Рейтинг@Mail.ru
Регистрация Вход
Войти в ДЕМО режиме

Раневская Фаина Георгиевна: Семья заменяет все. Поэтому, прежде чем ее завести, стоит подумать, что тебе важнее: все или семья.

Андрей Папушин. Элементарная генеалогия.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Назад

 

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           

Каждый, кто с интересом разглядывает фотографии в семейном альбоме, рано или поздно начинает задумываться о собственной родословной. – Кто были эти люди, запечатленные на старых снимках? Когда и где жили? Чем занимались? – И как восстановить цепь поколений, конечным звеном которой являюсь я сам?.. 
На этот вопрос – «как?» – мы и попытаемся ответить.


ЧАСТЬ 1: ОПРОС РОДНЫХ • «ГОВОРЯЩИЕ ЭПИЗОДЫ» • АНКЕТИРОВАНИЕ • ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ «ДЕРЕВО» • РОДСТВЕННАЯ ПОЧТА •ОФИЦИАЛЬНЫЕ ЗАПРОСЫ • АРТЕФАКТЫ • СТАРЫЕ ФОТОГРАФИИ


«Во вторую очередь» 

Но сперва – о том, чего делать не следует, во всяком случае, поначалу. 
«Расшифровка» фамилии – многие начинают именно с этого. Узнать происхождение собственной фамилии, действительно, любопытно. Фамилия может иногда намекнуть на черты характера, род занятий, даже на внешний облик кого-то из далеких родственников, – но и не более того. Словом, это знание само по себе никак не помогает выстроить ту родословную цепочку, о которой мы говорим. 
Кроме того, как быть, если (как, например, в моем случае, в Кузяеве Волоколамского уезда Московской губ.) полдеревни были – Коровины? Что здесь можно «расшифровать»? 

Использование интернет-ресурсов. На мой взгляд, сегодня в интернете нет ресурсов, помогающих «от» и «до» выстроить конкретно вашу родословную. Исключение – знаменитые фамилии (семьи), сведений о которых много. Но как быть с семьями «простыми»? А ведь таких – подавляющее большинство… 
Впрочем, интернет изобилует сведениями вспомогательными (в том числе биографического характера), – но искать и использовать их нужно грамотно. И, конечно, «во вторую очередь». 

Опрос родных 

С чего же следует начинать восстановление своей родословной? – Без сомнения, с опроса родственников и близких друзей семьи. Точнее, это должен быть даже не опрос, а «допрос с пристрастием». Частенько они утверждают, что ничего не знают или не помнят, но если начать их «раскручивать» предметно (т.е. спрашивать о конкретных вещах и не удовлетворяться ответом «ну, я не помню-не знаю»), то можно многое выудить. 
И – внимание к деталям! В памяти людей обязательно «застревают» эпизоды, имеющие отношение к истории семьи. Эти эпизоды могут стать отправной точкой вашего исследования, теми штрихами, из которых будет постепенно складываться общая картина. 

Трофейные чулочки 

Тем более, если эпизоды эти – «говорящие». Мне, например, было важно узнать, что с началом войны мой дед, А.Е.Романов, – работавший в то время военпредом Наркомата Военно-морского флота – пригнал из Москвы в Блуди под Волоколамском грузовик, чтобы вывезти семью (жену и двоих детей), поехавших на лето в деревню… Дед мой был заботливым мужем и отцом, – подумал я, и уже не удивился, узнав позже, что он и детей купал сам в нашей коммуналке на Красной Пресне, и дочь его – моя тетя Римма – была самой модной девочкой в своей 101-й школе: отец привозил из Германии трофейные чулочки, кофточки… 
Еще, помню, меня очень впечатлила фраза, услышанная как-то в разговоре за семейным столом: «Сам Харя уважал вашего деда»… – А Харя (Харитон, наверное, или Харитонов, кличка по имени-фамилии) был не кто-нибудь, а известный в 30-е годы пресненский бандит… 

Словом, надо стимулировать воспоминания, найдя для них точку опоры. Ею может стать фотография из семейного альбома, какая-то вещь, живущая в вашей семье, или, скажем, документ. Другими словами – артефакт, предмет, насыщенный историей и информацией. 

Не следует думать, что своими расспросами вы досаждаете родным. Напротив: старшие будут рады поделиться с вами воспоминаниями, ощутив себя (наконец-то!) полезными и нужными вам, а заодно окунувшись в свою молодость. Ваша же задача – не спешить и быть благодарными и пытливыми слушателями. 

Анкета 

Полезно также составить анкету-вопросник, включив в нее пункты, которые нужно узнать или уточнить, и которые касаются биографии ваших родных. Ничего особенно сложного: имя-отчество, год и место рождения, кто родители (и их имя-отчество-год рождения), как звали братьев и сестер (если они были), чем занимались… Имеют значение девичьи фамилии матери, бабушек. Имеют значение вообще все сведения, которые вы сумеете добыть. 
И не ленитесь все это записывать. 

