства опираться на «...взнесенные от генерал-губернаторов, правящих ту должность и прочих мест и чинов, право к сему имеющих, удостоDение по губерниям по порядку одна за другою», т. е., по сути, этот указ вводил еще одну форму учета движения чиновничества.

Таким образом, в 60-80-е годы XVIII в. в основных чертах сложилась система учета чиновничества, в первую очередь чиновников-дворян. Дополнительные меры для учета этой категории чиновников вводились сенатским указом от 15 июня 1794 г. «О доставлении в Герольдию послужных списков о чиновниках первых осьми классов, по прилагаемой форме». Необходимо отметить, что форма учета чиновников, вводившаяся этим указом, дополняла уже существующие формы, о чем свидетельствовало указание на то, что новая форма учета не заменяла «списки о всех чинах, состоящих в классах», вводившиеся указом от 31 марта 1788 г. Вводимые послужные списки чиновников пер-

вых восьми классов предусматривали раздельный учет «служащих от короны и по выбору дворян», что соответствовало указу от 31 марта 1788 г. Формуляр «Списка чина первых осьми классов» хотя и состоял всего из пяти граф, но по содержанию практически совпадал с формуляром «Списка о всех чинах, состоящих в классах...».

Завершал формирование системы учета чиновничества в XVIII в. сенатский указ от 15 марта 1798 г. «О присылке в Герольдию ежегодно к 1 октября послужных списков о классных чиновниках», который, по сути дела, не вносил уже ничего нового, а лишь подтверждал необходимость присылки в Герольдмейстер-скую контору послужных списков, что было нужно, как подчеркивалось в указе, для успешного выполнения ее функции по учету чиновничества. Иными словами, в 60-90-е годы XVIII в. сложился формуляр послужного списка чиновников.

Некоторые изменения в этот формуляр внес указ Сената от 16 июля 1849 г. Новый формуляр включал 15 граф:

1) чин, имя, отчество, фамилия, должность, лета от роду, вероисповедание, знаки отличия и получаемое содержание;

2) из какого звания происходит (сословное происхождение); 3-6) есть ли имение (отдельно учитывалось родовое и благоприобретенное имение у него самого, у родителей или жены);

7-9) где получил воспитание и окончил ли в заведении полный курс наук, когда в службу вступил, какими чинами, в каких должностях и где проходил оную; не было ль каких особенных по службе деяний или отличий; не был ли особенно, кроме чинов, чем награжден, и в какое время; сверх того, если, находясь под судом или следствием, был оправдан и признан невиновным, то когда и за что именно был предан суду и чем дело кончено (с указанием точных дат);

10) был ли в походах против неприятеля и в самих сражениях и когда именно;

11) был ли в штрафах, под следствием и судом; когда и за что именно предан суду: когда и чем дело кончено;

12) к продолжению статской службы способен и повышения чином достоин ли; если же нет, то по каким причинам;

13) был ли в отпусках, когда, на сколько именно времени; являлся ли на срок и если просрочил, то когда именно явился и была ли причина просрочки признана уважительной;

. 14) был ли в отставке с награждением чина или без оного, кода и с которого по какое именно время;

15) холост или женат, на ком, имеет ли детей, кого именно; °Д. месяц и число рождения детей; где они находятся и какого вероисповедания.

Указом Государственного совета от 25 мая 1864 г. из послужного списка была исключена 12-я графа, в которой фиксировалась аттестация чиновника начальством.

