Рейтинг@Mail.ru
1996
Ищу
тебя!
146
Старые
фото
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Во всяком худе не без добра.

Зверев В. А. Как написать историю каждой деревни. Модель изучения динамики сельского населенного пункта в Сибири 1850-1920-х гг. (на примере села Бердского).

        

Опубликовано с сокращениями: Зверев В. А. Модель изучения динамики сельского населенного пункта в Сибири 1850–1920-х гг. (на примере с. Бердского) // История и историография России и Сибири в исследовательском и образовательном контекстах: материалы Всерос. науч.-практ. конф., посвящ. 90-летию проф. Е. И. Соловьёвой, 65-летию проф. В. А. Зверева и 70-летию каф. всеобщей истории, историографии и источниковедения НГПУ. Новосибирск: НГПУ, 2014. С. 26–35.

Аннотация. Автор предлагает к широкому использованию в практике исторического исследования разработанную им модель описания поселенческой динамики большинства сельских поселений, существовавших во второй половине XIX – первой трети XX в. на территории Сибири. Предусматривается опора на периодически составлявшиеся в досоветский период «Списки населенных мест» конкретной губернии и «Список населенных мест Сибирского края» за 1926 г. Модель включает в себя динамические ряды абсолютных и относительных показателей, характеризующих изменения численности населения и количества домохозяйств, людности дворов, соотношения мужской и женской частей населения, различных элементов поселенческой инфраструктуры. Применение модели иллюстрируется автором путем рассмотрения динамики волостного села Бердского Барнаульского округа (уезда) Томской губернии, ставшего в 1920-х гг. районным центром Новосибирского округа Сибирского края, а позднее – городом Бердском Новосибирской обл.

Абсолютное большинство населенных пунктов нашей страны, в том числе Сибири, сегодня не имеет своей научной истории. Чтобы исправить такое положение, требуется создать историографическую, источниковедческую и методологическую базу историко-краеведческих или локально-исторических исследований, доступную широкому кругу историков-энтузиастов. Стремясь внести посильный вклад в создание такой базы, мы разработали модель описания динамики большинства сельских поселений, существовавших во второй половине XIX – первой трети XX в. на территории Сибири. Созданный нами методологический инструментарий уже имеет опыт частичной презентации и использования при изучении истории сельских поселений, располагавшихся во второй половине XIX – первой трети XX в. на территории, позже вошедшей в городскую черту Новосибирска [1]. В настоящей статье возможности использования модели иллюстрируются на примере описания динамики с. Бердского Барнаульского округа (уезда) Томской губ., ставшего в 1920-х гг. районным центром Новосибирского округа Сибирского края.

Наша модель применима для изучения периода 1850–1920-х гг., поскольку именно в это время были созданы исторические источники, дающие базовую для данной модели информацию об изменениях, происходивших в жизни изучаемых поселений. В конце имперского периода с диапазонами в несколько лет составлялись и чаще всего публиковались «Списки населенных мест» конкретного региона – Томской, Тобольской, Енисейской и Иркутской губерний, Акмолинской и Забайкальской областей. Например, по Томской губ. такие списки имеются за следующие годы: 1859 [2], 1878 [3], 1885 [4], 1893 [5], 1899 [6], 1904 [7] и 1911 [8] гг. Список за 1917 г. подготовлен уже в советское время, он охватывает Томскую губ. в границах, «урезанных» в ходе административных преобразований 1920-х гг. [9]. Завершает комплекс двухтомный «Список населенных мест Сибирского края», составленный советскими статистиками в ходе подготовки Всесоюзной переписи населения 1926 г. Данные о поселенческой сети большей части Западной Сибири, к примеру, включены, в первый том [10]. Те списки, которые были напечатаны, можно найти сегодня в центральных и региональных научных библиотеках России. Все они сейчас оцифрованы, их электронные версии выложены в сети Интернет, как правило, на нескольких сайтах. Некоторые рукописные списки тоже доступны в сети Интернет.

Все перечни населенных мест представляют собой единый комплекс, поскольку составлялись по сходным программам. Они содержат сведения о названии каждого населенного пункта, его административном и поселенческом статусе, географическом расположении, численности в нем постоянного мужского и женского населения, количестве домохозяйств, а также о наличии важных элементов социальной инфраструктуры – административной, экономической, социокультурной. Последовательно сравнивая данные об интересующем его населенном пункте, зафиксированные в смежных по времени составления списках, исследователь может описать поселенческую динамику – изменения, происходившие в течение 67 лет, между 1859 и 1926 гг., а затем постараться объяснить эту динамику.