«Дерево» начинается 

Записывая, можно начать рисовать свое родословное дерево, поместив в его основание самого себя, и постепенно двигаясь вверх: «над вами» будут ваши родители, над каждым из них – их родители (ваши дедушки и бабушки), и так далее. Не забывайте про двоюродных и троюродных родных – у ваших старших родственников могли быть братья и сестры, которые тоже завели свои семьи… 
Возле каждого имени обозначайте дату и место рождения (или годы жизни) – и таким образом информация, получаемая вами путем опросов и «родственных анкет», будет в общих чертах структурироваться в виде родословной схемы (генеалогического дерева). 

Уверен, только путем «личных переговоров» вы сможете в общих чертах восстановить историю 3-х–4-х поколений своей семьи, жизнь которых еще на памяти ваших родных и близких. 

Родственная почта 

Кстати, тот вопросник, который вы составите, может быть разослан родственникам, с которыми вы не надеетесь побеседовать лично, – а порой и вообще не знакомы. – И это дает отличный результат! Повторюсь: не стесняйтесь обращаться к людям (тем более, вашим родным – пусть и незнакомым) за помощью. В большинстве случаев вы получите не только эксклюзивную информацию, но еще и новые родственные связи. 

В качестве примера скажу, что большую долю информации о своей семье лично я получил именно по почте: из Ярцева Смоленской области, Нижнего Новгорода, Томска, Твери… В двух первых случаях это были письма от близких родственников, отвечавших на вопросы моей анкеты (и прибавлявших такие подробности, которые никакой анкетой не предусмотришь!). В Томск же мы с женой послали письмо «наобум», – отыскав адрес по фамилии в интернете. И получили развернутый рассказ о трех поколениях семьи, а заодно – приглашение погостить!.. 

Подвохи памяти 

Замечу, что к сведениям, полученным от родных, нужно все-таки относиться критически, поскольку в большинстве случаев они полагаются на свою память. Например, моя двоюродная бабушка – Любовь Васильевна Папушина – утверждала, что ее отец (мой прадед) Василий Тимофеевич был 1877 года рождения, хотя впоследствии, занимаясь в архиве, я выяснил, что – 1873-го. Допускаю, что в паспорте у прадеда была именно та дата, которую озвучила тетя Люба (бумаги зачастую заполнялись «со слов»), но дела это не меняет. 
Или та же тетя Люба писала, что, мол, одна из сестер прадеда – т.е. ее тетка – была выдана замуж в одну из соседних деревень, даже имя мужа вспомнила… А оказалось, опять же по архивным данным, что и имя не то, и жила эта тетка с мужем в той же деревне, что и Любовь Васильевна с родителями… 

…Наконец, было обстоятельное письмо от… начальника архива УФСБ (!) по Тверской области, куда я послал официальный запрос, основываясь на том, что один из братьев моего деда еще до войны работал в тамошней системе НКВД. 
Этот последний факт позволяет сказать о пользе официальных запросов. 

О пользе официальных запросов 

Несомненный плюс официальных запросов состоит в том, что ответ на них должен быть дан в определенный срок (один месяц) и этим занимаются специально назначенные люди. Они – не ваши родственники или знакомые, которые могут не понять вашей настойчивости, – в этом состоят их должностные обязанности. Кроме того, они основываются на документах – в отличие от ваших родных, которых, как мы убедились, часто подводит память. 
Главное – вычислить, куда и какой запрос направить. Для этого – цепляйтесь за факты биографии людей, которыми занимаетесь. Скажем, моя переписка с Тверским управлением ФСБ началась с того, что в семейном архиве (проще говоря, – в картонной коробке среди старых бумаг и документов) я наткнулся на собственноручную автобиографию моего деда. И в ней указывалось, что один из его братьев работает в органах милиции Калининской области. Шел март 1941 года. 

Артефакты 

Люди часто не обращают внимания на то, что находится прямо у них перед глазами. Между тем некоторые вещи и документы, хранящиеся в вашей семье, при внимательном к ним отношении могут дать вам в плане восстановления истории семьи гораздо больше, чем месяцы кропотливых поисков. 
Это могут быть старые документы, письма, или предметы, за которыми – целые страницы воспоминаний, эпизодов и характеристик. Т.е. – биографической информации. 

Романов и «Люфтваффе» 

Студентам я иногда рассказываю про часы марки «Arctos», которые обнаружил однажды в коробке с разной рухлядью, и которые – по словам моей мамы – якобы принадлежали моему деду. При слове «принадлежали деду» я, конечно, «сделал стойку». И для начала «пробил» их через интернет. – Выяснилось, что фирма «Arctos» в 1933–1934 гг. выполняла заказ на наручные часы со швейцарским механизмом для летного и командного состава германских «Люфтваффе»! Буквы RLM (ReichsLuftwaffe Ministerrei) и порядковый номер на задней крышке были в наличии. – Значит, точно те самые. Но как они оказались у деда? 
Здесь на помощь пришла все та же дедова автобиография, где он отметил, что в ноябре 1945–январе 1946 гг. был в служебной командировке в Германии. 
Словом, все оказалось довольно просто. 