Таким образом, формулярный список чиновника - типичный учетный документ, составлявшийся с целью контролировать чинопроизводство. Когда же эта учетная система начала перерастать в статистическую? Первые признаки обнаруживаются уже в самом факте издания указа от 31 января 1764 г. «О присылке в Сенат из всех присутственных мест послужных списков чиновников через каждые полгода по приложенной форме», поскольку он предполагал аккумулирование и обобщение информации разрозненных формулярных списков. Однако наладить сбор такой информации удалось только начиная с 1780-х гг. XVIII в.: в результате губернской реформы в местное звено государственного аппарата на службу набирались представители непривилегированных сословий, вплоть до бывших крепостных, что не могло не привести к размыванию сословной определенности личного состава государственных учреждений. Социальный состав местного чиновничества заметно изменился уже к началу 1780-х гг. Выходцы из разночинцев и податных сословий в 1775 г. численно преобладали над потомственными дворянами лишь в XIV классе и среди мелких канцелярских служащих, а в 1781-1782 гг. еще и в XIII-X классах. В VIII и IX классах, где преобладание дворянства сохранилось, оно стало гораздо менее выраженным. Сразу же была налажена система сбора формулярных списков местного звена государственного аппарата, и на основе обобщения их данных начали вырабатывать управленческие решения, издавать указы, цель которых - отрегулировать механизм чинопроизводства, затруднить получение классных чинов, особенно чина VIII класса, дающего права потомственного дворянства для выходцев из непривилегированных сословий. Правда, несмотря на усилия центральной власти, численность выходцев из разночинцев и податных сословий среди государственных служащих даже; сравнительно высоких рангов постоянно увеличивалась, но законодательство в этой сфере нельзя признать неэффективным, поскольку к концу XVIII в. по-прежнему выходцы из непривилегированных сословий преобладали над дворянами лишь в X классе Табели о рангах74, хотя соотношение этих двух категорий чиновников в низших классах все же изменилось не в пользу дворян.

Итак, в последней четверти XVIII в. формулярные списки выполняли функцию типичного статистического источника, о чем говорит и факт составления, начиная с конца XVIII в., так называемых групповых формулярных списков, в которых приводились сведения о чиновниках всего учреждения, а для местных учреждений - и целой губернии. Такая практика сохранялась и на протяжении XIX в.

 

4. Хозяйственный учет в частновладельческих хозяйствах*

■ Подворные описи крестьянских хозяйств

Если учет всего населения и чиновничества осуществлялся в общегосударственном масштабе, то система учета сельскохозяйственного производства и экономического состояния крестьянских хозяйств первоначально сложилась в частновладельческих хозяйствах. В крупных вотчинах и в предыдущий период существовали вотчинные архивы, собиравшие разнообразную, в том числе и учетную, документацию. Но лишь со второй половины XVIII в. хозяйственный учет в поместьях стал распространенным явлением. Об этом свидетельствует то, что в конце XVIII в. просвещенный помещик А.Т. Болотов опубликовал в «Трудах Вольного экономического общества» рекомендации помещикам по составлению подворных описей крестьянских хозяйств, рассматривая их как один из существенных элементов обеспечения эффективности хозяйственной деятельности.

В 1837 г. вышла книга У. Карповича «Хозяйственные опыты тридцатилетней практики, или Наставления для управления имениями», обобщающая большой опыт управления поместий разных губерний. Карпович предлагал подробный формуляр подворной описи и давал рекомендации по ее составлению. На титульном листе описи указывались название селения, его местоположение, качество почвы, способ осуществления крестьянских повинностей. Лист описи делился на три части. В левой стороне содержалось 15 показателей: данные о крепостных (с указанием пола, возраста, соотношения с данными восьмой ревизии); данные об имуществе - количество лошадей (раздельно рабочие и молодняк) и другого скота (волы, быки, коровы, телята, овцы, свиньи), птицы, а также хлеба, сена, пчел, садов; данные о землепользовании - сколько земли отводится под огороды, рожь, яровые и пар, сенокосы, количество арендованной земли и др. Таким образом, приводились объективные показатели состояния хозяйства. Завершалась эта часть оценкой хозяйственного состояния двора, которую давало лицо, проводившее описание (например, приказчик).

В правой стороне листа приводилось 10 показателей: количество тягл75, продолжительность барщины (указывались недельная и годовая с подразделением на пешую и конную)76, зимние подводы, все прочие платежи и повинности, а также общественные должности крестьян. В эту часть входили сведения о повинностях крестьян.