Для большей «технолологичности» процедуры сравнения и количественные, и описательные сведения, извлеченные из «Списков населенных мест» в готовом виде, вместе с установленными на их основе производными данными мы рекомендуем свести в таблицы, а динамические ряды количественных показателей из таблиц затем представить в виде диаграмм и графиков.Примерная программа диахронного анализа развития сельских населенных пунктов, существовавших в Сибири в период 1850–1920-х гг. (далее – Программа), может выглядеть следующим образом.

1.                     Изменения (если они имели место) в названии населенного пункта.

Наименование интересующего нас конкретного поселения в «Списках населенных мест» имеет три варианта: Берское, Бердское, Бердск. Первые два варианта иногда сосуществуют в одном источнике (например, в списке 1859 г.). Топоним «Бердск» впервые появляется в списке 1926 г. – село к тому времени уже приобретало облик поселения городского типа.

2.                     Изменения административного и поселенческого статуса населенного пункта (например, превращение заимки в деревню и затем в село, превращение села в волостной, затем в районный центр). Динамика его принадлежности к территории тех или иных административных единиц. В досоветский период в разное время это полицейский участок, участок крестьянского начальника, волость, округ (уезд), губерния (область), в 1926 г. – сельсовет, район, округ Сибирского края.

Село Бердское на протяжении досоветского периода было волостным центром Барнаульского округа (уезда) Томской губ. В 1859 г. оно входило в 4-й, а в 1878 г. – в 5-й полицейские участки округа. В списке 1878 г. сообщается, что Бердское – село крестьян, «бывших приписных к Алтайским горным заводам». В 1904 г. отмечена принадлежность села к IV-му участку крестьянского начальника, II-му стану полицейского пристава. Список населенных мест 1926 г. фиксирует его новый статус – центра одноименных сельсовета и района в Новосибирском округе Сибирского края. 

3.                     Динамика географического расположения населенного пункта. Могло измениться его положение относительно ближних водоемов (например, поселение, возникшее на одном берегу реки, разрастаясь, занимало и другой берег); ближайших административных центров – окружного (уездного) города, волостного села, квартиры крестьянского начальника, мирового судьи и судебного следователя, районного поселка и т. д.); важных социально-экономических и социокультурных объектов (почтовых станций, ярмарок, речных пристаней, железнодорожных станций, церквей, медицинских учреждений и др.).

Во всех «Списках населенных мест» сообщается, что Бердское лежит на берегу р. Оби, в некоторых случаях также говорится о его расположении в устье р. Берди. В списке 1859 г. отражен тот факт, что село раскинулось по почтовому тракту (Московскому), отходившему от трактовой линии Барнаул – Томск «при с. Медведском на г. Колывань». В списке 1885 г. эта транспортная артерия именуется «караванной дорогой и почтовым трактом». Кроме нее, указан «земский тракт», который идет от Бердского в д. Завьялову, т. е. вверх по Оби на расстояние в 52 версты. Особо отмечается, что скотопрогонного тракта в селениях Бердской волости нет. Начиная с 1899 г., указывается расстояние от села до губернского центра – Томска (263 версты). Расстояние до окружного (уездного) центра Барнаула со временем уточнялось: в 1859 г. указывается 199 верст; в 1878 г. – 191; в 1893 г. – 190,5; в трех последующих списках, начиная с 1899 г. – 189,5 версты. В 1926 г. фигурирует расстояние до нового окружного центра – Новосибирска, равное 32 км. В досоветский период фиксируется также местоположение села относительно камеры судебного следователя (он работал в Бернауле). В 1926 г. появляется уникальная информация о расстоянии до ближайшей железнодорожной станции (9 км), а также до рынков сбыта сельскохозяйственной продукции и покупки промышленных продуктов, в качестве таковых фигурирует Новосибирск.

4. Динамика общей численности постоянных жителей в населенном пункте. Количество жителей либо прямо указывается в источнике, либо выясняется путем сложения численности мужского и женского населения. Затем прослеживается изменение этого показателя от одного временного среза к другому. Высчитываются темпы роста численности населения за все 67 лет, а также среднегодовые темпы роста за это же время. Далее исчисляются показатели роста численности населения в промежутках между датами составления списков. Поскольку эти промежутки неодинаковы по продолжительности, важно установить также среднегодовые темпы роста количества жителей на каждом этапе и затем сопоставить их. Среднегодовые темпы можно исчислить путем извлечения корня t-й степени из дроби P1 ː P0, где t – длительность рассматриваемого периода в годах, P1 – количество жителей в конце периода, P0 – их число в начале периода, и умножения полученного результата на 100 %.