Адрес на Пресне 

Другой пример – красноармейская книжка родного брата моей бабушки, Алексея Васильевича Папушина, где записаны не только его довоенная специальность («мастер буровых работ» треста «Спецгео»), но и порядок прохождения службы – в 149-м гвардейском Будапештском стрелковом полку, старшина батареи 76-мм орудий. А также адрес, куда в случае чего нужно было писать: Москва, 6-я Звенигородская ул., 10, корп. 4, кв. 164, сестре – Папушиной Анастасии Васильевне… Добавлю, тот же адрес фигурирует в договоре найма жилого помещения, который в свое время заключил мой дед (эту пятнистую бумагу я извлек все из той же коробки). – Другими словами, проявив немного внимания и сопоставив некоторые данные, я узнал, где жили мои родные перед войной. Получается – опять ничего особенно сложного. 

Улыбки и голоса 

И, конечно, самый неоценимый артефакт – старые фотографии. У меня, например, их не так много, – но разглядывая их, я понимаю, какими были мои родные, которых я не застал – дед, прадед… Кроме того, фотографии – источник информации, где важна и значительна каждая деталь. Нужно только уметь «прочитать» их – и здесь можно воспользоваться грамотной консультацией, справочной литературой или тем же интернетом. 

См. также: Александр Пономарев, «Говорящие» фотографии – замечательный пример того, как нужно «расшифровывать» старые фото. 

Конечно, то, о чем мы сейчас говорим, не даст вам полной и непрерывной «цепочки», не вырастет само собой в родословное дерево. Но все это способно вдохнуть жизнь в ваши занятия, вернуть улыбки и голоса людям, спрятанным за иногда до обидного скупыми строчками биографических данных. 

Если суммировать сказанное, получится, что внимание к людям и вещам, окружающим вас, способно помочь вам выстроить 3–4 поколения вашей родословной. 
Но это, что называется, – «ближняя» история семьи. А как быть с «дальней» – той, которую уже не вспомнить?
 


ЧАСТЬ 2: АРХИВНЫЙ ПОИСК • ПОРЯДОК ДЕЙСТВИЙ • СОХРАННОСТЬ ДОКУМЕНТОВ • МЕТРИЧЕСКИЕ КНИГИ • ОТПРАВНАЯ ТОЧКА •ФАМИЛИИ В МЕТРИКАХ • ДАТА И ВОЗРАСТ • ВЫПИСКИ • РЕВИЗСКИЕ СКАЗКИ • СИРОТЫ И ПРИЕМЫШИ • СЕМЬЯ «В ДВИЖЕНИИ» •ИМЕНА • СВОИ И ЧУЖИЕ ДЕТИ • ГОРИЗОНТАЛЬНЫЕ СВЯЗИ В РОДОСЛОВНОЙ • ИСПОВЕДНЫЕ ВЕДОМОСТИ • ОБЩЕЕ И ЧАСТНОЕ •ДРУГИЕ ВИДЫ АРХИВНЫХ ДОКУМЕНТОВ • ЦИФРОВОЙ АРХИВ • ЛИЦА И ИМЕНА


Архивный поиск 

Для выяснения «дальней» истории придется обратиться к архивам. 
Работа в архивах требует времени, терпения, а также – системности. Причем, зависимость «системности» и «времени» – обратно пропорциональная: чем большесистемы будет в ваших поисках, тем меньше времени вы потратите «вхолостую». 
Подспорьем здесь станет ваша родословная схема и те биографические данные, которые вы уже собрали, – они помогут вам сориентироваться, что и где искать. Но в любом случае нужно приготовиться к вдумчивой и кропотливой работе. 

Для того, чтобы восстановить 11 поколений (до 1629 года) своей родословной (а линия, которую я хотел выяснить, связана с Московской губернией), мне понадобилась информация из двух архивов: Центрального исторического архива Москвы и Московской области (ЦИАМ) и Российского Государственного архива древних актов (РГАДА). «Аналоги» ЦИАМ есть во всех регионах России – это областные исторические архивы, которые находятся в соответствующих областных, краевых или республиканских центрах. Именно с этих архивов и нужно начинать. 

Материалы этих архивов группируются по территориальному признаку. Т.е. если ваши далекие предки жили, скажем, в Саратовской губернии, – обращаться нужно именно в саратовский архив; а если они потом перебрались в Москву, то – с определенного времени – уже в московский. 
Материалы ограничены периодом с середины (конца) 18 века до 1917–1918 гг. Поэтому, если захочется «нырнуть» глубже – предстоит поездка (или запрос) в РГАДА. 

Порядок действий 

Фонды большинства архивов для обычных – как мы с вами – граждан совершенно открыты, и пользование ими – абсолютно бесплатно (за исключением случаев, когда вам понадобятся дополнительные, уже платные, услуги: копии документов и т.д.). 
Чтобы заниматься в архиве, требуется паспорт и заявление на имя директора о целях и хронологических рамках вашего исследования. Вам выпишут пропуск в читальный зал (разовый или на срок от 3-х месяцев до года), познакомят с правилами работы с каталогами – и вы сможете самостоятельно заказывать и изучать архивные документы, по мере необходимости консультируясь со специалистами. 