В средней части листа давались посемейные списки проживавших в селении с указанием их родства, что делает подворные описи весьма ценным источником для генеалогических исследований.

У. Карпович давал рекомендации по обеспечению точности показателей, вносимых в подворную опись. Например, он советовал для взаимопроверки сведений опрашивать хозяев на сельском сходе, а также проверять ряд данных по материалам ревизий.

Практика составления подворных описей была реконструирована Б.Г. Литваком при изучении массовой документации XIX в. Ему удалось опровергнуть распространенное в литературе мнение о существенных утратах данного вида исторических источников, основанное на простом логическом выводе из наблюдения о значительном увеличении количества подворных описей в предреформенное время. Но утраты могут быть причиной малочисленности подворных описей конца XVIII - начала XIX в. лишь во вторую очередь. А первопричину следует искать в развитии на протяжении этого периода практики их составления. Б.Г. Литвак, изучая документы архивных фондов крупных вотчин, пришел к выводу о неравномерности составления описаний и доказал, что сохранившийся корпус источников отражает рост интереса владельца к хозяйственному состоянию крестьянского двора в условиях развития рыночных отношений.

Сделанный Б.Г. Литваком вывод еще раз показывает различия в подходах к массовым источникам, обусловленные разными методологическими позициями. До тех пор пока исследователи рассматривали подворные описи лишь как «резервуар» разнообразной информации, они объясняли пробелы утратами источника. Как только исторический источник начинает рассматриваться в связи с обстоятельствами его возникновения, сам факт его создания становится значимым и указывает на новое явление в хозяйственных отношениях.

■ Проблемы изучения подворных описей

Не исследуя специально методы изучения отдельных видов и групп исторических источников, остановимся на развитии методики изучения подворных описей в качестве примера, иллюстрирующего подходы к изучению массовых источников в целом. Выделим два круга взаимосвязанных проблем: достоверности данных подворных описей и возможности изучения на их основе динамики экономических показателей крестьянского хозяйства.

Напомним, что понятия достоверности и точности информации полностью не совпадают. При точности всех показателей подворной описи, она может не содержать достоверную информацию о хозяйственном состоянии двора в целом из-за неполноты сведений.

Первое же обращение к подворным описям в качестве исторического источника в краеведческих исследованиях 1920-х годов выявило некоторые противоречия: например, однолошадные и безлошадные хозяйства оказывались не самыми бедными. Это наблюдение выводит на проблему критериев характеристики экономического состояния хозяйства, которая давалась в самих подворных описях. Исследователи высказывали различные точки зрения: от мысли, что в основе характеристики лежит исправность хозяйства в исполнении повинностей в пользу помещика, до идеи расчета хозяйственных показателей на душу населения крестьянского двора (или на работника). Но точно установить эти критерии не удалось.

Нерешенность этой проблемы затрудняет изучение экономических показателей крестьянского хозяйства в динамике, поскольку невозможно сопоставлять данные о различных хозяйствах и разновременные сведения об одном хозяйстве. Постановка проблемы изучения динамики хозяйства заставила исследователей отказаться от оценок, данных приказчиками, и самостоятельно искать критерии распределения крестьянских дворов по степени их хозяйственной состоятельности. Наиболее распространенной была группировка по обеспеченности лошадьми, но она также не решила проблему.

Современные подходы изучения подворных описей (в том числе и с применением математических методов) были заложены И.Д. Ковальченко, который ввел в научный оборот огромый массив подворных описей, что позволило по-новому подойти к целому ряду проблем. Во-первых, ученый предложил сгруппировать крестьянские хозяйства по комбинации признаков а затем ввел агрегированный показатель - характер воспроизводства, разделив хозяйства на обеспечивающие расширенное воспроизводство, обеспечивающие простое воспроизводство и не обеспечивающие простое воспроизводство.