Представление о динамике общей численности жителей в с. Бердском в период 1859–1926 гг. дает таблица 1, построенная нами на основании сведений, помещенных в «Списках населенных мест» [2, с. 57–58; 3, с. б/н; 4, с. 40; 5, с. 100–101; 6, с. 430–431; 7, с. 398–399; 8, с. 148–149; 10, с. 430–431]. Обнаруживается быстрое и последовательное, от одного временного среза к другому, увеличение количества бердчан. На протяжении 67 лет постоянное население села увеличилось в 18 раз, среднегодовые темпы роста его численности составили 104,4 %.  

Таблица 1

Динамика развития с. Бердского во второй половине XIX – первой трети XX в.

Год

Кол-во
дворов

Кол-во постоянных жителей

Средняя людность двора, человек

Кол-во мужчин на 100 женщин

мужчин

женщин

всего

1859

1878

1885

1893

1899

1904

1911

1926

140

138

139

289

480

479

466

1199

140

215

680

884

892

1624

2704

153

287

710

838

878

1420

2561

293

502

1390

1722

1770

3044

5265

2,1

3,6

4,8

3,6

3,7

6,5

4,4

91,5

74,9

95,8

105,5

101,6

114,4

105,6

Как выясняется в результате расчетов, наиболее высокими темпами численность населения росла на этапе между 1904 и 1911 гг. – на 108,1 % в год. Можно уверенно предположить, что решающую роль здесь сыграл массовый приток аграрных мигрантов из Европейской России на юг Западной Сибири в годы Столыпинской аграрной реформы. На втором месте по среднегодовым темпам роста количества жителей – 107 % – оказался этап 1878–1893 гг., также отмеченный (с середины 1880-х гг.) притоком переселенцев в Верхнее Приобье. Наиболее медленный рост (100,6 % в год) наблюдался между 1899 и 1904 гг., когда Алтай был закрыт для переселенцев, а расширенное воспроизводство населения обеспечивалось в основном превышением рождаемости над смертностью.

5. Динамика численности дворов (домохозяйств) в населенном пункте. На этом этапе реализации Программы исследователи высчитывают темпы роста количества домохозяйств за весь период 1859–1926 гг. и среднегодовые темпы роста этого показателя за все 67 лет и на каждом промежуточном этапе. Среднегодовые темпы в данном случае исчисляются так же, как и в случае с динамикой численности населения. Выполнив 4 и 5 пункты Программы, мы имеем возможность сравнивать динамику численности населения и количества дворов как по этапам, так и применительно ко всему изучаемому периоду. Для этого можно применить, например, математический метод корреляционного анализа.

Таблица 1 дает нам представление о противоречивости динамики количества дворов в с. Бердском: соответствующие показатели то сокращались, то возрастали. Более определенную картину представляет построенная нами столбчатая гистограмма с добавленной степенной линией тренда (рис. 1).

Рис. 1. Динамика количества дворов (домохозяйств) в с. Бердском

Очевидная на гистограмме общая генеральная тенденция роста количества домохозяйств привела в период 1858–1926 гг. к увеличению данного показателя в 8,6 раза. Среднегодовой рост составил при этом 103,3 %. Таким образом, количество домохозяйств в Бердском в изучаемый период росло медленнее, чем численность населения. Наиболее быстрыми темпами численность дворов росла на этапе между 1885 и 1893 гг. – на 109,6 % ежегодно. Чуть медленнее, но все-таки впечатляющим образом процесс роста шел в 1893–1899 гг., когда его среднегодовые темпы равнялись 108,8 %, а также в 1911–1926 гг. (106,5 %). В начале изучаемого периода и на самом рубеже XIX–XX вв. имело место небольшое и временное сокращение количества дворов в селе.

Насколько тесно были связаны между собой процессы изменения общей численности постоянного населения и количества домохозяйств в с. Бердском от одного этапа к другому? Ответ на этот вопрос мы получим, применив метод корреляционного анализа. Коэффициент линейной корреляции двух рядов показателей равняется в данном случае 0,04, что знаменует собой почти полное отсутствие взаимосвязи: постоянное увеличение численности населения не влекло за собой автоматического роста количества дворов. Это можно объяснить только тем, что средняя людность бердского двора не была постоянной величиной. К  динамике этой стороны жизни поселения мы теперь и переходим.