Архивные документы группируются по фондам; внутри фондов – по описям и делам. Необходимо выяснить (у сотрудников читального зала), в каком фонде могут находиться интересующие вас материалы, изучить каталог этого фонда, выписать номера описей и дел, – и уже после этого заполнять бланк заказа. 
Забегая вперед, скажу, что основные виды архивных документов, которые вам понадобятся для родословного поиска, содержатся в фондах церквей и духовной консистории

Следует учесть, что количество материалов, которые вы сможете заказать единовременно, ограничено. В одних архивах – это «физический» объем (в листах), в других – общее количество единиц архивных дел (независимо от их объема). 
Нужно иметь в виду и то, что некоторые из заказанных вами дел по причине плохой сохранности выданы не будут («на реставрации»). Т.е. требуется рассчитывать варианты – и просить выдать максимально возможное количество нужных материалов, тем более что выдачи придется ждать 3–5 дней. Проще говоря, если вы затребовали 2 дела и на оба пришел отказ, – значит, время потеряно, придется делать новый заказ – и опять ждать. 

По мере занятий в архиве у вас будет вырабатываться навык обращения с каталогами и документами. Возможно – своя манера поиска. И, не исключено, интуиция, «нюх» на те материалы, в которых скрыты нужные вам сведения. 

Сохранность документов 

Многие документы в архивах находятся в плохом состоянии, ветхи, нуждаются в переплете – т.е., что называется, «требуют реставрации». На руки они не выдаются. В связи с чем в вашем движении «вверх по дереву» могут возникнуть серьезные затруднения. 
Можно заказать микрофильмы (пленки) с этих документов, – но аппаратура для просмотра микрофильмов очень не нова, к тому же сами пленки часто лишь усугубляют недостатки оригиналов. 

Однако и те дела, что вы получите, могут иметь ряд изъянов. Каких? 
Прежде всего, это «слабые» (выцветшие, плохо читаемые) чернила, а также неразборчивый почерк – писали ведь от руки!.. Рецепт здесь один: запастись терпением. Также пригодится сильная лупа, а если вы читаете в очках – не забудьте взять с собой и их. 
Еще одна трудность связана с «разбором» письма 18–19 веков: начертанием букв и другими грамматическими и синтаксическими нюансами. Впрочем, «причитавшись», вы просто перестанете обращать на это внимание. 

Виды архивных документов 

При всем разнообразии документов, которые можно изучать в архивах, главными для составления родословной являются метрические книги, материалы ревизий (ревизские сказки) и исповедные ведомости

Метрические книги 

Метрические книги – это, говоря современным языком, книги для регистрации актов гражданского состояния. Состоят они – каждая – из трех разделов: о родившихся, о бракосочетавшихся и об умерших. 

В части о родившихся указывались имя родившегося, даты рождения и крещения, имена и отчества (фамилии) родителей (до 1832 г. в метрике указывался только отец новорожденного), их социальное положение и место жительства, а также имена и отчества (фамилии) восприемников (крестных) и место их жительства. 
Дети, рожденные вне брака, отмечались как «незаконнорожденные» и указывалось только имя матери. 

В части о бракосочетавшихся – дата бракосочетания, имена и отчества жениха и невесты, их социальное положение, место жительства, вероисповедание и возраст (полных лет), первым ли браком венчаются, иногда – имена и отчества (фамилии) их родителей. Кроме того, указывались также поручители (свидетели) отдельно по женихе и по невесте – имена-отчества, социальное положение и место жительства. 
Венчание обычно проходило в приходской церкви жениха – это обстоятельство следует учитывать в родословном поиске. Скажем, если кто-то из семьи по женской линии вдруг «бесследно» пропадает, – вывод один: выдана замуж в другой церковный приход, и все события ее дальнейшей биографии будут отмечены уже в другой метрической книге. 

Наконец, в части об умерших указывались имя, место жительства и социальное положение умершего, дата смерти и погребения, для младенцев и детей – кто отец, для женщин – социальный статус и имя мужа; причина смерти (например, «от простуды», «от водяной», – хотя часто и «от поноса» (дизентерии), и «при пожаре», и даже «замерз в нетрезвом виде») и место погребения (как правило, «на приходском кладбище»). 
Насильственные смерти – крайне редки, и в каждом таком случае (как и при подозрении на него) в метриках есть ссылки на документы полицейского расследования. 

Метрические книги составлялись ежегодно и, что важно учесть, по церковным приходам. Другими словами, прежде чем заказать метрику за определенный год, необходимо узнать, к приходу какой церкви была приписана, скажем, та или иная деревня. Это выясняется непосредственно у сотрудников читального зала архива. 
Как правило, в одной архивной книге сшиты метрики нескольких – до 40 и больше – церквей, и объем такой книги – до тысячи рукописных листов! 