Если рассмотреть проблему поиска критерия оценки хозяйственной состоятельности крестьянского двора с точки зрения формализованных методов исследования, то, во-первых, следует констатировать, что оценка приказчика, включенная в подворную опись, - это типичная экспертная оценка, т. е., по сути, оценка интуитивная, основанная на частично осознаваемом, а частично подсознательном учете множества разнообразных факторов. Следовательно, сколько-нибудь полно объяснить оценку, содержащуюся в подворной описи, невозможно. Если рассматривать хозяйственную характеристику крестьянского двора как сложный качественный признак, то измерить его можно тремя способами: выделив в качестве определяющего один из признаков, по комбинации признаков и путем агрегирования показателей. И в развитии методики исследования подворных описей последовательно реализуются все три подхода: оценка по одному признаку - количеству лошадей, по комбинации признаков - количеству скота разных категорий и путем агрегирования информации - по характеру воспроизводства.

И.Д. Ковальченко по-новому подошел и к проблеме изучения экономического состояния крестьянского хозяйства в динамике. Он прослеживал хозяйственную историю отдельных дворов, что предполагает предварительную сложную работу по отысканию и идентификации крестьянского двора в разновременных подворных описях. Но исследование хозяйственной истории отдельных дворов задает совершенно новый ракурс рассмотрению ключевой проблемы социально-экономической истории XIX - начала XX в. - проблемы расслоения крестьянских хозяйств, позволяя не только констатировать наличие дифференциации крестьянских хозяйств, но и судить о степени ее необратимости, т.е. понять, мог ли и при каких условиях богатый двор разориться, а бедный перейти в категорию средних или зажиточных.

В целом история изучения подворных описей крестьянских хозяйств еще раз демонстрирует взаимозависимость источниковедческого исследования отдельных источников, относящихся к группе массовых, с разработкой крупных их комплексов с целью выявить масштабные явления и процессы социально-экономической истории.

 

5. Учет промышленного производства*

В отличие от учета экономического состояния крестьянских хозяйств учет промышленного производства изначально был организован государством. Отдельно велся учет обрабатывающей и горнодобывающей промышленности.

В конце первой четверти XVIII в. (1724 г.) после организации Берг- и Мануфактур-коллегий законодательно было предусмотрено предоставление владельцами ведомостей о промышленных заведениях (получивших название «ведомости фабрик и заводов»**) два раза год в соответствующую коллегию, а затем в Сенат. На протяжении XVIII в. необходимость присылки таких сведений неоднократно подтверждалась законодателем. В зависимости от реорганизации государственного аппарата много раз менялся порядок предоставления сведений 79. С 1775 г. такие ведомости должны были присылаться один раз в год. На протяжении XVIII в. установился формуляр ведомостей, но наладить их систематический сбор так и не удалось.

В начале XIX в., после образования министерства внутренних дел, которому был поручен сбор разнообразных сведений о социально-экономическом состоянии империи, были предприняты дополнительные усилия в организации учета промышленных заведений, но они оказались малоэффективными, в первую очередь в силу отсутствия в законодательстве четкого определения объекта учета как со стороны объема производства, так и со стороны отраслевой принадлежности.

Последнее обстоятельство особенно важно при определении сопоставимости данных учета промышленного производства. Номенклатура производств, подлежащих учету, в разные годы была различной и с середины XIX в. постоянно расширялась, причем происходило это в губерниях неодновременно. Конечно, на сопоставимость влияет и определенность размера предприятий, но следует отметить, что номенклатура учитываемых производств расширялась в основном за счет отраслей, в которых преобладали мелкие предприятия, что еще более осложняет исследовательскую ситуацию. Кроме того, мелкие предприятия преобладали в сфере переработки сельскохозяйственной продукции, поэтому большое количество мелких предприятий

* В основу параграфа положен материал монографии Ю.Я. Рыбакова «Промышленная статистика России XIX в.: Источниковедческое исследование» (М., 1976).