6. Изменение средней людности деревенского двора. Средняя людность (количество членов) домохозяйства на каждом временном срезе легко определяется как отношение общего количества жителей населенного пункта и числа имеющихся в нем дворов. Людность двора, который обычно состоял из членов семьи домохозяина, хотя мог содержать также «посторонние» приселения (постояльцев, батраков, воспитанников) – это важный индикатор состояния семейной структуры, имевшей в изучаемый период общую тенденцию к упрощению.

Таблица 1 содержит диахронический ряд высчитанных нами показателей людности дворов в с. Бердском. Мы видим, что домохозяйства в этом поселении почти на всем протяжении изучаемого периода были небольшими по численности их членов. Людность менялась со временем противоречивым образом, что наглядно демонстрирует гистограмма, помещенная на рисунке 2. Степенная линия тренда свидетельствует, однако, что господствовала тенденция к увеличению показателя. Его наибольшее значение было зафиксировано в «Списке населенных мест» 1911 г., что наверняка было связано с последствиями наплыва в Бердское, как и в другие поселения Верхнего Приобья, крестьян-переселенцев «столыпинской» волны 1906–1909 гг. Мигранты имели сравнительно многолюдные семьи. Зачастую они, будучи не в силах быстро обзавестись собственным домом и хозяйством, временно «приселялись» во дворы старожилов.

Рис. 2. Динамика средней людности домохозяйства в с. Бердском

7. Изменение количественного соотношения мужской и женской частей населения в изучаемом поселении. Это соотношение, в соответствии с принятым в демографии стандартом, целесообразно представить как количество мужчин, приходящихся на 100 женщин.

По данным «Списков населенных мест» мы построили динамический ряд соответствующих показателей применительно к с. Бердскому (см. табл. 1). Теперь представим этот ряд на графике с добавленной степенной линией тренда (рис. 3). Обнаружится очевидная долговременная тенденция увеличения доли мужчин в бердском населении. В начале изучаемого периода они заметно уступали женщинам, но начиная с середины 1890-х гг. стали численно преобладать. В большой степени это наверняка связано с засильем мужского «пóлка» в структуре семей аграрных мигрантов, которых со временем появлялось всё больше среди бердских жителей. Возможно, сказывалось также постепенное превращения села в протогородской административный и торгово-промысловый пункт, что всегда сопровождается увеличением доли мужчин в населении. Большие мужские потери периода войн и революций в начале ХХ в. сократили удельный вес мужчин, но их количественный перевес над женщинами сохранился и к 1926 г.

Рис. 3. Динамика количественного соотношения

мужской и женской частей населения в с. Бердском

8. Динамика элементов административной, экономической, культурной инфраструктуры населенного пункта. По «Спискам населенных мест» устанавливается, к какому году появляются в избранном для исследования поселении церковь, почтово-телеграфная контора, водяная мельница, торговая лавка, «министерская» школа, изба-читальня и т. д. Для удобства обозрения изучаемой динамики можно свести соответствующие данные в таблицу и затем дать ее анализ.

Изменение инфраструктуры с. Бердского, которое нас в данном случае интересует, представлено в таблице 2. Очевидно, не все источники одинаково полно представляют информацию. Например, в списке 1885 г. явно упущены некоторые элементы инфраструктуры, уже зафиксированные ранее, в 1878 г. – церковь, школа, мельница, торговые заведения и др. Но в то же время впервые отмечено появление в приречном селе пароходной пристани. И далее каждый новый временной срез содержит немало инноваций. Принадлежавшая купцу В. А. Горохову мельница, впервые отмеченная в списке 1878 г., к концу XIX в. превращается в поистине «градообразующее предприятие» – крупчато-мукомольный завод. В 1899 г. в списке впервые отмечена народная бесплатная библиотека-читальня, двумя годами ранее открытая на деньги того же предпринимателя его женой. Список 1926 г. добросовестно перечисляет атрибуты уже советской инфраструктуры, некоторые из которых и не могли появиться раньше – райисполком, сельсовет и т. д. В то же время этот список наглядно отражает те потери, которые понесло село особенно в социально-экономической инфраструктуре за годы военных и революционных потрясений начала ХХ в.

Таблица 2

Динамика поселенческой инфраструктуры с. Бердского в 1850–1920-х гг.