Точка отсчета 

Но прежде всего нужно иметь какую-то отправную точку. Такой точкой может быть год и место рождения кого-то из старших родственников – деда, бабушки… Плюс, конечно, имя, отчество и фамилия (для женщин - девичья). От этих данных можно отталкиваться. 

Я начинал с того, что установил за точку отсчета год рождения моего деда – Андрея Евтихиевича Романова, – 1902-й. Место рождения – дер. Кузяево Волоколамского уезда Московской губ. Выяснилось, что Кузяево (в числе еще нескольких деревень) относилось к приходу церкви Казанской иконы Божьей Матери в Яропольце. – Была заказана метрика Казанской церкви за 1902 год – и, внимательно просматривая страницы, я обнаружил запись о рождении деда. Кроме того, я узнал (а раньше не знал) как звали моего прадеда и прабабку – Евтихий Спиридонов и Ксения Алексеева. А в отделе «О умерших» за тот же 1902-й нашел запись о смерти – в возрасте 80 лет, «от старости» – Спиридона Романова, моего прапрадеда! 

Фамилии в метриках 

Нужно иметь в виду, что в метрических книгах (прежде всего это касается крестьян) фамилии употребляются редко. Скажем, моя впервые появляется только в ноябре 1913 года. С фамилиями писались, как правило, солдаты (получили на военной службе) или люди, на которых выправлялись различные документы. Основная же масса – а все «мои» по этой линии до 1861 года были помещичьи крестьяне – обходилась без них. Во всяком случае, в церковных бумагах. 
Впрочем, насколько я могу судить, у крупных помещиков (в моем случае – у гр. Чернышова) крестьяне получали фамилии уже с 1830-х годов – и в ревизских сказках писались с ними. Но в метриках чуть не до конца 19 века все шло по-старому: имя-отчество. 

С этим связана серьезная сложность «вычленения своих» в метрических книгах: фамилий нет, а имена и отчества повторяются и совпадают у многих совершенно разных людей. В этом смысле мне «повезло»: прадед – Евтихий (согласитесь, не самое распространенное имя), прапрадед – Спиридон Романов (т.е. Романович, по отчеству), его отец – Роман Максимов… 
Простые, распространенные имена (как мужские, так и женские – Степан, Иван, Марья, Акулина) отслеживать гораздо труднее. И нужно быть предельно внимательным, чтобы имя не увело вас в совершенно другую семью и родственную линию. 

Дата – и возраст 

Метрические книги – тот биографический документ, который может пользоваться абсолютным доверием в части точных дат. Но – не определения возраста. Скажем, дата смерти Спиридона Романова – 26.6.1902 г. – абсолютно точна, а вот возраст – 80 лет – сомнителен: в метриках за 1822 год записи о его рождении нет. Другими словами, должной сверки не проводилось. Возможно, писали со слов родных: «Сколько ему было? – 80?..» 
В ревизской же сказке за 1850 год возраст Спиридона указан – 21 год. Значит, он был 1829 года рождения? Но в таком случае, было ему по смерти не 80, а 73 года. 

Скажем мягче: иногда возраст, указанный в метриках (например, в записях о браке – в большинстве случаев), соответствует действительности, а иногда – приблизителен. Нужно проверять. Как? – по тем же метрикам или иным источникам, что предполагает кропотливую работу с документами. А как иначе? 

Выписки 

Чтобы не утонуть в объеме информации, черпаемой из метрических книг, и не запутаться в родственных связях (что касается крестьянского мира – там буквально все были в разного рода родстве или свойстве), – необходимо делать выписки, и чем подробнее они будут, тем лучше. Скажем, очень полезно выписывать имена и другие данные восприемников при рождении, поручителей при бракосочетании. Как правило, эти важные роли отводились родственникам – как самым близким, так и дальним; случайных людей или «просто знакомых» здесь (особенно при крещении) не было. Таким образом, сопоставляя различные данные, вы сможете получить обширную информацию о родственных связях или составе семьи. И зафиксировать ее в вашей родословной. 

И еще совет: не «прыгать» по метрикам, а стараться двигаться системно, снизу вверх по родословной лестнице: от деда к прадеду, от него – к прапрадеду и т.д. Напомню: фамилии в метриках редки, и потеряв «мостик», вы рискуете просто не найти своих, запутавшись в именах-отчествах множества людей, в многообразии родственных связей и количестве информации. 

После 1917 года функции церкви по регистрации актов гражданского состояния были переданы отделам ЗАГС администраций городов и районов. 

Ревизские сказки 

Другой вид документов, незаменимых при воссоздании родословной, – это материалы ревизий (народных переписей), которые проводились в России с достаточной регулярностью в течение полутора веков. Всего было проведено 10 ревизий: в 1710, 1742, 1762, 1782, 1795, 1811, 1816, 1834, 1850 и 1858 годах. 