** Понятия «фабрика» и «завод» в законодательстве не различались. В данном случае единое словосочетание «фабрика и завод» служит синонимом словосочетания «промышленное предприятие».

учитывалось в сельскохозяйственных губерниях. Таким образом общей тенденцией эволюции ведомостного учета являлось не равномерное увеличение учета мелких предприятий за счет расширения номенклатуры учитываемых производств.

Ведомостный учет в 80-е годы XIX в. начал перерастать в статистическую систему. На это повлияло единовременное обследование промышленности в связи с Всероссийской промышленно-художественной выставкой в Москве в 1882 г. В 1884-1885 гг. был установлен новый формуляр ведомости, в котором предусматривалось несколько групп показателей: состав рабочей силы с распределением по полу и возрасту, мощность и структура энергетического оборудования, количество и состав применяемых машин и механизмов. Сообщались также сведения о сырье, топливе и т. д. На места стали рассылаться отпечатанные бланки ведомостей.

Наиболее существенное преобразование было связано с введением ценза промышленного предприятия: учету подлежали заведения с годовой стоимостью производства более одной тысячи рублей. Такой ценз определялся с предложенной министром финансов Н.Х. Бунге реформой налогообложения, предусматривавшей 3 %-ный сбор с чистого дохода. Но этот ценз был неудобен, поскольку не была отработана методика определения стоимости производства.

Итак, с середины 1880-х годов учет промышленного производства тесно увязывался с налогообложением, что меняло качество учета. В это время были составлены «Материалы для определения внешних признаков обложения промышленных предприятий», в которых в качестве критерия налогообложения были выделены два основных признака: наличие определенного энергетического оборудования и численность работающих. Вслед за этим в 1895 г. была предпринята последняя попытка реорганизовать учет промышленного производства при помощи ведомостей фабрик и заводов. Ценз промышленного предприятия был установлен по числу рабочих (не менее 15) или по наличию парового двигателя (при меньшем числе рабочих). Такой ценз отвечал требованиям закона «О государственном промысловом налоге», принятом в 1898 г., в бытность министром финансов СЮ. Витте. Закон вводился в действие с 1899 г. и распространялся как на обрабатывающую, так и на горнодобывающую промышленность. По закону все промышленные предприятия делились на восемь разрядов по числу рабочих (с учетом наличия механического двигателя). Но эта попытка реформирования ведомостного учета была малоуспешной, в первую очередь из-за нежелания владельцев присылать сведения. Это заставило правительство в самом конце XIX в. перейти к собственно статистике промышленности, собираемой методом переписей. Правда, в 1903 г. снова попытались возобновить ведомостный учет, но опять безуспешно.

В начале XX в. сохранялся учет предприятий по производствам, облагаемым акцизом, и предприятий горнозаводской промышленности. Следует отметить, что в этих производствах была высока доля казенных предприятий, что во многом обусловливало значение учета их производства для правительства.

Вызывает интерес проблема достоверности сведений ведомостей фабрик и заводов. Излишне упоминать применительно к массовым источникам о необходимости сочетать проверку точности информации отдельного источника и полноту корпуса источников. Что касается второго аспекта, то он непосредственно связан с отмеченной тенденцией неравномерного расширения круга учитываемых производств. В отличие от ревизского учета, когда государство было заинтересовано в точности сведений, или от подворных описей крестьянских хозяйств, когда в достоверности данных был заинтересован помещик, точность приводимых данных не представляла существенного интереса для органов управления. Высказывавшееся в историографии мнение о занижении показателей владельцами предприятий с тем, чтобы платить меньше налогов, не выдерживает критики, потому что в России на протяжении большей части XVIII - ХIХ вв. система налогообложения была сословной и если и была связана с объемом производства, то весьма опосредованно. Поэтому владельцы могли как занижать, так и завышать показатели, иногда просто от незнания (например, численности работающих при надомной организации труда, распространенной в ткацком производстве, или годовой стоимости производства, для определения которой необходимы были специальные навыки).