Год

Элементы инфраструктуры, зафиксированные в «Списке населенных мест»

1859

Волостное правление, православная церковь, почтовая станция

1878

Волостное правление, церковь, почтовая станция, училище, мельница, хлебозапасный магазин, 4 лавки, 3 питейных дома

1885

Волостное правление, почтовая станция, пароходная пристань

1893

Волостное правление, каменная церковь, почтовое отделение, приходское училище, пароходная пристань, крупчато-механическая мельница купца В. А. Горохова, маслобойня мещанина Селюнина, Михайловская ярмарка, базар, 2 питейных заведения, 2 оптовых винных склада, пивная лавка частного лица 

1899

Волостное правление, квартира (резиденция) чиновника по крестьянским делам, квартира земского заседателя, камера мирового судьи, церковь, почтово-телеграфная контора, почтовая станция, сельское училище, церковно-приходская школа, школа грамоты, народная бесплатная библиотека-читальня, вольная аптека, пароходная пристань, крупчато-мукомольный завод, Михайловская ярмарка (8–18 нояб.), базары еженедельно по пятницам и субботам, 2 оптовых винных склада, 2 питейных заведения, 14 торговых лавок  

1904

Волостное правление, квартира (резиденция) крестьянского начальника, квартира станового пристава, камера мирового судьи, церковь, почтово-телеграфная контора, почтовая станция, сельское училище, церковно-приходская школа, народная бесплатная библиотека-читальня, вольная аптека, правление ссудосберегательного товарищества, пароходная пристань, крупчато-мукомольный завод, Михайловская ярмарка (8–18 нояб.), базары еженедельно по пятницам и субботам, хлебозапасный магазин, казенная винная лавка

1911

Волостное правление, квартира (резиденция) крестьянского начальника, квартира станового пристава, камера мирового судьи, церковь, почтово-телеграфная контора, почтовая станция, земская станция (гостиница), двуклассное училище Министерства народного просвещения, училище с параллельным классом, ремесленная школа, народная бесплатная библиотека, вольная аптека, кредитное товарищество, пароходная пристань, крупчатая мельница торгового дома В. А. Горохова, электрическая подвесная железная дорога, 4 пимокатных заведения, кожевенный завод, 2 маслобойных завода, Михайловская ярмарка (8–18 нояб.), Ивановская ярмарка (с 24 июня, семидневная), базары еженедельно по пятницам и субботам, 35 торговых лавок, 2 ренсковых погреба, 2 пивных лавки, казенная винная лавка

1926

Райисполком, сельсовет, почтово-телеграфное отделение, почтовое отделение, школа 1-й ступени, школа-восьмилетка, профессиональная школа, районная больница, кредитное товарищество, ссудосберегательная касса, ветлечебница, речная пристань, мельница, агрономический пункт, 5 лавок общества потребителей

9. «Списки населенных мест» за некоторые годы (не все, что исключает возможность построения полных диахронических рядов показателей) содержат также сведения о распределении дворов на крестьянские и некрестьянские, о количестве земли, находящейся в наделе того сельского общества, к которому относится населенный пункт. Список 1926 г. уникален тем, что в нем указаны даты возникновения большинства населенных пунктов (впрочем, далеко не всегда достоверные), названа количественно преобладающая в селении этническая группа. Эти сведения нужно тоже обязательно привлекать для характеристики динамики социального состава населения, его экономического состояния и прочих аспектов его истории.

В селе Бердском список 1893 г. зафиксировал 176 крестьянских дворов и 113 некрестьянских. Значит, почти 40 % здешних обывателей были слабо связаны с сельским хозяйством. Это служащие государственных учреждений, церковнослужители, сельские интеллигенты, ремесленники, торговцы, рабочие и служащие знаменитой здешней мельницы и пр. Таким образом проявлялся протогородской характер удобно расположенного сельского поселения. Однако в следующем списке 1899 г. зафиксировано только 22 некрестьянских двора – 4,6 % от общего количества домохозяйств. Можно предположить, что их малая доля в данном случае – следствие изменения критериев учета некрестьянских домохозяйств.