Принцип составления ревизских сказок был иной, чем у метрик: переписывалось податное население (в моем случае – владельческие крестьяне). Другими словами, чтобы заказать нужную книгу в архиве, необходимо знать не церковный приход, а фамилию помещика (а также уезд, волость или стан; а в городах – городские районы, или сороки, – поскольку материалы ревизий структурировались еще итерриториально). В сказке под соответствующей литерой перечислялись принадлежавшие ему села и деревни – и население этих деревень.
Заметим, что владельцы менялись. Допустим, в прежней переписи это был граф Муравьев, а в следующей – уже некий поручик Хозин. Следовательно, должно измениться и направление вашего поиска: нужные материалы будут описаны в каталоге под другой буквой (была «М», стала «Х») и искать их предстоит в других архивных делах. 

Несомненный плюс ревизских сказок – это посемейная (подворная) перепись; т.е. писался весь состав семьи, зачастую включавший несколько поколений, – с указанием степени родства. Есть нюанс: в ревизскую сказку могли не попасть новорожденные (до 2-х лет) дети («в подушном окладе не числились»). 

Какие еще данные указывались в материалах ревизий? – Отмечался возраст членов семьи по предыдущей и текущей переписям. Если кто-то был записан в предыдущей ревизии, а ко времени следующей умирал (или выбывал – например, в связи с переводом в другое место, или призывался в рекруты, был в бегах и т.д.) – эти обстоятельства тоже отмечались с указанием соответствующей даты. 
Впрочем, в материалах ревизий, как и в метриках, при указании возраста нередки неточности. Даже несмотря на то, что сверка с данными предыдущей переписи очевидно проводилась. Доходит иной раз до того, что человек числится умершим, а при следующей ревизии он, как выясняется, жив, и лет ему даже меньше, чем было указано «при смерти»!

Сироты и приемыши 

В ревизских сказках записывались также подворники и приемыши (и это было обычным явлением: люди горели, теряли близких – и находили приют у родственников и соседей). Они писались после основных членов семьи – и среди них, насколько я могу судить, большинство состояли в том или ином родстве или свойстве с хозяином двора.

Были между тем и воспитанники (воспитанницы), хотя ни в материалах ревизий, ни в исповедных ведомостях они никак специально не выделялись. Соответствующие записи можно встретить (и довольно часто) лишь в метриках – в разделах об умерших (где указывался «статус» – например, «воспитанница Московского Императорского воспитательного дома», учетный номер, а также у какой кормилицы была (был)) и о бракосочетавшихся.

Отдать сироту из воспитательного дома кормилице в деревню – было, насколько я понимаю, обычной практикой. Как и взять сироту – очевидно, за это платили, что становилось источником дополнительного дохода. При этом в дальнейшем упомянутый «статус» размывался, и хотя в архивных документах приемыши отмечались, но определить, кто из них «свой», а кто – «чужой» очень сложно. 

Семья «в движении» 

Таким образом, по материалам нескольких последующих ревизий можно наблюдать семью «в движении». Другое дело, что движение это (если ориентироваться только на ревизские сказки) получается дискретным, с интервалами в 15–20 лет. Следовательно, за кадромостаются люди, родившиеся, например, через год после предыдущей ревизии, и умершие за год до следующей (а смертность, особенно детская, была высокой, – хотя рождаемость была на порядок выше). Но это ведь не значит, что их не было вовсе, и мы можем «сбросить их со счетов» в нашей родословной! 

И еще одна – хотя и преодолимая – сложность. Последняя (10-я) ревизия была проведена в Российской Империи в 1858 году. Значит, существует временной «люфт» примерно в полвека (от начала 20 века – до 1850-х годов), через который нужно перекинуть мостик из точных биографических данных, чтобы знать, на что ориентироваться и какую информацию искать в 1858-м… – Здесь каждый должен постараться сам. 

Мой совет при работе с ревизскими сказками тот же, что и в случае с метриками: двигайтесь постепенно, «снизу вверх», от 10 ревизии – к 9-й, 8-й и т.д. 
Материалы 6–10 ревизий (1811–1858 гг.) находятся в областных исторических архивах. 5-й ревизии (1795 г.) в ЦИАМе, например, нет (хотя, «по идее», должна быть, – вот вам еще один «люфт»); а как в других местных архивах – не знаю. За 1–4 ревизиями нужно обращаться в РГАДА. 

Имена 

В архивных документах часто встречаются вещи, которые могут вас озадачить или запутать. Например, нередки случаи, когда несколько детей в семье носили одно имя (как правило, погодки, или, наоборот, старшие – и самые младшие). В моей родословной есть даже пример, когда одно имя – Фома – получили близнецы (запись от 1.7.1831 г., дер. Телегино Волоколамского уезда). Один из них умер в 2-х-летнем возрасте, а другой стал впоследствии отцом моей прабабушки. 

Имена могли совершать своеобразные «кульбиты». Допустим, Варла(а)м вполне мог трансформироваться в Харлама, или Харлампия, – что объяснимо («церковное» имя превратилось в обиходное). Также объяснимо, когда Евдокия (по метрике) становится Авдотьей (в ревизских сказках или иных бумагах), Ксения – Аксиньей, Домника – Домной, Агриппи(пе)на – Аграфеной, – это одни и те же имена, употребленные в разных формах (и разных видах документов). Понятно, наконец, когда Андриан «переписывается» в Андрея. – Но вот когда Петр спустя несколько лет вдруг становится Иваном, приходится только недоумевать. 

Из имен, которые я узнал впервые, мне особенно запомнились Флегонт (мужское) и Сигклитикия (женское). При всей их необычности, имена эти были вполне распространенными. Например, в «моей» волоколамской деревне Блуди Флегонтов было четверо, все – отцы семейств… А теперь представьте, как сложно было разбираться с Флегонтовыми (т.е. -вичами и -внами, их детьми, по отчеству), если детей приходилось 8-10 человек на семью! 

«Свой – чужой» 

Другой фокус: появление в списке семьи новых детей, которые нигде до этого не отмечались. – Эта загадка может быть разрешена просто. Во-первых (если речь идет о ревизиях), дети подросли – и были вписаны в ревизскую сказку (а до определенного возраста могли быть и не вписаны). Кроме того, обычной практикой были вторые и даже третьи браки; замуж брали вдов с их детьми – отсюда и «внезапное» «увеличение поголовья» детей самого разного возраста. 
Включать в родословную сводных братьев и сестер ваших далеких родственников, или нет, как обозначить степень их родства, – вы должны решить сами. 

Вообще, с определением "своих" и "чужих" детей в семье следует быть внимательными. Некоторые ориентируются на возраст родителей (прежде всего, отца) – и рискуют ошибиться. Во-первых, как мы сказали, возраст мог быть отмечен неправильно. А во-вторых, судя по архивным документам, возраст не являлся препятствием для рождения ребенка (впрочем, у женщин предел все-таки был – 50 с небольшим лет). 
Например, мой прадед по отцовской линии в 10-м поколении Ларион Степанов (дер. Хрулево, перепись 1719 года) в 90 лет имел троих сыновей, младшему из которых – Константину – было 14. Следовательно, в год его рождения отцу исполнилось 76! 
Вообще, материалы первых ревизий убеждают: «позднее» – по нашим современным меркам – отцовство было в порядке вещей. Хуже того, 30-летних отцов малолетних детей было чуть не втрое меньше, чем 50-ти и даже 60-летних. 

Косой горизонт 

В связи с этим обстоятельством – замечание, касающееся горизонтальных связей в вашей родословной схеме. Вы можете обнаружить, что годы рождения даже близких родственников (например, двоюродных) «разнесены» на несколько десятков (!) лет. А если сопоставить соседние линии родословной (скажем, по отцу – и по матери), может оказаться, например, что браки заключались между людьми разных поколений! 
Удивляться тут нечему, это – не ошибка и не недосмотр. Во-первых, семьи были большие, и ребенок старшего сына или дочери вполне мог быть старше своего дяди (или тети) – младшего ребенка в семье. 
Кроме того, в течение жизни того же Лариона Степанова (90 с лишним лет) в семье его будущих родственников могло смениться 2–3 поколения, хотя младшие дети обеих этих семей (справедливо оказавшиеся у вас на разных «этажах» родословной схемы) были примерно одного возраста. 

Исповедные ведомости 

Наконец, есть исповедные ведомости – документы, в определенном роде совмещающие достоинства (но и недостатки) метрик и ревизий. Это – посемейные списки бывших у исповеди за определенный год. Велись они – как и метрики – по церковным приходам, и содержат перечень членов семьи с указанием их возраста и степени родства. 
«Традиционные» для всех видов архивных документов неточности с указанием возраста искупаются тем, что списки эти (в отличие от ревизий) ежегодные – и «движение семьи» представлено в них последовательно и совершенно точно. Другое дело, что исследовать полторы сотни книг, детально фиксируя все изменения состава семьи, – дело очень трудное, требует времени и нервов и не всем под силу. Как, впрочем, и вообще занятия в архивах. 

Никаких посредников 

Многие – за недостатком времени и по другим причинам – перепоручают воссоздание своей родословной другим людям. Это тоже вариант. Однако я поостерегся бы начинать с коммерческих организаций, предлагающих родословный поиск, изготовление «фамильных дипломов» и т.п. услуги. Это, мягко говоря, ненадежно, поскольку они все-таки посредники. Те же услуги, что у фирм, можно заказать специалистам архивов. За деньги, разумеется. Но, безусловно, порядок цифр – и, главное, результат и степень доверия к нему – будет совершенно другой. 
Кроме того, несмотря на различные – в том числе действительно уважительные – обстоятельства, я советовал бы каждому, кто по-настоящему интересуется историей своей семьи, хоть раз подержать в руках том метрики с именами своих далеких родных. Чувства, которые вы испытаете при этом, я даже не возьмусь описать словами. 