Любопытны данные о том, что в 1890-х гг. общество крестьян с. Бердского совместно с жителями ближней д. Луговой владело 2734 десятинами удобной и 356 десятинами неудобной для обработки кабинетской земли. Приняв во внимание суммарное количество мужчин в указанных двух поселениях (1893 г. – 889; 1899 г. – 1133; 1904 г. – 1037; 1911 г. – 1933 человека), легко подсчитать: в 1893 г. на каждую мужскую душу здесь приходилось по 3,5, а в 1899 г. – по 2,7 десятины земли – удобной и неудобной. По сибирским меркам это совсем мало, и можно предположить, что бердские землепашцы испытывали земельное утеснение. Списки 1900-х гг. указывают, что земельный надел Бердского и Луговой увеличился до 7749 десятин удобной и 801 десятины неудобной земли. Стало быть, в 1904 г. на душу каждого бердского и луговского мужчины приходилось уже 8,2, а в 1911 г. – 4,4 десятины удобной и неудобной земли. Всё равно это было немного по стандартам сибирского крестьянствования.     

Еще раз подчеркнем, что в соответствии с нашей Программой недостаточно выявить происходившие в изучаемый период от этапа к этапу количественные и качественные изменения. Нужно установить совокупность факторов, обусловивших эти изменения, обнаружить направления наблюдавшейся динамики, раскрыть ее промежуточные и итоговые результаты, сделать это с учетом ситуации, складывавшейся в изучаемый период в данной местности (Верхнем Приобье, Омском Прииртышье, Приенисейском крае и др.), в Сибирском регионе, в целом по России. Это невозможно сделать без опоры на имеющуюся исследовательскую литературу. Весьма желательно также привлечение, кроме «Списков населенных мест», иных исторических источников, дающих дополнительный фактический материал и для насыщения выстраиваемой картины поселенческой динамики, и для ее объяснения.

Библиографический список

1.     Зверев В. А. Поселенческая статистика – основа для изучения истории сельских населенных пунктов второй половины XIX – первой трети XX в. (на примере селений в округе Новониколаевска-Новосибирска) [Электронный ресурс] // Библиотека сибирского краеведения. URL: http://bsk.nios.ru/content/poselencheskaya-statistika-osnova-dlya-izucheniya-istorii-selskih-naselennyh-punktov-vtoroy.

2.     Зепринский В. Томская губ.: список населенных мест по сведениям 1859 г. СПб.: Центр. стат. ком. МВД, 1868. 148 с. Электронная версия: http://www.ebdb.ru/Details.aspx?id=e5a69e4d-d813-4c85-9d6c-314d763e65b4&...В.Зепринский+-+Список+населённых+мест+по+сведениям+1859+года.+Томская+губерния.

3.     Список населенных мест Томской губ. [1878 г.] [Рукопись]. [Томск: Стат. ком., 1882. 1032 с.]. Электронная версия:http://book-old.ru/BookLibrary/99000-Tomskaya-gub/1882.-Spisok-naselenny....

4.     Список населенных мест Томской губ. [1885 г.] // Памятная книжка Томской губ. 1885 г. Томск: Стат. ком., 1885. Прил. С. 1–94. Электронная версия: http://mirknig.com/2010/12/03/pamyatnaya-knizhka-tomskoy-gubernii-1885-g....

5.     Список населенных мест Томской губ. за 1893 г. Томск: [Стат. ком.], 1893. 381 с. Электронная версия:http://mirknig.com/knigi/history/1181315104-spisok-naselyonnyx-mest-toms....

6.     Список населенных мест Томской губ. на 1899 г. Томск: [Стат. ком.], 1899. 782 с. Электронная версия:http://mirknig.com/knigi/history/1181315090-spisok-naselyonnyx-mest-toms....

7.     Перечень всех населенных мест [Томской губ. 1904 г.] // Памятная книжка Томской губ. на 1904 г. Томск: Стат. ком., 1904. [Разд.] 2. С. 1–689. Электронная версия: http://mirknig.com/2010/07/25/pamyatnaya-knizhka-tomskoj-gubernii-na-190....

8.     Список населенных мест Томской губ. на 1911 г. Томск: Стат. ком., 1911. 576 с. Электронная версия: http://book-old.ru/BookLibrary/99000-Tomskaya-gub/1911.-Spisok-naselenny....

9.     Список населенных мест Томской губ.: по данным позднейших переписей (1910, 1917 и 1920 гг.). Томск: Губерн. стат. бюро, 1923. 95 с. Электронная версия: http://elib.tomsk.ru/purl/1-6092.

10.                       Список населенных мест Сибирского края [1926 г.] Новосибирск: Стат. отд. Сиб. краев. исполн. ком., 1928. Т. 1: округа Юго-Западной Сибири. 526 с. Электронная версия: http://book.tr200.net/v.php?id=405087.