Общее и частное 

Моя родня по отцовской линии, которой я занимался в ходе архивных исследований, вся была из крестьян. Что, как я понимаю, осложняло задачу. Другое дело, что жили они все поколениями бок о бок – несколько деревень Волоколамского уезда, два церковных прихода, – и это обстоятельство, напротив, мои поиски облегчало. 
Многим людям придется вести розыск по архивам нескольких областей (зависит от мобильности семьи), по нескольким сословиям – дворяне, священнослужители, мещане, мастеровые… Для этих и других категорий российского населения есть свои виды архивных документов, которые тоже предстоит использовать, хотя меня они не интересовали. – Другими словами, мой опыт, конечно, не является «образцовым» с точки зрения охвата всех возможных видов источников. Однако принципы поиска – и основные документы, на которые следует опираться – очевидно, являются общими для всех. 

Еще документы 

Перечислим еще некоторые виды архивных документов, которые вы можете использовать для восстановления своей родословной. 

Брачные обыски и документы к ним. Это письменные акты, совершаемые причтом церкви перед венчанием, где записывались сведения о вступающих в брак: имя, отчество, фамилия, возраст. К ним прикладывались выписки из метрических книг, прошения и разрешения на вступление в брак, сведения о вступающих в брак, копии паспортов, свидетельств и удостоверений. – Содержатся в фондах церквей и казенной палаты. 

Переписные листы. Посемейные списки Первой всеобщей Российской переписи 1897 года. Содержат сведения о месте проживания, фамилию, имя, отчество хозяина двора (дома, квартиры); для всех прочих указывается, кем они приходятся главе семьи; возраст, семейное положение, сословие, место рождения и прописки, отметка об отсутствии или отлучке на время переписи, вероисповедание, язык, образование (и где оно получено), занятие, которое доставляет средства к существованию, отношение к воинской повинности. 
Переписные листы распределены по волостям, селам и деревням: каждый населенный пункт – отдельное дело; города записаны в нескольких делах. – Содержатся в фонде губернского статистического комитета. 

Рекрутские списки. Списки мужчин, годных по состоянию здоровья на военную службу. – Содержатся в фондах воинских присутствий и казенной палаты. 

Формулярные и послужные списки. Документы, знакомящие со служебной биографией человека. Они заводились на каждого, кто занимал «классные», т.е. связанные с чинопроизводством, должности. Круг этих лиц включал тех, кто непосредственно составлял аппарат государственного управления, начиная от крупных государственных деятелей и кончая огромной массой рядовых чиновников, многочисленных деятелей культуры и науки, а также специалистов в разных областях. 

Городовые обывательские книги. Списки домо- и землевладельцев, гильдейских купцов, мастеров, подмастерьев и учеников разных ремесел, именитых граждан и всех остальных жителей города. В обывательских книгах записывались имя, отчество и фамилия обывателя, его возраст, холост, женат или вдов, данные о жене, сведения о детях (имена, пол, возраст), имущественное положение, а также профессиональные и общественные обязанности. 

Статейные списки. Документы полицейского учета, которые составлялись на приговоренных к ссылке или каторге. Обычно в них записывались сведения о фамилии, имени, отчестве, дате рождения, вероисповедании, месте жительства, семейном положении, образовании, сословии, детях и родителях… 

Словом, информации в архивах предостаточно, нужно только определить, какая именно информация вам необходима – и суметь ее «взять». 
Разумеется, используя разные виды документов, можно и нужно проводить «перекрестную сверку» данных, – заодно получая новые отправные точки для дальнейшего поиска. 
Однако следует и понять, что, несмотря на все ваши старания, некоторые данные – по причине отсутствия или плохой сохранности документов, и т.д. – так и останутся неразгаданными вами. Другими словами, движению «вверх по дереву» существует – и однажды наступит – объективный предел. 

Цифра против бумаги 

Работая с архивными документами, опрашивая родных и рассылая официальные запросы – т.е. собирая информацию по родословной семьи, вы можете обнаружить, что тетрадки или блокнота вам уже не хватает. А рисуемое от руки «дерево» – с ветвями двоюродных и троюродных родственников – переросло все возможные бумажные форматы. В этом случае можно систематизировать свой новый архив, переведя его в электронный вид. 

Сошлюсь опять на собственный опыт. Мое «дерево» до сих пор рисуется вручную, но уже на компьютере, в программе Adobe Illustrator. И хотя компьютерное поле тоже не безгранично (чертеж родословной, простирающийся в реальном виде на 6 с половиной метров, пришлось разбить на 4 части-файла), – это дает возможность при необходимости редактировать любые данные, не разводя той грязи и помарок, которые неизбежно возникли бы на бумаге. 

В дополнение к «электронному дереву» есть систематизированный (по годам и видам источников) архив выписок из метрических книг, материалов ревизий, исповедных ведомостей и других документов, рядом с которыми делаются примечания. По сути, это рукописные копии архивных материалов, касающихся моей темы, – еще около 75 страниц таблиц и текстов. 

Лица и имена 

Наконец, есть электронный архив фотографий из моего семейного альбома. Фотографии эти принадлежат 20 веку, «ближней» истории семьи, но, глядя на них, я различаю и дальние поколения моих родных, – людей, которые благодаря моим усилиям вновь обрели пусть не лица, но хотя бы имена